Как быть, если на меня написали анонимку о противоправных действиях?

Осторожно, анонимка! Настучи на ближнего своего!?

Как быть, если на меня написали анонимку о противоправных действиях?

:  4 / 5

Письмо (анонимка, телега, малява, пасквиль) без подписи – одно из старейших направлений в эпистолярном жанре, вновь возвращается в нашу повседневность, привнося разнообразие и бестолковую суету в жизнь оссорчан, а также серьезные огорчения героям этих самых анонимок.

Новогодний праздник в единственном в п. Оссора детском садике удался. Новогодняя елка с огоньками, Дед Мороз со Снегурочкой, хороводы и подарки, радостные детишки. Праздничная эйфория и хорошее настроение.

Но праздничная, радостная атмосфера не долго присутствовала в учреждении дошкольного образования в п. Оссора.

Когда закончилось празднование нового и старого Нового года, жителей поселка Оссора, чьи дети посещают единственный в поселке детский сад, взбудоражила странная и тревожная новость.

В магазинах поселка была разложена для ознакомления широкой публикой анонимка в адрес заведующей детского сада №1 Кудрявцевой Ж.В.

В анонимке разоблачалась преступная деятельность заведующей, которая занимаясь самоуправством, из-за личной придури, закрывает детский садик когда хочет и насколько хочет, тем самым вынуждая родителей уходить в неоплачиваемые отгулы.

А также перегородив проходы в саду полками для обуви, бессовестно нарушает правила пожарной безопасности. В заключении послания, «тайнос агентос» просит управление образования Карагинского района, провести проверку деятельности Кудрявцевой Ж.В. и направить ответ в администрацию п. Оссора.

Причем не просто направить, а в соответствии с Федеральным законом № 59 “О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации”. Во как!

Как бы это не показалось странным, поскольку в соответствие с ч.1 ст.

11 этого самого ФЗ-59 в случае, если в письменном обращении не указаны фамилия гражданина, направившего обращение, или почтовый адрес, по которому должен быть направлен ответ, ответ на обращение не дается, но должностные лица администрации Карагинского района данную «маляву» зарегистрировали и начали по ней проверку, как говорится на полном серьезе.

Руководитель отдела образования администрации Карагинского района Рубанова Т.А. на мой вопрос о том, почему была принята к рассмотрению анонимка, пояснила, что к письму прилагается список лиц, подписавших это обращение. Так что анонимка оказалась коллективной. Интересная ситуация: можно каждый день писать новый пасквиль и прикладывать к нему один и тот же листок с подписями?

Я уж не знаю кто входит в список этого коллектива авторов, чьи подписи имеются на секретном листке, но точно могу сказать, что в него не входят ни я, ни моя жена, хотя мы тоже являемся родителями ребенка, посещающего детский садик №1.

Авторы анонимного послания почему-то действуют от имени всех родителей, чьи дети посещают детский садик №1 в п. Оссора. Кто им предоставил такое право? Почему они взвалили на себя эту тяжелую заботу по обливанию помоями заведующей этого учреждения, Кудрявцевой Ж.В.

? Кто эти патриоты, денно и нощно трудящиеся над выявлением «косяков» в организации дошкольного образования в Карагинском районе? Уважаемая, Татьяна Анатольевна! Страна должна знать своих героев! Огласите пожалуйста тайный список, лиц «подмахнувших» эту «телегу».

Поскольку они действуют от лица всех родителей, сделайте это пожалуйста в публичной форме в газете «Карагинские вести» или пришлите в письменном виде тем родителям, кто не в курсе, что от их имени в п. Оссоре действует подпольная группа защиты детей, прям как у Ильфа и Петрова – «Союз меча и орала». Полная тайна вкладов и организации.

А вдруг им помогает заграница? А вдруг они являются наймитами прогнившего запада, «пятой колонной», разрушающей изнутри всю нашу стройную, годами отшлифованную организацию самого лучшего в мире детского дошкольного образования?

Я считаю, что во всей этой ситуации, администрация Карагинского района разберется досконально, поскольку возглавляют администрацию высококлассные специалисты в сфере оперативно-розыскной деятельности, уважаемые люди: Алешкин Н.А. и Метцгер А.Г.

И соответственно мы надеемся, что окончательную справедливую точку в этом деле поставит Глава Карагинского района г-н Гаврилов В.Н.

, который набравшись мудрости у восточно-азиатских слонов, разрулит ситуацию, вынесет вердикт как высшее должностное лицо, «заплющив» кого положено и как положено!

И я так понимаю, что о результатах расследования всех вопиющих фактов беззакония со стороны распоясавшегося заведующего детского сада №1 будут уведомлены все родители детей, посещающих детский садик №1 в п.Оссора. А также в курс дела будет поставлена широкая Карагинская общественность и соответствующие уважаемые люди.

Прошедшие в детском саду родительские собрания, вскрыли резко негативную оценку родительского сообщества к действиям подпольной группы защиты детей.

Вообще то для решения вопросов, связанных с нахождением детей в детском садике проводятся родительские собрания, на которых можно обсудить всё что угодно и сделать предложение или вынести замечание администрации учреждения.

