Как можно законно продлить судебные заседания?

Продление подготовки дела к судебному разбирательству

Как можно законно продлить судебные заседания?

Дерунова О.С.

студентка 2 курса магистратуры ФГБОУ ВО

«Российский государственный университет правосудия»

Вопрос о сроках рассмотрения гражданского дела является одним из важнейших для осуществления правосудия, поскольку от них зависят своевременность защиты прав, свобод и законных интересов граждан и юридических лиц.

В связи с этим роль института подготовки дела к судебному разбирательству обретает новый очень важный смысл.

Быстрое и успешное рассмотрение гражданских споров непосредственно зависит от качества подготовки разбирательства каждого конкретного дела, осуществляемого единолично судьей[1].

Точное и неуклонное соблюдение требований закона о проведении надлежащей подготовки гражданских дел к судебному разбирательству является одним из условий правильного, качественного и своевременного их рассмотрения и разрешения.

По действующему законодательству суды должны приступать к судебному разбирательству только после того, как выполнена подготовка по делу[2].

Она определяет не только своевременность, но и правильность рассмотрения дела и разрешения спора по существу, нарушение которых может привести к вынесению незаконных решений, которые впоследствии отменяются судом вышестоящей инстанции. В науке гражданского процессуального права существуют различные варианты понятия подготовки гражданского дела.

Однако, несмотря на всю важность подготовки гражданского дела, уровень качества которой является фактором, влияющим на длительность рассмотрения споров[3], ГПК РФ не содержит нормативного положения, раскрывающего понятие подготовки гражданского дела.

К.С. Юдельсон утверждал, что назначение подготовки состоит в том, чтобы подготовить к разбирательству спора все необходимое и создать возможность, не откладывая дело слушанием, правильно разрешить его в одном судебном заседании[4].

В.К. Пучинский, в свою очередь, рассматривал подготовку гражданского дела, как особую стадию гражданского процесса, целью которой является совершение судьей необходимых мероприятий, дающих возможность вынести в одном судебном заседании справедливое решение[5].

Под подготовкой гражданских дел П.Я. Трубников подразумевал “самостоятельную часть производства в суде первой инстанции, имеющей целью обеспечение своевременного и правильного их разрешения», возлагая обязанность по совершению всех необходимых действий на судью[6].

Анализируя приведенные точки зрения, приходим к выводу о том, что содержание подготовки гражданского дела связывалось с действиями судьи, как единственным активным субъектом рассматриваемой стадии.

Такой подход связан с действовавшим в то время процессуальным законодательством, ограничивавшим действие принципа состязательности при подготовке гражданских дел и наделявшим активными полномочиями только судью.

В настоящее время ГПК РФ[7] возлагает обязанность по совершению необходимых подготовительных действий также на лиц, участвующих в деле.

В связи с этим понятие подготовки стали рассматривать иначе – процессуальные действия совершаются не только судом, но и лицами, участвующими в деле.

Но вернемся к вопросу о сроках. Характер подготовки в законодательстве – обязательный. Но тут возникает вопрос о сроках ее проведения, поскольку срок ни в ГПК РФ, ни в Постановлении Пленума Верховного Суда не указан.

Общий срок рассмотрения гражданского дела в суде первой инстанции составляет два месяца, однако срок подготовки входит в общий срок рассмотрения дела. Опираясь на данный вывод, сложно определить срок подготовки по делу, а также сколько раз судья может продлить подготовку по делу.

На практике судьи имеют различную точку зрения. Проведенное анкетирование судей показало, что 40 процентов высказались за проведение по делу одной подготовки по делу.

Аргументы были следующие: поскольку срок рассмотрения дела и так столь невелик, что тратить время на подготовку нет смысла, поскольку некоторые вопросы можно выяснить и в судебном заседании, также указывая на то, что сторона по делу, такая как ответчик, может не явиться на подготовку и это не будет являться основанием для ее продления. Вопрос с доказательствами и определением норм права, с помощью которых будет разрешено дело, можно вынести либо в процессе принятия иска, либо на предварительном судебном заседании, где можно на основании ч. 3 ст. 152 выйти за срок, тем самым продлив и общий срок рассмотрения гражданского дела.

//www.youtube.com/watch?v=76g4zFLjXMM

Остальные же 60 процентов судей, обосновывая свою точку зрения, исходили из основных целей подготовки, определенных ст. 148 ГПК.

