Как подать иск в суд, если водитель сбил ребенка и потребовал от него компенсацию?

Пешеходу никто не платит

Как подать иск в суд, если водитель сбил ребенка и потребовал от него компенсацию?

Водитель, управлявший автомобилем, сбившим пешехода, независимо от степени (и наличия) вины обязан компенсировать причиненный вред здоровью и жизни потерпевшего.

Однако в случае виновности пешехода выплаты по страховке автогражданской ответственности оказываются гораздо меньше стоимости ремонта сбившего пешехода автомобиля, хотя жизнь и здоровье – главные ценности нашего общества. Но это только одна сторона вопроса. Как ни странно, проблемы с получением эквивалентной компенсации за вред здоровью и жизни есть и у невиновных в ДТП пешеходов.

Начнем по порядку. Относительно прав. Пешеход, невиновно пострадавший в ДТП, имеет право получить компенсацию за вред здоровью от страховой компании, застраховавшей гражданскую ответственность водителя, причинившего вред в пределах страхового покрытия (на сегодня это 160 тыс.

рублей) и (или) от причинителя вреда по суду. Медицинская помощь и лечение оказываются пострадавшему независимо от его виновности или невиновности по полису обязательного медицинского страхования (ОМС) в пределах предусмотренного перечня медицинских услуг и предоставляемых лекарств.

Теперь о практике реализации прав пострадавшего. Этап первый – больница.

Не хочешь остаться инвалидом – плати деньги

Этап второй – компенсация затрат пешехода на лечение по закону об ОСАГО.

Пострадавший пешеход, как и другие участники дорожного движения, невиновные в ДТП, имеют право на компенсацию вреда здоровью и жизни по закону об ОСАГО. Однако получить что-то со страховых компаний по ныне действующему законодательству на практике очень сложно. Компенсируются только затраты на лечение, которое не могло быть получено в рамках ОМС.

Необходимость всех произведенных затрат должна быть подтверждена выписками из истории болезни, чеками, договорами, счетами-фактурами, накладными и т. д. Перечень документов, которые необходимо представить, составляет до 40 позиций. В итоге компенсацию получают в основном за потерю в заработной плате в связи с длительным лечением.

Моральный ущерб по ОСАГО не компенсируется.

В результате лишь менее 0,5% от всех пострадавших в ДТП обращаются в страховые компании за возмещением вреда здоровью, а средняя сумма выплат не превышает 22 тыс. рублей. Суммарные выплаты страховщиков по закону об ОСАГО за вред здоровью всем участникам дорожного движения составляют менее 0,4% от выплат по материальному ущербу, а выплаты пешеходам составляют менее 0,1%.

Закон об ОСАГО в отношении компенсации вреда здоровью пока не работает

Надо сказать, что в новой редакции закона об ОСАГО, рассматриваемой Госдумой РФ, предусмотрены предварительные компенсации за вред здоровью без предоставления подтверждающих затраты документов, что предлагалось «Союзом пешеходов» с 2010 года.

Однако размер этих выплат, определяемый по специальной таблице в зависимости от полученной травмы, в процентах от суммы страхового покрытия, к сожалению, очень мал – при условии увеличения максимальной суммы выплат за вред здоровью до 500 тыс. рублей, за перелом, например, костей предплечья будет выплачиваться лишь 15–35 тыс.

рублей, в связи с чем мы настаиваем на повышении страхового покрытия до 2 млн рублей, как это предусмотрено для пассажиров общественного транспорта.

Кроме того, возможность своевременного получения предварительных выплат зависит от того, будут ли приняты предложенные «Союзом пешеходов» через депутата Госдумы Вячеслава Лысакова поправки в закон, так как в тексте, представленном правительством РФ, отсутствуют сроки выплат, не указаны конкретные документы, необходимые для получения выплат, а у ближайших родственников пострадавшего (кроме родителей) нет прав представлять интересы пострадавшего в ГИБДД и страховых компаниях. Вызывают также озабоченность новые поправки правительства РФ, внесенные в феврале этого года, которые предусматривают отказ от «таблицы страховых выплат, установленных правилами обязательного страхования» и замену ее «нормативами, установленными правительством РФ», которых еще нет.

Этап третий – взыскание с виновников причинения ущерба по суду.

Окончание письма пешехода Макарова: «….Мы подали в суд на «ПепсиКо» (работодателя) и водителя, однако они стали все сваливать на страховую.

В результате суда нам оплатили только моральный вред, а лечение не оплатили (решение Кировского суда Санкт-Петербурга).

Теперь у нас с женой дилемма: кто должен платить и будет ли успешной апелляция о возврате денег на лечение, ведь это потребует дополнительных затрат, а вдруг нам снова откажут?»

  • Страховщики добивают пешеходов

По оценкам практикующих юристов, до 90% постановлений судов о выплате компенсаций за причинение тяжкого вреда здоровью не исполняются полностью или частично

 Что делать? Очевидно, что эту проблему должно решить государство, как это делается в других странах. Например, в Израиле создан специальный Фонд компенсаций жертвам дорожно-транспортных происшествий, который называется «Карнит».

Этот фонд производит выплаты пострадавшим в дорожно-транспортных происшествиях в случае нанесения ущерба их здоровью.

Выплаты производятся, если виновник скрылся с места происшествия, или когда водитель не имеет страховки, или когда у пострадавшего нет возможности подать иск для получения компенсации за вред здоровью и даже за страдания, полученные им в случаях, не описанных в законе.

Средства фонда формируются из отчислений страховых компаний, занимающихся обязательным страхованием. Руководство фонда назначается министерством финансов.

 Нужно ли создавать в России аналогичный фонд – можно обсуждать, но и без обсуждения очевидно, что не могут недостатки в законодательстве и правоприменительной практике лишать граждан России гарантированного Конституцией права на здоровье и возможность его восстановить.

Источник: https://tass.ru/opinions/1597243

Ущерб должен возмещать…пострадавший???

Как подать иск в суд, если водитель сбил ребенка и потребовал от него компенсацию?

За последние 20 лет резко увеличилось автомобилестроение в стране, в том числе за счет создания совместных предприятий с иностранными инвестициями.

И, несмотря на ужесточение требований к обучению водителей, ужесточение наказания за нарушение Правил дорожного движения (далее – ПДД), приходится констатировать, что с ростом количества автомобилей на наших улицах растет и количество аварий.

