Если терпила не пришёл на суд 3 раза что делать в этом случае?

Доносчик или ребенок в беде? Что делать родителям, если их дети ябедничают

Если терпила не пришёл на суд 3 раза что делать в этом случае?

Раньше ябеды зачастую становились изгоями. Но последнее время дети все чаще жалуются взрослым на свои проблемы с ровесниками. Что же делать родителям в таких случаях?

Иллюстрация: Марина Савицкая

Вот такое письмо пришло по почте недавно.

Пишет читательница Арина из Украины:

«…появился вопрос по взаимодействию с детьми. А именно — о том, как быть мне и ребенку, если он склонен ябедничать.Мой сын всегда предпочитает привлекать взрослых к решению конфликтов с детьми. Например, мы гуляем с подругой и детьми, у нас сыновья ровесники.

Сын подруги — парень активный и веселый, хулиган, в хорошем смысле этого слова.И он в шутку может сказать сыну какую-то глупость. Сын обижается. И вместо того, чтобы отшутиться в ответ или попросить прекратить, или еще как-нибудь решить конфликт напрямую с приятелем, сын бежит жаловаться его маме и мне.

Я всегда прошу его самого решать такие вопросы: объяснить “мне не нравится, не делай так, пожалуйста” или сказать “сам дурак”, или, на худой конец, “прекрати, а то стукну”. Но он не хочет решать такие вопросы сам.Написать вам меня сподвигла история, которая произошла вчера.

Детей попросили принести в класс сменную обувь. У нас сейчас все еще 25 градусов тепла, в классе жарковато.

Я дала сыну с собой легкие тканевые туфли на липучке (он ходил в подобных в сад 3 года подряд). Они объективно выглядели нормально, не были девчачьими, и вообще он сам их выбрал. Но оказалось, что всем остальным ребятам в классе дали с собой кроссовки, кеды и кожаные туфли. То есть более “крутую” обувь.

Поэтому один мальчик начал смеяться над обувью моего сына. Сын пошел жаловаться учительнице, учительница отчитала мальчика. И сын рассказал мне эту историю и сказал, что он больше в этих туфлях не пойдет. И я дала ему с собой другую “нормальную” обувь.

Простая история, но в ней мне непонятно, как относиться к тому, что ребенок ябедничает.

Я думаю, что дети не любят ябед, и решать вопрос напрямую с обидчиком более правильно с точки зрения уважения окружающих. Вместе с тем решать самому, вероятно, менее эффективно.

Подскажите, пожалуйста, как относиться к “доносам”, если для меня главная ценность школы — это отношения в коллективе?Насколько вероятно, что ябеда интегрируется в коллектив и над ним не станут смеяться еще больше?

Или как убедить ребенка, что такие небольшие проблемы он может и должен решать сам?»

Арина в своем письме также упомянула, что в моем многолетнем блоге про тему ябедничества, кажется, никогда ничего не было. Я повспоминала и поняла, что читательница, по всей видимости, права: действительно, никогда и ничего.

Почему же так? Ведь тема-то важная и наверняка так или иначе, в том или ином периоде развития ребенка волнует многих родителей, а сформировать и проговорить свое отношение к проблеме приходится и вовсе практически всем родителям, даже если их ребенок никогда не ябедничает.

Благодаря Арине я задумалась над этим вопросом и поняла, что причина моего «неписания», по всей видимости, очень проста: далеко не все в этой теме ясно для меня самой. Поэтому предлагаю: давайте сегодня попробуем разобраться вместе.

Полвека назад я росла в мире, где семейное и общественное отношение к доносам и ябедам было вполне однозначным.

Моя бабушка по этому поводу всегда говорила нечто по ощущению средневековое: «Доносчику — первый кнут!» Выражение ее лица при этом было таким сложным, что все было ясно.

Лишь много лет спустя я узнала, что приблизительным истоком этой народной пословицы было российское Соборное уложение XVII века.

Здесь надо понимать, какую эпоху только что пережили все взрослые люди, окружавшие мое взросление.

Моего собственного дедушку арестовывали два раза, оба раза по доносам: один раз в 1934-м (разобрались и выпустили), второй раз перед самой войной (он был видным геологоразведчиком — через два месяца опять выпустили и услали в долгую экспедицию).

После войны его уже не трогали — возможно, лишь потому, что в войну он горел в танке и остался неходячим инвалидом первой группы, хотя и продолжал удаленно работать в бухгалтерии родной геологоразведки. Так что отношение бабушки и ее сверстников к доносам, пусть даже к детским, никакого удивления не вызывало и не вызывает, не так ли?

Я и мои сверстники принимали все это как данность, хотя наша молоденькая первая учительница усиленно пыталась насаждать доносы. Уходя куда-нибудь из класса, она прямо говорила: вот ты и ты будете следить, чтобы детки вели себя хорошо, а кто будет баловаться, тех запишете и потом мне скажете.

Надо сказать, что особого успеха ее тактика не имела, и, возвращаясь, она неизменно слышала от назначенных:

— Все дети вели себя хорошо!

Уважение коллектива казалось потенциальным ябедам важнее.

Однако потихоньку и не на глазах у всех некоторые девочки у нас в классе той же учительнице «стучали», нам это было доподлинно известно и всегда вызывало презрение.

Как ни странно, в этом вопросе у нас существовал половой диморфизм. Если ябедничала девочка, говорили: дура-ябеда! Если мальчик, градус презрения был выше и говорили: подлец! В результате мальчики ябедничали намного реже девочек.

