Имеет ли право компания банкрот уступать права требования другой компании?

Споры, связанные с уступкой права требования

Имеет ли право компания банкрот уступать права требования другой компании?

В.С. Кокова, Ю.Б. Гонгало

Особенности применения арбитражными судами главы 24                     Гражданского кодекса Российской Федерации.

Главой 24 ГК РФ охватывается регулирование двух институтов обязательственного права: уступка требования и перевод долга. Однако в практике арбитражных судов наиболее распространены споры, связанные с применением норм об уступке требования. В связи с этим предметом настоящего анализа являются, главным образом, дела по спорам, связанным с уступкой требования. 

Цессия (уступка права требования) представляет собой способ частичного правопреемства, в результате совершения которого происходит замена активной стороны обязательства (кредитора) при сохранении самого обязательства.

Цессия выражается в передаче первоначальным кредитором новому кредитору определенного права в силу сделки или на основании закона.

Однако договор, которым оформляется переход права, не носит самостоятельного характера: к нему применяются нормы, регулирующие соответствующий тип отношений (чаще всего о купле-продаже, мене, если договор возмездный; дарении, если договор безвозмездный).

Споры, связанные с уступкой права требования.

1. Уступка требования возможна при условии, если уступаемое требование является бесспорным, возникло до его уступки и не обусловлено встречным исполнением, в котором личность кредитора имеет существенное значение (дело № А60-23721/2003).

ООО “С” обратилось в суд  с иском к ООО “Е”, ООО “У”, о признании недействительным договора уступки права требования.

 Решением суда исковые требования удовлетворены частично.

 Постановлением апелляционной инстанции решение изменено, договор уступки права требования (цессии) в части передачи ООО “У” права требования к ООО “С” признан недействительным, в остальной части иска отказано.

Постановлением ФАС Уральского округа от 12.04.2004 г. №Ф09-918/04 постановление апелляционной инстанции оставлено без изменения.

Как следует из материалов дела, между ООО “С” (заказчик) и ОАО “Р” (подрядчик) заключен договор подряда.

В связи с ненадлежащим исполнением заказчиком обязательств по оплате выполненных работ решением суда по делу N А60-23891/2002, не вступившим в законную силу,  с ООО “С” в пользу ОАО “Р” взыскана сумма долга.

Из содержания условий договора цессии усматривается, что во исполнение договора комиссии (где ОАО “Р” – комитент, а ООО “Е” – комиссионер), ООО “Е” (цедент) уступило ООО “У” (цессионарий) свои права требования к должникам, указанным в приложении N 1 к договору цессии.

В соответствии со ст. 382 ГК РФ право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования). Если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права (ст. 384 ГК РФ).

Всесторонне и полно исследовав имеющиеся в деле доказательства в их совокупности суд апелляционной инстанции обоснованно, в соответствии с положениями ст. ст.

166, 168, 382, 383, 711, 723 ГК РФ пришел к выводу о наличии оснований для признания недействительным договора  уступки прав требований (в сумме, оспариваемой истцом), поскольку действительность уступленного права, его бесспорный характер не подтверждается материалами дела, договор не соответствует требованиям ст. ст. 382, 384 Гражданского кодекса Российской Федерации.

При этом, судом апелляционной инстанции обоснованно указано, что в отношении суммы задолженности право требования оплаты которой уступлено новому кредитору – имеются судебные споры, а решение от 17.01.

2003 Арбитражного суда Свердловской области по делу N А60-23891/02-С1, со ссылкой на которое суд первой инстанции признал договор цессии  в части взысканной судом суммы действительным – в законную силу не вступило.

2. Отсутствие в материалах дела доказательств возмездности договора цессии не является основанием для признания его ничтожным  (дело N А60-6253/02).

Прокурор обратился в суд в защиту государственных и общественных интересов в лице Управления социальной защиты населения МО “Ш” к ООО “Р” о взыскании неосновательного обогащения.

Решением суда в иске отказано в силу недоказанности истцом факта неосновательного обогащения.

Постановлением апелляционной инстанции решение оставлено без изменения.

В постановлении от 18.09.2002 г. №Ф09-2554 ФАС Уральского округа согласился с решением и постановлением по существу, однако указал на необходимость изменения мотивировочной части.

Как следует из материалов дела, между Управлением социальной защиты населения МО “Ш” и ОАО “У” заключен договор поставки, порядок расчетов по которому установлен сторонами  в виде взаимозачета в областной бюджет по погашению налога на имущество за ОАО “У”.

Свои обязательства по погашению налогов в областной бюджет Управление социальной защиты населения исполнило.

Управление социальной защиты населения МО “Ш” (первоначальный кредитор) передало право требования к ОАО “У” (должник) по договору поставки  ООО “Р” (новый кредитор).

Суд кассационной инстанции поддержал позицию судебных инстанций в части того, что переданное право требования возникло из обязательства по договору цессии; поскольку требования заявлены из неосновательного обогащения, а доказательств наличия неосновательного обогащения со стороны ответчика истцом не представлено, вывод об отсутствии оснований для удовлетворения исковых требований по основаниям ст. ст. 1102, 1103 ГК РФ, правомерен.