Конечно, с приходом ОСАГО в Россию с 1 июля 2003 года со вступлением в силу Федерального закона № 40-ФЗ от 25 апреля 2002 года «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» конфликтных ситуаций на дорогах стало меньше, хотя споры, передаваемые на разрешение суда, в практике остались. Но все мы привыкли, что основные споры возникают, как правило:

— между автовладельцами – участниками аварий,

— между автовладельцем пострадавшего в ДТП автомобиля и страховой компанией по поводу выплаты страхового возмещения.

Спор между пешеходом и автовладельцем – редкость, а тем более, если с иском о возмещении материального ущерба выступает автовладелец, а ответчиком – пешеход.

Тем не менее пешеход является полноправным участником дорожного движения, он также обязан соблюдать ПДД и отвечать за их нарушение.

На практике в подавляющем большинстве случаев пешеход, в неположенном месте переходивший дорогу, в результате чего автовладелец вынужден был совершать маневры по предотвращению наезда на пешехода, из-за чего нередко автомобиль получает повреждения (например, водитель, уворачиваясь от наезда, направляет автомобиль в кювет, в столб, на бордюр и т.д.) просто…покидает место ДТП без какого-либо наказания. Другое дело, когда автовладельцу не удалось избежать наезда на нарушившего ПДД пешехода, и материальный вред причинен обоим – и автомобилю, и пешеходу.

В большинстве случаев участники спора рассуждают вполне здраво: кто виноват в ДТП, тот и должен возмещать ущерб другой стороне, даже если повреждения получили оба участника аварии (и автомобиль, и пешеход). Позиция же суда может их сильно удивить…

Пример: автомобиль сбил подростка на нерегулируемом переходе, врачи у мальчика диагностировали сложный перелом голени. От предложения водителя автомобиля, сбившего мальчика, компенсации в 30 000 рублей родители мальчика отказались. Затем уже суд рассматривал возникший между ними спор.

Суд установил, что ДТП произошло по вине ребенка, автомобилист правил не нарушал и мог не пропускать пешехода. Позиция суда была на стороне автомобилиста, которому родители мальчика и должны возместить вред, причиненный автомобилю.

Семья мальчика опротестовала вердикт, в результате чего областной суд признал его правоту. Во встречном иске семья мальчика требовала взыскать с водителя полмиллиона рублей за моральные страдания и 50 тысяч материального ущерба.

Пока суд да дело, родителям мальчика пришло письмо из страховой компании с требованием выплаты компенсации за ремонт фары автомобиля, который его сбил…

Итак, пешеход стал виновником ДТП. Мало того, что он не только сам пострадал (иногда бывает и без этого), но и повредил автомобиль, который на него совершил наезд. Кто кому и что должен возместить в указанной ситуации и почему?

Ситуация спорная, запутанная и пока еще (!) редкая. Попробуем разобраться, чьи требования обоснованны, а чьи – нет. А также посмотрим на практику, сложившуюся по аналогичным спорам, проанализируем позиции судов.

Часть 1: Взыскание вреда/ущерба с пешехода

1.1. Требования компенсации материального вреда с пешехода автовладельцу

В статье 24 Федерального закона от 10.12.

1995 № 196-ФЗ «О безопасности дорожного движения», регулирующей права и обязанности участников дорожного движения, в пункте 3 продекларировано право участников дорожного движения на возмещение ущерба по основаниям и в порядке, которые установлены законодательством РФ, в случаях причинения им телесных повреждений, а также в случаях повреждения транспортного средства и (или) груза в результате дорожно-транспортного происшествия.

Итак, право на возмещение материального ущерба имеют оба участника ДТП: и автовладелец, и пешеход.

В соответствии со ст. 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, вправе требовать полного возмещения причиненных ему убытков.

В соответствии со статьей 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Для наступления гражданской ответственности по возмещению убытков применительно к статьям 15, 1064 ГК РФ необходимо установить, в том числе, противоправность поведения причинителя вреда и причинно-следственную связь между совершенными действиями и возникшими убытками, а также вину причинителя вреда.

Суды взыскивают ущерб с пешеходов, переходивших проезжую часть дороги в неустановленном месте, в том числе в нетрезвом состоянии, равно как и в установленном месте, но на запрещающий сигнал светофора, а также совершающих иные нарушения ПДД, в результате которых автомобилям автовладельцев причиняются механические повреждения. Практика таких дел достаточно обширна (см., например, апелляционное определение Пермского краевого суда от 16.12.2015 по делу № 33-13646/20151).

Вывод:на пешехода, явившегося виновником ДТП и повреждения автомобиля другого участника движения, законом возложена обязанность возместить материальный ущерб, причиненный автомобилю.

1.2. Взыскание материального ущерба с пешехода в порядке суброгации

Не секрет, что современные автолюбители уже оценили преимущества страхования, и потому довольно часто автомобили страхуют по КАСКО.

В этом случае автовладелец устраняется от решения проблем со взысканием материального ущерба в рамках полиса ОСАГО с виновника ДТП – другого автомобиля (особенно, если суммы возмещения недостаточно для оплаты восстановительного ремонта авто).

Да и в случае, если виновником ДТП является пешеход, ремонт автомобиля оплачивает страховая компания.

Согласно ч. 1 ст.

965 ГК РФ, если договором имущественного страхования не предусмотрено иное, к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь (выгодоприобретатель) имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования. В настоящее время в судах рассматривается достаточно большое количество дел по искам страховых компаний о взыскании в порядке суброгации с пешеходов-виновников сумм ущерба, причиненных автомобилям, застрахованным по КАСКО в указанных страховых компаниях.

В силу статьи 387 ГК РФ при суброгации права кредитора к должнику, ответственному за наступление страхового случая, переходят к страховщику в силу закона.

При этом при суброгации не возникает нового обязательства, а происходит замена кредитора (потерпевшего) в уже существующем обязательстве.

Право требования, перешедшее к новому кредитору в порядке суброгации, осуществляется им с соблюдением правил, регулирующих отношения между страхователем (выгодоприобретателем) и лицом, ответственным за убытки.

Примеры из практики.

Источник: https://www.top-personal.ru/komsporissue.html?36

«Кричала

Как подать иск в суд, если водитель сбил ребенка и потребовал от него компенсацию?