По мере нашего взросления тема вообще закрылась, так как «неуставные» контакты между миром взрослеющих детей и миром взрослых практически стремились к нулю. Все свои проблемы и конфликты мы решали сами, вмешивать в это взрослых казалось просто странным.

Изменилось ли что-то в этой области теперь, по прошествии всех этих лет?

Разумеется, да, и, на мой личный взгляд, изменения очень большие.

Сейчас я попробую для начала просто перечислить все факторы, которые, по-моему, «сыграли» на этом поле.

  1. Родители в целом стали уделять намного больше времени и внимания взрослению собственных детей, а также их социальным проблемам и психоэмоциональному состоянию.
  2. Сгладилась, в какой-то степени ушла в прошлое общественная травма, связанная с политическими репрессиями 30-х и 50-х годов.
  3. Со времен перестройки так или иначе нарастает европеизация значительной части российского общества (по крайней мере городского). В общем потоке перенимаемого — идеи личной ответственности за происходящее вокруг: если ты видишь какой-нибудь непорядок — не игнорируй, но и не бросайся сам махать кулаками, а немедленно позвони или сообщи в соответствующую инстанцию. Они обязаны разобраться.

Как последний пункт касается нашей темы? Да очень просто и прямо. Он фактически диктует: если твоего ребенка обидели в школе и он тебе об этом рассказал, не советуй ему промолчать, «попробовать договориться» или «дать в морду» обидчику, сразу иди к учительнице, к директору или в районо.

Добавьте сюда интернет-возможности, которые на порядок упростили коммуникацию всех со всеми.

Буквально вчера был пример, который меня поразил.

Мальчик-пятиклассник на переменке словесно оскорбил одноклассницу.

Вечером того же дня девочка как-то раздобыла электронный адрес и прислала матери мальчика на телефон подробную письменную претензию с требованием разобраться и принять меры, оформленную так литературно и структурно грамотно (мать мальчика мне ее на приеме вслух зачитала), что хоть сейчас без всякой правки подавай заявление куда угодно. Вполне допускаю, что девочке помогали с оформлением ее родители, но совершенно не удивлюсь, если девочка проделала все это сама.

Мир изменился. Но условное «подсознание» нашего постсоветского общества по-прежнему требует осуждать тех детей, кто в любой форме ябедничает и доносит, и решать большинство текущих социальных проблем самому или уж с помощью друзей.

Однако новые ценности вроде бы требуют привлекать всех: родителей, учителей, «инстанции», общество в целом (см. несколько недавних шумных интернет-кампаний по поводу «ребенка оскорбили в школе»).

А как же в этих обстоятельствах вести себя конкретным родителям? Если их собственный ребенок ябеда? Или если он, наоборот, рассказывает о ябеде-однокласснике и запрашивает отношение к этому явлению своего родителя?

Мое мнение на сегодняшний день такое.

  1. Родителю следует самому определиться. Если сообщать обо всех школьных нарушениях и обидах учителю кажется вам вполне приемлемым и современным — ок. Если вы не хотите знать о происходящем, как не знали о вашей школьной жизни ваши родители и прародители, тоже ок. 
  2. Далее вы в понятной ребенку форме сообщаете ему свое отношение, уточняя, что это отношение именно ваше личное. Вот такой ему достался родитель, который именно так к этому относится. На конкретном текущем примере это будет проделано или теоретически — тут без разницы, главное, чтоб было понятно и не допускало разночтений. Ребенку обязательно нужно знать отношение к вопросу значимых взрослых, а также к чему готовиться ему самому и на что он здесь может рассчитывать: на «доносчику первый кнут» или на то, что если тебя кто-то обидел, то мама всегда выслушает, поддержит, а потом пойдет и разберется с обидчиком.
  3. Если ваше отношение к проблеме дифференцированное, то следует четко и понятно (для ребенка понятно) вслух дифференцировать. Например, если то, что ты видишь или о чем узнала, угрожает жизни и здоровью человека или людей, может привести к травмам или разрушениям, надо немедленно сообщить всем, кто может помочь и предотвратить: учителям, родителям, первому встречному милиционеру. Это я считаю долгом каждого порядочного и ответственного человека. Если речь идет о школьных девчачьих разборках, не сопровождающихся прямым членовредительством, я не люблю ябед, не хочу ничего об этом знать, разбирайся сама и на меня не рассчитывай.

Здесь, конечно, надо понимать (и я понимаю), что любое дифференцирование условно.

Например: приятели и приятельницы девочки-подростка тайком собрались в городской поход — идти на весь день исследовать опасную многоэтажную «заброшку», а девочку с собой не взяли, потому что она трусиха и с ней много возни. Девочка обиделась и настучала на них учительнице, а та позвонила родителям, поход подростков сорвался, и в результате их пропесочили и наказали все, кому не лень.

Была ли угроза жизни и здоровью подростков в этом походе? В общем-то, была. Было ли поведение девочки ябедничеством из ее личной обиды и в конечном счете «девчачьими разборками»? Да, было.

В общем, вопросов здесь явно больше, чем ответов.

Я призываю всех заинтересованных читателей высказаться по теме, может быть, из палитры разных мнений родится какая-нибудь общая современная картина. Мне самой интересно.

Спасибо Арине за поднятую тему.

Источник: https://snob.ru/entry/183513/

Передача уголовного дела в суд

Если терпила не пришёл на суд 3 раза что делать в этом случае?

Как гласит п. 4 ст. 217 УПК РФ, “по окончании ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела следователь выясняет, какие у них имеются ходатайства или иные заявления. При этом у обвиняемого и его защитника выясняется, какие свидетели, эксперты, специалисты подлежат вызову в судебное заседание для допроса и подтверждения позиции стороны защиты”.

