Как перевести человека с колонии поселения под домашний арест?

«Совместное проживание для осужденной женщины — сильнейший воспитательный механизм»

Как перевести человека с колонии поселения под домашний арест?

В конце 2015 года ФСИН утвердила «дорожную карту» по совместному проживанию матерей с детьми в местах лишения свободы.

Документ был разработан по инициативе Совета при правительстве РФ по вопросам попечительства в социальной сфере.

Зампред совета Юлия Басова рассказала корреспонденту “Ъ” Валерии Мишиной, на что сейчас жалуются женщины в местах лишения свободы и какие еще нормативные изменения необходимы.

— Каковы сейчас условия для матерей с детьми в местах лишения свободы?

— Условия проживания, конечно, везде разные. Но это как везде в России: как в больницах, как в детских садиках. Главное, что сейчас уже есть некий условный стандарт: если мать имеет ребенка до трех лет, она помещается в ту исправительную колонию, где есть дом ребенка, и дети прикреплены не к колонии, а к дому ребенка.

Для женщин в нашей стране колоний строгого режима не бывает. Максимально строгая форма отбывания наказания — это срок в исправительных колониях (ИК) общего режима.

Беременные женщины и женщины с детьми направляются в 13 женских колоний общего режима — туда, где есть условия для их содержания: это Мордовия, Московская, Нижегородская, Саратовская, Владимирская, Кемеровская, Ростовская области, Красноярский край.

Второе место отбывания наказания для женщин — это колонии-поселения, там сидят за менее тяжкие преступления. Но так получилось, что у матерей именно в колониях-поселениях меньше возможностей для проживания с детьми.

Причина банальна: в действующем приказе Минздравсоцразвития и Минюста, который регулирует порядок создания домов ребенка в местах лишения свободы, упомянуты только ИК. Но это не значит, что закон запрещает проживать с детьми в колониях-поселениях.

Уголовно-исполнительный кодекс РФ допускает эту возможность вне зависимости от формы исправительного учреждения. И здесь уже ситуация зависит от человеческого фактора: в некоторых колониях-поселениях, где руководство старается действовать в интересах матерей и детей, создаются такие условия.

Беременные и женщины с детьми также содержатся в СИЗО: они находятся там до решения суда, пока идут следственные действия. Но СИЗО — это отдельная тема, там не предусмотрены дома ребенка, поэтому совместное проживание в изоляторах существует изначально.

— Сколько детей содержится в домах ребенка ФСИН?

— В 2016 году, по данным ФСИН, в исправительных учреждениях находилось более 600 детей до трех лет. До 2016 года подавляющее большинство детей до трех лет проживали в домах ребенка на территории колоний, а матери могли навещать их по два часа в день.

Очевидно, что такая форма проживания в ИК, когда мать видит ребенка очень ограниченное время, негуманна, да и неэффективна с точки зрения формирования материнской привязанности, навыков материнства.

Поэтому по инициативе нашего совета ФСИН разработала «дорожную карту», предусматривающую постепенный переход к совместному проживанию матерей с детьми до трех лет.

Уже в 2016 году совместное проживание с детьми в отдельных помещениях было организовано примерно для 20% заключенных матерей, к концу 2017 года их должно быть уже 40%, а к 2021 году — 100%.

— Какие поступают жалобы в совет от женщин, находящихся в местах лишения свободы?

— Члены совета в прошлом году посещали колонии в Московской и Владимирской областях.

В одной из них нам пожаловались, например, что на женщин с детьми в колониях-поселениях налагают взыскания, чтобы перевести их на более строгий режим — в исправительные колонии общего режима, только потому, что там есть дома ребенка. А перевод на более строгий режим означает не только ужесточение условий, но и потерю шанса на условно-досрочное освобождение.

Совет поставил эту проблему перед Минюстом, и по нашей инициативе министерство подготовило изменения в приказ, регулирующий создание домов ребенка и порядок совместного проживания. В новую версию документа должны быть включены и колонии-поселения.

— Жалобы женщин подтвердились?

— Там сложная история. К сожалению, по прошествии времени крайне трудно установить все обстоятельства. Женщины говорят одно, ФСИН — другое.

Проверить сейчас, правомерны ли были эти взыскания, уже никто не сможет.

В жалобах, например, было, что с переводом в колонию более строгого режима они утрачивали право на условно-досрочное освобождение, а по справке ФСИН обе женщины были освобождены по УДО.

— На что еще жалуются?

— Например, были жалобы на то, что при родах на женщин надевают наручники. Это, безусловно, не слишком гуманная мера. Здесь, на наш взгляд, должен применяться индивидуальный подход в каждом конкретном случае, с учетом статьи и поведения заключенной.

Роды у осужденных принимаются в обычных роддомах, а создать в каждом роддоме особые условия, например решетки на окнах, технически невозможно.

Возможно, следует отдельно регламентировать, при каких условиях женщины-заключенные имеют право рожать без наручников.

Также существуют претензии к отсутствию пеленальных столиков в судах. Но эту проблему вряд ли нужно решать с помощью изменения законодательства. Я бы сказала, что нужно менять менталитет.

Например, попадая в больницу, мы, обычные граждане, тоже часто сталкиваемся с равнодушием, а иногда и с хамством персонала.

Невозможно просто прописать где-то в нормативном документе, что охранник должен женщину пожалеть и принести ей стул, чтобы перепеленать ребенка, а медсестра — пожалеть старика и взять его за руку.

Есть проблемы и с отдельными нормативами. Например, положено выдавать только один подгузник на ребенка в сутки, чего явно недостаточно. Нужно и здесь искать решение. Женщины в колониях работают. Почему бы не позволить им дополнительно, под заказ, покупать подгузники и другие товары для детей?

— Что может быть сделано для женщин в СИЗО?