Вячеслав Годвод ранее не раз привлекался к административной ответственности за нарушение ПДД

Илья Бархатов

Семья 14-летней школьницы, которую на перекрёстке улиц Доватора и Шаумяна в Челябинске насмерть сбил автокран, запросила с водителя в суде компенсацию в три миллиона рублей. Мать девочки также настаивала на самом суровом наказании для 51-летнего Вячеслава Годвода. Процесс по делу о резонансном ДТП стартовал 26 ноября в Советском райсуде. Что происходило в зале заседаний — в материале 74.RU.

Смертельная авария произошла вечером 28 сентября. Школьница попала под колёса вывернувшего на перекрёсток МАЗа, когда перебегала дорогу на зелёный сигнал светофора. Водителя автокрана Вячеслава Годвода задержали спустя два дня.

Вину он признавал частично, утверждая, что заметил девочку, лишь когда произошёл удар о машину. Но к началу суда мужчина полностью согласился с предъявленным обвинением и попросил рассмотреть его уголовное дело в особом порядке.

Потерпевшие и гособвинитель против этого не возражали.

https://www.youtube.com/watch?v=CtoeA7PA3M8

Угодившая под колёса автокрана школьница умерла до приезда скорой помощи

«Регион-74» | Челябинск / .com

В зале суда оказалось многолюдно — на заседание пришли родственники и знакомые водителя автокрана. Среди них 22-летняя дочь, бывшая жена, мать, сожительница и друг семьи. Дочь подсудимого периодически еле сдерживала слёзы. 

Из родных погибшей в суде была лишь её мать, признанная по уголовному делу потерпевшей. Отец девочки не приехал — он живёт в другом городе.

— Дочь только 28 августа приехала от отца, у него гостила, а 28 сентября случилось ДТП. Она пробыла дома всего месяц, — рассказала журналисту 74.RU мама девочки. — Она с подружками гуляла. Мы недалеко от Доватора живём. Она переходила дорогу.

И тут подружка её мне позвонила и сказала, что дочь попала под машину. Я прибежала, там одна скорая стояла уже. Но мой ребёнок лежал под МАЗом уже. Потом вторая скорая подъехала, меня туда отвели, чтобы помощь оказать.

Я кричала: «Окажите моей дочери первую помощь, мне не надо». Потом мне уже сообщили, что дочь уже не спасти. Он её сбил — она под машину залетела. И ещё задними колёсами по ней проехал, сдал назад.

У неё было сломано бедро: я увидела, что у неё лопнули джинсы, кожа и кость торчали. Если бы он по ней не проехал, то, возможно, была бы жива.

В день трагедии школьница гуляла вместе с друзьями

читатель 74.RU

По словам женщины, после аварии водитель не пытался с ней связаться. Лишь после передачи дела в суд ей позвонила мать Вячеслава Годвода и попросила её о встрече, чтобы извиниться.

— Человек сейчас закрыт [в СИЗО]. Его маме 75 лет, гражданская жена осталась [одна] с ребёнком. Мужик он хороший, он всю жизнь работал. Он не злой, — рассказала журналисту знакомая его семьи.

Семья школьницы заявила иск о компенсации морального и материального вреда, причинённого матери и отцу девочки. Родные потребовали с Годвода 52 тысячи рублей за похороны, а пережитые страдания оценили в три миллиона рублей. Подсудимый эти требования посчитал завышенными.

— У меня нет таких денег, — сказал судье Вячеслав Годвод. — Если бы я вышел [на свободу] и работал, то хоть как-то бы ещё деньги выплачивал. Я ещё не знаю, какое мне наказание назначат. В сумме до миллиона рублей я требования признаю.

На вопрос судьи о материальном состоянии мужчина ответил, что до аварии работал вахтовиком на автокране в Заполярье и получал в пределах 80 тысяч рублей в месяц, но часть денег у него уходила на помощь пожилой маме и лечение своей больной спины. 

Адвокат подсудимого поинтересовался у матери сбитой девочки, выплачивались ли ей какие-либо суммы до суда и принимал ли Годвод меры к возмещению ущерба. Женщина уточнила, что после ДТП к ней приехал мужчина, который представился другом водителя автокрана, и передал 25 тысяч рублей.

— Он мне позвонил, приехал на машине, сказал: «Раз у вас такое горе, я решил помочь с похоронами», — рассказала мать школьницы.

Водитель автокрана находится под арестом уже два месяца

Илья Бархатов

В суде женщина была немногословна, отвечая на вопросы лишь «да» и «нет», и разговорилась лишь к прениям, но эмоций, говоря о дочери, не проявляла.

— Я прошу наказать его по строгости, по максимальному дать ему срок. Он видит синее небо, а мой ребёнок лежит в земле и гниёт. Он отнял жизнь моего ребёнка. Я её больше не увижу. А она была радостью у нас в семье, самая младшая была. Я больше не могу говорить, мне плохо, — сказала мать сбитой девочки.

Её представитель подчеркнула, что после ДТП водитель автокрана не предпринял никаких мер, чтобы оказать помощь сбитой девочке. Вячеслав Годвод подтвердил, что действительно скорую школьнице вызвал свидетель.

— Он шел мимо и как увидел [ДТП], сразу позвонил в скорую. Я на дороге стоял, у меня даже телефона в руках не было. А потом пьяные начали на меня кидаться, и мне полиция сказала: «Сядь в кабину и сиди, не вылазь», — рассказал подсудимый.

Водитель полностью признал вину, но заявленный к нему иск посчитал слишком большим

Илья Бархатов

— На месте аварии была мама девочки. Вы прощения у неё попросили? — спросила юрист.

— Я не в состоянии был, — ответил Годвод. Позже он обратился к матери школьницы: «Прошу простить меня. Я этого не хотел. Вину я признаю полностью, осознаю её и раскаиваюсь». Но женщина отрезала, что прощать его не хочет.

https://www.youtube.com/watch?v=kqdZpxW8nEc

В прениях гособвинитель уточнила, что преступление подсудимый совершил по неосторожности.

— В качестве смягчающих обстоятельств прошу учесть полное признание им вины, отягчающих обстоятельств по уголовному делу не установлено, — обратилась к судье помощник прокурора Советского района Айгуль Никитина.