ЭТАП ХОДАТАЙСТВ: КАК НЕ СДАТЬ КОЗЫРИ СЛИШКОМ РАНО

Стоит сказать, что момент, когда можно заявить ходатайства, отнюдь не продолжителен. И принять решение о них надо заблаговременно.

Если вы не признаете вины и намерены в судебном процессе отстаивать свою позицию, то на этой стадии я бы не рекомендовал выступать с какими-либо ходатайствами.

Если решили бороться до конца с системой по ее правилам (а ведь других не дано), то сохраните козыри до самого судебного процесса.

Например, обозначив фамилии свидетелей, вы заранее дадите стороне обвинения информацию, которую ей совсем не нужно знать. И тем самым подарите ей время основательно подготовиться. Никто не отнимет у вас право и возможность пригласить свидетелей прямо в суд. И тот не сможет отказать в допросе, если их явка обеспечена. Поэтому не торопитесь раскрывать карты.

Если вы заявите, допустим, эксперта-почерковеда, то сторона обвинения сможет усилить и это место. Ведь не секрет, что следственные органы многие доказательства собирают весьма небрежно, если не сказать халявно.

Разрушить тот или иной их аргумент подчас не так и сложно, если подобрать более квалифицированного специалиста и тщательнее проводить экспертизы.

И лучше это делать уже в суде, а не допускать фальстарта на стадии следствия.

Когда следователь закончил сочинять обвинительное заключение и подписал его, уголовное дело с согласия руководителя следственного органа немедленно отправляется прокурору (ст. 220 УПК).

Но предварительно следователь в очередной раз будет ходатайствовать перед судом о необходимости продлить для вас меру пресечения в виде содержания под стражей, чтобы срок заключения не истек в период хождения дела от следователя прокурору, а от того в суд. На этом заседании вы можете говорить в свою пользу.

Например, о том, что все свидетели уже допрошены и вы не в состоянии на них повлиять, что доказательства собраны и вы не уничтожите их, как бы ни старались, и что содержание под стражей пора заменить на подписку о невыезде или хотя бы на домашний арест. У некоторых это получается.

Но только в случае, если следователь сам не против того, чтобы обвиняемый был на свободе. Если же вы отрицаете вину и готовитесь к битве в ходе рассмотрения дела по существу, то вряд ли хоть один ваш аргумент будет услышан, как и на всех остальных заседаниях, связанных с арестом.

ОБВИНИТЕЛЬНОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ МОЖЕТ РАСКРЫТЬ КАРТЫ СЛЕДСТВИЯ

Решив формальности, следователь направляет дело прокурору. Тот в соответствии со ст.

221 УПК рассматривает поступившее уголовное дело с обвинительным заключением и в течение 10 суток принимает по нему одно из следующих решений: 1) об утверждении обвинительного заключения и направлении уголовного дела в суд; 2) о возвращении уголовного дела следователю для дополнительного следствия, изменения объема обвинения либо квалификации действий обвиняемых или для пересоставления обвинительного заключения и устранения выявленных недостатков со своими письменными указаниями.

Данная статья УПК не позволяет прокурору что-либо изменить в тексте обвинительного заключения. Он может либо утвердить его, либо вернуть дело следователю. Обычно происходит первое.

После утверждения обвинительного заключения прокурор направляет уголовное дело в суд, о чем уведомляет обвиняемого и его защитника. Если обвиняемый содержится под стражей, копия заключения с приложениями вручается ему по поручению прокурора администрацией места содержания под стражей под расписку, которая предоставляется в суд с указанием даты и времени вручения (ст. 222 УПК).

В дальнейшем суд уделяет особое внимание тому, в какое время обвиняемый был ознакомлен с заключением и не были ли нарушены сроки данной процедуры. К таким формальностям у суда особое отношение. Вниманием именно к процедурным деталям, судя по всему, компенсируется игнорирование состязательности – сути судебного процесса. мало кого интересует, но форма законности должна быть выдержана.

В СИЗО заключение обычно привозит следователь, а вовсе не прокурор. Все выглядит буднично. В камере открывается “кормушка”, и представитель спецчасти кричит арестанту: “Иванов! Распишись вот тута!” Иванов расписывается, ставит дату. Через 20 минут может прозвучать снова: “Иванов! Следователь просит тебя новую расписку составить, ты время неправильно указал!”

После получения обвинительного заключения его следует внимательно прочитать. Основной текст не должен отличаться от последнего предъявленного вам обвинения. Их стоит только сличить и перепроверить. Куда интереснее другое. Пункт 5 ч. 1 ст.

220 УПК гласит, что обвинительное заключение должно включать перечень доказательств, подтверждающих обвинение, и краткое изложение их содержания. Согласно ч.

2 той же статьи в тексте обвинительного заключения должны содержаться ссылки на тома и листы уголовного дела.

То есть сторона обвинения (а никак нельзя забывать, что следователь – это и есть представитель обвинения) раскрывает в данном документе большинство своих козырей. Причем делает это в систематизированной форме. Ваша задача – провести серьезный анализ документа.

Исходя из прочитанного, нужно планировать последующий допрос свидетелей и изучение других доказательств по делу. Задача эта непростая и требует недюжинного терпения.

Но если уж решили бороться до конца (да еще и на адвоката нельзя во всем положиться), то других вариантов попросту нет.

ПОЧЕМУ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЕ СЛУШАНИЕ – ФАЛЬСТАРТ

Существует еще один нюанс, важный в течение этого короткого периода. Нужно решить, будете ли вы ходатайствовать о проведении предварительного слушания. Как следует из ч. 3 ст.