— Это один из самых проблемных вопросов. В СИЗО находятся люди, чья вина еще не определена судом, формально они вообще невиновны. под стражей в СИЗО — это только одна из нескольких мер пресечения, есть еще подписка о невыезде, домашний арест, залог, личное поручительство. Но почему-то беременных женщин и женщин с детьми, обвиняемых в нетяжких преступлениях, часто помещают в СИЗО.

Могу привести конкретный пример: в ноябре 2016 года мы были в московском СИЗО и видели девушку, которая там находилась уже более двух лет, а возраст ее ребенка, который был с ней все это время,— 1 год и 10 месяцев. Она проходит по делу об экономическом преступлении.

Получается, что ее ребенок с рождения живет в тюрьме. При этом еще не доказано, что его мать — преступница.

Насколько я понимаю, ее держат в следственном изоляторе только потому, что у нее нет московской прописки, а следствие проходит в Москве: по территориальному признаку неудобно отпустить ее под подписку о невыезде или под домашний арест.

На мой взгляд, это просто вопиющие вещи. Но это вопрос не к ФСИН, а к следствию и к нашим судам, у которых, если я правильно помню, 99% обвинительных приговоров, что нонсенс для цивилизованной страны.

— В совете в рамках реформы ФСИН по совместному проживанию матерей с детьми разработали критерии и стандарты. Какова задача этого документа?

— Когда было принято решение о «дорожной карте», оказалось, что в разных колониях по-разному видят решение проблем. Поэтому нужно минимизировать субъективный подход на местах, чтобы все женщины с детьми, вне зависимости от места отбывания наказания, обладали равными правами и находились в равных условиях.

Но главная цель совместного проживания даже не в том, чтобы ребенок в первые годы жизни мог быть со своей матерью. Важно, чтобы мать по возвращении на свободу захотела быть со своим ребенком.

Здесь мы говорим не только о формировании привязанности, но и о выработке навыков по уходу за ребенком, о привычке выполнять материнские обязанности, о готовности нести полную ответственность за своего ребенка. Совместное проживание для осужденной женщины — сильнейший воспитательный механизм.

Дети, если хотите, это такой смысл их жизни, за который они могут зацепиться по возвращении на волю.

— Все осужденные женщины смогут рассчитывать на совместное проживание с детьми в местах лишения свободы к 2021 году. Не слишком ли долог такой срок реформы?

— На мой взгляд, срок нормальный. Нет сейчас в российских колониях такого количества помещений, в которых можно разместить матерей с детьми.

Для совместного проживания необходимы отдельные комнаты на две-три матери с отдельным душем, туалетом и другими удобствами. Все упирается и в деньги: реформа, по подсчетам ФСИН, в целом обойдется в 1,3 млрд руб. Да и само строительство — дело небыстрое.

Кроме того, нужен новый персонал для домов ребенка, его необходимо обучить. Нужно время и на изменение системы в целом.

Сейчас в учреждениях ФСИН работают административные комиссии, которые обследуют действующие дома ребенка. Предполагается, что где-то достаточно будет провести реконструкцию, а где-то построят новые корпуса.

По информации ФСИН, с 2018 года запланировано строительство общежития для совместного проживания 30 осужденных матерей с детьми в Челябинской области, в 2020 году — корпус для 100 матерей с детьми в Свердловской области и общежитие для 50 матерей с детьми в Саратовской области.

— Какие еще пути изменения ситуации проживания женщин с детьми в местах лишения свободы может предложить совет?

— Мы думаем в первую очередь о детях. Согласитесь, это ненормально, когда первые годы жизни человека проходят за решеткой. Совместное проживание — это хорошо, но его явно недостаточно. Нужно идти по пути смягчения форм наказания для женщин с детьми. Если для этого нужно менять законодательство, значит, нужно подумать, как его нужно менять.

Уже сейчас нормативные документы предусматривают, что суды должны выносить приговоры с учетом наличия у женщин малолетних детей и применять меры и условного наказания, а в отдельных случаях, возможно, и отсрочку наказания. С этого года начала действовать новая форма уголовного наказания — принудительные работы.

Такое наказание более адекватно, и оно должно повсеместно использоваться для женщин с детьми.

Многие женщины оказываются в тюрьме по неудачному стечению обстоятельств, по собственной глупости, из-за жизни в нездоровой среде. При этом большинство сидит по далеко не самым тяжким статьям.

Если в качестве наказания такие женщины будут выполнять социально полезные работы, например, ухаживать за стариками, работать нянечками и уборщицами в больницах, в хосписах и видеть ту боль, которая существует в мире, это может способствовать тому, что они поменяют взгляды на свою жизнь. При этом еще и поменяется среда, в которой они будут находиться.

Поэтому практика принудительных работ должна получить широкое распространение, когда речь не идет о тяжких преступлениях и когда женщина не имеет судимостей в прошлом.

Беседовала Валерия Мишина

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/3281545

Как засчитывается в срок лишения свободы время в СИЗО и под домашним арестом

Как перевести человека с колонии поселения под домашний арест?

А.

Кузнецов― Здравствуйте! Это программа «Быль о правах». В студии Алексей Кузнецов и Калой Ахильгов. Здравствуйте, Калой! Сегодня мы говорим об очень важной вещи.

В июле этого года закончились 10-летние, по-моему, баталии вокруг одной очень существенной поправки в Уголовный Кодекс: о том, как исчисляется и как потом засчитывается в срок лишения свободы то время, которое человек провел в следственном изоляторе или под домашним арестом до суда. Какие изменения приняты в законодательство?

К.

Ахильгов― Изменения существенные, потому что они касаются изменения сроков, которые человек находился во время предварительного следствия или судебного следствия (в зависимости от того, какая мера была ему избрана) либо под домашним арестом, либо в следственном изоляторе. И в этом смысле, конечно, это существенные изменения — изменения, я считаю, в сторону, как мы обычно говорим, либерализации законодательства. Это позволит очень многим людям — фактически, как некая амнистия…

А.