И не надо писать сразу Путину, Пан Ги Муну или Яровой.

Может можно будет в будущем «размотать педали» на родительском собрании без привлечения высоких инстанций Карагинского района? На носу «Беренгия» – людям делом нужно заниматься!

А вообще, рассматривая анонимные сообщения, государственные и муниципальные органы, поощряют всякого рода писателей-энтузиастов. Безнаказанность анонимных доносов, может привести нас в самые худшие времена прошлого столетия. Ребята! Давайте жить дружно!

Депутат совета депутатов МО ГП «п.Оссора» А. Ф. ПАДЕРИН.

P.S. Интересно, что по данному поводу думают члены Общественного совета, созданного при администрации из активистов Карагинского района по инициативе уважаемого человека, члена «ЕР» Алешкина Н.А.?              

Источник: https://express-kamchatka1.ru/sobytiya/18218-ostorozhno-anonimka-nastuchi-na-blizhnego-svoego.html

Операция «Мефисто»

Как быть, если на меня написали анонимку о противоправных действиях?

Почему священнослужитель распространил в СМИ анонимный донос на директора музея «Исаакиевский собор» и какое отношение эта анонимка имеет к Мефистофелю

Участники народного схода вывешивают баннер с изображением сбитого горельефа
 Денис ТАРАСОВ

Пресс-служба Санкт-Петербургской епархии поспешила заявить, что православные не имеют отношения к акту вандализма на Лахтинской улице, 24. Не то чтобы на епархии загорелась шапка.

Но дыму было много: накануне варварского происшествия на церкви Ксении Блаженной, возводимой напротив злополучного дома, был установлен крест, а местные жители тут же припомнили, как ранее «отвечающий за строительство священник «пророчил», что изображение Мефистофеля рухнет».

Отрицая причастность прихода или каких-либо людей из епархии, в ее пресс-службе подчеркнули: «Мы относимся крайне отрицательно к любым попыткам вандализма или противоправных действий. Любое противоправное действие должно быть расследовано — мы это полностью поддерживаем».

Однако в тот же день, 27 августа, в СМИ была представлена несколько иная позиция: РПЦ может ходатайствовать о смягчении взыскания с виновных в разрушении горельефа Мефистофеля (если дойдет до суда), попросив учесть «благую мотивацию» совершивших преступление, заявил заместитель председателя Синодального отдела по взаимодействию церкви и общества РПЦ Роман Багдасаров. По его словам, «фигура демона влияла на духовную атмосферу города», и человек, решившийся на противозаконный поступок, хотел избавить Северную столицу от зла.

Пока шел этот обмен заявлениями, гражданские активисты анонсировали на воскресенье, 30 августа, народный сход «Северная Пальмира против вандализма» — у лишившегося своего крылатого демона дома.

Днем 28-го инициаторы схода оповестили в соцсетях, что предполагается вывесить на здании баннер с изображением сбитого горельефа — в чем должны помочь промышленные альпинисты, и «высотник уже найден».

А 29 августа журналисты петербургских СМИ получили письмо, отправленное с электронной почты протоиерея Александра Пелина.

(Александр Пелин — председатель отдела по взаимоотношениям церкви и общества Санкт-Петербургской епархии и настоятель Сампсониевского собора, входящего, наряду с Исаакиевским, Смольным и Спасом на Крови, в музей «Исаакиевский собор», все четыре храма епархия просит «вернуть».)

Пелин сообщал, что к нему на электронную почту пришло письмо «от некоего промышленного альпиниста Андрея», которое он «счел возможным переправить в заинтересованные СМИ».

«Я не могу определить достоверность этого письма, равно как признать его ложным, — констатировал отец Александр. — Однако оно содержит интересную мысль, которая, к сожалению, недостаточно активно прозвучала в российских СМИ».

Интересная мысль сводилась к тому, что совершенный в отношении дома на Лахтинской акт вандализма «может быть некоей спланированной акцией, направленной против Русской православной церкви».

Протоиерей выражал надежду на то, что прилагаемое послание «промышленного альпиниста» поможет общественности Петербурга разобраться, кто же истинный виновник и заказчик вандализма на Лахтинской.

Укрывшийся за подписью «промышленный альпинист Андрей» сообщал, что его бригада регулярно выполняет работы «по реставрации и очистке фасадов» храмов, входящих в музей «Исаакиевский собор», — Исаакия, Смольного собора и Спаса на Крови (помимо названных в оперативном управлении этого музея находится и Сампсониевский собор, — но он отчего-то не был упомянут в письме). И что будто бы именно директор музея Николай Буров, лично вызвав к себе бригадира, заказал демонтаж рельефа Мефистофеля — который и был снят, упакован в пакет и передан директору. Даром что к тому времени обломки скинутого с уровня шестого этажа демона находились в мусорном баке.

Как рассказал «Новой» Николай Буров, поначалу он не воспринял эту историю всерьез: «На что тут реагировать? Когда сталкиваешься с абсолютным маразмом — все равно как если бы написали, что я человечину ем! — не приходит в голову приумножать абсурд какими-то объяснениями».