229 УПК, его можно заявить после ознакомления с материалами уголовного дела либо после направления дела с обвинительным заключением в суд в течение трех суток со дня получения обвиняемым копии заключения.

Еще раз обращаю внимание на короткие временные промежутки в десять, трое и так далее суток, которыми нельзя пренебрегать.

На предварительном слушании некоторые обвиняемые (перешедшие к тому моменту в статус подсудимых) заявляют ходатайства об исключении тех или иных доказательств, требуют вернуть дело прокурору или вообще прекратить его.

Мое глубокое убеждение: ходатайство о предварительном слушании – такой же фальстарт с напрасной выкладкой козырей стороне обвинения, как и ходатайства следователю после ознакомления с материалами уголовного дела.

А уж прекратить дело или исключить доказательства в ходе предварительного слушания не осмелится ни один суд в РФ.

Один уникальный, на мой взгляд, индивидуум был настолько полон решимости отстаивать свою невиновность и настолько уверен в гнилости всей уголовно-судебной системы, что на предварительном заседании стал ходатайствовать об отводе судьи. Уже после первых его слов он посчитал, что тот настроен по отношению к подсудимому исключительно предвзято, и тут же, в клетке, на коленке нацарапал сие прошение.

– А кто рассматривал это ходатайство? – задавали вопрос вечером того же дня удивленные подобной смелостью его сокамерники.

– Сам судья и рассматривал, – с грустью ответил подсудимый.

– И как, он отвел сам себя?

– Нет, конечно. Рассмотрел мое ходатайство и, совещаясь на месте, постановил, что оно удовлетворению не подлежит, так как мои аргументы не заслуживают внимания.

– А приговор тебе тоже он выносить будет?

– А кто же еще? Конечно, он и будет!

– Ну и ну… Ты же испортил с ним отношения в самом начале процесса. Теперь он даст тебе по бане (то есть полный срок).

– Да пропади они все пропадом! От фамилии судьи не зависит ровным счетом ничего…

С бытовой точки зрения для обвиняемого важно то, что с момента отправки дела в прокуратуру арестант перестает “числиться” за следователем. И тот в силу формальных причин не будет давать разрешения на телефонные звонки и краткосрочные свидания. А доблестные фсиновцы позволят видеться с родными, только если это согласовано со следователем.

У прокурора, как мы уже упоминали, дело находится не более десяти суток. После чего оно переходит в суд, и арестант с того момента “числится” уже за судьей соответствующего суда. И на все заявления и ходатайства, в том числе о разрешении телефонных звонков и свиданий, ответ дает судья.

Как показывает практика, вершащий правосудие разрешает видеться и созваниваться с родными куда охотнее следователя, даже если подсудимый отрицает вину.

Федеральный судья, наверное, считает, что ставить препоны в таком деле – недостойная его уровня мелкая пакость. Ведь он может “подложить свинью” гораздо большего размера, 12 или 14 лет колонии, например.

Так зачем мелочиться? Хотя это, конечно, исключительно мое личное предположение.

Источник: https://www.solidarnost.org/Blog/edmond-dantes/Peredacha_ugolovnogo_dela_v_sud.html

Что не нужно делать, если у вас украли телефон

Если терпила не пришёл на суд 3 раза что делать в этом случае?

Ранее каждый раз, когда я видел сообщения о том, что у человека украли телефон, то всегда задавался вопросом: а зачем? Ну, серьезно, зачем воруют смартфоны если:

  • его можно отследить по IMEI, а смена IMEI явно не бесплатна;
  • на телефоне могут быть установлены блокировки, снять которые так же не бесплатно;
  • есть приложения с режимом «Антивор», которые передают фото, видео и аудио;
  • даже встроенные возможности Android (и, полагаю, iOS) имеют функцию геолокации пропавшего устройства;
  • устройство может иметь особые приметы, которые довольно сложно устранить «бесплатно»;
  • наверняка где-то рядом есть камеры видеонаблюдения, свидетели и т.п.;
  • при продаже краденного за него сложно будет выручить большую сумму денег.

Осознавая все это, я действительно не понимал, для чего же воруют телефоны, если, по сути, их легко найти, а денег на этом не заработать? Не понимал до 8 февраля 2019 года, пока у меня у самого не украли телефон.
Обратите внимание: все нижесказанное отражает лишь мою точку зрения и не является какой-либо инструкцией к действию или бездействию. Хороший адвокат сказал бы, что кражи не было, просто данный гражданин нашел чужое имущество и хотел передать его в полицию на ответственное хранение, но не сразу, а после возвращения из командировки, ссылаясь на Статью 227 ГК РФ «Находка», а еще лучше убедил бы его примириться со мной, но такого адвоката у него нет (забегая вперед скажу, что сначала не было), а есть следующие факты:

  1. Телефон был найден на закрытой частной территории.
  2. Вся территория буквально увешана камерами видеонаблюдения, и они реально записывают (в хорошем качестве, кстати).
  3. Собственник (т.е. я) в течение 20 минут звонил на телефон и включал режим поиска телефона (он начинал звонить и писать на экране что телефон утерян и номер для связи).
  4. Я догнал подсудимого, когда он уехал с нашей территории и рассказал ему все вышеперечисленное + показал геолокацию на ноутбуке.
  5. Он препятствовал деятельности сотрудников полиции, оказывал на меня психологическое давление, а потом и вовсе выбросил найденный телефон «испугавшись ответственности».