Однако вывод суда апелляционной инстанции о ничтожности договора цессии ввиду передачи по нему несуществующего обязательства и отсутствия условия о возмездности признан кассационной инстанцией необоснованным в связи со следующим.

 Согласно п. 3 ст. 423 ГК РФ договор предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа договора не вытекает иное. Ни законом, ни иными правовыми актами не предусмотрен безвозмездный характер уступки права требования.

Из существа договора, заключенного между сторонами, также не вытекает его безвозмездность. При вынесении судебных актов судом не были учтены нормы п. 2 ст. 572 ГК РФ, согласно которым обязательным признаком договора дарения должно служить вытекающее из соглашения о цессии очевидное намерение передать право в качестве дара.

Из данного договора цессии  такого намерения не усматривается.

Таким образом, ФАС Уральского округа счел необходимым исключить из мотивировочной части постановления апелляционной инстанции выводы о ничтожности договора цессии в связи с отсутствием в договоре условия о возмездности.

Источник: http://ekaterinburg.arbitr.ru/files/userfiles/CT/pr14.htm

Возможность уступки права требования долга (продажи долга) если должник объявлен банкротом – бухгалтерский учет

Имеет ли право компания банкрот уступать права требования другой компании?

сообщаем следующее: Законодательством не установлены ограничения на заключение договора по уступке долга в связи с банкротством должника.

В Вашем случае Вы можете уступить право требования долга (продать долг) по договору цессии вне зависимости от того, объявлен ли должник банкротом или нет. Причем сделать Вы это можете как до включения в реестр кредиторов, так и после этого.

Согласие должника, долг которого продается, при этом не требуется. Однако должника нужно уведомить в письменной форме о том, что права первоначального кредитора переходят к новому лицу.

Право требования, которое цедент передает цессионарию, является частью его имущественных прав и учитывается в составе активов. Поэтому в бухучете цедента уступку права требования отразите как его реализацию (выбытие) на счете 91 «Прочие доходы и расходы».

Выручка от продажи права требования признается прочим доходом. Она принимается к учету в сумме, установленной договором об уступке права требования.

Выручку от передачи прав в бухучете отражайте по кредиту счета 91 в корреспонденции со счетом 76 «Расчеты с прочими дебиторами и кредиторами», к которому организация вправе открыть отдельный субсчет «Расчеты по договору уступки права требования».

При этом на дату подписания договора цессии в учете сделайте проводку:

Дебет 76 субсчет «Расчеты по договору уступки права требования» Кредит 91-1 – реализовано право требования по договору цессии.

Стоимость права требования, по которой оно учитывается на балансе цедента, отразите в составе прочих расходов по дебету счета 91. При этом на дату подписания договора цессии в учете сделайте проводку:

Дебет 91-2 Кредит 62 (76, 58) – списана с баланса стоимость реализованного права требования по договору цессии.

При поступлении оплаты от цессионария по договору уступки права требования сделайте проводку:

Дебет 51 (50) Кредит 76 субсчет «Расчеты по договору уступки права требования» – получена оплата от цессионария по договору цессии.

Обоснование данной позиции приведено ниже в материалах Системы Главбух

1. Статья:Замена кредитора-резидента на иностранную компанию не нарушает права должника и не влечет за собой недействительность цессии

Проблема

Должник выступил против включения иностранца-цессионария в реестр кредиторов. Наша компания заключила с офшорной компанией договор цессии, по которому мы передали ей право требования суммы займа с должника. Спустя месяц после уступки должник объявил себя банкротом.

Нам важно было защитить сделку по уступке и чтобы новый кредитор (офшорная компания) попал в реестр кредиторов, поэтому мы работали совместно с офшорной компанией.* Сначала от ее имени было подано заявление о включении в реестр кредиторов. Но поскольку это оказался единственный не «продолжниковский» кредитор, должник вступил в активное сопротивление.

Его поддержал управляющий: он возразил против включения нерезидента в реестр, мотивируя это тем, что не допускается без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника (п. 2 ст. 388 ГК РФ).

А в данном случае кредитором стала офшорная компания, что, по его мнению, было существенно для должника, поскольку это накладывает на него дополнительные обязанности по валютному контролю и оформлению паспорта сделки для расчетов с нерезидентом.*

Решение

Доказывание действительности уступки права требования в пользу нерезидента. Наша позиция основывалась на том, что договор займа не является особым видом обязательств, в котором личность нерезидента может повлиять на права и обязанности должника, так как при передаче права требования условия договора займа не изменяются.

* Действительно, для оплаты суммы займа иностранному кредитору должник обязан открыть паспорт сделки. Но данная обязанность является публичной и не связана с появлением у должника каких-либо убытков или иных неблагоприятных последствий частноправового характера. Суд принял нашу позицию и включил кредитора-нерезидента в реестр.

