Дом в оползневой зоне

Над обрывом: как в Севастополе застраивают коттеджами опасные оползневые участки

Дом в оползневой зоне

С 4 августа 2018 года вступил в силу российский федеральный закон о внесении изменений в Градостроительный кодекс.

Согласно новым правилам для строительства не надо получать отдельных разрешений, достаточно просто подать уведомление о начале и конце стройки.

Такие правила развязали руки недобросовестным застройщикам, которые активно строят и продают недвижимость, даже несмотря на то, что она буквально может сравняться с землей.

Что может случиться с домами, которые стоят на местности с движущимся грунтом, наглядно проиллюстрировал оползень, который случился 30 июля этого года в Севастополе.

В садовом товариществе «Парус» в Нахимовском районе обрушилось 2 дачных дома с постройками. В результате под угрозой оказались еще 22 участка «Паруса» и 11 соседнего товарищества «Лесовод». Эвакуировали 5 взрослых и 3 детей.

Сразу после происшествия подконтрольные России власти города пообещали разработать стратегию борьбы с оползнями.

Но уже через пару дней вступил в силу закон, который освободил застройщиков от бюрократической волокиты, однако вместе с тем и от необходимости подавать разрешительные документы на стройку.

Каждый год Севприроднадзор публикует мониторинг экологического состояния города. В 2015 году среди прочего был подготовлен детальный список зон, которые подвержены оползням. В него вошли 110 участков, 11 из которых в активном состоянии. Уже в 2017 году их общее количество увеличилось до 120.

Скопление оползней возле мыса Фиолент

Власти разработали отдельно карту оползневых участков. По ней, в частности, можно увидеть, что наибольшее количество оползней сосредоточилось рядом с мысом Фиолент. В экологическом мониторинге указано: побережье в этом районе аж до мыса Херсонес – это участки с возможным риском обрушения.

Карта опозневой сети Севастополя

Оползневые зоны, как правило, находятся рядом с морским побережьем, и, несмотря на опасность таких строений, цены на них отнюдь не низкие. К примеру, на том же побережье выше мыса Фиолент продаются дома на первой береговой линии.

На одном из сайтов по продаже недвижимости разместили продажу коттеджа у «самой кромки моря». Продавец убеждает, что дом расположен на скалистом хребте, на высоте приблизительно 80 метров над уровнем моря.

И хотя скалы производят впечатление надежности, экологический мониторинг говорит об обратном – это побережье в зоне риска. Правда дешевле от этого такие виллы не становятся, за дом просят 26,5 миллионов рублей.

В зоне с повышенной оползневой опасностью продается дом за 26,5 миллионов рублей

Рядом с мысом Фиолент продается еще один дом прямо над обрывом. 200 квадратных метров, 2 гостевых домика и участок в 7 соток с небольшим бассейном и смотровой площадкой – все это продавец выставил за 49,5 миллионов рублей.

Дом на обрыве возле мыса Фиолент продается за 49,5 миллионов рублей

Участки движущегося грунта обозначены и на другом конце Севастополя – в районе Вязовой рощи, рядом с селом Орловка. Чуть выше от отмеченных оползней выставили на продажу недострой на первой линии в садовом товариществе «Мираж».

Оползни в районе Вязовой рощи

За недостроенный дом на 500 квадратных метров просят 12,5 миллионов рублей. В экологическом мониторинге за 2017 год указано, что неподалеку от этого дома произошла оползневая активизация, в результате которой обрушился каменный забор на территории пансионата «Таврида».

Продажа недостроя на побережье в районе Вязовой рощи возле оползневой зоны

На оползневых зонах строить просто нельзя, даже при проведенных противооползневых мероприятиях

​Хотя эти коттеджи и были построены до вступления новых норм строительства, ни в одном из объявлений не сказано ни слова о дополнительном укреплении или стойкости домов к оползням. Архитектор Ольга Вечер считает, что даже противооползневые меры в районах с риском обрушения – не панацея, что уж говорить об их отсутствии:

«На оползневых зонах строить просто нельзя, даже при проведенных противооползневых мероприятиях. Обрушение жилых домов на Северной стороне в Севастополе тому наглядное доказательство. А особняк Дмитрия Киселева на плато Тепсень в Коктебеле – доказательство того, как после проведения противооползневых мероприятий безнадежно изуродован ландшафт в большом радиусе от дома».

Архитектор вспомнила скандал из-за материала о ремонте дачи российского пропагандиста Дмитрия Киселева. Автор статьи, строитель Владимир Мазурин рассказал, что во время реконструкции виллы рабочие повредили горный склон.