А теперь по порядку. Я пошел из офиса на склад (вход с другой стороны здания) и на обратом пути в шутку кинул в жену снежком, в неё не попал, зато попал на новый телефон. В момент броска старый телефон вылетел из кармана и упал на снег в 2-3 метрах от входа в офис. Для нашей фирмы ситуация банальная и ежедневная: кто-то теряет или забывает телефон и бегает, ищет его. Кто-то деньги, кто-то документы, кто-то еще что-то. До этого все случаи объединяло то, что вещь возвращали хозяину и ржали над ним, он ржал со всеми, а завтра мы уже смеялись над новым растяпой.

В этот раз ситуация была другая и телефон мне не вернули ни сразу, ни позднее. После 10 минут поиска жена предположила что его украли, после 20 минут уже многие так считали, а через 30 минут метка на карте начала уверенное движение, причем начала из того места где у нас во дворе были фуры на загрузке. Видели ли мы метку там? Да, видели, но ребята же часто к нам ездят (экспедитор, не водитель), товара на несколько миллионов забирают, куда им этот телефон за несколько тысяч? Это ошибка номер один. Нужно было подходить к ним и у каждого спрашивать, мы же предположили что телефон на складе и геометка ошибочна из-за экранирования стен.

Поняв, что телефон «сделал ноги», я совершил ошибку номер два, поехав один, ошибку номер три, не позвонив в полицию и не сообщив о краже и ошибку номер четыре, не взяв с собой запасной телефон для звонков в ту же полицию.

Приехав на место и точно убедившись в том, что метка на карте соответствует машине предполагаемого похитителя, я совершил ошибку номер пять, подойдя к нему и спросив не находил ли он телефон, а после препираний сделал ошибку номер шесть и показал ему ноутбук с геометкой (нужно ли говорить, что потом телефон вдруг оказался выключен).

Дальше не особо интересно, я съездил в офис, взял телефон жены, поехал назад, вызвал полицию, блокировал выезд из крупного ТЦ до приезда полиции, ездил писать объяснения, много раз ходил в полицию и т.п.

А какие ошибки я сделал еще? Например, не взял квиток о том, что у меня приняли заявление.

Передал фото и видеоматериалы на флешке (то, что её потеряли и походу не найдут лично для меня уже не хорошо и не плохо, но если бы потеряли диск было бы действительно все равно), неверно оценил ущерб (когда полицейские спрашивают «во сколько оцениваете ущерб» им не интересно за сколько можно такой же телефон купить на Авито, им интересно во сколько вы оцениваете этот ущерб). Отдал оригиналы документов на телефон и еще много мелких ошибок.

Последней ошибкой (далее я уже научился не делать их) стало то, что я не попросил дознавателя избрать меру пресечения. В идеале бы домашний арест, но подписки о невыезде тоже хватило бы (сразу хочу отметить, что не могу сказать повлияло бы это или нет, но, возможно, было бы проще).

Дело в том, что я живу в одном городе, а обвиняемый в другом, за 100 км от меня, а еще он работает водителем на междугородних перевозках и, соответственно имеет разъездной характер работы.

Ну, так вот, время-то идет и в середине майских звонят мне из суда и спрашивают, мол, удобно ли вам такого-то числа ко стольки-то часам в суд придти, в качестве потерпевшего. Конечно,- говорю,- удобно, я приду. Отлично, — говорит мне секретарь,- я вам еще смс пришлю сейчас, чтобы не забыли.

Дни идут, приезжаю я в суд к назначенному времени и вот мы уже сидим впятером: судья, секретарь, представитель обвинения и адвокат подсудимого. А самого подсудимого нет, он не приехал. Ему позвонили, на что он сказал, что находится за 2500 км от нас, в командировке и в суд не придет.

Повздыхали мы и нам назначили следующее заседание через несколько дней, чтобы он успел вернуться. А он опять не пришел: забыл. Тут судья уже ругаться стала, что человек не приходит, а сделать она ничего не может, он же не под подпиской. Надежда оставалась на то, что через 2 недели он не явится снова, тогда его найдут приставы и поместят в СИЗО, откуда будут возить на заседания.

Но все обернулось проще: он пришел. Пришел, встретил меня на улице и заявляет: а давай мировую подпишешь мне? Тут я сделаю лирическое отступление: телефон я покупал за 7500 в кредит (рассрочку), стекло за 600 и чехол за 400, значит всего примерно 9000 рублей (может и меньше, но не суть). К новому телефону я так же купил чехол, стекло, все это менее 1000 рублей, а еще я ездил в полицию много раз (тратил бензин, да и флешка не 10 рублей стоит). За вычетом моего времени, которое я не стал оценивать чтобы не наглеть (конечно тысяч 5-10 можно было бы накинуть «за моральные страдания», но человек откровенно туповат и вряд ли бы понял калькуляцию, да и суд не оценил бы) я оценил ущерб в 12 000 рублей, он мне вернул до этого 5000 рублей, а экспертиза сказала что телефон стоит 4700, т.е. формально уже я должен был ему. Ну, так вот, просит он значит мировое соглашение перед судом подписать, а я стою, глазами хлопаю и говорю ему: ты мне мозги два месяца делаешь, не можешь 7000 отдать которые клялся на карту перевести, на основании чего я подписывать что-то буду? А он такой делает глаза кота из «Шрэка» и говорит: в течение недели все отдам. Но его беда заключалась в том, что последнюю ошибку я сделал тремя абзацами выше, поэтому сказал сухо: утром деньги, вечером стулья, а для тебя еще и переведу: деньги до того, как зайдем в зал суда. И ушел. Встретились мы с его адвокатом новым, приятный такой мужик, вежливый, улыбается, как ребенок изумляется сумме требований и т.п. В общем хоть и бесплатный, но явно работает в интересах подсудимого, не то, что предыдущая. Зашли в суд, ответили на стандартные вопросы, в том числе о примирении сторон, я снова отказал. Поговорили о том, почему такая сумма, я все разъяснил (тут ошибки не было, сухо сказал что ему все разъяснил, он согласился и обещал заплатить, но не заплатил), после чего представитель прокуратуры меня поддержал и заявил о том, что озвученная мной сумма это условие потерпевшего. Далее диалог судьи (С), обвиняемого (О) и адвоката (А) в почти дословном пересказе: С: О, вы согласны? О: Да, согласен. С: Переношу заседание на 3 дня, вы передадите потерпевшему деньги? О: Да я постараюсь… С: (перебивает) Тут суд и торговаться с вами более никто не будет, трезво оцените свои силы. А: Мой подзащитный согласен и деньги принесет. О: (неуверенно) да, я… А: (перебивает, твердо): Мой подзащитный принесет деньги. С: Потерпевший, вы согласны? Я: Да, согласен. С: Заседание окончено, выйдите в коридор и ждите повестки.