По их мнению, к судебному разбирательству, для того чтобы выходить в процесс, дело должно быть полностью подготовлено, должны быть собраны все необходимые доказательства, поэтому для достижения данной цели при необходимости можно продлить подготовку по делу, при этом вынеся определение о продлении подготовки, в котором необходимо указать – какие действия дополнительно необходимо совершать лицам, участвующим в деле. Также они считают, что поскольку гражданское судопроизводство –  сложная последовательная процедура, требующая соблюдения всех стадий, то публично уточнять значимые для дела обстоятельства в судебном заседании менее рационально, чем совершать это на стадии подготовки дела к судебному разбирательству.[8]

В настоящее время ГПК РФ не содержит сроков реализации рассматриваемой стадии, что является положительным моментом. Судья, исходя из обстоятельств каждого конкретного дела, может по своему усмотрению определить сроки проведения подготовки, а при необходимости продлить их с целью представления доказательств именно на данной стадии процесса.

Невозможность формального подхода к срокам подготовки гражданских дел также обозначена в ч. 3 ст. 152 ГПК РФ, согласно которой по сложным делам с учетом мнения сторон судья может назначить срок проведения предварительного судебного заседания, выходящий за пределы установленных настоящим Кодексом сроков рассмотрения и разрешения дел.

Приведенная норма права свидетельствует о необходимости проведения индивидуальной подготовки каждого гражданского дела в сроки, позволяющие совершить все необходимые процессуальные действия.

Тщательная подготовка гражданского дела, в свою очередь, непосредственно сократит процессуальные расходы, связанные с проведением неоднократных судебных заседаний, и позволит суду вынести законное и обоснованное решение в первом же судебном заседании.

Таким образом, можно сделать вывод о соответствии подготовки гражданского дела критериям, предъявляемым к самостоятельным стадиям цивилистического процесса.

М.С. Строгонович совершенно справедливо отмечает, что суду не дают в готовом виде факты и не указывается норма права, при помощи которой дело будет решено[9].

Подготовка гражданского дела не может и не должна сводиться к формальному набору процессуальных действий, осуществляемых единолично судьей, а, напротив, должна осуществляться также и лицами, участвующими в деле, с учетом особенностей каждого конкретного дела.

Надлежащее проведение подготовительных действий не только обеспечит реализацию принципов гражданского судопроизводства, но и позволит достичь необходимого процессуального результата в кратчайшие сроки, в том числе посредством применения на данной стадии судопроизводства мер по мирному урегулированию спора.

Таким образом, правовое регулирование положений ст. 147 ГПК РФ в части сроков подготовки и возможности ее продления нуждается в дальнейшем совершенствовании.

[1] Пучинский В.К. Подготовка гражданских дел к судебному разбирательству. М.: Государственное издательство юридической литературы, 1962. С. 2.

Источник: //femida-science.ru/index.php/home/vypusk-3/item/106-prodlenie-podgotovki-dela-k-sudebnomu-razbiratelstvu

Осторожно, правосудие закрывается

Как можно законно продлить судебные заседания?

Правосудие не только должно вершиться, Должно быть явно и несомненно видно, что оно совершается

Лорд Хьюарт, 1924

Адвокат Анастасия Саморукова в статье «Новый “прием” для закрытия судебных заседаний» подняла серьезную проблему ограничения конституционного принципа открытости судебного разбирательства по инициативе стороны обвинения в ходе рассмотрения вопросов об избрании и продлении меры пресечения.

По своему опыту знаю, что открытое разбирательство, на которое допущены публика и пресса, дисциплинирует участников процесса, позволяет стороне защиты в полном объеме развернуть систему аргументации, направленную на достижение стоящих перед ней задач.

В ряде случаев защите удается продемонстрировать общественности нелепость подозрения, являющегося необходимым условием для возбуждения ходатайства об избрании меры пресечения, а также чрезмерность испрашиваемой следователем меры пресечения.

Новый «прием» для закрытия судебных заседанийХодатайство следователя о закрытом режиме удовлетворяется судом без учета требований закона

Поэтому неслучайно недобросовестные правоприменители создают фактические и юридические препятствия в реализации закрепленного в ст. 123 Конституции РФ принципа открытости разбирательства.