Буров намерен обратиться в прокуратуру и в судебном порядке защищать свою честь и достоинство, а информационный вброс от протоиерея Пелина сравнил с попытками «подсыпать перца» уже взявшей след сыскной собаке — чтобы увести в ложную сторону.

«Новая» поинтересовалась у отца Александра: если приведенные в письме «промышленного альпиниста» сведения показались ему настолько серьезными, то почему он не обратился в прокуратуру?

— А зачем? — ответил вопросом на вопрос протоиерей.

— Чтобы помочь следствию.

— Ну, во-первых, письмо пришлось на вечер пятницы, конец рабочей недели…

— А сейчас, когда мы с вами разговариваем, — вечер понедельника.

— Вот теперь самое время кому-нибудь — хоть бы и вашей «Новой газете» — обратиться в прокуратуру. А я не юрист. И судиться ни с кем не буду.

— Насколько этичным вы считаете распространение анонимки? К тому же содержащей такие серьезные и ничем не доказанные обвинения в адрес конкретного человека?

— Вы меня спрашиваете об этической стороне дела?

— Именно.

— А я бы хотел говорить о сути. По сути же я Николая Витальевича защищаю. Я вообще на стороне музея. Я сам наполовину музейщик.

— Это как?

— Я писал диссертацию по Херсонесу Таврическому, не раз бывал в археологических экспедициях. Я против любого варварства, против разрушения.

— Но в интервью, вышедшем за день до происшествия на Лахтинской, вы — говоря об Энтео и его акции в Манеже, — заявили, что «понимаете и поддерживаете» его позицию.

— Да, но не надо сравнивать два этих события. Энтео — точнее, девушка, которая с ним была, — ничего не уничтожила, не порвала… Насколько я знаю, там они просто сняли с подставки линогравюры — с не лучшими, кстати, работами скульптора Сидура. Я бы на их месте просто попросил убрать, но у них такие горячие сердца, что тут сделаешь…

— Давайте вернемся от горячих сердец к холодному навету на Бурова.

— Самая большая проблема в том, что благодаря этой акции со сбитым горельефом на Лахтинской пытаются стравить церковь и музей. Этого допустить нельзя.

— А распространение письма с огульными обвинениями Николая Бурова в совершении преступления этому не способствует?

— Нет. Тут вообще не в этом дело. Некие силы стоят за всем этим, вот в чем следовало бы разобраться.

— Какие силы?

— Если бы я знал! Силы, которые, скорее всего, вне ведения нашей российской действительности. Это же со всей очевидностью спланированная акция. Причем очень дорогостоящая. Мне знакомые подсчитали, что она стоит около 10 миллионов рублей.

Сами эти работы по демонтажу, плюс распространение пресс-релизов, освещение события в прессе. Вы, например, можете заплатить 25 тысяч за публикацию? Вот и я не могу, у меня зарплата 20 тысяч. Вы подумайте, кому все это выгодно, кто готов миллионы платить и ради чего. В политическом пространстве надо посмотреть.

Слишком уж там много совпавших случайностей. «Случайно» рядом какой-то депутат оказался, «случайно» тут же репортеры, съемочные группы… Кому вообще этот дом прежде был интересен? У нас в Петербурге памятники десятками рушатся. А тут вдруг такой ажиотаж вокруг сбитого барельефа.

Может, кому-то потребовалось выгодно продать этот дом, вот таким образом решили его распиарить, поднять цену.

— Как можно его продать, вместе с жильцами, что ли? Там ведь практически все квартиры в частной собственности.

— Это вы у меня спрашиваете? Я не знаю как. И, повторюсь, я как раз хотел защитить музей.

— Распространяя анонимку с обвинениями в адрес его директора?

— Проблема в неправильной реакции Николая Витальевича. Он берет и обижается. А обижаться не надо. Мы с ним дружим, я его уважаю. Но есть некая третья сила…

— Да какая же?!

— Если б я знал, я бы сказал!

«Мы с протоиереем Александром Пелиным вовсе не друзья, как он вам теперь заявляет, — сказал «Новой» Николай Буров. — Он мне не интересен, как не интересен всякий пустой балабол».

Александр Пелин — один из пяти служивших под началом петербургского митрополита Варсонофия в Мордовии и получивших новое назначение в Северной столице. На пасхальном приеме митрополита в апреле нынешнего года Николай Буров, по словам очевидцев, публично обратился к Варсонофию со словами: «Уймите ваших мальчишек! Этот город пережил блокаду, думаю, переживет и вас!»

Источник: https://novayagazeta.ru/articles/2015/09/02/65449-operatsiya-171-mefisto-187

Как правильно писать жалобу: примеры и рекомендации | Копирайтинг c Шардаковым

Как быть, если на меня написали анонимку о противоправных действиях?

Добро пожаловаться! Сегодня мы с Вами вновь бороздим просторы нестандартного копирайтинга, и на этот раз рассматриваем, как правильно писать жалобы, чтобы они возымели максимальный эффект.

Жалобы, вообще, обладают магическими свойствами и часто используются для манипулирования людьми.