— Кроме того, при назначении наказания прошу учесть принятия подсудимым мер по оказанию материальной помощи потерпевшей, состояния его здоровья и то, что он оказывает помощь своей матери-пенсионерке.

На основании этого прошу назначить ему наказание в виде трёх лет лишения свободы в колонии-поселении с лишением права управлять транспортными средствами на три года. Иск потерпевших удовлетворить в полном объёме.

Защитник подсудимого в прениях подчеркнул, что ни суровость наказания, ни деньги не вернут жизнь ребёнка, и попросил снизить срок, чтобы Годвод мог быстрее освободиться и начать заглаживать вред перед семьёй девочки.

Приговор водителю автокрана огласят утром 27 ноября.

Источник: https://74.ru/text/criminal/66368920/

Как моральный вред становится способом наживы в суде

Как подать иск в суд, если водитель сбил ребенка и потребовал от него компенсацию?

В последнее время участились случаи, когда люди обращаются в суд за возмещением морального вреда, чтобы улучшить свое материальное положение, хотя нарушения их прав на момент судебного процесса уже устранены, а требования о взыскании компенсации необоснованны.

Так, в Сысертский районный суд Свердловской области поступает много заявлений об оспаривании оказываемых гражданам услуг.

Представители Сысертского районного суда, председатель Ольга Лукьянова и судья Александр Транзалов, рассказали “РГ”, почему часть исков остается без удовлетворения.

Многие люди, как показывает судебная практика, защищают права себе в убыток и не получают компенсацию вреда. С чем это связано?

Александр Транзалов: В наш суд поступают исковые заявления с требованиями о взыскании компенсации морального вреда за надуманные или незначительные нарушения прав. При этом на судебном заседании мы устанавливаем факт отсутствия каких-либо нарушений или их устранения в добровольном порядке.

Истец же тратится на услуги только по составлению искового заявления, представлению интересов в суде. Например, в заявлении гражданка А.

указала, что управляющая компания неверно начислила ей плату за коммунальные услуги: вместо разделения на сособственников жилого помещения счет за водоотведение предъявили только ей.

Нотариат подключится к программе “Цифровой социальный юрист”

Помимо требования произвести перерасчет за один месяц (сумма иска не превышает и одной тысячи рублей), истица просила взыскать в свою пользу расходы по составлению искового заявления в размере 18,5 тысячи рублей и компенсацию морального вреда – 100 тысяч.

Однако еще до получения повестки в суд ответчик самостоятельно произвел перерасчет, но сделал это с нарушением срока, из-за чего требования подлежали частичному удовлетворению: по первому пункту – 1000 рублей, размер компенсации морального вреда суд снизил до 500 рублей.

Таким образом, чтобы защитить свои права, истица потратила 18,5 тысячи рублей, а получила только 1500 рублей.

Ольга Лукьянова: Сейчас множество юридических фирм заявляет в рекламе: мы решим вопрос с вашими долгами. Недобросовестные юристы пользуются правовой безграмотностью граждан, и человек попадает в западню.

Он выкладывает деньги за их услуги и судебные издержки, ухудшая свое материальное положение.

Кстати, если истцу отказывают в удовлетворении требований, то сторона, в пользу которой принято решение суда, вправе взыскать с другой все понесенные по делу судебные расходы.

Почему многие сразу идут в суд, не пытаясь решить вопрос по-другому?

Ольга Лукьянова: Организации, куда люди обращаются с претензией, органы контроля и надзора, не желающие брать на себя ответственность, разъясняют: при несогласии с ответом вы вправе обратиться в суд.

В суде человек испытывает стресс, к тому же тратит время на проблему, которую можно урегулировать до суда, еще и платит госпошлину. Ее сумма зависит от цены иска и характера правоотношений.

Чтобы понять, стоит ли идти в суд, нужно изучить судебную практику по подобным делам и способы досудебного решения конфликта.

МВД взяло под контроль расследования преступлений против пожилых людей

Александр Транзалов: Бывают случаи, когда, ознакомившись с материалами дела, приходишь к выводу: гражданин пришел в суд не с целью восстановления своих прав, а чтобы получить дополнительный доход, причинить ущерб другому лицу. Как правило, юристы помогают аргументировать позицию истца, подкрепить его доводы ссылками на нормативные акты, но нередко обещают выгоду от обращения в суд, что должно наводить на подозрения.

Поэтому необходимо тщательно выбирать исполнителя услуг: читать отзывы, после консультации сходить к другому специалисту, чтобы выслушать несколько мнений.

Можно, например, обратиться в прокуратуру по месту жительства, где ежедневно идет прием граждан. Иногда на судебном заседании сторона ответчика разъясняет истцу, как решить проблему без обращения в суд.

Прежде чем подать иск, человек должен ответить на вопрос: чего я хочу этим добиться?

Говорят, сумму компенсации морального вреда обычно завышают в несколько раз, рассчитывая выиграть в суде хотя бы половину. В делах, поступающих к вам, с ответчика всегда требуют баснословные суммы?

Александр Транзалов: Возможно, многие действительно для себя заранее определяют сумму иска, которую суд может взыскать, и указывают в иске большие суммы.

В нашей практике редко заявляют требования о компенсации морального вреда в размере более 500 тысяч рублей, разве что в случае причинения значительного вреда здоровью или смерти.

В делах о защите прав потребителей, как правило, указывают адекватные суммы компенсации, но есть исключения, когда люди требуют возместить им ущерб, в несколько раз превышающий цену неоказанной услуги.

Решение суда о размере компенсации всегда субъективно и зависит от характера причиненного вреда, обстоятельств дела, наличия вины. У нас нет прецедентного права, из-за чего в ситуациях при схожих обстоятельствах и правоотношениях суд присуждает разные суммы. При необходимости, рассматривая дело, мы назначаем проведение судебной экспертизы.

Чем заканчиваются судебные дела о взыскании морального вреда?

Ольга Лукьянова: Многие гражданские споры в нашем суде завершаются заключением мировых соглашений, после чего граждане распределяют между собой судебные расходы.

Но иногда они злоупотребляют своими правами и пытаются извлечь из их нарушения прибыль.

Проигрывая или получая незначительные суммы в качестве компенсации, люди в итоге обвиняют во всем суд, а не юристов, обещавших им золотые горы.