Кузнецов― Частичная такая.

К.

Ахильгов― Позволит очень многим людям обрести свободу.

А.

Кузнецов― Какой раньше был принцип, как исчислялись сроки раньше?

К.

Ахильгов― 1 в 1.

К.Ахильгов: Любое изменение, которое влечет смягчение судьбы, имеет обратную силу

А.

Кузнецов― То есть, независимо, в СИЗО человек находится, под домашним арестом — всё равно 1 проведённый день засчитывается как 1 день лишения свободы по приговору суда, независимо от того, какой режим приговором определён.

К.

Ахильгов― Совершенно верно.

А.

Кузнецов― То есть что колония-поселение, что строгий режим — всё равно 1 в 1. А что теперь?

К.

Ахильгов― Теперь весь срок, который человек провёл в СИЗО до приговора, ему будет исчисляться как 1 к 1,5, если его приговорили к колонии общего режима. Условно говоря, человек получил 5 лет лишения свободы в колонии общего режима. Из них 2 года он просидел в СИЗО. Значит, юридически будет считаться, что он просидел не 2 года, а умножаем на 1,5 — соответственно, 3.

А.

Кузнецов― И ему, соответственно, останется 2 в колонии общего режима.

К.

Ахильгов― Что касается приговоров, в которых люди приговорены к отбытию наказания в колонии строгого режима, то здесь 1 в 1 так и остаётся, как было раньше.

А.

Кузнецов― То есть строгий, особый и тюрьма остается прежним, 1 в 1.

К.

Ахильгов― Совершенно верно. Есть существенные изменения по домашнему аресту. Если раньше 1 день под домашним арестом считался как 1 день в СИЗО и, соответственно, в колонии, то сейчас 2 дня под домашним арестом будет считаться как 1 день в СИЗО или колонии.

А.

Кузнецов― То есть, иными словами, законодатель признал, что домашний арест — это более легкие условия ограничения свободы, чем нахождение в колонии, скажем, общего режима.

К.

Ахильгов― Совершенно верно. Потому что человек а) находится дома б) имеет возможность определенное время находиться вне дома: 2 часа, 3 часа — в зависимости от того, как суд постановит находиться вне дома.

А.

Кузнецов― Еще есть колонии-поселения.

К.

Ахильгов― Да, там 1 день, проведенный в СИЗО, будет приравниваться к 2 дням, проведенным в колонии-поселении. То есть если человек получил 2 года колонии-поселения и при этом 1 год просидел в СИЗО, то он должен быть немедленно освобождён.

А.

Кузнецов― Он будет освобожден в зале суда из-под стражи.

К.

Ахильгов― Совершенно верно.

А.

Кузнецов― Как на практике сейчас будет идти работа по реализации этого задним числом? Ведь, как я понимаю, вот та часть нормы, которая людям предоставила более льготный режим — вот эти 2 и 1,5 — она же имеет обратную силу, поскольку это смягчает положение…

К.

Ахильгов― Совершенно верно. В законодательстве любые изменения, которые приняты даже после того, как человек был задержан и так далее, любое изменение, которое влечет смягчение судьбы, имеет обратную силу. И наоборот, любое изменение, которое влечет усложнение судьбы, соответственно, не имеет обратной силы.

А.

Кузнецов― То есть к тем, кто из-под домашнего ареста попал в колонию, никакого пересчета применяться не будет? Им не будет удлиняться этот срок.

К.

Ахильгов― Да, не должен удлиняться. То есть до сего дня будет считаться 1 в 1. А если от сегодняшнего дня, условно говоря, человек будет задержан и ему изберется мера пресечения в виде домашнего ареста, то, соответственно, будет начисляться.

А.

Кузнецов― Это июль, если я не ошибаюсь.

К.

Ахильгов― В июле закон вступил в силу. А действует он спустя 3 месяца. В самой статье 72-й есть изменения, которые внесены. Там говорится, что эти изменения действуют спустя 3 месяца в отношении лиц, которые отбывают наказание в воспитательной колонии или колонии-поселении, и в течение 6 месяцев в отношении лиц, которые отбывают наказание в исправительной колонии общего режима.

А.

Кузнецов― Имеются в виду сроки, в течение которых администрация колонии должна проверить и пересчитать. Выносить окончательное решение будет администрация колонии, или это всё-таки очередное рассмотрение судом?

К.

Ахильгов― Нет, тут автоматически будет пересчитываться. Администрация колонии должна будет сама считать. То есть автоматически будет считаться, что если после вступления в силу этого закона срок, который осужденный отбыл в колонии, уже подошёл к тому, что он уже должен выйти, то колония автоматически сама должна пересчитать и, соответственно, рассчитать срок. И никаких дополнительных обращений в суд не нужно.

А.

Кузнецов― Вообще человеку, который понимает, что его затрагивает эта норма — предположим, он сейчас находится в местах лишения свободы — нужно проявлять какую-то активность или ему нужно ждать, пока не пройдет этот срок (либо 3, либо 6 месяцев), и ждать, что администрация сама сделает всё необходимое?

К.

Ахильгов― Администрация обязана это делать, потому что они необоснованно будут ограничивать его свободу в случае, если они не сделают этого.

А.

Кузнецов― Какой порядок жалоб, если всё-таки человек считает, что его права нарушены? Администрация, там, нерасторопна, забыла его, просмотрела…

К.

Ахильгов― Есть два варианта. Осужденный имеет право прямо в колонии обратиться к руководству колонии. И есть второй вариант: как называется, с воли адвокат может…

А.

Кузнецов― То есть нужно как-то связаться с родственниками или непосредственно с адвокатом и просить заняться этим делом. На ваш взгляд, этот новый способ исчисления — это шаг в правильном направлении?