Как и в любом деле, в написании жалоб есть свои секреты, особенности и тонкие моменты, и всех их мы с Вами сегодня подробно разберем.

[direct]

Писать жалобу для многих может показаться истощением последней капли в чаше терпения, однако, на самом деле, это не совсем так. Жалоба – это способ получить желаемое. Иными словами, это средство для достижения цели.

Прежде чем писать жалобу

Прежде чем писать жалобу помните, что у любого Вашего действия есть последствия, а жалобы, как правило, не бывают анонимными. Если жалоба – меньшее из зол или овчинка стоит выделки, тогда – вперед, однако если есть другие варианты, то лучше рассмотреть их всех.

Например, угроза написания жалобы зачастую оказывает куда большее воздействие, нежели сам факт ее написания. Это особенно актуально для различных учреждений или пунктов оказания услуг, где в обязательном порядке присутствует жалобная книга.

Администраторы над этой книгой трясутся, как Кощей над свой иглой. Это объясняется тем, что если кто-то решит в ней написать жалобу, а потом придет проверка, скажем, из госконтроля, то у заведения будут проблемы, и притом немалые.

Вот почему жалоба – это универсальное средство для манипулирования, даже когда она еще не написана.

Написание жалобы: основные моменты

Переходим от теории к практике. В первую очередь, нужно помнить, что, в зависимости от того, как жалоба написана, она может производить либо сильный, либо слабый эффект. Плохо написанная жалоба может даже, наоборот, навредить Вам. Итак, по пунктам, на что стоит обратить внимание…

1. Стиль изложения

Все жалобы пишутся исключительно в официально-деловом стиле, который характеризуется присущими ему особенностями. Подробнее об этих особенностях Вы можете узнать из статьи «Официально-деловой стиль. Примеры и принципы создания деловых текстов».

2. Отсутствие эмоций

Уж если вы собрались писать жалобу, помните, что в этом деле первое правило такое же, как и в написании гадостей: в тексте не должны проскакивать эмоции. Только холодный и бьющий с плеча текст. Более половины людей, которые пишут жалобы, вливают в них весь свой гнев, все свои переживания и расстроенные чувства. Эмоции тут не только неуместны, но и могут навредить.

[direct]

Одна моя знакомая, в свое время, купила некачественный товар в магазине, и потребовала вернуть деньги. Администратор магазина выставила ее полной дурой и наотрез отказалась компенсировать денежную сумму.

Женщина написала слезную жалобу, и ушла, однако, судя по ее рассказу и тому, что в жалобе было написано, администратор обернула это в недоразумение и выкрутилась, сказав руководству, что в магазин пришла истеричка, которой просто стало жалко денег за качественный продукт.

Я предполагаю, что администратор с воодушевлением рассказывала, что отстаивала, в первую очередь, интересы магазина, была с покупательницей вежлива и тактична, однако женщину было не унять. Словом, дело замяли, и осадок остался.

Тогда я дал несколько рекомендаций своей знакомой и, поскольку стояло лето на дворе, когда продукты портятся очень быстро, случай отыграться представился довольно скоро. Женщина написала жалобу жестко, холодно, оперируя только фактами и в соответствии с рекомендациями, изложенными в этой статье.

Она потом с упоением мне рассказывала, как кардинально изменилось к ней отношение со стороны администраторши. Злоба и высокомерие моментально испарились, сотрудница магазина бегала перед ней как услужливый песик и слезно просила отозвать жалобу, и это было, действительно, здорово.

Конечно, секрет таких метаморфозов кроется в самой жалобе, пример которой Вы найдете в конце статьи.

3. Только аргументы и факты

Чем больше в жалобе аргументов, тем сильнее от нее эффект. Большой объем воды на киселе никому не нужен и сильно раздражает тех, кто эти жалобы каждый день разгребает десятками.

Садясь писать жалобу, помните, что ее будет читать человек, которому на Ваши проблемы плевать с высокой колокольни. Это по умолчанию. Вот почему крайне важно объективными доводами показать, что ваша жалоба – не просто слезливая бумажка с писульками. Покажите, что она имеет реальный вес. Для этого нужно представлять сухие доводы, можно даже, подгоняя их в нужном вам направлении.

Например, можно взять на вооружение следующие обороты:

  • Что приводит к…
  • Что дискредитирует…
  • Что негативно сказывается на…
  • Что представляет угрозу для…
[direct]

И так далее…

4. Эффективный объем

Садясь писать жалобу, помните, что чем больше у нее будет объем, тем меньше вероятность, что ее прочитают целиком. В лучшем случае – ее просто просмотрят. Поэтому постарайтесь донести основные факты в максимально сжатой форме.

В то же время, слишком короткая жалоба без объективных обоснований тоже не произведет никакого эффекта. Вот почему ни в первом, ни во втором случае не стоит бросаться в крайности.

5. Четко поставленные требования

В любой жалобе должны быть выставлены конкретные требования. Даже если Вы просто доводите до сведения руководство магазина о факте хамского отношения к Вам со стороны кассира, и особых требований не предъявляете, то на такой случай есть универсальное требование, которое подойдет для написания 80% жалоб:

Прошу принять соответствующие меры.