Примером препятствий фактического характера является удаление публики из здания суда после 18 часов, но до рассмотрения соответствующего ходатайства, под предлогом окончания рабочего времени суда, как это неоднократно происходило в Невском районном суде Санкт-Петербурга по так называемому делу саентологов.

Анастасия Саморукова описывает, пожалуй, еще более «опасный» случай, когда закрытие судебного разбирательства осуществляется со ссылкой на положения уголовно-процессуального законодательства.

Действительно, норма п. 1 ч. 2 ст. 241 УПК РФ указывает на возможность проведения закрытого судебного разбирательства в случае, когда разбирательство дела в открытом судебном заседании может привести к разглашению охраняемой законом тайны. Данные предварительного расследования в соответствии со ст.

161 УПК РФ имеют статус охраняемой законом тайны, что, как следует из приведенного Анастасией Саморуковой примера, и явилось формальной причиной удовлетворения судом просьбы стороны обвинения о проведении в закрытом режиме судебных заседаний по ходатайству следователя об избрании (продлении) меры пресечения.

К сожалению, такая возможность прямо предусмотрена и в разъяснении п. 28 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2013 г.

№ 41 «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога»: «рассмотрение ходатайств об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу и о продлении срока содержания под стражей проводится в открытом судебном заседании.

Исключение составляют … случаи, указанные в части 2 статьи 241 УПК РФ, например, если открытое разбирательство уголовного дела в суде может привести к разглашению государственной или иной охраняемой федеральным законом тайны, в том числе тайны следствия, на что должно быть указано в ходатайстве».

Отмечу, что позиция Европейского Суда по правам человека, хотя и не отличается полной однозначностью, скорее благоприятствует аналогичному прочтению закона. В Постановлении от 15 ноября 2005 г.

по делу «Рейнпрехт против Австрии» по жалобе 67175/01 рассмотрена жалоба заявителя, утверждавшего, что продление срока содержания под стражей в закрытом судебном заседании нарушает п. 4 ст.

5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее – Европейская конвенция). 

Отвергая аргументы заявителя, ЕСПЧ указал, что разбирательство по такому вопросу не во всех случаях должно обеспечивать те же гарантии, что и при рассмотрении уголовного дела по существу, как они гарантированы ст. 6 Европейской конвенции, при условии, что соблюдены принципы состязательности и равноправия сторон: хотя некоторые права, применимые в рамках п. 4 ст.

5 Европейской конвенции, например право на помощь адвоката и доступ к материалам дела, пересекаются с правами, гарантированными ст. 6 Конвенции, Суд не может найти связь между двумя положениями (Конвенции) в отношении уголовных дел, которая обосновывала бы вывод о том, что п. 4 ст.

5 Конвенции требует проведения открытых судебных слушаний по вопросу законности заключения под стражу.

Данное решение не утратило значения, так как ссылки на него и выраженный в нем подход можно найти и в более поздних постановлениях ЕСПЧ (от 19 октября 2017 г. по делу «Напорт против Польши» по жалобе № 77850/12; Постановление Большой палаты ЕСПЧ от 19 февраля 2009 г. по делу «А. и другие против Соединенного Королевства» по жалобе № 3455/05). 

Вместе с тем в § 41 рассматриваемого постановления содержится следующая оговорка: «Суд полагает, что параграф 4 статьи 5 Конвенции, требуя проведения слушания по вопросу проверки законности содержания под стражей, не гарантирует, по общему правилу, чтобы такое слушание было публичным. Это не исключает возможности, что публичное слушание требуется при определенных обстоятельствах. Однако в настоящем деле таких обстоятельств не представлено».

Из этой оговорки вытекает первая практическая рекомендация: в случае заявления следователем (прокурором) ходатайства о закрытии судебного заседания по рассмотрению вопроса о мере пресечения защитнику следует сослаться на обстоятельства, обосновывающие необходимость именно открытого судебного заседания. К числу таких обстоятельств могут относиться повышенный общественный интерес к делу и, как следствие, вытекающая из закрепленного в ст. 123 Конституции РФ принципа открытости разбирательства необходимость общественного контроля.

Стоит отметить, что осторожная позиция ЕСПЧ не должна вводить нас в заблуждение, ведь общеевропейский подход к вопросам меры пресечения гораздо мягче, чем в России. Наша страна «лидирует» по числу признанных нарушений ст. 5 Европейской конвенции (116 (!) нарушений при 19 нарушениях находящейся на втором месте Турции).