К.

Ахильгов― Абсолютно. Это гуманизация законодательства. Учитывая, что у нас тюрьмы переполнены, колонии переполнены.

А.

Кузнецов― Есть какие-то примерные оценки, какого количества людей это может сейчас коснуться практически?

К.

Ахильгов― Данные есть разные, но в самом ФСИНе говорят, что это примерно около 100 тысяч человек.

А.

Кузнецов― Из примерно 650 тысяч тех, кто сейчас находится в местах лишения свободы.

К.

Ахильгов― Да, то есть 15-20%. Это достаточная сумма.

А.

Кузнецов― Далеко не всякая амнистия дает такой результат. Хорошо. Чем отличается режим в колонии-поселении от режима СИЗО? Почему законодатели сочли, что в колонии-поселении, условно говоря, в 2 раза легче находиться, чем в СИЗО?

К.

Ахильгов― Потому что там нет таких ограничений, нет такого режима, как в СИЗО. В СИЗО ты постоянно находишься в камере. У тебя есть определённое время, когда ты выходишь на прогулки или в спортзал, если он там есть.

А колония-поселение — это некая ограниченная территория, огражденная территория, на которой есть типовые здания типа общежитий, в которых, соответственно, осужденные живут и, возможно, на территории же работают.

А.

Кузнецов― То есть по территории колонии-поселения он может перемещаться свободно? Внутри вот этого охраняемого периметра.

К.

Ахильгов― Да, она и есть колония-поселение.

К.Ахильгов: Сейчас 2 дня под домашним арестом будет считаться как 1 день в СИЗО или колонии

А.

Кузнецов― То есть это, действительно, ну, не пионерский лагерь, конечно, но несравненно более лёгкое положение, чем в СИЗО. Почему даже колония обычного, общего режима всё равно получается легче, чем СИЗО? Неужели в СИЗО настолько у нас всё скверно?

К.

Ахильгов― Вопрос даже не в том, насколько скверно в СИЗО. Это, безусловно, отдельная тема. Но вопрос в том, что у нас СИЗО переполнены. В случае, когда в камере должно находиться 10 человек, у нас находится примерно 25 — чтобы вы понимали пропорцию, насколько переполнено.

А.

Кузнецов― То есть законодатель, фактически, согласился с тем, что наши условия содержания людей до суда, в общем, не выдерживают серьезной критики.

К.

Ахильгов― Совершенно верно. Более того: сейчас-то еще более-менее ситуация складывается, скажем так, в сторону гуманизации, в сторону стабилизации. А вот лет 10 назад, я помню, для нас в практике, когда суд избирал домашний арест, это было что-то из ряда вон выходящее.

А.

Кузнецов― Сейчас это чаще?

К.

Ахильгов― Да, сейчас это в порядке вещей, особенно в экономических делах. Это вполне себе нормальная история.

А.

Кузнецов― Вот это я читал комментарии: высказывается такое осторожное предположение, что теперь адвокаты в первую очередь людей, которые находятся под следствием, будут искусственно затягивать прохождение дела к суду именно в тех случаях, когда вот это вот досудебное нахождение будет давать наибольшую льготу после. То есть, иными словами, адвокаты, понимая, что, скорее всего, их подзащитному светит колония-поселение, будут стараться оттянуть отправку туда их доверителя для того, чтобы сократить максимальный срок. Возможны такие ухищрения?

К.

Ахильгов― У меня есть два варианта ответа. Первое: у нас, у адвокатов, не особо-то есть возможность затягивать, потому что следствие в свое время может сразу написать куда нужно, и адвоката сразу подтянут куда надо.

А.

Кузнецов― То есть вот это сложившееся представление, что адвокат может бесконечно забалтывать и откладывать…

К.

Ахильгов― Обычно бывает наоборот. Первые полгода следователи обычно затягивают всё. Потом, когда подходят сроки, они вдруг начинают всё это впопыхах, быстренько расследовать. Во-вторых, даже если это так, если законодатель это допускает, то, например, нахождение в СИЗО — я вам не скажу, что это такая легкая прогулочка. Даже по сравнению с колонией-поселением.

А.

Кузнецов― То есть большинство людей лучше выберут подольше побыть в колонии-поселении, чем провести лишний день в СИЗО?

К.

Ахильгов― Тут вопрос очень индивидуальный. В СИЗО очень разные подходы к людям, и СИЗО тоже разные бывают. Некоторые, например, с точки зрения собственного восприятия не могут себе позволить находиться в камере постоянно, 24 часа в сутки, с 30 разными незнакомыми людьми.

А.

Кузнецов― То есть люди с разными формами социопатии.

К.Ахильгов: Теперь весь срок, который человек провёл в СИЗО до приговора, ему будет исчисляться как 1 к 1,5

К.

Ахильгов― Да, то есть это такой психологический вопрос. Может быть, он предпочтет один 1,8 года просидеть в колонии-поселении, чем год просидеть в СИЗО. По-разному бывает. А может, и наоборот. Но в любом случае ответ на ваш вопрос таков, что у адвокатов не особо много возможностей затягивать процессы, особенно на предварительном следствии. А во-вторых, даже если и попытаться затянуть, я не вижу в этом ничего плохого.

До определенного момента это может быть и способ такой защиты.

А.

Кузнецов― То есть это не уловка, это допускаемая законом профессиональная, скажем так, тактика.

К.

Ахильгов― Такой лайфхак.

А.

Кузнецов― Да, лайфхак для тех кто его ценит. Ну и последний вопрос, который я успеваю задать. Как вы думаете, это просто какой-то разовое решение, или за этим могут последовать ещё какие-то действия законодателя в направлении смягчения положения людей, попавших под лишение свободы?

К.