Ключевой вопрос

Сложно ли доказать причинение морального вреда?

Александр Транзалов: Один из главных принципов судебного процесса – состязательность. Важно занимать активную позицию, не пытаться ввести кого-либо в заблуждение, не преувеличивать и не преуменьшать важность события.

Ольга Лукьянова: Истец должен доказать, что ему причинили страдания и почему заявленная сумма иска компенсирует моральный вред. Определяя размер компенсации, суд учитывает обстоятельства, при которых нарушены права истца, его цели, а также материальное положение ответчика.

Кстати

В 2016 году в Сысертский районный суд поступило более 30 исковых заявлений к кредитным организациям с требованием о признании условий кредитных соглашений недействительными, взыскании компенсации морального вреда и штрафа. Гражданка А.

одновременно подала сразу шесть исков к разным банкам. По результатам рассмотрения дел суд отказал в удовлетворении требований, поскольку заявления не содержали никаких оснований для этого. Все они оказались составлены директором одной и той же юридической фирмы.

В 2017 и 2018 годах были аналогичные случаи.

100 тысяч за падение в “Пятерочке”

Апелляционная инстанция Челябинского областного суда поставила точку в затяжном процессе по делу о травме, полученной 78-летней пенсионеркой в магазине “Пятерочка”. В августе прошлого года пожилую покупательницу сбили с ног автоматические двери на входе в торговое заведение.

При падении она получила переломы бедренной и плечевой костей, перенесла операцию, после которой последовало долгое лечение и реабилитация. Однако в компенсации ветерану за пережитые страдания магазин отказал.

Тогда с иском к “Пятерочке” обратилась районная прокуратура, потребовавшая взыскать с супермаркета возмещение ущерба и морального вреда на сумму более полумиллиона рублей.

Как пешеходу наказать водителя за одежду, испорченную грязью из лужи

Как сообщили в прокуратуре Челябинской области, суд первой инстанции, рассмотрев обстоятельства дела, удовлетворил иск лишь частично. И, приняв во внимание доводы ответчиков о том, что травма получена пенсионеркой по собственной неосторожности, назначил компенсацию расходов на лечение в размере 40 тысяч рублей.

Однако надзорное ведомство с этим решением не согласилось и подало апелляционное представление. По мнению прокуратуры, пережитые покупательницей страдания не учтены в полном объеме.

– В результате травмы истец лишилась возможности обходиться без посторонней помощи и ограничена в передвижении, – пояснила представитель прокуратуры области Наталья Мамаева. – Кроме того, в помещении магазина не организован безопасный проход через входную группу для всех покупателей, в том числе и пожилых.

На сей раз аргументы прокуратуры возымели действие: магазин обязали выплатить пенсионерке компенсацию морального вреда в 100 тысяч рублей.

Источник: https://rg.ru/2019/01/17/reg-urfo/kak-moralnyj-vred-stanovitsia-sposobom-nazhivy-v-sude.html

Хозяин авто должен выплатить 2500 долларов за ДТП, которого не совершал

Как подать иск в суд, если водитель сбил ребенка и потребовал от него компенсацию?

В помощи друзьям житель Солигорска Дмитрий не отказывал никогда. До последней истории, в которую он случайно попал. Летом 2015 года мужчина одолжил свой Ford Transit знакомому.

На его микроавтобусе тот попал в ДТП: сбил насмерть велосипедистку.

Дмитрий не только восстанавливал автомобиль за свои средства, теперь он обязан выплачивать деньги родственникам погибшей — за причинение морального вреда.

— Раньше я руководил своей фирмой, которая занималась установкой напольных покрытий. У меня был рабочий Ford Transit и легковушка Citroen. Микроавтобус у меня часто просили друзья: перевезти мебель, вещи и так далее. Машину, если она была не в работе, давал всегда, считал, что надо друг другу помогать, если есть возможность, — рассказал AUTO.TUT.BY Дмитрий.

Не отказал Дмитрий и своему знакомому Сергею — парень хотел перевезти на Ford Transit какие-то личные вещи. Поездка оказалась роковой: в Слуцке Сергей сбил 60-летнюю велосипедистку. Женщина, не приходя в сознание, от полученных травм умерла в больнице. Это произошло в июле 2015 года.

По факту ДТП возбудили уголовное дело. Водителя отпустили под подписку о невыезде, а разбитый Ford поставили на штрафную стоянку — пока шло следствие, забирать машину было нельзя.

— Когда я узнал обо всем произошедшем, расстроился, конечно. Потом прикидывал, сколько может стоить восстановление микроавтобуса. Но Сергея по этому вопросу я не тревожил: человек под следствием, ему и так тяжело, что с ним будет, а вдруг посадят? — вспоминает владелец Ford Дмитрий.

Через полгода уголовное расследование в отношении Сергея было прекращено — за отсутствием состава преступления.

Во время проведения экспертиз и экспериментов следователи выяснили, что оба участника дорожного движения в момент ДТП были трезвыми, Ford был технически исправным, а водитель, который им управлял, ПДД не нарушал.

Авария произошла из-за погибшей велосипедистки, которая неожиданно выехала со второстепенной дороги на главную и водитель автомобиля предотвратить наезд не смог.

— Побитый бусик со стоянки я забрал. На СТО подсчитали, что для его восстановления потребуется около 1000 долларов, — вспоминает Дмитрий события почти двухгодичной давности.

Сергей денег на ремонт не дал — сослался на финансовую несостоятельность, к тому же у него недавно родился ребенок. Автовладельцу ничего не оставалось, как отремонтировать машину за свой счет.

— Я продал микроавтобус — пришел кризис, и бизнес трещал по швам, а по долгам фирмы рассчитываться надо было. В начале года предприятие уже не действовало, и я остался без заработка.

А в феврале мне неожиданно приходит повестка в суд Слуцкого района: меня вызывают ответчиком.

Оказывается, Наталья, дочь погибшей в аварии женщины, подала иск о взыскании с меня, как владельца авто, материальной компенсации морального вреда в размере 200 миллионов неденоминированных рублей, это около 10 тысяч долларов!

Дмитрий поначалу подумал, что это какое-то недоразумение: водитель признан невиновным, сам Дмитрий никакого отношения к произошедшей аварии не имеет, так за что же он должен платить?