Важное примечание: требования в жалобе всегда начинаются со слова «Прошу».

6. Ссылки в жалобе

Кому бы и на кого бы Вам ни пришлось писать жалобу, помните, что конечное решение в итоге принимает человек. Но бюрократический аппарат построен таким образом, что просто так в большинстве инстанций решение не принимается, оно должно отталкиваться от тех или иных нормативных актов.

Теперь представьте две ситуации:

  1. Вы пишите просто жалобу
  2. Вы пишете жалобу, ссылаясь на пункты, например, кодекса об административных правонарушениях

В первом случае ответственное лицо, которое читает Вашу жалобу, должно подгонять Ваши доводы под буквы закона. Для этого ему нужно подумать, может, даже заглянуть в справочник, если будет не лень, не будет проблем дома, будет рабочее настроение и т.д. В общем, мысль Вы уловили.

Во втором же случае, Вы всю работу делаете сами. Т.е. ответственному лицу остается только подписать резолюцию, потому что все логично, все по закону, и это снимает с него всякую ответственность. Это один из тех самых тонких нюансов.

7. Коллективная жалоба

Помните, в фильме «Иван Васильевич меняет профессию» герой Владимира Этуша грозился подать коллективную жалобу? На самом деле, в этой шутке есть одна очень сильная истина. Дело в том, что чем больше людей жалуется, тем больший вес имеет жалоба и более сильный резонанс она вызывает.

Сравните: одно дело, когда жалобу в ЖЭС подает некий Вася Пупкин, и совсем другое – когда жалобу пишут жильцы всего дома. Плюс коллективной жалобы в том, что Вы можете написать ее самостоятельно, а подписаться под ней могут Ваши друзья, знакомые, соседи и т.д.

[direct]

8. Мелкие нюансы

Проследите, чтобы в Вашей жалобе не было грамматических и пунктуационных ошибок. Они сильно портят впечатление и сводят весь ее эффект на нет.

Пример написанной жалобы

В завершение давайте рассмотрим пример жалобы. Возьмем типичную ситуацию в магазине: вам продали некачественный товар, нахамили, и Вы решили показать всем Кузькину мать, проявив весь свой эпистолярный талант в книге замечаний и предложений (она еще называется жалобной книгой). Как это может выглядеть на практике…

Я, Иванов Иван Иванович, сообщаю о факте вопиющего безобразия и циничного отношения ко мне со стороны старшего администратора дежурного магазина №39 г. Примеровска Александровой А. А. и прошу принять соответствующие меры по недопущению подобных ситуаций в будущем.

10 августа я купил куриный полуфабрикат производства ОДО «Курочка», расфасованный сотрудниками дежурного магазина №39 г. Примеровска. Указанная дата фасовки: 10 августа. Однако при вскрытии упаковки выяснилось, что полуфабрикат непригоден к употреблению, поскольку от него исходил запах гнили и был характерный коричневый цвет с отслоениями внутри куска мяса.

На мои требования вернуть деньги за некачественный продукт, старший администратор Александрова А.А.

с особым цинизмом начала привлекать внимание окружающих покупателей к моим изъянам, отказалась компенсировать мне указанную сумму, нарушая тем самым не только пп.

1,6 статьи 12 Закона о защите прав потребителей, но и элементарные этические и нравственные нормы. Подобное отношение дискредитирует руководство магазина в глазах покупателей и неприемлемо.

Прошу принять в отношении Александровой А.А. соответствующие меры во избежание возникновения подобных ситуаций впредь и уведомить меня о принятом решении по указанному телефону.

Выводы

Источник: https://shard-copywriting.ru/complaint/

Фсб будет проверять анонимные сигналы

Как быть, если на меня написали анонимку о противоправных действиях?

Работа с анонимками в нашей стране имеет плохую предысторию. Впрочем, сейчас, уверены эксперты, история не повторяется.

Согласно проекту учету, регистрации и проверке подлежат анонимные сообщения, в которых содержатся сведения о подготавливаемом, совершаемом или совершенном преступлении.

Иногда информация, которой хочет поделиться человек, настолько опасна, что ему страшно ставить свою подпись. Между тем эта информация может спасти чьи-то жизни.

Когда-то – именно из-за плохой предыстории – работа с анонимками в государственных ведомствах была прекращена. Слишком часто безымянные бумажки разбивали чью-то жизнь. Поэтому теперь их положено выбрасывать в корзину. Однако для спецслужб и правоохранителей все-таки приходится делать исключение.

“Согласно Закону “О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации” анонимные заявления не рассматриваются, – говорит доктор юридических наук Иван Соловьев. – Однако существуют отдельные ведомственные инструкции, которые допускают рассмотрение анонимных заявлений об актах терроризма”.

Обыватели при словах “анонимки” и спецслужбы обычно вспоминают 37 год. Прошлого, естественно, века. Однако связывать репрессии с анонимками все-таки не совсем правильно.