Ахильгов― Действительно, вы в самом начале сказали, что у нас очень много людей сидят в тюрьме. Более 600 тысяч — это очень много для нашего населения и для нашей страны. Поэтому я очень рассчитываю, что это не последняя мера, которая будет приниматься в сторону гуманизации нашего законодательства.

А.

Кузнецов― Почему так долго? 10 лет ведь обсуждались эти поправки!

К.

Ахильгов― Честно говоря, я и в этот раз очень скептически отнесся. Когда этот вопрос заново подняли еще в начале этого года, я очень скептически к этому отнесся. Я думал: наверное опять ещё затянут на пару лет. Ну, слава Богу, что приняли. Я думаю, что руководство страны понимает, что нельзя вот в таких условиях содержать людей. Действительно плачевные условия в СИЗО, плачевные условия в колониях. И сажать людей за что попало — это тоже не самое правильное. Ведь есть же цели наказания.

Цели — исправление, но люди же не исправляются. Поэтому из этого тоже нужно исходить.

А.

Кузнецов― Это были 12 минут осторожного оптимизма на правовые темы, которые называются «Быль о правах». С вами были Калой Ахильгов и Алексей Кузнецов. Встретимся в следующую пятницу. Всего вам доброго!

источникhttps://echo.msk.ru/programs/prava/2315709-echo/

Источник: http://antipytki.ru/2018/11/16/kak-zaschityvaetsya-v-srok-lisheniya-svobody-vremya-v-sizo-i-pod-domashnim-arestom/

Все зависит от поведения

Как перевести человека с колонии поселения под домашний арест?

– Человек осужден впервые, на 10 лет. Отсидел 5,5 года. Поведение примерное. Есть поощрения. Ни с кем не конфликтует. Режим содержания не нарушает. Исков нет. Никому не причинил ни физического, ни морального вреда. Переведён на облегчённые условия содержания с 2013 года, что является длительной формой поощрения.

Женился во время отбывания наказания. Возможно ли перевести его со строгого режима на общий? Возможно ли применение ч.

4 статьи 73 УК РК (новая редакция), согласно которой лицу, отбывающему лишение свободы за преступления небольшой, средней тяжести, тяжкие или особо тяжкие преступления, оставшаяся неотбытой часть наказания может быть сокращена судом не более чем наполовину?

В каких случаях наказание может быть заменено более мягким? И как происходит весь этот процесс?

Возможно ли назначение защитником законной жены в соответствии со статьями 66, 67 и 70 УПК РК, если муж уже отбывает наказание (больше половины срока)?

Можно ли выйти осужденному под домашний арест, под поручительство жены и при предоставлении справок о принятии на работу?

К кому применяется домашний арест и в каких случаях?

Какие изменения есть в новом уголовном кодексе по преступлениям особой тяжести?

Если отказ в УДО мотивирован недостаточно отсиженным сроком, но при этом человек на облегчённых условиях содержания, с хорошей характеристикой, и представление на УДО было подано по отбытой законом части самим учреждением, как того требует статья, – насколько это правомерно?

Вопросы по телефону

На вопрос ответил председатель Атырауского областного суда Маргулан БЕКТУРГАНОВ:

– В соответствии с пунктом б) части 5 статьи 48 УК РК (новая редакция – пункт 3), части 5 статьи 46 УК РК лицам, впервые осужденным к лишению свободы за совершение особо тяжких преступлений, лишение свободы назначается в исправительных колониях строгого режима. Следовательно, лицо, указанное в вопросе, осуждено за совершение особо тяжкого преступления.

В зависимости от поведения и отношения к труду осужденным может быть изменён вид исправительного учреждения.

В соответствии с частью 2 статьи 73 Уголовно-исполнительного кодекса положительно характеризующиеся осужденные могут быть переведены для дальнейшего отбывания наказания из исправительных колоний общего и строгого режимов в колонию-поселение по отбытии осужденными, находящимися в облегчённых условиях содержания, не менее половины срока наказания.

Согласно части 3 указанной статьи не подлежат переводу в колонию-поселение: осужденные при особо опасном рецидиве преступлений; осужденные к пожизненному лишению свободы, а также осужденные, которым пожизненное лишение свободы заменено в порядке помилования лишением свободы на определённый срок; осужденные, не прошедшие обязательного лечения, а также требующие специального лечения в медицинских учреждениях закрытого типа; осужденные, не давшие согласия в письменной форме на перевод в колонию-поселение.

Применение части 4 статьи 73 УК возможно, если лицо, отбывающее наказание за совершение особо тяжкого преступления, в период отбывания наказания способствовало раскрытию и расследованию преступлений, совершённых преступной группой, либо выполнило все условия процессуального соглашения. В этом случае оставшаяся неотбытой часть наказания может быть сокращена судом не более чем наполовину.

ГДЕ БУДЕТ ЖИТЬ И РАБОТАТЬ?

Замена неотбытой части наказания более мягким видом наказания либо сокращение срока назначенного наказания отражены в статье 73 УК РК.

Вопрос о замене неотбытой части наказания более мягким наказанием рассматривается по ходатайству осужденного, а также в случае, предусмотренном частью 5 статьи 478 УПК (по ходатайству Генерального прокурора РК или его заместителя в рамках процессуального соглашения о сотрудничестве).

Орган, исполняющий наказание, обязан предоставить суду материалы, имеющие значение для принятия законного решения, в том числе сведения об отбытии срока наказания; сведения о возмещении ущерба, причинённого преступлением; подробные данные, характеризующие поведение осужденного во время отбывания наказания, включая сведения о прохождении им лечения от алкоголизма и наркомании и его результатах, о наличии иных заболеваний, требующих обязательного лечения; об отношениях с членами семьи. Кроме того, указанный орган предоставляет суду мнение о степени исправления осужденного к данному моменту и необходимости отбывания им всего срока наказания или об отсутствии таковых, а также данные о предполагаемом месте проживания осужденного после освобождения и перспективе его трудоустройства (письменное согласие родственников, предоставление жилья, места работы организацией, органами местного самоуправления).