Владельцу дачи он советовал укрепить коттедж, иначе тот сползет и повредит другие дома. После выхода статьи главреда газеты уволили, а Киселев лично обвинил строителя в клевете – об этом шла речь в сюжете Крым.Реалии.

До вступления в силу новых правил застройщик обязан был получить градостроительный план земельного участка. Там он обязывался указать зону возможного размещения объекта и ограничения на земельном участке. Помимо этого, требовалось предоставить схему планировки с технико-экономическими показателями объекта.

Теперь же застройщику достаточно уведомить Департамент строительства и архитектуры о намерениях построить здание, где он должен указать этажность, высоту, площадь застройки и отступы от границ земельного участка. В течении недели заявку застройщика рассматривает горадминистрация.

Таким же образом застройщик должен отчитаться о том, что построил не позже чем через месяц после окончания строительства.

Отсутствие декларации на строительство частных домов усилит до максимума существующий хаос в застройке

Отдельные ограничения касаются только исторической местности. Все остальные нюансы – индивидуальная добросовестность и ответственность застройщика. По мнению Ольги Вечер, отмена разрешительной документации на застройку сделает ее просто неконтролируемой:

«Отсутствие декларации на строительство частных домов усилит до максимума существующий хаос в застройке. Крыму грозит тотальная коттеджная застройка.

Декларации, выдаваемые застройщику после получения Градостроительного плана земельного участка (ГПЗУ), делали процесс более или менее контролируемым.

В ГПЗУ можно было прописать всякие ограничения по застройке и требования о необходимости согласовать проектную документацию с определенными службами, с Минэкологии, в частности», – комментирует архитектор.

Источник: https://ru.krymr.com/a/sevastopol-stroitelstvo-na-opolznevih-uchastkah/29644720.html

Жильцы многоквартирного дома в Сочи просят защитить их от оползня

Дом в оползневой зоне

15 июля ночью из-за проливного ливня в садовом товариществе “Макаренко” началась активная подвижка грунтов в сторону жилого 8-этажного дома. 

“Кавказский узел” сообщал, что в декабре 2016 года жильцы многоквартирного дома, построенного в садоводческом товариществе “Макаренко”, провели сход, на котором потребовали от мэрии исполнить решение суда о ликвидации несанкционированного отвала грунта и строительного мусора, который вызвал сход оползня на их дом. Представитель администрации города заявил, что мэрия обжалует решение суда.

В садовом товариществе “Макаренко” возведено более 15 многоквартирных домов. При этом отсутствует благоустроенная дорога к домам, которые располагаются на оползневых склонах.

Семи- и девятиэтажные дома располагаются на земельных участках площадью 5-6 соток, отсутствуют зеленые зоны, зоны отдыха, детские и бельевые площадки. Все построенные дома узаконены решениями судов.

 Сообщение об оползне поступило на смс-сервис “Кавказского узла” в декабре 2016 года. “На первом этаже повреждены несколько квартир. Дом в большей опасности. Власти города (администрация) хотят отключить все коммуникации, не хотят нам помочь.

Говорят, что дешевле дом признать аварийным, чем убрать грунт. Хотя оползень сошел с муниципального участка земли. Пожалуйста, помогите. У нас осталось мало времени”, – написал автор сообщения.

За полгода, прошедшие со времени собрания, ситуация изменилась к худшему. Оползень продолжает разрушать дом. 

“Оползень выдавил двери, окна, стены двух этажей, заполняя грунтом квартиры. Сквозь проломы нескончаемым потоком 9 месяцев идут грунтовые воды. Власть бездействует!”, – написал автор сообщения, поступившего на смс-сервис “Кавказского узла” 13 июля.

На отправленные обращения жильцов дома в мэрию они получили ответ за подписью начальника управления гражданской обороны и защиты населения администрации города Сочи В.Кондратенко.

“В период с 26 декабря 2016 года по 9 января 2017 года активизировались оползневые процессы в районе дома №8б/8 по улице Макаренко Центрального внутригородского района города Сочи. Сошедшие земляные массы достигли окон второго этажа вышеуказанного дома, произошло разрушение наружных несущих стен…

На заседании комиссии принято решение о введении режима функционирования “чрезвычайная ситуация” возникшей в результате оползневых процессов на территории жилого дома, расположенного по адресу: г.Сочи, Центральный район, ул.Макаренко, д.

8Б/8, и прилегающем к нему земельном участке”, – говорится  в ответе, копия которого имеется в распоряжении “Кавказского узла”.