На стадии конкурсного производства управляющий заявил иск о признании договора цессии недействительным по тем же основаниям (п. 2 ст. 388 ГК РФ). Мы вновь сослались на то, что соблюдение валютных требований по оформлению паспорта сделки не изменяет существа обязательства и не влечет для должника неблагоприятных последствий.

*

Результат

Договор цессии с новым кредитором-нерезидентом действителен. Суды согласились с нашей позицией: они не усмотрели в уступке прав нерезиденту нарушений закона или прав должника. Таким образом, в иске о признании договора цессии недействительным было отказано. А новый кредитор-нерезидент был включен в реестр кредиторов (дело № А40-60242/2012).*

Антонина Сеитова, начальник юридического управления ЗАО «Русская Лизинговая Компания»

Журнал «Юрист компании» № 1, январь 2014

2. Статья:Обзор свежих судебных решений

Неоплата уступки прав требования не исключает замену первоначального кредитора

Стороны заключили соглашение об уступке права требования. Новый кредитор подал заявление о замене первоначального кредитора в рамках дела о банкротстве должника. Суды первой и апелляционной инстанций в удовлетворении заявления отказали в связи с тем, что заявитель не представил доказательств оплаты уступаемых ему прав требования.

Кассационная инстанция данный вывод признала ошибочным, поскольку нормами гражданского законодательства не предусмотрено, что действительность цессии зависит от оплаты уступки прав требования.

Поэтому отсутствие оплаты уступаемых по соглашению прав требования на момент рассмотрения спора в суде первой инстанции не могло стать основанием для отказа в удовлетворении заявления о замене первоначального кредитора на его правопреемника*

Журнал «Юрист компании» № 7, июль 2013

3. Рекомендация:Как оформить и оформить и отразить в бухучете уступку права требования

При уступке права требования кредитор (цедент) передает другому лицу (цессионарию) принадлежащее ему право требования от должника исполнения его обязательств. Например, кредитор вправе передать свои права требования, когда должник не может вовремя погасить свою кредиторскую задолженность.*

Основания для уступки права требования

Передать свои права другому лицу кредитор может:

по договору цессии;

на основании закона (например, по решению суда, при реорганизации организации).

Об этом сказано в пункте 1 статьи 382, статье 387 Гражданского кодекса РФ.

Ситуация: можно ли оформить смену единственного учредителя (участника) ООО путем уступки права требования

Документальное оформление

Передача прав от цедента к цессионарию оформляется договором цессии. Договор цессии должен быть заключен в той же форме, что и первоначальный договор (договор купли-продажи, кредитный и т. д.):

в простой письменной форме;

в письменной форме и нотариально заверен (если первоначальный договор регистрировал нотариус);

в письменной форме и зарегистрирован (если сделка, требования по которой уступают, подлежала государственной регистрации).

Об этом сказано в статье 389 Гражданского кодекса РФ.

К договору цессии цедент должен приложить документы, удостоверяющие право требовать от должника исполнения тех или иных обязательств. Это могут быть договоры, накладные, счета-фактуры, акты выполненных работ (оказанных услуг) и т. д.

В договоре цессии нужно указать:

на основании какого именно соглашения возникло то или иное право;

в чем заключается обязанность должника;

перечень документов и сроки передачи документов, удостоверяющих право требования, которые цедент должен передать цессионарию;

другие сведения, касающиеся уступаемых прав.

Такой порядок предусмотрен статьями 385, 389.1 Гражданского кодекса РФ.

Бухучет

Право требования, которое цедент передает цессионарию, является частью его имущественных прав и учитывается в составе активов. Поэтому в бухучете цедента уступку права требования отразите как его реализацию (выбытие) насчете 91 «Прочие доходы и расходы».

Выручка от продажи права требования признается прочим доходом (п. 7 и 16 ПБУ 9/99). Она принимается к учету в сумме, установленной договором об уступке права требования (п. 6 и 10.1 ПБУ 9/99).

Выручку от передачи прав в бухучете отражайте по кредиту счета 91 в корреспонденции со счетом 76 «Расчеты с прочими дебиторами и кредиторами», к которому организация вправе открыть отдельный субсчет «Расчеты по договору уступки права требования».

При этом на дату подписания договора цессии в учете сделайте проводку:

Дебет 76 субсчет «Расчеты по договору уступки права требования» Кредит 91-1
– реализовано право требования по договору цессии.

При передаче имущественных прав у цедента может возникнуть обязанность начислить НДС, если сумма дохода от передачи требования превышает размер самого требования (абз. 2 п. 1 ст. 155 НК РФ). Подробнее об этом см. Как начислить НДС при реализации имущественных прав.

Стоимость права требования, по которой оно учитывается на балансе цедента, отразите в составе прочих расходов по дебету счета 91 (п. 6 и 14.1 ПБУ 10/99). При этом на дату подписания договора цессии в учете сделайте проводку:

Дебет 91-2 Кредит 62 (76, 58)
– списана с баланса стоимость реализованного права требования по договору цессии.