— в коридоре — Адвокат, улыбаясь во все лицо, начинает доброжелательным голосом монолог в адрес подсудимого: Ты вообще понимаешь, что сейчас происходит? Ты телефон украл, на суд не ходил, потерпевшего обманываешь, тебе предлагают примириться за абсолютно адекватную сумму, а ты кривляешься? Да тебе судья сейчас штраф тысяч 15 выпишет, влепит часов 200 исправительных работ, и ты несколько месяцев это все отрабатывать будешь, а приставы тебе в этом помогут, чтобы ты снова не забыл и в командировку не уехал. А потом еще сыну твоему будут все говорить что его отец вор.

Видимо в этот момент до подсудимого в первый раз дошла полная картина происходящего и все возможные последствия, поэтому он клятвенно заверил меня в том, что перед следующим заседанием отдаст мне деньги. А сегодня было заседание суда, на этот раз последнее. Перед судом мне отдали деньги, я написал расписку и ходатайство о прекращении уголовного дела, он написал ходатайство о том, что не возражает и все это мы отдали судье. У представителей всех сторон уточнили согласны ли они, у меня уточнили добровольно ли я это сделал (не оказывалось ли на меня давление), у подсудимого уточнила о том, понимает ли он что обстоятельства прекращения дела не реабилитирующие и после этого судья всех отпустила, сказав что решение суда всем пришлют по почте, после чего подсудимый начал толкать речь о том, что ему можно ничего не писать, потому что (цитирую) «почтальоны постоянно все путают и меня не находят»… На этом история закончилась. Она началась 8 февраля в районе 16 часов и закончилась примерно в это же время 30 мая, продлившись 111 дней.

А теперь кратко еще раз том, что не нужно делать, если у вас украли телефон:

  • не нужно стесняться спрашивать людей о том, не находили ли они его;
  • не ищите его в одиночку;
  • не бойтесь звонить в полицию;
  • не ездите без запасного телефона;
  • не показывайте улики и не говорите о том, что нашли его (телефон) потенциальному похитителю;
  • не забывайте взять квиток о том, что заявление приняли;
  • не передавайте фото- и видео- материалы на флешках;
  • не думайте о методике оценки ущерба, а говорите как считаете;
  • не отдавайте оригиналы документов;
  • не забывайте попросить назначить обеспечительные меры (чтобы человек не пропал куда).

Писать о том, что делать нужно (причем делать еще до того, как у вас что-нибудь украли) я не буду, на эту тему есть множество полезных статей. Просто знайте, что вокруг по-прежнему есть люди, которые никогда не думают о последствиях и лично я рад тому, что у меня просто украли телефон.

Источник: https://habr.com/ru/post/454190/

«Ушиб фаланги мизинца не должен квалифицироваться как падение в автобусе»

Если терпила не пришёл на суд 3 раза что делать в этом случае?

ONLINE-Новости

​Philips прекратит выпускать бытовую технику 2 комментарии 15:29 Четырех игроков «Ак Барса» вызвали в сборную России +1 комментарии 15:17 Еще новости

Афиша

Поможем детям

  • Чтобы ручка была здоровой

Казанские перевозчики просят ГИБДД не идти на поводу у пассажиров-сутяжников

Ассоциация АТП РТ адресовала в ГИБДД РТ просьбу пересмотреть взгляд на «падение пассажиров» в салоне.

В инспекции, по нашим данным, рассматривают возможность совсем исключить подобные происшествия из числа ДТП, определив их в категорию «нарушение техники безопасности».

Эксперты «БИЗНЕС Online» указывают, что в каждом случае должен разбираться суд — если пассажиров возят «как дрова», кто-то должен отвечать.

Ассоциация АТП РТ опубликовала обращение, которое адресовано республиканской ГИБДД: перевозчики призывают изменить трактовку понятия «падение в автобусе» «БИЗНЕС Online»

Ассоциация АТП РТ опубликовала свое первое в новом году обращение; правда, на сей раз оно касается не повышения стоимости проезда и компенсаций. Транспортники, временно насытившиеся новогодним повышением тарифа, переключились на другие наболевшие проблемы. Обращение адресовано в республиканскую ГИБДД: перевозчики призывают автоинспекцию изменить трактовку понятия «падение в автобусе».