За счет средств из резервного фонда администрации города Сочи в сумме 6 747,4 тыс. рублей организовано проведение работ по ликвидации чрезвычайной ситуации путем устранения несанкционированного отвала грунта и строительного мусора, находящегося на земельном участке, расположенном на земле неразграниченной государственной собственности, говорится в ответе. 

“ООО “Спецтехнострой” вывезено 3350 куб.м оползневого грунта. В целях обеспечения контроля сложившейся ситуацией, в месте проведения работ организован мониторинг развития оползневых процессов, по результатам которого установлено, что оползневые процессы на указанной территории замедлились, однако движение грунта продолжается”, – говорится в ответе. 

В.Кондратенко отмечает. что “по состоянию на 3 мая 2017 года земляные массы достигли окон второго этажа вышеуказанного дома.

Департаментом строительства администрации города Сочи подготовлены документы на заключение нового контракта с подрядной организацией по организации работ по вывозу сошедшего грунта, а также для получения дополнительного финансирования для завершения вышеуказанных работ.

В настоящее время документы, подготовленные департаментом строительства администрации города Сочи, находятся на согласовании в департаменте по финансам и бюджету администрации”.

Что касается решения суда, обязавшего мэрию полностью ликвидировать отвалы, то Кондратенко сообщил, что решение суда не вступило в законную силу. “Правовым управлением администрации города Сочи ведется работа по подготовке апелляционной жалобы на указанное решение суда”, – говорится в ответе.

Живущая в доме, которому угрожает оползень, Ирина Варламова заявила корреспонденту, что жители доведены до отчаянья. “У нас в доме живут старики, дети, инвалиды. Это наше единственное жилище. Как мы переживем эту ночь, неизвестно… Ливень вновь спровоцировал еще большие подвижки, усугубил течь воды, которая точит и рушит наш дом”, – говорит женщина. 

Узаконивание через суды многоэтажных самовольных строений и передача их в собственность застройщику, нарушает права неопределенного круга граждан на безопасную среду обитания и ведет к ЧС, считает лидер общественного градостроительного совета Ольга Козинская.

“Мы многократно говорим об этом чиновникам мэрии, но реакции пока никакой нет. Опасные дома в опасных оползневых зонах продолжают строиться в не предназначенных для этих целей местах, что ведет к ЧС”, – сказала Ольга Козинская.

Светлана Кравченко; источник: корреспондент “Кавказского узла”

Источник: https://www.kavkaz-uzel.eu/articles/306108/

Как барнаульцы живут в оползневой зоне? – МК Барнаул

Дом в оползневой зоне

На улице Фабричной сложилась напряженная обстановка с вероятными оползнями

Земля уходит из-под ног

У самого обрыва за приусадебными участками жилых домов на улице Фабричной стоят фруктовые деревья: раньше на этом месте были соседские сады. Высота склона с живописным видом на Обь кое-где достигает, по оценкам жителей, 90 метров. Последний раз население оползневой зоны отселяли от береговой границы 14 лет назад. Дом Александра Шабанова тогда под снос не попал.

Сейчас от обрыва его приусадебный участок отделяет не больше 20 метров. До других жителей Фабричной — 40, а то и 60 метров. Тем не менее близость к краю не перестает беспокоить барнаульцев. Каждый год склон продвигается вглубь на несколько метров.

К переувлажнению земли приводят не только естественная прибрежная геолокация и дождливые метеоусловия, уверены жители, но и изношенные сети коммуникаций.

«Водопровод прокладывали здесь еще в 1968 году. Порывы случаются регулярно, и мы в таких случаях не знаем, куда бежать.

В городской администрации говорят: «Звоните поставщику ресурсов», а последние ссылаются на то, что этот участок сети ими не обслуживается. Все ремонтные работы мы организуем и оплачиваем самостоятельно.

В последний раз вода до устранения аварии бежала под землю почти неделю», — рассказывает жительница микрорайона ВРЗ Раиса Карпенко.

В горадминистрации утверждают, что водопроводные сети микрорайона переданы на обслуживание ресурсоснабжающей организации по договору аренды. В 2015 году из микрорайона поступило 15 сигналов о порывах на сетях.

От жилых домов в сторону реки и по береговому склону ведет неглубокая колея. Вода из ветхих коммуникаций нашла выход — стекает прямиком в Обь и вносит лепту в увлажнение склона. Сразу несколько оползней случилось здесь в прошлом году.

Жители указывают на середину реки — там из-под воды выглядывают верхушки деревьев. Пласт земли вместе с растительностью погрузился на глубины весной 2015-го. По результатам мониторинга за геодинамическими процессами, опубликованного в государственном экологическом докладе, тогда под воду ушла 1 000 куб.