Так, согласно статистике Судебного департамента Верховного Суда РФ за 2017 г., удовлетворяется 89,7% ходатайств следователя об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и 97,7% ходатайств о продлении срока содержания под стражей. Открытость судебного заседания служит, по крайней мере, фактором, сдерживающим рост этой печальной статистики. 

Второй практический совет об аргументации в пользу открытого характера судебного разбирательства по вопросу меры пресечения базируется на содержании национального уголовно-процессуального закона. В соответствии со ст.

161 УПК РФ не является разглашением данных предварительного расследования изложение сведений по уголовному делу в ходатайствах, заявлениях и иных процессуальных документах по этому делу.

Учитывая, что решение об избрании (продлении) меры пресечения принимается судом на основании ходатайства следователя, изучение в открытом судебном заседании этого ходатайства, а равно приобщенных к нему материалов, само по себе не может считаться необоснованным разглашением тайны предварительного расследования.

В связи с этим защитнику следует также рассмотреть возможность подачи в суд альтернативного ходатайства с просьбой избрать подзащитному иную, более мягкую меру пресечения (залог, домашний арест, отдельные ограничения). Поскольку на такое ходатайство в силу ч. 6 ст. 161 не распространяются требования об охране тайны следствия, следует настаивать на его рассмотрении в открытом судебном заседании.

Третья практическая рекомендация вытекает из ч. 2.1 ст. 241 УПК РФ: в определении или постановлении суда о проведении закрытого разбирательства должны быть указаны конкретные фактические обстоятельства, на основании которых суд принял данное решение.

Это означает, что защитнику при обсуждении соответствующего ходатайства следователя (прокурора) следует поставить вопрос о том, какие именно конкретные фактические обстоятельства составляют тайну предварительного расследования, охрану которой обеспечит закрытие судебного заседания, в каких конкретно материалах и документах она выражена, какой конкретно ущерб интересам расследования нанесет открытый характер заседания. Необходимо также выяснить, какие иные меры по защите тайны и интересов расследования приняты стороной обвинения: принимались ли к свидетелям и их близким лицам меры государственной защиты, отбирались ли у свидетелей и иных участников судопроизводства подписки о неразглашении тайны предварительного расследования. Целесообразно обратить внимание и на то, не раскрывалась ли информация о расследовании в пресс-релизах, на сайтах соответствующих правоохранительных органов, что свидетельствует о реальном отсутствии какой-либо тайны расследования либо о фактическом отказе стороны обвинения от режима указанной тайны. Данные обстоятельства важны, так как из содержания ч. 2.1 ст. 241 УПК РФ следует, что ссылка стороны обвинения исключительно на сам факт проведения предварительного расследования для обоснования закрытого характера судебного разбирательства явно не достаточна и может рассматриваться как злоупотребление процессуальным правом. 

Четвертая практическая рекомендация следует из содержания ч. 3 ст. 241 УПК РФ и разъяснений п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 13 декабря 2015 г.

№ 35 «Об открытости и гласности судопроизводства и о доступе к информации о деятельности судов», которые предусматривают возможность принятия судом решения о проведении разбирательства в закрытом судебном заседании в отношении не только всего разбирательства, но и его части.

В связи с этим защитнику стоит рассмотреть возможность при обсуждении соответствующего ходатайства сделать заявление о том, что если суд примет решение закрыть судебное заседание, то такое решение следует принять исключительно в той части разбирательства, в ходе которой будут оглашаться конкретные материалы, составляющие, по мнению заявителя ходатайства, тайну предварительного расследования. 

Представляется, что предложенные меры помогут в борьбе за открытое правосудие и будут способствовать практической реализации конституционного принципа открытости судебного разбирательства и его отраслевого выражения – принципа гласности – который, в отличие от УПК РСФСР 1960 г., в действующем УПК РФ симптоматично занял более скромное место, перекочевав из общих принципов уголовного судопроизводства в раздел «Общие условия судебного разбирательства».

Источник: //www.advgazeta.ru/mneniya/ostorozhno-pravosudie-zakryvaetsya/

Вссу обобщил практику применения меры содержания под стражей | юрліга

Как можно законно продлить судебные заседания?

Высший специализированный суд Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел в письме от 1 февраля 2015 года рассказал о практике применения судами первой и апелляционной инстанций процессуального законодательства относительно избрания, продления меры пресечения в виде содержания под стражей.