— Я надеялся, что суд разберется в ситуации и иск не удовлетворят. К адвокату за консультацией не обращался, пошел на заседание без какой-либо подготовки.

https://www.youtube.com/watch?v=4FwOJbbHYTk

Однако Дмитрий заблуждался. Если в иске к водителю женщине отказали, то Дмитрий, как хозяин автомобиля, должен нести ответственность.

На суде Дмитрию объяснили: по закону юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (сюда входит в том числе и использование транспортных средств), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности.

При этом компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя в случае, если вред причинен жизни и здоровью гражданина источником повышенной опасности — автомобилем.

— Честно говоря, я был в шоке от услышанного и не был к этому готов. Говорил на заседании, что денег у меня нет, сижу без работы, что у меня проблемы со здоровьем — мне делали операцию на позвоночнике, и нужны дорогостоящие лекарства и реабилитация.

У жены хроническое заболевание, и тоже нужны препараты. Никакого богатства я не нажил, даже живу в одной квартире с родителями. Но суд посчитал, что мое материальное и семейное положение позволяет мне выплачивать компенсацию за причинение морального вреда.

Иск дочери погибшей был удовлетворен, но не в полной мере: с Дмитрия было решено взыскать 2500 рублей (примерно 1250 долларов), а также пошлину в размере трех базовых величин.

— Так я оказался без вины виноватым. После заседания я подошел к истице и спросил: «Неужели вы думаете, что я виноват в том, что погибла ваша мать?» А она мне ответила: «Есть статья закона, по которой вы можете заплатить. И вы заплатите».

Дмитрий подавал кассационную жалобу в Минский областной суд, но решение районного суда там оставили без изменений.

— Полностью сумму по иску я погасить не могу. Сейчас устроился работать в частную фирму, которая занимается установкой напольных покрытий. Зарплата небольшая, поэтому отчисления по иску тоже маленькие. Домой приходили сотрудники отдела принудительного исполнения — описывать имущество. Теперь моя семья должна отчитываться, кто и когда покупал имеющиеся вещи, за какие деньги.

Казалось бы, на этом в деле можно поставить точку. Но в конце прошлого года иск в суд подал муж погибшей женщины Владимир. Мужчина требовал взыскать с Дмитрия за моральный вред 5000 рублей.

— В суд по второму иску я принес все справки: о состоянии своего здоровья, о необходимом лечении, о заработной плате. Это меня не спасло…

На заседании, которое состоялось в начале января, требование истца удовлетворили частично: Дмитрий должен выплатить ему 2500 рублей.

Сергей, который сбил велосипедистку, сейчас находится в Москве на заработках. Мужчина знает о том, что Дмитрий должен рассчитываться по искам. AUTO.TUT.BY удалось связаться с Сергеем.

— Я не виновен в ДТП, и суд не может присудить мне компенсацию морального вреда. Но и Дмитрий тут ни при чем, это несправедливо — взимать с человека деньги, если он не причастен к данному ДТП и не является его участником, — сообщил в разговоре с корреспондентом AUTO.TUT.BY Сергей.

— После похорон погибшей в ДТП женщины я ездил к ее родным, чтобы выразить свои соболезнования. В качестве компенсации морального вреда дал им 6 миллионов (неденоминированных) рублей. Они отказывались, но деньги я оставил. Был разговор, чтобы дать еще какую-то сумму, но дочь погибшей подала в суд.

А потом родственники погибшей получили деньги от страховой компании.

Сергей говорит, что помогать оплачивать иски Дмитрия не отказывается. Но заплатить всю сумму в полном объеме он не может — таких денег у него просто нет. Ведь ему нужно платить за съемную квартиру и содержать семью: жену-декретницу и двоих несовершеннолетних детей.

Как пояснила AUTO.TUT.BY Наталья, дочь погибшей женщины, они «понимают, что не Дима сбил, но действуют по закону». Для нее нет ничего удивительного в том, что ответчик утверждает, что денег у него нет — любой человек, оказавшийся на его месте, говорил бы то же самое.

— Он (Дмитрий. — Прим. AUTO.TUT.BY) уже все переоформил на тещу и тестя. У него же была своя фирма в Солигорске, почему он говорит, что у него плохое положение? Ему же не присудили выплачивать 250 миллионов или 300 миллионов рублей, поэтому надо квартиру продавать. Сумма, которую он должен выплачивать, разве это большие деньги за то, что сбили человека?

Женщина считает, что решение о невиновности в ДТП водителя «просто так написали».

— Обзор на том перекрестке — сумасшедший. Водителю никто не мешал, может, он разговаривал по телефону и отвлекся — неизвестно. Мама всю жизнь ездила по этой дороге и хорошо ее знала. Если бы здоровье мне позволяло, я бы потребовала дело еще раз расследовать и доказала бы, что моя мама не виновата в аварии.

Что же касается сумм, якобы полученных от Сергея после ДТП, и выплат страховой компании, то женщина эту информацию не подтвердила.

На момент публикации стало известно, что заявление в суд готовит и сын погибшей женщины Сергей, об этом он сообщил AUTO.TUT.BY по телефону. С датой подачи заявления и размером материальной компенсации мужчина еще не определился.

Источник: https://auto.tut.by/news/exclusive/528441.html

Как определяется компенсация за моральный вред и легко ли ее взыскать

Как подать иск в суд, если водитель сбил ребенка и потребовал от него компенсацию?

Любое преступление — физическое действие. Украл, ограбил, оскорбил, убил. Факты, показания, наказание. А что если вор обокрал магазин, а у продавщицы через день от переживаний — инфаркт? Или гулял ваш карапуз на лужайке, подбежала соседская собака, гавкнула — ребенок стал заикой? Как оценить нанесенный душевный, а точнее, моральный ущерб?