м земли. Теперь об оползне напоминают трещины вдоль новой границы.

«Оползень образовался в результате интенсивного замачивания берегового склона дождевыми водами в течение всего 2014 года, талыми водами — в 2015-м, а также разрушающей деятельности родниковых стоков у основания склона. Дополнительно образовались многочисленные трещины-заколы далее вглубь на пять метров. Таким образом, продвижение бровки в сторону частного сектора составило 10 метров», — говорится в докладе.

Население оползневой зоны ратует не за дорогостоящее расселение нескольких десятков семей, а за обновление инженерных коммуникаций. По словам жителей, городские власти пообещали выставить обслуживание сетей на аукцион через два года.

Сложно, но не критично

Район ВРЗ, в частности территория бывшей овчинно-меховой фабрики (Фабричная, 29), в последние годы самые проблемные в Барнауле. Оползневая опасность связана в том числе с засыпкой оврага фабрики строительным мусором. Склон стал разрушаться еще больше: очередной оползень случился в апреле 2015 года.

Всего на Барнаульском участке в 2015 году было зафиксировано 12 таких происшествий, а суммарный объем сошедшего грунта составил 6 350 куб. м. Количество зафиксированных оползней по сравнению с 2014 годом осталось, по данным гос-мониторинга, неизменным, зато объем оползневых масс повысился более чем в четыре раза.

Протяженность оползневой зоны в Барнауле — 42 км вдоль Оби и Барнаулки, шириной 200 метров вглубь города.

Барнаульская оползневая станция два раза в год проводит дежурную оползневую съемку, получая информацию о проявлениях опасных геологических процессов и их воздействии на жилые и хозяйственные объекты в оползневой зоне.

Далеко не все эти территории подвержены рискам, утверждает Марсель Гареев, руководитель Барнаульской оползневой станции. Безопасности домов в городе ничего не угрожает, подчеркивают в ведомстве.

«Начало 2016 года выдалось спокойным. Участков, находящихся в зоне повышенного риска схода оползней, в Барнауле нет. Активизация этих процессов традиционно идет в конце апреля — мае. Домам на Фабричной пока оползни не угрожают в силу достаточного расстояния от берега. Можно предполагать, что события будут развиваться в поселках Казенная Заимка, Гоньба.

Здесь процессы идут более активно, русло подмывает основание берега. Дома на границе берегового склона в Казенной Заимке находятся под контролем уже пять лет. Их должны вот-вот снести. Обстановка сложная, но не критичная», — утверждает Гареев. Меры по берегоукреплению, по его оценке, могут достигать в цене миллиардов рублей и применяются в городе локально.

Нужны дотации

Всего в оползневой зоне города находятся 500 жилых домов, сообщают в мэрии Барнаула. При этом в списке на первоочередное переселение — 96 частных домовладений (Ленинский район — 46, Октябрьский — 37, Центральный район — 13), в том числе 24 строения находятся на расстоянии до 10 метров от береговой кромки.

Последний раз масштабное переселение из опасной зоны в Барнауле состоялось при поддержке федеральных дотаций. По постановлению правительства РФ в 1998-2000 годах планировалось отселить из оползневой зоны 6 000 жителей и снести 840 домов.

«В период с 1997 по 2003 год на переселение жителей из оползневой зоны из федерального бюджета было выделено 267 млн рублей, из местных бюджетов — 26 млн рублей. Всего в ходе реализации указанного постановления в оползневой зоне было снесено 606 домов, переселено из нее 815 семей», — сообщают в администрации Барнаула.

С 2005 года федеральные средства на переселение из оползневой зоны не выделяются. С участием краевого бюджета (50 х 50) в 2011 году переселили девять семей, в июле 2013 года за счет городского бюджета — жителей домов на улицах Якутской, 1 и 2, в 2015 году — еще четыре семьи.

«Средств краевого и местного бюджетов явно не достаточно для реализации данных мероприятий. Для решения проблемы в полном объеме необходимо выделение денежных средств из федерального бюджета, целевая программа по предотвращению опасных экзогенных процессов на территории Алтайского края», — добавляют в мэрии.

В зоне риска находятся садовые участки садоводств «Энергетик», «Центральное», «Восход», «Кораблик», «Обь», «Обь-1», «Обь-2». Наиболее сложная ситуация в СНТ «Обь-2», в котором четыре крайних участка рекомендуется срочно ликвидировать. Администрации районов направили владельцам уведомления о запрете строительства и садоводчества в опасной зоне.

Источник: https://brl.mk.ru/articles/2016/07/06/na-krayu-bezdny.html

Ветка права
Добавить комментарий