Поводом для обращения стала очередная сводка ГИБДД, из которой ассоциация узнала о розыске одного из своих водителей за якобы оставление места ДТП. «Как правило, пассажир, который ударился о поручень, не обращается ни в полицию, ни к водителю, ни к кондуктору, а через три дня идет в травмпункт, показывает синяк, говорит, что получил травму в автобусе.

Еще нужно разобраться, там ли это было. Тем не менее такое называется серьезным ДТП с ранениями, с оставлением места происшествия по вине водителя автобуса — и подобное попадает в сводку. То есть, если пассажир ударился о поручень, это уже падение получается, а другой юридической трактовки в ГАИ просто нет», — говорится в обращении ассоциации.

Перевозчики подчеркивают, что если водитель знает о произошедшем в салоне «ДТП», то автобус снимают с рейса, на место вызывается скорая и ГИБДД.

Но если ничего не подозревающий водитель продолжает движение, то впоследствии автоматически становится оставившим место ДТП, хотя, как остроумно подчеркивается в обращении, «на самом деле он уехал не с места происшествия, а вместе с местом происшествия». В итоге за полученный пассажиром синяк водителя могут лишить прав. 

Сергей Темляков: «Обращение в травмпункт с ушибом фаланги мизинца через три дня не должно квалифицироваться как падение в автобусе, в результате которого водитель автобуса задним числом оказывается оставившим место ДТП» «БИЗНЕС Online»

В разговоре с корреспондентом «БИЗНЕС Online» председатель ассоциации Сергей Темляков подтвердил, что сейчас готовится официальное письмо в ГИБДД.

«Обращение в травмпункт с ушибом фаланги мизинца через три дня не должно квалифицироваться как падение в автобусе, в результате которого водитель транспортного средства задним числом оказывается оставившим место ДТП», — конкретизировал требование Темляков. По его словам, пассажиры идут на это ради получения страховки,  а в других регионах подобные эпизоды относят к несчастным случаям.

«ГИБДД в этом руководствуется неким внутренним документом: она на него ссылается, однако нам не предоставляет», — говорит председатель ассоциации. Вопрос решается в целом на уровне МВД, и обращаться в кабмин или Госсовет РТ не имеет смысла.

В комитете по транспорту казанского исполкома о данной проблеме говорят уже несколько лет. Как пояснил «БИЗНЕС Online» председатель комитета Айдар Абдулхаков, подобные случаи с падениями пассажиров — это примерно 60% всех ДТП, которые фиксируются в Казани по вине водителей автобусов.

 «Мы не призываем к безнаказанности, не стремимся выгораживать нарушителей, — говорит Абдулхаков. — У водителей и кондукторов есть жесткая инструкция: в случае любых жалоб пассажиров на падение, на получение какой-либо травмы автобус необходимо остановить и вызвать сотрудников ГИБДД для того, чтобы зафиксировать ДТП.

Однако очень часто пассажир не жалуется в автобусе, а вспоминает об этом через несколько дней, в травмпункте. И тогда к водителю приходит полиция, обвиняя его в ДТП, о котором он ничего не знает, — и подобное грозит ему лишением прав.

По логике вещей он не скрывался с места ДТП, это просто несчастный случай, который и оплачивается-то по другой страховке — не КАСКО, не ОСАГО, а страхование ответственности перевозчика. Но водитель, который, возможно, много лет отработал на транспорте, за плечами которого десятки тысяч перевезенных пассажиров, просто лишается работы». 

Подобная практика фиксирования несчастных случаев как ДТП распространена в Казани: строго говоря, ГИБДД просто не видит другой возможности запротоколировать такие случаи, хотя они скорее входят в сферу гражданских споров, а не административных.  

Конечно, все происходящее в автобусах фиксируется видеокамерами, но записи не хранятся вечно — порой найти подтверждение «падения» невозможно. Однако водитель, будь он хоть 100 раз добросовестным, все равно рискует лишиться работы, что в ассоциации перевозчиков считают несправедливым.

В 2019 году в Татарстане по вине водителей автобусов произошло 131 ДТП. В результате 178 человек получили ранения, один погиб «БИЗНЕС Online»

В 2019 году в Татарстане по вине водителей автобусов произошло 131 ДТП. В результате 178 человек получили ранения, один погиб. Для сравнения: в 2018-м было 164 ДТП с 5 погибшими и 135 ранеными.

Эти данные корреспонденту «БИЗНЕС Online» озвучил заместитель начальника ГИБДД РТ Дамир Бикмухаметов. По его словам, каждый такой инцидент становится поводом для административного расследования.

«Мы стараемся разобраться в причинах произошедшего и не всегда приходим к выводу, что виноват водитель автобуса, — заметил Бикмухаметов. — Возможно, пассажир упал, потому что не держался за поручни во время движения.

Бывает и такое, что человек вышел из автобуса и только потом обратился в трамвпункт. Для таких случаев в салонах автобусов и устанавливают видеорегистраторы, чтобы водители в случае чего могли себя защитить. В конечном итоге все подобные случаи разбираются в суде».

Но даже если инцидент произошел по вине водителя автобуса, далеко не всегда его ждет строгое наказание. «Возможно, он просто не увидел, что произошло в салоне, и неумышленно уехал с места ДТП — тогда это доказывается в суде, — заметил Бикмухаметов.

— Одно дело, когда водитель умышленно оставил место происшествия, тогда его привлекут по части 2 статьи 12.27 КоАП, он получит лишение прав до полутора лет или 15 суток административного ареста. Но если пассажир получил травму не из-за водителя, то суд может другое решение принять — по части 1 статьи 12.

27 КоАП назначается ответственность в виде штрафа в размере 1 тысячи рублей».