По результатам анализа судебной практики установлено, что нарушение разумных сроков в уголовном производстве по причинам ненадлежащего осуществления судом своих полномочий касается, прежде всего, случаев назначения подготовительных судебных заседаний с нарушением сроков, определенных УПК, и чрезмерной длительности перерывов между судебными заседаниями в таких производствах. Также установлены случаи, когда судом первой инстанции в производстве неоднократно допускались существенные нарушения требований УПК, что приводило к отмене судами высших инстанций судебного решения с назначением нового рассмотрения. При этом к обвиняемым применялась мера пресечения в виде содержания под стражей в течение длительного времени.

Для соблюдения разумных сроков рассмотрения уголовных производств, в которых относительно обвиняемого применена мера пресечения в виде содержания под стражей, суд обязан реагировать в порядке, определенном ст.ст.

139, 140 УПК на случаи невыполнения процессуальных обязанностей участниками уголовного производства.

Так, суду в каждом случае необходимо устанавливать соблюдение порядка вызова участника уголовного производства путем проверки наличия подтверждения получения им повестки о вызове или ознакомления с ее содержанием другим путем.

При наличии такого подтверждения суду необходимо выяснять вопрос о наличии сведений, которые бы давали возможность установить причины неявки, так как при неявке без уважительных причин или неуведомлении о причинах своего неприбытия, суд обязан наложить на участника уголовного судопроизводства денежное взыскание.

Незначительное использование судами в ходе судебного производства процессуального механизма дистанционного судебного производства обусловлено отсутствием полномочий у суда принять решение об осуществлении такого производства, в котором за пределами здания суда (в СИЗО) находится обвиняемый, если он против этого возражает.

В то же время, учитывая то, что решение об осуществлении дистанционного судебного производства может быть принято судом по собственной инициативе (ч. 2 ст. 336 УПК), суду в каждом конкретном случае, при наличии обстоятельств, предусмотренных ч. 1 ст.

336 УПК, необходимо выяснять мнение обвиняемого о возможности осуществления дистанционного судебного производства.

По результатам анализа также установлено, что в многоэпизодных делах (производствах) чаще всего происходит «наслоение» разных причин отложения судебных заседаний, что приводит к нарушению разумных сроков рассмотрения.

В таких производствах суд обязан безотлагательно реагировать на ненадлежащее исполнение процессуальных обязанностей участниками судебного производства.

Следует признать обоснованной практику тех судей, которые определяя дату очередного судебного заседания выясняют мнение сторон уголовного производства и не назначают судебные заседания в дни, в которые явка сторон уголовного производства заведомо будет невозможной или затрудненной.

Судам при применении положений ч. 3 ст.

315 УПК необходимо учитывать практику ЕСПЧ, согласно которой одновременно с определениями законных случаев содержания лица под стражей и процессуальных гарантий избрания и продления применения таких мер однозначно признается неправильным «автоматическое» продление применения меры пресечения в виде содержания под стражей.

Поэтому при отсутствии соответствующих ходатайств сторон суд во время подготовительного судебного заседания уполномочен поставить перед сторонами производства вопрос о мере пресечения (для которого УПК предусмотрен ограниченный срок действия), поскольку суд на этой стадии процесса отвечает за соблюдение разумных сроков рассмотрения.

Ч. 1 ст. 197 УПК определено, что срок действия постановления следственного судьи, суда о содержании под стражей или продлении срока содержания под стражей не может превышать 60 дней.

Судам при определении срока окончания действия определения о продолжении применения меры пресечения в виде содержания под стражей следует учитывать, что в случае продолжения содержания под стражей предыдущее определение теряет свою силу.

Такой подход соответствует общему принципу законности уголовного производства и исключает случаи определения в определении срока содержания под стражей свыше 60 дней.

В случае представления прокурором ходатайства о продлении срока содержания под стражей в отношении нескольких обвиняемых суд должен учитывать, что соответствующее ходатайство подается прокурором отдельно по каждому из них (на основании ч. 4 ст. 184 УПК).

В случаях рассмотрения судами таких ходатайств по всем обвиняемым вместе нарушаются требования соблюдения законности в части ограничения права на свободу в уголовном производстве и не учитываются обязательные требования ст. 178 УПК.