Действительно, масса людей в те мрачные годы попадали в тюрьму по ложным доносам. Однако доносы в большинстве своем не были анонимными, спецслужбы, как правило, прекрасно знали их авторов.

Другое дело, что имена доносчиков, конечно, не разглашались.

Анонимкой по действующему закону считается даже письмо с фамилией автора, но без адреса

“Когда я писал кандидатскую работу по истории, мне пришлось изучить немало материалов в архивах ФСБ, – рассказал недавно “РГ” действующий офицер, защитивший диссертацию по истории органов безопасности. – Читать приходилось в том числе и доносы 20-х и 30-х годов. Весьма занимательное чтение.

Многие бумаги были написаны хорошим литературным языком. Но донос был своего рода игрой в русскую рулетку. Руководство, получив сигнал, решало, нужен или нет человек, на которого написали. Если нужен, никакой компромат его не мог свалить, зато вполне могли разобраться с доносчиком.

Если же решали, что человек не нужен, его, как говорится, пускали в расход. Такие были времена”.

Анонимки же, по его словам, стали культовым средством расправы уже позже, и судьбы людям ломали не спецслужбы, а райкомы, обкомы и т.п. Тогда было принято пропесочивать людей на парт и других собраниях.

А отправить человека на мытарства перед коллективом вполне могла грязная безымянная бумажка, написанная, быть может, из зависти.

Именно поэтому в свое время было большим достижением принятие правил, что анонимные сообщения в государственных органах не рассматриваются.

Недавно, кстати, “РГ” опубликовала закон, уточняющий понятие анонимки. По предыдущему положению, ответ не давался, если в письменном обращении не указаны фамилия гражданина или почтовый адрес. Получалось, если указано что-то одно, письмо вроде как не анонимка.

Однако фамилия часто вовсе ничего не значит, нужны еще какие-то данные, позволяющую установить личность человека. Поэтому сейчас ответы положено давать, если в письме указаны и фамилия, и адрес. Иначе будет анонимка.

Тот же закон, к слову, предусматривает, что анонимки с сообщениями о преступлениях могут браться в работу.

Такой же принцип закреплен и в проекте приказа ФСБ. “На письменное обращение, не содержащее фамилии гражданина, направившего обращение, или почтовый адрес (адрес электронной почты), по которому должен быть направлен ответ, ответ не дается.

Такое обращение на основании письменного решения руководителя, начальника органа безопасности либо другого уполномоченного им должностного лица может быть признано анонимным и приобщено к соответствующему делу или уничтожено в установленном порядке”, – говорится в документе.

“Здесь также следует не забывать о главном принципе – разумности, – считает Иван Соловьев. – Важно рассматривать лишь конструктивные обращения граждан. Хотя от неадекватных обращений никто не застрахован, и их порой бывает очень много.

Так как нужно будет отделять подобные заявления из общего потока, анализировать, можно спрогнозировать увеличение нагрузки на аналитиков ведомства”. По его словам, если же говорить о возможных злоупотреблениях, то злоупотреблять можно и без анонимности. Ведь под нее, при желании, можно подвести любую информацию.

Анонимность же может спасти, когда человек знает нечто важное, но боится за себя. На хамские же обращения в ФСБ отвечать по существу не будут. Человеку лишь вежливо укажут на его невоспитанность.

“Если в поступившем обращении содержатся нецензурные либо оскорбительные выражения, угрозы жизни, здоровью и имуществу должностного лица органов безопасности, а также членов его семьи, то оно может быть оставлено без ответа по существу поставленных в нем вопросов”, – сказано в проекте.

“В этом случае гражданину, направившему обращение, сообщается о недопустимости злоупотребления правом”. При этом обращение может быть направлено в соответствующий орган безопасности или государственный орган для принятия необходимых мер по предотвращению возможных противоправных действий.

Например, если в письме содержатся реальные угрозы, ответить просто вежливой отпиской было неправильно. Кстати, обратиться в ФСБ можно не только обычным письмом, но и по электронной почте.

Ответ человек также может получить на бумаге или по Интернету. Как захочет. Любопытно, что в прошлом году был опубликован приказ с новыми квалификационными требованиями к чекистам.

Теперь сотрудники ФСБ должны быть на “ты” с компьютером.

Чекисты должны иметь навыки “работы в операционной системе, управления электронной почтой, работы в текстовом редакторе, работы с электронными таблицами, работы с базами данных”.

Кстати

Проект инструкции ФСБ о работе с обращениями граждан предусматривает еще важное положение: автору письма должны дать возможность знакомиться с документами и материалами, касающимися рассмотрения его обращения, если в документах нет государственных и иных охраняемых законом секретов. Знакомить граждан с документами и материалами будут в приемных, о результатах ознакомления составляется справка.

Источник: https://rg.ru/2013/08/21/anonim.html

Что делать, если на тебя доносят?

Как быть, если на меня написали анонимку о противоправных действиях?

Мне плохо, потому что тебе хорошо!

«У соседа корова сдохла. Мелочь, а приятно!» Этой короткой фразой можно охарактеризовать то, что сейчас творится в душе некоторых латвийцев. Как только люди узнают, что у кого-то повысился уровень благосостояния, так тут же начинают писать кляузы во все известные им учреждения. цель писем – отобрать присужденные блага.