Возмущение ведет к возмещению

Бревенчатый дом в частном секторе Гомеля. Судебному исполнителю, с которым я отправился по адресам, калитку открывает старушка. Ее сын сидит в СИЗО, на него целая кипа исполнительных документов за различные преступления. Есть среди них и документ о взыскании морального вреда на миллион рублей. Но надо его еще взыскать. В избушке пусто… Здесь и на миллион имущества не наскребешь…

А вот другой случай: минский учитель Александр Прохорович сбил на машине человека. ДТП, без жертв и тяжелых травм. Но пострадавший потребовал через суд возмещения морального ущерба — аж 300 миллионов рублей! Суд остановился на сумме 60 миллионов. Сегодня Александр признается, что живет в долг:

— У меня есть квартира и автомобиль. По идее можно было бы продать автомобиль, но без него наша семья как без рук. Теперь жена водит. Маленькие дети — их надо в садик, в поликлинику. Поэтому решили с родственниками скидываться мне на выплату компенсации. Договорились с пострадавшим о погашении частями. Вот уже второй год платим в месяц по 3 миллиона рублей. А что делать?

Компенсация морального вреда — дело серьезное. Не хочешь платить, заберут через суд автомобиль, телевизор, телефон или даже квартиру, если сильно задолжали.

Правда, единственную квартиру не тронут, только если больше одной, оставят еще и единственный холодильник, кровать, кухонный стол, по комплекту одежды на человека, а все остальное, увы, может быть продано, а деньги — пострадавшему.

Но если должник не платит или скрывает свои доходы, на него вполне можно воздействовать, рассказывает начальник отдела принудительного исполнения Новобелицкого района Гомеля Мария Рубанова:

— Есть эффективные меры борьбы с неплательщиками: ограничение выезда за пределы страны, ограничение в управлении транспортным средством. Если гражданин находится в местах лишения свободы и не компенсирует моральный вред, на него не распространяется амнистия.

Древнейшая из компенсаций

Современное законодательство пронизано системой ответственности перед государством. Например, дал соседу в глаз — заплати государству штраф за хулиганские действия. А пострадавший-то на самом деле сосед. Что ему за синяк? Вот тут и вступает в действие понятие «компенсация морального вреда за физические и нравственные страдания».

Кто и как определяет размер морального вреда сегодня? По нашему законодательству — суд. Руководствоваться он должен принципами разумности и справедливости.

Старший помощник прокурора Гомеля Кирилл Вышняков постоянно выступает в суде в качестве гособвинителя. Он уверяет, что в его практике, если пострадавший просит адекватную сумму возмещения морального вреда, суд в 99 % случаев удовлетворяет требования в полном объеме. Правда, «адекватная сумма» не юридическое понятие, признается Кирилл Вышняков:

— При допросе потерпевшего всегда задается вопрос, имеет ли он претензии материального характера и будет ли требовать возмещения морального вреда.

В практике у Вышнякова была интересная история. Один пострадавший, изрядно выпив, пришел в кафе и начал приставать к посетителям. Диалог на повышенных тонах перерос в конфликт. Дебошира серьезно избили.

Он потребовал с обидчиков 300 миллионов рублей. Гособвинитель высказал собственное мнение, что не согласен с подобным требованием, так как потерпевший вел себя неправомерно и спровоцировал драку.

Суд снизил сумму ущерба в 10 раз.

Таблица уважать заставит

Я обращался к нескольким судьям районных судов, выносящим десятки таких решений в месяц. Вопрос был простой: «Каков критерий определения суммы?» В ответ получал весьма туманные ответы со ссылками на законодательство. Но не сформулировал законодатель четких параметров и границ в этом вопросе. Судья единственный эксперт в этом деле.

Самые распространенные случаи, где требуют «финансовой сатисфакции», — это почти все уголовные дела, защита прав потребителей, ДТП, защита чести и достоинства, признание сделки недействительной, незаконное увольнение, незаконное осуждение.

Адвокат Евгений Грабовский говорит:

— Какие суммы я советую заявлять при компенсации морального вреда? Легкие телесные повреждения — до 5 миллионов рублей, менее тяжкие — до 20 миллионов, тяжкие — до 100 миллионов. Оскорбление чести и достоинства от 1 до 5 миллионов рублей. При защите прав потребителей сумма компенсации морального вреда не должна превышать суммы материального ущерба.

Казалось бы, введи денежную таблицу для таких дел и всем легче. Хамство на улице — миллион рублей. Подметное письмо — два миллиона. Клевета в государственные органы — пять миллионов. Оказывается, все не так просто.

Сегодня ни одно законодательство в мире не содержит указаний, позволяющих суду бесспорно определить размер компенсации морального вреда, рассказывает заслуженный юрист Беларуси судья Верховного Суда Римма Филипчик:

— Это дилемма, которая обсуждается во всем мире.

Если говорить сухим юридическим языком, то размер компенсации морального вреда определяется судом не на основе расчета, обоснованного документально, а с учетом характера причиненных потерпевшему нравственных страданий, которые оцениваются судом с учетом фактических обстоятельств причинения морального вреда и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Да, судьям было бы удобнее иметь карманный юридический справочник таблиц оценки. Оценка многое упростила бы, но как оценить деньгами, например, человеческую жизнь? Сколько она стоит — миллиард долларов или один рубль? Так же и моральные страдания? Возможно, американцы со своей системой прецедентного права частично решают этот вопрос. Но у них не универсальный алгоритм.

Наверное, именно решение судьи на основе «принципа разумности и справедливости» — это оптимальный сейчас вариант. Требование о компенсации морального вреда не связано с неблагоприятными изменениями в имущественном положении гражданина и не направлено на его восстановление. Именно в этом и заключается особенность разрешения подобных исков.

За словом — деньги

«Хороший разговор — серебро, а молчание — золото» — гласит народная мудрость. Слова могут стать воистину золотыми. Например, оскорбление, брошенное оппоненту при свидетелях или записанное в аудио- или видеоформате, может обойтись в миллионы рублей. Но, оказывается, важно, как оскорблять.

Сотрудник брестского ГАИ в неприятном диалоге с водителем предложил последнему отправиться на три буквы! Оскорбление? Лингвистическая экспертиза заявила — нет. Дело в том, что унижением чести и достоинства является только оценка личности, ее качеств: характера, поведения, умственных способностей.

Сравнение человека с чем-то недостойным. Бежит через дорогу «баран» в человеческом обличии, и водитель не стесняясь кричит ему об этом — оскорбление! А вот в другом случае — напористый как баран — это уже почти как похвала.

Хотя в какой-нибудь уникальной ситуации и похвалу могут расценить как, например, нанесение вреда деловой репутации.