При поступлении оплаты от цессионария по договору уступки права требования сделайте проводку:

Дебет 51 (50) Кредит 76 субсчет «Расчеты по договору уступки права требования»
– получена оплата от цессионария по договору цессии.*

Такой порядок следует из Инструкции к плану счетов (счета 76, 91).

Пример отражения в бухучете уступки права требования. Учет у цедента*

ЗАО «Альфа» 16 марта реализовало товары на сумму 165 200 руб. (в т. ч. НДС – 25 200 руб.). Себестоимость реализованных товаров составляет 120 000 руб.

20 апреля «Альфа» уступила право требования дебиторской задолженности другой организации за 160 000 руб. Эта сумма была перечислена на счет «Альфы» 17 мая.

Поскольку доход от уступки права требования (160 000 руб.) не превышает величину самого требования (165 200 руб.), налоговая база по НДС у «Альфы» не возникает.

Бухгалтер «Альфы» в учете сделал следующие проводки.

16 марта:

Дебет 62 Кредит 90-1
– 165 200 руб. – отражена выручка от реализации товаров;

Дебет 90-3 Кредит 68 субсчет «Расчеты по НДС»
– 25 200 руб. – начислен НДС при реализации товаров;

Дебет 90-2 Кредит 41
– 120 000 руб. – списана себестоимость реализованных товаров.

20 апреля:

Дебет 76 субсчет «Расчеты по договору уступки права требования» Кредит 91-1
– 160 000 руб. – отражена уступка права требования;

Дебет 91-2 Кредит 62
– 165 200 руб. – списана стоимость реализованной дебиторской задолженности по договору уступки права требования.

17 мая:

Дебет 51 Кредит 76 субсчет «Расчеты по договору уступки права требования»
– 160 000 руб. – поступили деньги от цессионария по договору уступки права требования.*

Сергей Разгулин, действительный государственный советник РФ 3-го класса

4. Рекомендация:Как оформить и отразить в бухучете и при налогообложении приобретение права требования по договору цессии

При уступке права требования кредитор (цедент) передает другому лицу (цессионарию) принадлежащее ему право требования от должника исполнения его обязательств. Например, кредитор вправе передать свои права требования другому лицу, когда должник не может вовремя погасить дебиторскую задолженность.

Заключение договора и уведомление должника

Приобретая права требования, цессионарий заключает с цедентом договор цессии. Подробнее о том, как его оформить, см. Как цеденту оформить и отразить в бухучете уступку права требования. Согласие должника, долг которого покупает цессионарий, при этом не требуется.

Исключением являются случаи, предусмотренные договором или законодательством (например, когда уступается требование по обязательству, в котором личность кредитора имеет значение (при возмещении вреда, причиненного здоровью)).

 Должника нужно уведомить в письменной форме о том, что права первоначального кредитора переходят к новому лицу.*

Если должник не будет письменно уведомлен о переходе права требования к новому кредитору и выполнит свои обязательства перед старым кредитором, новый кредитор не вправе требовать от должника погашения долга.

Об этом сказано в статье 382 Гражданского кодекса РФ.

Уведомить должника о смене кредитора может как цедент, так и цессионарий. При этом надо учитывать следующее.

Если уведомление о переходе права получено от первоначального кредитора, то должник должен исполнить обязательство перед новым кредитором безо всяких доказательств перехода прав.

Но если уведомление поступит от нового кредитора, то должник может не исполнять обязательство до тех пор, пока новый кредитор не докажет перехода прав к нему.*

Такой порядок установлен в статье 385 Гражданского кодекса РФ.

Формы, по которой нужно уведомить должника, законодательно не установлено. Поэтому составить такой документ можно в произвольной форме.

Андрей Кизимов, заместитель директора департамента

налоговой и таможенно-тарифной политики Минфина России

08.04.2015г.

С уважением, Ольга Пушечкина,

Ваш персональный эксперт.

Источник: https://www.glavbukh.ru/hl/90218-vozmojnost-ustupki-prava-trebovaniya-dolga-prodaji-dolga-esli-doljnik-obyavlen-bankrotom-

Цессия ничтожна, если компания уступила другой компании право по цене выше рыночной

Имеет ли право компания банкрот уступать права требования другой компании?

Уступка права требования юридическим лицом другой организации признается дарением, если рыночная стоимость имущественного права намного ниже номинальной. К такому выводу пришел ВС РФ в Определении от 01.12.2015 № 305-ЭС15-5505 по делу № А41-42963/2013.

Суть дела

Организация была объявлена несостоятельной.

Один из кредиторов должника — открытое акционерное общество (далее — компания) заключило договор цессии с обществом с ограниченной ответственностью (далее — общество), согласно которому компания (цедент) передала обществу (цессионарию) права требования к организации (далее — третье лицо) в размере 270 164 502 руб.

21 коп. Уступленный долг возник на основании трех договоров подряда и был подтвержден вступившими в силу судебными решениями. Общество обязалось уплатить компании за переданное право требования 265 000 000 руб.