Суд обязан учитывать обстоятельства индивидуального характера, перечень которых предусмотрен ст. 178 УПК для оценки рисков, которые могут служить вместе с основаниями, определенными ст. 177 УПК, общим основанием для продления срока содержания под стражей.

При таких обстоятельствах суд обязан рассматривать вопрос о продлении применения меры пресечения в виде содержания под стражей отдельно по каждому из обвиняемых.

Положение ст. 331 УПК только указывают на обязанность суда инициировать рассмотрение вопроса о целесообразности дальнейшего содержания под стражей обвиняемого при отсутствии ходатайства прокурора.

Рассмотрение этого вопроса должно происходить по нормам главы 18 УПК с обоснованием наличия рисков в уголовном производстве и необходимости дальнейшего применения меры пресечения в виде содержания под стражей.

Отсутствие мотивировочной части соответствующего судебного решения является нарушением как общих принципов уголовного производства, так и ст. 5 Конвенции.

Источник: //jurliga.ligazakon.net/news/124060_vssu-obobshchil-praktiku-primeneniya-mery-soderzhaniya-pod-strazhey

Топ-10 способов затянуть судебный процесс

Как можно законно продлить судебные заседания?

Всем известна фраза «в бою все средства хороши». То же самое можно сказать о споре, который по ряду причин уже невозможно разрешить без суда.

В этом случае одна из самых распространенных уловок – затянуть рассмотрение дела или постоянно искусственно отодвигать возобновление процесса. Иногда это происходит от безыс­ходности, а иногда – чтобы выиграть время и, например, добыть нужные доказательства.

Посмотрим, какие способы затянуть процесс существуют и насколько возможность их использования зависит от действия сторон и усмотрения суда.

«Разумный» расчет

Более полутора лет назад в АПК РФ была введена ст. 6.1. В ней идет речь о том, что сроки рассмотрения дела в суде должны быть разумными.

Понятно, что такая «разумность» напрямую зависит не только от суда, но и от спорящих сторон, а также от других участников процесса.

Использование различных способов затянуть рассмотрение спора свойственно обеим сторонам, ведь за то время, пока суд будет рассматривать дело, можно вывести с баланса активы, заключить притворные сделки, провести ликвидацию, а также многое другое.

Злоупотребление: есть и нет

Как показывает практика, во многих случаях имеет место так называемое злоупотребление процессуальными возможностями, которые предоставлены сторонам законом (АПК РФ, ГПК РФ, УПК РФ) и в использовании которых никто не вправе ограничить спорящих. Вот они и злоупотребляют, кому как необходимо.

Пункт 36 постановления Пленума ВС РФ № 30 и Пленума ВАС РФ № 64 от 23.12.2010 «О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении дел о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» дает следующее разъяснение.

При оценке поведения заявителя (истца) на него нельзя возлагать ответственность за длительное рассмотрение дела по причине использования им процессуальных средств, которые предоставлены ему законом для своей защиты.

В частности, это изменение исковых требований, изучение материалов дела, заявление ходатайств, обжалование вынесенных судебных актов.

А вот неисполнение процессуальных обязанностей (например, непредставление доказательств по гражданскому делу, неоднократная неявка в судебное заседание по неуважительным причинам) с позиции закона и высших судей однозначно расценивается как затягивание судебного процесса.

Однако среди юристов распространена несколько иная установка. Ее суть в том, что правовых оснований для обвинения в злоупотреблении процессуальными правами нет.

Мол, каждая сторона вправе использовать любые установленные законом способы защиты своих прав и интересов, в том числе право оспаривать акты суда. Но это не совсем верно. Так, в АПК РФ есть ст.

111, которая устанавливает своего рода ответственность за злоупотребление процессуальными правами.

Фрагмент документа

Показать

Ч. 2 ст. 111 АПК РФ

Арбитражный суд вправе отнести все судебные расходы по делу на лицо, злоупотребляющее своими процессуальными правами или не выполняющее своих процессуальных обязанностей, если это привело к срыву судебного заседания, затягиванию судебного процесса, воспрепятствованию рассмотрения дела и принятию законного и обоснованного судебного акта.

Именно эту норму суд применяет в случае, когда одна из сторон намеренно пытается затянуть различными способами судебный процесс.