НАКАЗАНИЕ ЗА УБИЙСТВО УЖЕСТОЧЕНО

При рассмотрении вопроса об условно-досрочном освобождении от наказания участие в судебном заседании осужденного, защитника, представителя учреждения или органа, исполняющего наказание, прокурора обязательно.

По результатам рассмотрения суд выносит постановление об удовлетворении ходатайства, об отказе в удовлетворении ходатайства или об отказе в удовлетворении ходатайства в УДО с принятием решения о замене неотбытой части наказания другим более мягким наказанием.

Лицу, совершившему особо тяжкое преступление, в любом случае всегда назначалось наказание в виде лишения свободы. Особых изменений в новом кодексе по этим преступлениям в части наказания не произошло, во многих статьях наказание осталось прежним.

Однако надо отметить, что санкция части 1 статьи 96 УК («Убийство») начинается с 8 лет (ранее было 6 лет), санкция части 2 заканчивается 25 годами (ранее – 20 лет).

Кроме того, ужесточилось наказание за финансирование террористической или экстремистской деятельности и иное пособничество терроризму либо экстремизму (старая редакция – до 5 лет, новая – от 3 до 7).

ЖЕНА В ВОДДЕРЖКУ АДВОКАТУ

В соответствии со статьей 66 УК защитник – лицо, осуществляющее в установленном законом порядке защиту прав и интересов осужденного и оказывающее ему юридическую помощь.

При участии адвоката в уголовном процессе в качестве защитника, наряду с ним, по письменному заявлению осужденного, его защиту может осуществлять одно из следующих лиц: супруг (супруга) или близкий родственник, опекун, попечитель либо представитель организации, на попечении или иждивении которой находится подзащитный.

Следовательно, по заявлению осужденного супруга может участвовать в качестве защитника по постановлению органа, ведущего уголовное производство.

В соответствии со статьёй 137 УПК домашний арест является мерой пресечения. Согласно статье 146 УПК домашний арест заключается в изоляции подозреваемого, обвиняемого от общества без содержания их под стражей, но с применением ограничений, установленных судьёй по основаниям и в порядке, предусмотренном статьёй 147 УПК. К осужденному не может быть применён домашний арест.

В соответствии с нормами статьи 147 УПК прокурор, ознакомившись с постановлением лица, осуществляющего досудебное расследование, о возбуждении ходатайства перед судом о даче санкции на применение меры пресечения в виде содержания под стражей, может отказать и направить ходатайство следственному судье о санкционировании иной меры пресечения, например, домашнего ареста. Кроме того, согласно части 7 статьи 148 УПК следственный судья, не усмотрев достаточных оснований для санкционирования содержания под стражей сроком на два месяца, вправе санкционировать содержание под стражей сроком до десяти суток либо избрать меру пресечения в виде домашнего ареста.

В соответствии с частью 2 статьи 146 УПК при применении домашнего ареста в отношении подозреваемого, обвиняемого, подсудимого могут быть применены одно или несколько ограничений: запрет выхода из жилища полностью или в определённое время; запрет на ведение телефонных переговоров, отправление корреспонденции и использование средств связи, за исключением случаев, предусмотренных п. 5 ч. 2 настоящей статьи; запрет на общение с определёнными лицами и принятие кого бы то ни было у себя; применение электронных средств контроля и возложение обязанности носить при себе эти средства; возложение обязанностей отвечать на контрольные телефонные звонки или иные сигналы контроля, звонить по телефону или лично являться в определенное время в орган дознания или другой орган, осуществляющий надзор за поведением подозреваемого, обвиняемого или подсудимого; установление наблюдения за подозреваемым, обвиняемым или их жилищем, а также охрана их жилища или отведённого им помещения в качестве жилища; другие меры, обеспечивающие надлежащее поведение и изоляцию подозреваемого, обвиняемого от общества.

Следовательно, мера пресечения в виде домашнего ареста применяется в отношении подозреваемого, обвиняемого, подсудимого.

ЧТО КАСАЕТСЯ УДО

Одним из оснований применения условно-досрочного освобождения является отбывание лицом указанного в части 3 статьи 72 УК РК срока наказания в зависимости от категории совершённого преступления.

Условно-досрочное освобождение может быть применено после фактического отбытия осужденным: не менее одной трети срока наказания, назначенного за преступление небольшой или средней тяжести; не менее половины срока наказания, назначенного за тяжкое преступление; не менее двух третей срока наказания, назначенного за особо тяжкое преступление, а также, если примененное ранее условно-досрочное освобождение было отменено по основаниям, предусмотренным пунктами 1 и 2 части седьмой настоящей статьи; не менее трёх четвертей срока наказания, назначенного за преступления, предусмотренные пунктами 3 и 5 части 3 статьи 120 и пунктами 3 и 5 части 3 статьи 121 настоящего кодекса, а также, если примененное ранее условно-досрочное освобождение было отменено по основанию, предусмотренному пунктом 3 части 7 настоящей статьи; не менее одной трети срока наказания, назначенного за тяжкое преступление, либо не менее половины срока наказания, назначенного за особо тяжкое преступление, в случае выполнения осужденным всех условий процессуального соглашения.

В любом случае суд обязан тщательно исследовать поведение упомянутого в вопросе человека за весь период отбытия наказания, а не только за время, непосредственно предшествующее рассмотрению ходатайства.

Подготовила Зульфия БАЙНЕКЕЕВА

Нашли ошибку? Выделите её мышью и нажмите Ctrl + Enter.