В случае просрочки цессионарием исполнения указанного обязательства цедент по условиям соглашения имел право в одностороннем внесудебном порядке отказаться от исполнения договора с возвратом всего полученного по нему. Стороны также пришли к соглашению, что проценты за пользование чужими денежными средствами в соответствии со ст. 395 ГК РФ начислению и уплате не подлежат.

Денежные средства от должника в рамках производства по делу о банкротстве общество не получило и, в свою очередь, не оплатило переданное право. Компания подала иск о взыскании с цессионария вознаграждения, предусмотренного договором цессии.

Судебное разбирательство

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении иска цеденту (далее — истцу) в связи с тем, что договор цессии является притворной сделкой.

Общество (далее — ответчик) представило заключение специалиста, согласно которому величина рыночной стоимости уступленных прав на момент заключения соглашения о цессии в рамках доходного подхода составила 4 651 000 руб.

Истец не смог доказать, что в результате заключения спорного договора ответчик получил какие-либо выгоды в рамках иных отношений между сторонами.

Компания и общество, по мнению суда, действуя разумно при заключении соглашения, не имели оснований допускать возможности восстановления платежеспособности третьего лица либо наличия у него реальной возможности рассчитаться по долгам.

Следовательно, стороны не могли не осознавать, что реальная стоимость уступаемых имущественных прав многократно ниже указанной в договоре. Исходя из этого, суд заключил, что приобретение ответчиком требований к несостоятельному должнику (банкроту) по номинальной стоимости имело признаки дарения.

Подтвердили данную точку зрения и открывшиеся в ходе судебного разбирательства факты.

Между компанией (исполнителем) и обществом (заказчиком) был заключен договор об осуществлении исполнителем технологического присоединения энергопринимающих устройств заказчика к электрическим сетям для электроснабжения многофункционального торгового делового и развлекательного центра. Стороны вели переговоры о прекращении обязательств отступным.

Общество должно было предоставить имущество (объекты электросетевого хозяйства) в качестве отступного за прекращение всех обязательств перед компанией. Соглашение об этом не было подписано сторонами, поскольку ответчик уклонялся от предоставления информации для проведения оценки имущества.

Суд посчитал, что спорный договор уступки прав (требований) заключался с целью прикрыть сделку по передаче компании принадлежащих обществу объектов электросетевого хозяйства. Таким образом, договор цессии был признан притворной сделкой (ст. 170 ГК РФ), прикрывавшей запрещенный законом договор дарения между двумя организациями.

В апелляционной инстанции решение суда было оставлено в силе.

Цессию суд округа признал возмездной, так как соглашение сторон содержало условие о цене передаваемых прав. Несоответствие размера встречного предоставления объему передаваемых прав само по себе не могло являться основанием для признания ничтожным соглашения о цессии, заключенного между коммерческими организациями.

При оценке договора об уступке права (требования) он предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа договора не вытекает иное. Квалификация договора об уступке права (требования) как договора дарения возможна лишь при установлении намерения безвозмездно передать право (п. 9 информационного письма Президиума ВАС РФ от 30.10.

2007 № 120 «Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации»). В связи с тем что договор дарения подразумевает безвозмездный характер предоставления имущества или прав, вывод о ничтожности спорного соглашения ошибочен.

Кроме того, суд указал, что в силу свободы договора определение условий договора осуществляется по усмотрению сторон (п. 3 ст. 423 ГК РФ).

По мнению первой кассации, нижестоящие суды также не учли, что договор цессии сам по себе, в силу своей правовой природы, не может являться притворной сделкой, прикрывающей дарение между компаниями. Вывод о наличии связи двух договоров был сделан без исследования всех документальных доказательств в их совокупности и без установления истинных причин и целей участников спора.

Суд округа отметил также и тот факт, что в рамках рассмотрения дела в первой инстанции не обозревался оригинал заключения независимого оценщика.

Между тем указанный документ, положенный в основу выводов судов первой и второй инстанций, был не авторизован (в нем отсутствовали сведения о предоставлении прав на составление заключения) и не заверен в установленном порядке.

Кроме того, заключение оценщика не содержало печатей составившего его специалиста. Представленный документ был принят в качестве надлежащего доказательства без оценки его содержания и оснований составления.

Перечисленные нарушения привели к тому, что судебные акты нижестоящих инстанций были приняты с нарушением закона. Суд округа отправил дело на новое рассмотрение.

Позиция Верховного Суда РФ

Верховный суд РФ оставил в силе решение суда первой инстанции и определение арбитражного апелляционного суда, отменив постановление, принятое в кассации.

Судьи согласились с тем, что договор цессии был притворной сделкой, имеющей признаки дарения, запрещенного между юридическими лицами.

Стороны при заключении соглашения не имели оснований допускать восстановления платежеспособности третьего лица либо наличия у него реальной возможности рассчитаться по долгам.

Таким образом, судами сделан правильный вывод о том, что приобретение ответчиком, осуществляющим гражданские права разумно и осмотрительно, требования к несостоятельному должнику (банкроту) по номинальной стоимости, по сути, является дарением.