Нет, не для того, чтобы за счет этого повысить собственный уровень благосостояния. Мотив другой: понизить довольство жизнью соседа. Конечно, так делают не все, но все равно такая тенденция страшит. Почему люди начали активно заниматься сутяжничеством, мы узнали у психолога, гештальт-терапевта, директора Рижского гештальт-института, доктора наук Артура Домбровского.

Письмецо в конверте сразу же порви…


В недавнем номере нашей газеты было опубликовано интервью с руководителем благотворительной организации Ziedot Рутой Димантой, которая рассказала, что нередко после объявления о сборе средств для конкретного нуждающегося в их организацию звонят люди и рассказывают, что человеку вовсе не надо помогать. «У этой женщины джинсы известной марки. Пусть сама платит за операцию!» «У дамы, чей сын тяжело болен, ухажер ездит на дорогой машине. Пусть он все оплачивает», – вот что слышат сотрудники благотворительных организаций от «доброжелателей».

Сотрудники благотворительной организации все выясняют, порой обижая расспросами своих клиентов, и узнают, что им прислали «поклеп». Причем никакой выгоды звонившим это расследование не принесло. Что же ими двигало? Зависть, злость?

Сотрудники нашей редакции помнят время, когда был поднят вопрос с российскими пенсиями для неграждан и многие люди наконец начали получать пенсии за годы, проработанные в России. Казалось бы – радостная новость. Но вы бы знали, сколько мы получили злобных звонков.

Люди выражали протест против того, что кто-то начал получать дополнительную пенсию. Они требовали ее отобрать. И объяснения, что отобранная пенсия в любом случае не пойдет в их карман, не помогали. «Ну и пусть, что мне ничего не добавят. Пусть у них отберут.

Я за страну волнуюсь, за ее бюджет!» – вот что мы слышали…

Похожая ситуация везде. Даже работники социальной службы, призванные помогать нуждающимся, регулярно получают «доносы» от бдительных граждан, что их соседям-знакомым-бывшим коллегам вовсе не нужна помощь, поэтому различные пособия для них – это совершенно лишнее.

А в свежей редакционной почте письмо из той же оперы:

«Добрый день! Очень хотелось бы проверить инвалидность моей соседки Кристины Д. (по соображениям этики мы не публикуем фамилию женщины. – О. Г.).

Я часто слышу, как она бегает по квартире, другие люди видят ее в городе, причем она передвигается очень быстро, почти как на крыльях летает. Вот лично я по городу не летаю, хотя и не имею инвалидности.

Моя дорога всегда лежит между домом, поликлиникой, аптекой и больницей. Так может быть ей зря дали инвалидность и вместе с нею пенсию по инвалидности?

А еще эта женщина получает пособие от социальной службы. Я не поленилась, пришла в социальную службу и сказала им, что моя соседка живет не одна, поэтому ей помощь не нужна. Социальная служба на следующий день прислала работника, чтобы тот все проверил, однако ее сожитель стал прятаться от сотрудников социальной службы. Между прочим, он – бывший зэк.

А еще у моей соседки есть опекун, который получает за свое опекунство зарплату. Но, между прочим, этот опекун – ее сестра. Но эта сестра все время работает, так что ей некогда опекать соседку. За что же она получает деньги? Да и вообще, соседка в опекунстве не нуждается, а просто покупает себе инвалидность. Джульетта, 77 лет».

Вера в бюрократов– Артур, скажите, что сейчас происходит в обществе, почему люди стали писать подобного рода доносы?

– Уверен: анонимки, сутяжничество и доносы были всегда.

Драматичным примером являются события тридцатых годов прошлого столетия, когда сосед стучал на соседа и у населения была стопроцентная уверенность в том, что они посредством звонка и письма смогут добиться своей цели.

Люди точно знали – без внимания их письмо не оставят, отреагируют на него обязательно, в мусорник письмо нечитаным не полетит.

Слава богу, настали другие времена, ситуация иная. Однако сейчас, впервые за многие десятилетия, наша бюрократическая система стала работать очень отлаженно. У людей появилась четкая взаимосвязь между тем, что они делают и ответом из разных служб.

Поэтому люди, которые не могут без сутяжничества, вновь стали пользоваться системой, как способом чего-то добиться. Если раньше люди понимали, что их предел – ворчать на «лавочках», то теперь они знают: можно идти дальше, высказывать недовольство официально.

На него сегодня точно отреагируют.

Вот смотрите: эта Джульетта написала, что после ее похода в социальную службу к ее соседке пришли и начали проверять ее условия жизни. Благотворительная служба стала вести проверку тех своих клиентов, про кого было сказано, что у них «крутые джинсы» и «любовник на дорогой машине». Вы тоже прочли письмо и не выбросили его куда подальше. Значит, все работает!

Вы поймите, все эти звонки и письма – это своеобразный инструмент влияния на других людей. Человек, который пишет подобные письма, пытается что-то в этом мире изменить согласно своим критериям честности и справедливости. Или же поиметь какую-то сатисфакцию, а может быть даже выгоду.