Что же касается самой инициативы перевозчиков, то сейчас республиканская ГИБДД руководствуется инструкцией по учету дорожно-транспортных происшествий в органах внутренних дел (приводится здесь), которая определяет «падение пассажира» как «происшествие, при котором произошло падение пассажира с движущегося транспортного средства в результате резкого изменения скорости или траектории движения». Падение человека из недвижущегося ТС при посадке или высадке на остановке не является происшествием.

Как сообщают источники нашего издания, в республиканской ГИБДД такой подход к учету ДТП с автобусниками тоже не всех устраивает.

Более того, руководство республиканской Госавтоинспекции уже обращалось в главное управление по обеспечению безопасности дорожного движения с инициативой вообще считать «падение пассажиров» не ДТП, а нарушением техники безопасности. Тогда разбирательство будет идти только между потерпевшим и перевозчиком, без участия ГИБДД. 

Вячеслав Лысаков: «Если это небрежная манера вождения, когда водитель везет пассажиров как дрова, результатом чего становится травма пассажира, то тогда водителя надо привлекать к административной ответственности» «БИЗНЕС Online»

Как пояснил корреспонденту «БИЗНЕС Online» первый зампредседателя комитета Госдумы РФ по государственному строительству и законодательству, лидер партии «Автомобильная Россия» Вячеслав Лысаков, предложение автоперевозчиков Татарстана должно рассматриваться на местном уровне. «Раз есть такая проблема у перевозчиков, они должны обратиться в органы исполнительной или законодательной власти своего субъекта», — рекомендовал он.

«Здесь очень просто проблему решить. Должна быть понятна причина, по которой произошел этот неприятный инцидент. Почему человек упал? Он по разным причинам может упасть и получить травму. А если он получил травму, то за это должен кто-то отвечать, конечно.

Либо человек сам виноват — не держался за поручни, либо… А вдруг случилось экстренное торможение, или это был наезд на какое-то препятствие, или причина кроется в дорожном покрытии — колесо там в яму попало и так далее.

Для того чтобы разделить причину получения человеком некого физического ущерба, достаточно поставить видеорегистратор. Сейчас многие транспортные предприятия так делают. Ставят видеорегистратор, который считывает происходящее в салоне, а также перед движущимся транспортным средством.

Если человек упал, то, конечно, нельзя автоматически водителя увольнять — надо разобраться.

Если впереди идущий автомобиль резко затормозил или кто-то подрезал автобус, а водитель во избежание еще большего ДТП применил экстренное торможение, которое привело к падению пассажира… Виноват в данном случае водитель? Абсолютно не виноват! Он избежал больших возможных травм, потому что такими действиями предупредил возможное ДТП. За что же его увольнять? Ему, наоборот, премию надо выписать!»

Лысаков полагает, что проблема решится в том случае, когда будет понятна причина происшествия.

«Если это небрежная манера вождения, когда водитель везет пассажиров как дрова, результатом чего становится травма пассажира, то тогда первого надо привлекать к административной ответственности. Такое абсолютно справедливо и соответствует здравому смыслу.

Но огульно „бах, упал, водителя наказали“ — подобное неправильно. Это уже зависит от профессионализма руководителя транспортного предприятия», — отметил депутат.

За полученный пассажиром синяк водителя могут лишить прав «БИЗНЕС Online»

По просьбе «БИЗНЕС Online» эксперты оценили обращение ассоциации АТП. 

Владлен Копвиллем — юрист ФАР:

— Такие случаи встречаются сплошь и рядом. Но перевозчики, с моей точки зрения, неправильно формулируют это обращение. Водитель же наказывается не за ушибы, а за то, что уехал с места ДТП. Очень часто получается, что он о данном происшествии даже не знает.

И кстати, не ГИБДД лишает водителей прав за оставление места ДТП, а суд. И именно последний, по идее, должен разобраться в том, что произошло. Конечно, бывают ситуации, когда пассажир обращается в медпункт на следующий день или даже в этот, но позже — через несколько часов.

И в таких случаях он не говорит водителю автобуса, что сейчас упал, или ударился, или еще что-то. И здесь не нанесение травм, они как бы хотят провести такое по другой статье.

Есть статья «Нанесение вреда здоровью», а есть «Оставление места ДТП» — и это совершенно разные статьи КоАП. 

Также вполне возможно, что пассажиры пытаются нажиться на своих легких травмах в общественном транспорте. Самое обидное, что за подобное водителей лишают прав. Ту сумму, которую суд присудит, допустим, за моральный вред, автопредприятие все равно перекладывает на водителя.

И неважно, как это делается — официально или нет, его все равно лишат премии или вычтут из зарплаты. Многие водители не знают своих прав, то, что они могут бороться против таких вычетов.

А лишение прав на один год за то, что водитель уехал с места ДТП, по сути, лишает человека профессии и тем самым обрекают не только его, но и всю его семью на голод.

Альберт Ишбулатов — эксперт страхового бизнеса:

— Конечно же, ответственность всегда ложится на страховщика, если она застрахована, но в каждом случае нужно разбираться в отдельности. Злоупотребления со стороны пассажиров тоже бывают.

Вот на железнодорожном транспорте в последнее время стали происходить такие случаи, когда люди обращаются к нам с травмами и в последующем получают возмещение за причиненный ущерб даже не с одной, а с нескольких компаний.

Говорят, к примеру, что они упали в тамбуре и сломали палец, а потом выясняется, что данный клиент уже был со сломанным пальцем или же сделал это намеренно…

Отправить нам новость

Источник: https://www.business-gazeta.ru/article/453381

Ветка права
Добавить комментарий