Доктор филологических наук, профессор Гомельского государственного университета им. Ф. Скорины Владимир Коваль объясняет, что многое зависит от контекста высказывания:

— Важно не только то, какое слово было произнесено, но и где его сказали. Одно и то же слово на рыбалке и на официальном приеме или рабочем месте может быть расценено по-разному.

Еще один случай произошел в Новополоцке. Местная жительница после неприятного диалога в соцсетях опубликовала скриншот своей беседы. В конце перепалки она назвала свою собеседницу ведьмой.

Новополоцкий суд решил, что фраза: «Пошла вон, ведьма!» является оскорблением, нанесенным в неприличной форме. И оштрафовал новополочанку на 360 тысяч рублей.

Правда, после обжалования Витебский областной суд отменил решение своих районных коллег.

Многие юристы отмечают, что интернет-порталы и соцсети — это настоящее минное поле. Раньше в обществе преобладали читатели и зрители. Порочащие репутацию сведения могли появиться в основном в СМИ. Теперь эпоха писателей. Интернет позволяет везде и обо всем высказывать свое мнение, а любая запись — фиксированная улика.

Адвокат с 28-летним стажем Сергей Латышев говорит, что размер денежной компенсации определяется прежде всего степенью физических и нравственных страданий в каждом конкретном случае.

Степень страданий — это категория не юридическая, она требует специальных познаний в иных отраслях знаний.

А поэтому данной категорией должны заниматься соответствующие специалисты, а юристы принимать решения на основе их выводов:

— Это установленный алгоритм действий. И нарушение его приводит к парадоксальным ситуациям. Приведу примеры.

Один достаточно крупный наш руководитель выиграл гражданское дело о защите чести, достоинства и деловой репутации и получил с печатного издания денежную компенсацию морального вреда в эквиваленте 30 тысяч долларов за то, что в статье вместо фотографии другого человека случайно напечатали его портрет.

Примерно в то же самое время моей клиентке, потерпевшей по уголовному делу, у которой в ДТП погиб муж, присуждена в итоге денежная компенсация морального вреда в размере 2 тысяч долларов. Хотя моя клиентка предъявляла иск во много раз больше.

Встает вопрос, каким образом в приведенных постановлениях судом учтена степень физических и нравственных страданий потерпевших? Хочу отметить, что привлечение специалистов потребует разработки соответствующих научно обоснованных методик подхода к проблеме и критериев оценки понятия. Но это необходимо делать.

Мнения

Простить или судиться?

Олег Молчан, композитор:

— Мое недавнее судебное дело получило достаточно сильный резонанс в обществе и творческой среде. Это и была моя цель. Я хотел показать своим коллегам, что не нужно бояться отстаивать свои права и идти в суд. Хотя судебного иска можно было избежать. Когда мне прислали переработанную версию моей песни «Молитва», как автора оригинала она меня не устроила.

Я посчитал, что мой авторский замысел интерпретирован там ненадлежащим образом. Я запретил использовать песню. После этого музыканты группы NAKA обратились зачем-то в прессу, подняли скандал… В интернете анонимные комментаторы стали нецензурно выражаться в мой адрес и в адрес моей супруги, певицы Ирины Видовой.

А в результате все равно исполнили «Молитву» и выложили для всеобщего сведения с заголовком «Эксклюзив». В сущности они сами спровоцировали эту ситуацию. Верховный Суд принял мою сторону и назначил группе NAKA штраф 50 базовых величин. Это, конечно, прецедент для страны. Раньше такого не было.

Может быть, после этого молодые музыканты, которые специализируются на каверах, ремейках, будут бережнее относиться к чужому творчеству? Конечно, не зря это дело называется «судебная тяжба», а не, например, «судебная прогулка». Нервы все это дело выматывает…

Однако, если в дальнейшем будут подрывать мою деловую репутацию, оскорблять честь и достоинство — снова буду подавать в суд. И призываю к этому коллег-композиторов. Не нужно бояться, закон на нашей стороне! Надо защищать себя от хамов, давать достойный отпор.

Олег Хоменко, лидер группы «Палац»:

— Нет, сам я в суд никогда не подавал, но мои друзья подавали и, к сожалению, проиграли. Хотя справедливость была на их стороне. Для меня есть только такая вещь, как суд совести. В него я верю.

Галина Науменко, психолог:

— Понятия «прощение» в психологии нет. Простить — значит забыть. Нормальная человеческая реакция на оскорбление — адекватный ответ. Если нас бьют, мы стараемся ответить, если ругают, тоже отвечаем. Оставить обиду без ответа — стать на путь саморазрушения.

Вас обидели, вас унизили, вы это переживаете, страдаете от этого. Обращение в суд для восстановления собственной чести и достоинства — нормальная психологическая реакция. Например, здоровенный мужчина оскорбил или даже дал пощечину женщине. Ей страшно ответить.

Она переживает в этот момент и стыд, и страх. И этот стыд и страх — душевные переживания — могут преследовать ее долгое время.

Получив сатисфакцию через суд, человек наказывает обидчика, и с точки зрения психологического здоровья, это лучше, чем пытаться забыть, пройти мимо своей обиды.

Андрей Герасимчук, многократный чемпион мира по муай-тай:

— Я не вижу смысла отвечать на оскорбления или клевету — лучше их игнорировать. Зачем реагировать на глупости? К тому же это мнение человека, и каким бы оно ни было, оно имеет право на существование. Я не припоминаю, чтобы в моей карьере были случаи оскорбления, хотя и не исключаю, что мог просто не обратить на них внимания.

Иск против Бога

В Румынии был подан иск против Бога. Приговоренный к 20 годам тюрьмы за убийство, Мирча Павел подал в суд на Всевышнего, обвиняя того в нарушении условий контракта.

Истец заявил, что при крещении между ним и Богом был заключен договор, согласно которому Господь за платежи в форме молитв должен был оберегать Мирчу от неприятностей. Преступник прямо обвинял Бога в мошенничестве и злоупотреблении доверием, что вызывало у него сильные моральные переживания.

Ответчика должна была представлять церковь. Но суд отклонил претензии Павла на том основании, что Бог не является объектом права и лишен места проживания.

Станислав Галковский, «Народная Газета»

Источник: http://www.pravo.by/novosti/obshchestvenno-politicheskie-i-v-oblasti-prava/2016/june/4593/

Ветка права
Добавить комментарий