Подверглись критике и действия суда округа по непосредственному исследованию имеющихся в деле доказательств. Пределы рассмотрения дела в арбитражном суде кассационной инстанции установлены АПК РФ.

Так, суд округа проверяет законность решений, постановлений, принятых в первой и апелляционной инстанциях, устанавливает правильность применения норм материального и процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта.

Кроме того, суд кассационной инстанции проверяет, соответствуют ли выводы судов нижестоящих инстанций о применении нормы права установленным ими по делу обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам.

В то же время суд округа не вправе устанавливать обстоятельства, которые уже были установлены в рамках первой или апелляционной инстанции, а также предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства. Следовательно, решение вопроса о достоверности заключения оценщика не входило в компетенцию суда округа. Он был вправе оценивать лишь соответствие судебных актов нормам законодательства.

Иное позволяло бы суду кассационной инстанции подменять суды первой и второй инстанций, которые самостоятельно исследуют и оценивают доказательства, устанавливают фактические обстоятельства дела.

Источник: https://www.eg-online.ru/article/302224/

Вс рф разъяснил правила замены кредиторов и должников в обязательствах

Имеет ли право компания банкрот уступать права требования другой компании?

Гражданский кодекс предусматривает два вида перемены лиц в обязательстве: переход прав кредитора к другому лицу, то есть замена кредитора, и перевод долга – замена должника (гл. 24 ГК РФ). В любом из этих случаев должны соблюдаться права как новых, так и предыдущих кредиторов и должников.

На обеспечение защиты их прав и направлено Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2017 г. № 54 “О некоторых вопросах применения положений главы 24 ГК РФ о перемене лиц в обязательстве на основании сделки” (далее – Постановление).

К наиболее важным разъяснениям Суда можно отнести следующие.

Уступка требования (§ 1 гл. 24 ГК РФ).Под уступкой требования понимается переход прав, принадлежащих на основании обязательства первоначальному кредитору (цеденту), к новому кредитору (цессионарию) по договору (п. 1 ст. 382, п. 1 ст. 388 ГК РФ).

К договору об уступке требования применяются положения гражданского законодательства о соответствующем виде сделки, отметил ВС РФ.

Так, при уступке требования по договору купли-продажи цедент, который в этом случае является продавцом, должен передать требование свободным от прав третьих лиц (по смыслу п. 1 ст. 460 ГК РФ).

В случае неисполнения им этой обязанности цессионарий (покупатель), который не знал и не должен был знать о наличии прав третьих лиц, вправе требовать уменьшения цены или расторжения договора (абз. 3 п. 1 Постановления).

В случае, когда уступается требование по сделке, требующей государственной регистрации, сам договор об уступке тоже должен быть зарегистрирован (п. 2 ст. 389 ГК РФ). Значит, именно с момента регистрации он считается заключенным для третьих лиц (п. 3 ст.

433 ГК РФ). Однако отсутствие регистрации договора не влечет никаких негативных последствий для должника, который был письменно уведомлен цедентом об уступке требования и на этом основании предоставил исполнение цессионарию, подчеркнул Суд (п.

2 Постановления).

По общему правилу, новый кредитор может получить меньше прав, чем было у первоначального – в случае уступки права требования в части (п. 2-3 ст. 384 ГК РФ). Уступить же ему больше прав, чем имеет сам, первоначальный кредитор не вправе.

Однако объем прав цессионария все же может увеличиться – в связи с его особым правовым положением, например если на него распространяются нормы Закона РФ от 7 февраля 1992 г. № 2300-1 “О защите прав потребителей”, считает ВС (абз. 2 п.

4 Постановления).

Поскольку закон позволяет уступать не только уже существующее, но и будущее требование (ст. 388.

1 ГК РФ), Суд посчитал нужным разграничить такое будущее требование, которое переходит к цессионарию с момента возникновения, и требование, по которому не наступил срок исполнения (например, требование займодавца о возврате займа до наступления срока возврата), – оно передается в момент заключения договора об уступке (абз. 2 п. 6 Постановления). Причем если впоследствии уступка будущего требования не состоялась из-за того, что уступаемое право не возникло, цедент несет ответственность за неисполнение договорных обязательств. Аналогичное правило действует и в случае невозможности перехода требования по причине того, что оно прекратилось или принадлежит другому лицу – цедент также не освобождается от ответственности за неисполнение договора, отметил ВС РФ (п. 8 Постановления).

Целый раздел Постановления посвящен допустимости уступки требования, в частности – без согласия должника на переход требования к другому кредитору.

Оно, напомним, требуется только в прямо предусмотренных законом случаях (например, п. 2 ст.

388 ГК РФ) и при включении соответствующего условия в договор, но и в этом случае признать сделку по уступке недействительной непросто (п. 2 ст. 382, п. 3 ст. 388 ГК РФ).