Судебная практика

Показать

Решением налоговой инспекции компания привлечена к налоговой ответственности. Сумма санкций была уплачена в добровольном порядке по реквизитам, указанным в решении налогового органа. Позже инспекция сообщила, что штрафные санкции следовало перечислить по другим реквизитам. Организация повторно перечислила штраф на счет, указанный инспекцией.

Но и он оказался неправильным. Налогоплательщику пришлось перечислять деньги в третий раз. В связи с тем, что первые два платежа были ошибочными, компания дважды обратилась в налоговую инспекцию с заявлениями о возврате излишне перечисленных сумм. Однако налоговики отказали в возврате излишне уплаченных денег и порекомендовали обратиться в суд.

Арбитры удовлетворили требования компании, поскольку никаких правовых основания для удержания в бюджете излишне уплаченных сумм не нашлось. Однако инспекции такое решение, видимо, показалось несправедливым, и она обратилась с жалобами сначала в апелляционную, а затем в кассационную инстанции.

Суды посчитали, что в данном случае налоговая инспекция злоупотребила своим процессуальным правом на подачу апелляционной и кассационной жалоб, что привело к затягиванию судебного процесса. Арбитры указали, что понятие добросовестного пользования правами включает четкость процессуального поведения сторон и лояльность их по отношению к остальным лицам, участвующим в деле.

Злоупотребление налоговой инспекцией правом на судебную защиту проявилось в надуманных аргументах апелляционной и кассационной жалоб против хорошо обоснованного иска. Доводы, приведенные в апелляционной и кассационной жалобах, не имеют ни фактической, ни законодательной базы.

А кроме того, налогоплательщик был вынужден трижды уплачивать в бюджет штрафы по вине налоговой инспекции.

На основании изложенного ФАС Северо­Западного округа (постановление от 29.08.2005 № А56-45211/04) посчитал правомерным взыскание апелляционной инстанцией в доход федерального бюджета с налогового органа 1000 руб. государственной пошлины и взыскал с нее еще 1000 руб. за рассмотрение дела в кассации.

Процессуальная «машина времени»

Процессуальное законодательство с присущим ему строгим формализмом выдвигает жесткие требования к форме, содержанию и комплектности судебных документов. Малейшее несоответствие – и суд может применить законодательную «палочку-выручалочку»:

  • приостановить процессуальный срок (ст. 116 АПК РФ и ст. 110 ГПК РФ);
  • восстановить процессуальный срок (ст. 117 АПК РФ и ст. 112 ГПК РФ);
  • продлить процессуальный срок (ст. 118 АПК РФ и ст. 111 ГПК РФ);
  • объявить перерыв в судебном заседании (в среднем – пять дней) (ст. 163 АПК РФ);
  • отложить судебное разбирательство (ст. 158 АПК РФ и ст. 169 ГПК РФ).

Имейте в виду: арбитражный суд восстанавливает или продлевает процессуальный срок, если не истекли предельно допустимые сроки и при этом суд считает причину пропуска уважительной.

Уважительная причина – понятие растяжимое. Спорить с судом, почему он признал ту или иную причину уважительной, не принято. Хотя мотивы признания причины уважительной суд тоже не приводит. Принцип, в общем-то, один: чем больше и качественнее оправдательные документы, тем лучше.

Способ 1. Не все документы

Это, пожалуй, один из самых распространенных на практике способов затянуть процесс. Причем в большинстве случаев может применяться неоднократно. Особо изощряться не требуется: достаточно «забыть» приложить какую-нибудь нужную справку.

Классический пример: сторона подает апелляционную жалобу на определение, к ней (как бы случайно) оказываются приложены не все необходимые документы. Соответственно, суд жалобу не принимает и требует полный комплект документов.

При этом срок на обжалование начинает течь заново. В следующий раз все повторяется. Суд снова возвращает документы и опять восстанавливает или продлевает срок обжалования. И так до бесконечности.

И на все это время основной спор «повисает» в воздухе.

Между тем есть определения, которые нельзя (невозможно) обжаловать. Они, как правило, решают текущие процессуальные вопросы. Ключевой роли для исхода тяжбы они в большинстве случаев не играют.

Но чтобы затянуть процесс, именно их зачастую и обжалуют в апелляционную инстанцию.

Так, часть времени уходит на переправление документов в другой суд (не исключено, что в другую местность), часть – на вынесение отказа и возврат жалобы и пакета документов.