Есть, чем поделиться по теме этой статьи? Расскажите нам. Присылайте ваши новости и видео на наш WhatsApp +7 707 37 300 37 и на editors@azh.kz

Источник: https://azh.kz/ru/news/view/32166

Заключенным пересчитают сроки по новому закону в России

Как перевести человека с колонии поселения под домашний арест?

Например, если суд отправит осужденного в колонию общего режима, день в СИЗО засчитают за полтора. Так что два месяца под арестом на бумаге превратятся в три. Если же суд назначит арестанту колонию-поселение, то день засчитают за два. То есть два месяца зачтут за четыре.

По данным тюремного ведомства, в следственных изоляторах находятся более 100 тысяч человек. Тюремное ведомство сообщило, что в течение ближайших шести месяцев подготовит и направит в суды документы для пересчета сроков наказания осужденным – тем, кто попал под действие новых правил.

В течение трёх месяцев со дня вступления закона в силу в суды будут направлены документы на осужденных, отбывающих наказание в воспитательных колониях или колониях-поселениях. А в течение шести месяцев в суды поступят документы на осужденных из колоний общего режима, а также исправительных центров, где находятся на принудительных работах.

Если же по приговору осужденный из СИЗО поехал в колонию строгого или особого режима, изменения его не коснутся. День ареста, как и прежде, будет считаться за день.

Эксперты уже заявили, что принятый закон «круче, чем амнистия». Не только по числу тех, перед кем откроются двери казенных домов. Амнистия – это по определению разовая акция, а новые правила будут действовать постоянно.

На данный момент трудно сказать, сколько человек выйдут на свободу после пересчета сроков. Но, кроме того, после новых расчетов у массы заключенных, если не закончатся сроки, то приблизятся сроки условно-досрочного освобождения или смягчения наказания. Зато для тех, кто находится под домашним арестом, юридическое время замедлится.

«Изменен порядок зачета времени нахождения под домашним арестом в срок лишения свободы, который устанавливается из расчета два дня нахождения под домашним арестом за один день содержания под стражей или лишения свободы», – отметили в пресс-бюро Федеральной службы исполнения наказаний. Данное правило не имеет обратной силы, так как ухудшает положение человека. Поэтому удлинять сроки тем, кто уже осужден, а во время суда и следствия находился под домашним арестом, не будут.

По данным Федеральной службы исполнения наказаний на 1 июня 2018 года, в следственных изоляторах содержались 104 тысячи 315 человек. Всего за решеткой находились 592 тысячи 467 человек. Из них 485,4 тысячи – в колониях общего режима, 35,1 тысяча – в колониях-поселениях.

При этом суды гораздо чаще стали назначать домашний арест. По данным Судебного департамента при Верховном суде России, в прошлом году суды удовлетворили 6,4 тысячи ходатайств об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста. Причем отказывали редко: удовлетворено 87 процентов таких ходатайств.

По материалам «Российской газеты»

 pixabay.com

Первые игры после смены руководства провел “АлтайБаскет”. В прошедшие выходные барнаульцы принимали “Зенит-2” из Санкт-Петербурга. Как команды провели серию из двух игр, расскажет корреспондент телеканала “Катунь 24″… Три путевки на юниорское первенство России по боксу завоевали алтайские спортсмены. В Краснодаре 21 февраля выступят победители первенства Сибирского федерального округа по боксу. На этих соревнованиях в Иркутске спортсмены 17-18 лет… Министерство просвещения разработало проект порядка осуществления образовательной деятельности в школах, включающий раздел о переходе на семейное образование. Об этом сообщает РИА Новости. Всех прилетевших из Восточной Азии осматривают сотрудники Роспотребнадзора. Как проверяют пассажиров и можно ли летать сейчас в Китай, узнал корреспондент телеканала «Катунь 24» Иван Горбатов. Выпуск новостей в 17:00, 28 января: 1. В крае продолжают ликвидировать последствия небывалых снегопадов. 2. Президент России Владимир Путин подписал распоряжение, которым утвердил новый состав президиума Государственного… Сегодня, 28 января 2020 года, в городском комитете по образованию прошла пресс-конференция заместителя руководителя ведомства Михальчук Натальи Александровны по вопросам зачисления детей в школу. Волонтеры поискового отряда «Лиза Алерт» просят помощи в поисках 56-летнего жителя Барнаула. С 2 января 2020 года его местонахождение неизвестно. Эксперты изучили рынок недвижимости городов Сибирского федерального округа и составили топ-5 самых маленьких квартир, находящихся в продаже. Как правило, это небольшие студии в новостройках, но встречаются и компактные квартиры в старом фонде… В СМИ Алтайского края появилось сообщение, что днем 27 января на женщину с крыши многоэтажного дома в Бийске обрушился снежный ком. 

Источник: https://katun24.ru/news/406928

И дольше суток длится день

Как перевести человека с колонии поселения под домашний арест?

Госдума меняет условия зачета предварительного заключения

Внесенный десять лет назад закон об изменении формулы зачета срока содержания под стражей в срок наказания прошел второе чтение. Его принятие может привести к освобождению сотен тысяч осужденных — закон имеет обратную силу

Алексей Филиппов / РИА Новости

​Госдума в среду, 20 июня, поддержала во втором чтении поправки в статью Уголовного кодекса о зачете времени содержания под стражей до приговора суда в срок отбывания наказания в виде лишения свободы после приговора (ст. 72 УК РФ), сообщается на сайте нижней палаты парламента. В четверг Госдума рассмотрит поправки в третьем чтении.

В случае принятия документа правила зачета ареста в срок лишения свободы изменятся.

​Если суд приговорит подсудимого к сроку в исправительной колонии общего режима (в случае несовершеннолетних — воспитательной колонии), то каждый день в СИЗО будет считаться за полтора дня в исправительном учреждении. Если же суд отправит в колонию-поселение, то день в СИЗО будет приравниваться к двум дням лишения свободы.