Тем не менее, если уступка требования по неденежному обязательству без согласия должника делает его исполнение более обременительным, должник вправе исполнить данное обязательство цеденту, отметил Суд (п.

15 Постановления).

В случае, когда переход требования не признан обременительным для должника, но требует от него дополнительных затрат, соответствующие расходы должны возмещаться цедентом и цессионарием солидарно.

Помимо перечисленного, в Постановлении уточняются также порядок надлежащего уведомления должника об уступке требования и особенности предъявления возражений должника против требований новых кредиторов.

Перевод долга (§ 2 гл. 24 ГК РФ).Согласно закону перевод долга производится – с согласия кредитора – по соглашению между первоначальным должником и новым должником.

В обязательствах, связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, перевод долга может быть произведен также по соглашению между кредитором и новым должником, который принимает на себя обязательство первоначального должника (п. 1 ст. 391 ГК РФ).

При этом возможны два варианта перевода долга по обязательству сторон, связанному с предпринимательской деятельностью (п. 26 Постановления):

  • кумулятивный – первоначальный и новый должники отвечают перед кредитором солидарно;
  • привативный – первоначальный должник выбывает из обязательства.

В случае, когда из соглашения сторон непонятно, какой вариант перевода долга ими согласован, ВС РФ предлагает исходить из презумпции выбытия должника (п. 27 Постановления). Если же неясно, о чем договорились новый должник и кредитор: о кумулятивном переводе долга или поручительстве, следует считать их соглашение договором поручительства.

Процессуальные вопросы. Поскольку смена лиц в материально-правовых отношениях предполагает процессуальное правопреемство, ВС РФ дал ряд разъяснений, касающихся перемены лиц как в период рассмотрения спора в суде, так и на стадии исполнительного производства. 

Также Суд отметил, что содержащаяся в договоре первоначального кредитора и должника арбитражная оговорка сохраняет силу при смене кредитора, а обязательный досудебный порядок считается соблюденным в том числе в случае, когда претензия была направлена должнику первоначальным кредитором до уведомления о состоявшемся переходе права, а исковое заявление подано новым кредитором (п. 31-32 Постановления).

Источник: http://www.garant.ru/news/1156574/

Цессия по обязательным платежам в деле о банкротстве: нововведения законодательства

Имеет ли право компания банкрот уступать права требования другой компании?

Уступка права требования (цессия) является давним инструментом гражданского права. Российское законодательство всегда рассматривало данный вид перемены лиц в обязательстве, но оставляло всегда значительные пробелы в соответствующем разделе.

Однако активизация гражданских отношений, произошедшая в 90-х годах, позволила расширить круг возможностей по использованию цессии в предпринимательской деятельности.

С течением времени удобство данной нормы, повышающей эффективность деятельности, оценили все субъекты гражданского оборота.

Действительно, наличие отложенного платежа, например, дебиторской задолженности, для организации, действующей в реальном секторе, не всегда удобно, поскольку требует дополнительных затрат и усилий для взыскания.

С другой стороны, многие финансовые структуры готовы взять на себя вопрос получения денежных средств.

В рамках одного обязательства можно применить механизм замены кредитора, и все стороны удовлетворят свои потребности, денежный оборот также не приостановится.

Вопрос об уступке права требования регулируется первой частью Гражданского кодекса РФ, главой 24. Так, согласно ст. 382 ГК РФ право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона.

Таким образом, фактически меняется состав лиц в обязательстве – одного кредитора заменяет другой. Указанный способ перемены лиц в обязательстве оформляется посредством двустороннего договора, в котором передающая право сторона – цедент, а приобретающая его – цессионарий.

Подобные договоры регулируются гражданским законодательством, хотя Гражданский кодекс РФ не содержит отдельных глав о порядке заключения и исполнения таких сделок, что означает применение общего порядка.   ФЗ «О несостоятельности «банкротстве)» не ограничивает сторон в отношении заключения договора цессии.

В рамках указанных правоотношений происходит замена кредиторов в реестре, продажа долга должника, поскольку речь идет именно о гражданских обязательствах. Порядок оформления передачи соответствующих прав отработан за восемь лет действия настоящего закона.

  Но в деле о несостоятельности (банкротстве) обязательно присутствует еще один участник – уполномоченный орган, которым в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 30.09.2004г. №506 является Федеральная налоговая служба.

Круг вопросов, который решает уполномоченный орган, также определен – фактическое представление интересов Российской Федерации в деле о банкротстве. Кроме того, налоговый орган является кредитором по обязательным платежам.

Также уполномоченный орган, при наличии задолженности по оплате налогов, имеет возможность подавать заявление о банкротстве организаций.   На практике получается именно так, что первые долги, которые появляются у организации – это налоговые обязательства.

В этих целях уполномоченным органом в делах о банкротстве стала ФНС РФ, способная избавлять экономику от недействующих юридических лиц и получать какие-то денежные средства для погашения обязательных платежей.