Способ 2. Ходатайство за ходатайством

Состязательность судебного процесса проявляется помимо прочего в том, что каждый участник вправе заявлять различные ходатайства (поводов не счесть). Причем делать это можно не только напрямую, но и, например, заказным письмом, телефонограммой, направлять ходатайство на факс суда и др.

Например, согласно решению ФАС Центрального округа от 01.08.2011 по делу № А35-3734/05 представитель Минфина России прямо заявил, что затягивание срока рассмотрения спора вызвано в том числе действиями самих истиц.

Они неоднократно ходатайствовали об истребовании доказательств и отложении судебных заседаний для ознакомления с материалами дела (хотя в данном случае суд в итоге не согласился с мнением чиновников и, вдобавок, взыскал с Минфина по 150 000 рублей в пользу каждой истицы).

По праву одно из самых «популярных» ходатайств – об отложении судебного заседания. Это наиболее простой вариант затянуть процесс. Мотивация может быть такая:

  • невозможно представить суду доказательство по причине нахождения его у отсутствующего лица;
  • необходимо истребовать доказательство у лица, которое не является участником процесса (при этом заявитель ходатайства на момент его подачи уже должен направить такому лицу запрос о предоставлении нужного доказательства).

Арбитражный суд может отложить судебное разбирательство по ходатайству обеих сторон в случае их обращения к суду или посреднику за содействием в добровольном урегулировании спора (часть 2 ст. 158 АПК РФ). Здесь речь идет прежде всего о намерении заключить мировое соглашение.

Конечно, на самом деле этого намерения может и не быть. Поэтому такой ход событий важно грамотно представить и обыграть. Тем более практика показывает: даже если другая сторона активно сопротивляется, суд все же даст время на примирение. Просто других вариантов у него нет.

Такие жесткие для суда рамки установлены ст. 138 АПК РФ, ст. 150 и 172 ГПК РФ.

Еще один очень распространенный способ затянуть процесс – попросить суд о вызове нового свидетеля. При этом нужно назвать Ф.И.О. свидетеля и место его жительства (пребывания). Далее все зависит от таланта убеждать, что этот свидетель важный и нужный.

При положительном исходе суд придет к выводу, что без участия этого лица рассматривать дело далее нецелесообразно (ч. 5 ст. 158 АПК РФ). То же самое касается и третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований.

Мотив простой: решение суда может затронуть их интересы по сделке (правоотношению).

Важно, что суд оценивает не только содержание ходатайства, но и момент, когда оно подано. Это очень важно, так как позволяет оценить возможность своевременно рассмотреть дело.

Судебная практика

Показать

Одна из сторон спора заявила ходатайство об участии в судебном заседании путем использования систем видеоконференцсвязи.

Отказывая в его удовлетворении, суд учел, что участники арбитражного процесса могут участвовать в судебном заседании путем использования видеоконференцсвязи при условии заявления ими ходатайства об этом и при наличии у суда технической возможности провести такую конференцию (ч.

1 ст. 153.1 АПК РФ). Ходатайство подается до назначения дела к судебному разбирательству и рассматривается судьей в течение пяти дней (ч. 4 ст. 159 АПК РФ).

Суд может отказать в удовлетворении ходатайства в случае, если оно не было подано своевременно вследствие злоупотребления процессуальным правом и явно направлено на срыв судебного заседания, затягивание судебного процесса, воспрепятствование рассмотрению дела и принятию законного и обоснованного судебного акта (ч. 5 ст. 159 АПК РФ).

Таким образом, арбитры посчитали, что ходатайство подано стороной с нарушением установленных порядка и сроков и не содержит обоснования объективных причин, препятствующих его подаче ранее.

Фактически ходатайство подано за два дня до начала судебного заседания, что исключает возможность своевременного рассмотрения дела судом.

Такие действия стороны направлены, по мнению суда, на затягивание судебного процесса (определение ФАС Волго-Вятского округа от 15.09.2011 по делу № А31-9103/2010).

Способ 3. Долгая экспертиза

Если при рассмотрении спора возник вопрос, который требует специальных знаний, скорее всего, будет назначена экспертиза. Она может длиться от недели до нескольких лет. Конечно, настолько долгий срок говорит о затягивании рассмотрения дела. И не факт, что ее результаты суд потом учтет при вынесении итогового решения.

Судебная практика

Показать

Источник: //www.delo-press.ru/articles.php?n=9323

Ветка права
Добавить комментарий