Срок в СИЗО также будут учитывать при отбывании других видов наказания. Так, день в изоляторе будет приравниваться к двум дням принудительных работ, ограничения свободы или ареста; к полутора дням в дисциплинарном батальоне, к трем дням исправительных работ и ограничения по военной службе или восьми часам обязательных работ.

​При этом коэффициент зачета для домашнего ареста уменьшится. Сейчас домашний арест полностью засчитывается в срок лишения свободы, но в случае принятия законопроекта день домашнего ареста будет приравниваться лишь к половине дня в колонии.

Особо тяжкий законопроект

Проект поправок был внесен в Госдуму в 2008 году, первое чтение прошел еще в 2015 году; 20 июня ему исполнилось ровно десять лет, отметил в беседе с РБК его инициатор, председатель комитета Думы по госстроительству и законодательству Павел Крашенинников.

Возвращение к документу не было внезапным, рассказал депутат: «У нас были поправки ко второму чтению, и, конечно, мы очень много согласовывали. Эти согласования все десять лет в повестке были. Все очень тяжело, но сейчас мы вышли на какие-то соглашения».

Изменения коснутся «не одной сотни тысяч» человек, прогнозирует Крашенинников; при этом он отмечает, что речь идет «не о выходе, а именно о пересчете сроков».

«Сравнивать с одной или двумя амнистиями — это просто бессмысленно. Мы можем по одним и тем же статьям постоянно проводить амнистии, но мы отпускаем и потом снова заводим людей.

Не легче ли какие-то универсальные правила предлагать?» — пояснил депутат.

Закон в случае принятия будет иметь обратную силу: пересчету будут подлежать сроки уже осужденным людям, но только в сторону уменьшения.

Исключение — те, кто до суда находится (или сейчас находится) под домашним арестом, поскольку пересчет ухудшил бы их положение, объяснил депутат: «Поэтому [режиссеру Кириллу] Серебренникову и остальным беспокоиться нечего. Им срок будет зачтен «один к одному».

Многочисленные исключения

Новые нормы не коснутся приговоренных к лишению свободы в колонии строгого или особого режима, следует из законопроекта. В 2017 году суды в полтора раза чаще отправляли осужденных в колонии строгого режима, чем общего, и почти в пять раз чаще, чем в колонии-поселения.

Это следует из статистики Судебного департамента Верховного суда. В зоны строгого режима отправились 97,8 тыс. осужденных, общего — 69,2 тыс., в колонии-поселения — 20 тыс. Еще 8,9 тыс.

человек будут отбывать наказания в колониях особого режима (это зоны для пожизненно осужденных, а также тех, кто признан особо опасным рецидивистом).

Всего по состоянию на 1 июня 2018 года совокупно в колониях строгого и общего режима содержались 485,4 тыс. человек, из них в колониях общего режима — немногим более 120 тыс. человек, сообщили РБК в пресс-бюро Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН). В колониях-поселениях находились 35,1 тыс. человек.

Кого не коснутся новые правила перезачета сроков

— осужденных при особо опасном рецидиве преступлений;

— пожизненно осужденных и тех, кому смертная казнь заменена на лишение свободы;

— заключенных, у которых есть дисциплинарные взыскания;

— осужденных по статьям УК о теракте, содействии и публичным призывам к терроризму, прохождении обучения в целях террористической деятельности, создании террористического сообщества или организации; акте международного терроризма;

— осужденных за захват заложников — организованной группой или повлекший тяжкие последствия (например, смерть человека);

— осужденных за захват воздушного судна в террористических целях;

— осужденных за незаконное приобретение, хранение и перевозку наркотиков в крупном и особо крупном размере; сбыт, производство, хищение и вымогательство наркотиков в любом размере;

— осужденных за госизмену и шпионаж;

— осужденных за посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля, насильственный захват власти, вооруженный мятеж или нападение на лицо или учреждение под международной защитой, если они сопряжены с террористической деятельностью.

Решение об освобождении по перезачтенному сроку будет приниматься судом, предполагает автор законопроекта: суд будет обязан запросить из учреждения сведения о взысканиях осужденного, и в случае их отсутствия принять решение об освобождении, объясняет Крашенинников.

«У нас сейчас сплошная уравниловка — что домашний арест, что СИЗО, и неважно, какой режим человек получил.

Но я был в разных учреждениях — это совершенно разные условия, разная жизнь, разная экология в прямом и переносном смысле.

С учетом того, что у нас в крупных городах еще до революции половина СИЗО была построена, там находиться просто невозможно, особенно летом», — прокомментировал Крашенинников.

Особенно важна инициатива для бизнеса, убежден парламентарий: «Мы знаем, что арест — это фактически наказание до приговора, и такое наказание позволяет выбивать любые показания. Недобросовестные правоохранители этим, конечно, пользуются».

«Законопроект урезанный и, более того, наплевательский по отношению к позиции Конституционного суда по домашнему аресту. КС не раз говорил, что домашний арест — исключительная мера, такая же по значимости, как стража.

Люди, которые были под домашним арестом, подтвердят, что разница только в условиях, а так — и психологически, и физически все это очень тяжело.

В любом случае ты теряешь социальные связи и бизнес, и в итоге получается, что ты просидел год под домашним арестом и это превратилось всего в полгода колонии», — заявил РБК руководитель юридического департамента организации «Русь сидящая» Алексей Федяров.

По его словам, поправки могут превратиться в «дополнительное оружие» и станут «репрессивной мерой» в отношении бизнесменов, которым чаще стараются избирать в качестве меры пресечения домашний арест: «Человек будет понимать, что в СИЗО у него хотя бы день за день шел к строгому режиму».

Источник: https://www.rbc.ru/newspaper/2018/06/21/5b2a4a7c9a7947c47fc74312

Ветка права
Добавить комментарий