Подобная функция, безусловно, необходима и оправдана, однако нельзя забывать, что заявитель в деле о банкротстве оплачивает расходы на ведение процедуры. Сюда включается расходы на вознаграждение арбитражного управляющего, публикацию сведений о банкротстве, госпошлины, расходы на привлеченных специалистов и т.д. Простой подсчет расходов на ведение процедуры банкротства выявляет значительный расход федеральных денежных средств. И вот уже внутренними актами Министерство экономического развития РФ ограничило ФНС РФ в подаче заявлений о признании несостоятельными отсутствующих юридических лиц.

Участие уполномоченного органа в деле о банкротстве проявляется во включении его в реестр требований должника. Изначально, подобные требования, включенные в реестр, должны погашаться из стоимости имущества должника пропорционально между всеми кредиторами одной очереди. Именно таким образом кредитор может получить удовлетворение по существующей задолженности.

Но практический опыт ведения процедур показывает, что требования кредиторов в среднем погашаются в размере, не превышающем 7%. Таким образом, уполномоченный орган в крайне редком случае может ожидать расчета по задолженности.

  И если конкурсные кредиторы в деле о банкротстве могут избавляться от подобной задолженности с помощью уступки права требования (цессии), то уполномоченный орган таких возможностей до соответствующих изменений в законе не имел. Действительно, нередко существуют некие лица, которые заинтересованы в приобретении дебиторской задолженности.

Ведь размер требования конкурсного кредитора определяет объем для принятия решения, следовательно, кредитор со значительной задолженностью может управлять предприятием-банкротом.

То есть размер кредиторской задолженности – вопрос не только финансовый, но и политический, что зачастую обеспечивает смену кредиторов по гражданским обязательствам в деле о банкротстве.   Но цессия имеет место быть только для обязательств, гражданских правоотношений.

Обязательные платежи, кредитором по которым является ФНС РФ, относятся к финансовой сфере и не предполагают такого свободного изменения сторон правоотношений. Согласно ст. 45 НК РФ налогоплательщик обязан самостоятельно исполнить обязанность по уплате налога, что пресекает возможности передачи права по погашению задолженности по обязательным платежам. Но и налоговая служба страдает от такого ограничения, наращивая долги в бюджете.

Договор цессии

В связи со значительными затратами на проведение процедур банкротства предприятий, были внесены изменения в законодательство о банкротстве Федеральным законом №296-ФЗ от 30.12.2008г., содержащее в себе новшество для права в целом. Так, одновременно были введены в действие статьи 71.1., 85.1, 121.1, 129.

1 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», которые предусматривают возможность погашения учредителями (участниками) должника, собственником имущества должника – унитарного предприятия и (или) третьим лицом задолженности по обязательным платежам в ходе какой-либо процедуры банкротства.

Последствием погашения требований должника учредителем или третьим лицом является замена налогового органа на нового кредитора в реестре требований кредиторов. В данном случае законодатель внедрил способ, позволяющий совершить некий аналог цессии по обязательным платежам в рамках дела о банкротстве.

  Если рассмотреть непосредственно процедуру подобной уступки права, то можно выявить следующие особенности. Конечно, нигде в законе при погашении требований налогового органа учредителем или третьим лицом не упоминается термин «цессия».

Обуславливается такое маневрирование в понятиях просто – подобные отношения, относящиеся к ведению финансового права, нельзя прямо назвать цессией, но именно такой характер они и имеют. Более того, законодательно предусмотрено отсутствие какого-либо гражданско-правового акта в основании указанного действия.

Так, если  уступка права по гражданским обязательствам должна быть оформлена соглашением, то погашение требований налогового органа участником или третьим лицом в деле о банкротстве в основании своем имеют только судебный акт. В данной случае нет необходимости в оформлении какого либо дополнительного документа.

Следует также отдельно рассмотреть порядок подобного погашения требований налогового органа, поскольку он также является новаторским для законодательства. В данном случае действительно потребовалось связать в один процесс нормы гражданского и финансового права, с тем, чтобы соблюсти интересы всех участников.

Цели для каждого из субъектов данных правоотношений разные, например, налоговому органу важно, чтобы требования к должнику в полном объеме были погашены любым лицом. Поскольку налоговая инспекция не может характеризоваться аффелированностью или другой зависимостью с возможным приобретателем прав, то ее согласие не так важно.

Лицо, выразившее желание погасить требования налоговой инспекции также имеет задачи вполне конкретные – исполнение обязанности по передаче соответствующего долга налоговой инспекцией и включение в качестве кредитора в реестр.

Должник в данном случае не может иметь никаких интересов, поскольку требования, установленные арбитражным судом, уже существуют и еще не погашены. Следовательно, должнику, как правило, безразлично, кто будет занимать ту или иную строчку в реестре требований кредиторов.

Закон попытался учесть все перечисленные задачи участников данной процедуры. Поэтому погашение требований уполномоченного органа в деле о банкротстве участником должника, третьим лицом включает в себя следующие мероприятия.

Источник: https://www.itctraining.ru/biblioteka/bezopasnost/tsessiya-pri-bankrotstve/

Ветка права
Добавить комментарий