Послушайте меня!– Сотрудники социальных служб, да и мы – работники газеты сделали вывод, что сутяжничеством чаще всего занимаются пожилые люди.

Почему именно этот слой населения? Может, все дело в их бедности, все-таки пенсия нынче горькие слезы?

– Материальная составляющая здесь абсолютно ни при чем! Дело в другом. Вот представьте.

Вы – пожилой человек, у вас есть большой жизненный опыт, представления о черном и белом, вы четко понимаете, где правда, где нет и как должен быть устроен мир. И эти знания вы все время пытаетесь навязать другим людям. А они вас не слушают и учиться у вас не хотят.

Более того – во время вашего монолога, как все должно быть, над вами хихикают и крутят у виска. То есть абсолютно не воспринимают вас и ваши слова всерьез. Понятное дело, что вы будете чувствовать себя глупо. И это чувство будет толкать вас наказать тех, кто над вами смеется, и доказать им, что вас надо воспринимать всерьез, к вашим словам следует прислушаться.

А как это сделать? Аргументация у вас страдает, а темперамент из-за здоровья уже не позволяет участвовать в жестких спорах.

Через пять минут после спора у пожилого человека повышается давление и мгновенно выбивает его из дискуссии.

Поэтому им остается только одно средство – найти сильного и заставить этого сильного поквитаться с обидчиком. В качестве сильного выступает организация, которая и дает блага.

Есть и вторая причина для подобного рода писем – желание оказаться в выигрышной ситуации. Дело в том, что все люди конкурируют друг с другом. Даже в пожилом возрасте. А как можно выиграть? Можно вырасти самому, а можно потопить соперника. Если у твоего соседа-знакомого благодаря тебе отберут выданные блага, значит, ты выиграл. Потому что смог его потопить.

Эта стратегия сильная и популярная. Ею очень любят пользоваться политики, когда накануне выборов поливают грязью оппонентов, вместо того чтобы самим делать такие дела, за которые надо ать. Да и вообще.

Многим живется плохо именно от осознания того, что другим живется чуть лучше. А еще люди часто пишут анонимки вовсе не из-за злобы. Просто таким образом они надеются получить признание.

Что кто-то получит их «донос», почитает его и скажет: «Молодец! Ты спас страну от ненужных трат! Ты – нужный обществу человек».

Что делать, если на тебя доносят?– А как реагировать, когда узнаешь, что на тебя написали донос?

– Не обращать внимания. Просто понимать, что это обыкновенная человеческая зависть.

Но вообще я бы посоветовал людям не рассказывать всем вокруг о своих удачах: повышенной пенсии, полученном пособии, помощи и т. д. Зачем навлекать на себя завистливые взгляды? Что человек сам о себе не расскажет, то другой и не узнает.

То есть не надо подставляться.

– То есть ваш совет: «делиться радостью не стоит». Вот все и не делятся. Может, поэтому агрессия в обществе возросла? Взять хотя бы комментарии в Интернете к различным событиям…
– Нет.

Просто Интернет позволил тестировать ту агрессию, которую мы раньше не распознавали. Я имею в виду комментарии к информационным событиям. Раньше люди злобничали в узком кругу, а сейчас пишут агрессивные комментарии. И выливают свою злость посредством Интернета.

Субъективно может показаться – из-за этого агрессии в обществе стало больше. Но это не так.

– Возможно ли как-то защититься от агрессии?
– Можно только не вызывать ее на себя. Понимаете, человек сам что-то делает для того, чтобы агрессия упала именно на него.

Либо ведет себя как жертва, либо как второй агрессор. Агрессоры всегда тянутся к жертвам или достойному конкуренту. Пусть каждый подумает, кто он – жертва или агрессор и изменит свое поведение.

Вот это и есть защита от чужой агрессии.

Как избавиться от тяжести на душе– Можно ли как-то улучшить свое душевное состояние?

– Мне нравится высказывание: мы состоим из того, что мы едим. Так и с душой. Наше душевное состояние зависит от того, с кем мы общаемся и какую информацию поглощаем.

Если я сижу среди сварливых людей, которые только и делают что ругают все на свете, то потихоньку я стану таким же, как и эти люди. Я впитаю их поведение и взгляды вне зависимости от своей личности.

Если я слышу о том, как в мире все несправедливо, то становлюсь раздражительным.

Поэтому! Хотите остаться душевно здоровым? Не читайте новостные порталы. Хороших новостей там почти нет, а плохие и читать не стоит. Они ничего не дадут вам – ни информации, ни пищи для размышлений.

Когда мы читаем «плохое», мы на самом деле не знаем, что именно произошло, какие были причины, чем все закончилось. Но мы погружаемся в негативный поток информации по уши. И уже не понимаем, что это – чужая история. Не наша.

С нами бы подобного не произошло.

Ольга ГРИНИНА,
olga.grinina@mk-lat.lv

Источник: https://rus.timeline.lv/raksts/krugozor/33519-chto-delat-esli-na-tebya-donosyat

Ветка права
Добавить комментарий