Каким образом можно осуществлять видео и аудио запись судебного заседания?

Как правильно публиковать репортажи с судебных заседаний • sdelano.media

Каким образом можно осуществлять видео  и аудио запись судебного заседания?

Как правильно публиковать репортажи с судебных заседаний

Я блогер, хочу публиковать репортажи из зала суда по громким судебным делам на своем сайте и в соцсетях. Это законно?

Это законно, если судебный процесс — открытый и председательствующий судья не запретил использовать фото- и видеотехнику или, например, вести аудиозапись.

Вообще, по закону судья не может запрещать вести аудиозапись, потому что все процессуальные кодексы допускают ведение аудиозаписи без разрешения любым присутствующим в судебном заседании лицом.

При этом есть много нюансов, давайте попробуем в них разобраться.

Во-первых, это Конституция РФ, а именно, ее ст. 123, в которой закреплено открытое разбирательство дел во всех судах. На открытых судебных заседаниях может присутствовать любой желающий. При этом законом допускается закрытое судебное разбирательство, например, если рассматривается дело о государственной тайне или о частной жизни участников процесса.

Закон «О средствах массовой информации» регламентирует работу журналиста в суде, на блогеров он не распространяется. Но при этом вне зависимости от того, что написано в Законе «О СМИ», граждане, журналисты и блогеры обладают абсолютно одинаковыми правами. И эти права закреплены в процессуальных кодексах.

Также существует Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 13.12.2012 № 35 «Об открытости и гласности судопроизводства и о доступе к информации о деятельности судов», которое распространяется на всех: и на СМИ, и на граждан, и на организации, общественные объединения, госорганы и органы местного самоуправления.

Если представитель СМИ пришел на судебный процесс с целью его освещения в прессе, то на входе он обычно показывает свою пресс-карту. Но никто не запрещает журналисту пройти и просто по паспорту, поскольку в своих правах журналисты приравниваются к гражданам. Иногда мы даже рекомендуем по паспорту проходить журналистам, так надежнее и меньше проблем на входе с приставами.

Блогер проходит на судебное заседание как обычный гражданин, предъявив паспорт. П.

4 Постановления Пленума ВС РФ говорит о «возможности присутствия в открытом судебном заседании лиц, не являющихся участниками процесса, представителей редакций средств массовой информации (журналистов) (статья 123 Конституции Российской Федерации, статья 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, часть 1 статьи 10 ГПК РФ, часть 1 статьи 24.3 КоАП РФ, часть 1 статьи 241 УПК РФ, статья 12 Закона об обеспечении доступа к информации)».

То есть, и журналисты, и все желающие (и блогеры в том числе) получают одинаковую возможность присутствовать на судебном заседании. При этом особый статус журналиста и недопустимость чинить ему препятствия обговариваются в п.

5 этого же Постановления: «Учитывая, что присутствие журналистов в открытом судебном заседании в целях получения сведений по делу является законным способом поиска и получения информации, а также что при осуществлении профессиональной деятельности журналист выполняет общественный долг (статья 49 Закона Российской Федерации „О средствах массовой информации“), не допускается чинение препятствий и отказ им в доступе в зал судебного заседания по мотиву профессиональной принадлежности, по причине отсутствия аккредитации и (или) по иным основаниям, не предусмотренным законом».

Про остальных граждан специально в Постановлении ничего не оговаривается.

Ответы на эти вопросы очень хорошо прописаны в пп. 12-19 Постановления Пленума ВС РФ. Всем даны одинаковые права: и посетителям, и лицам, присутствующим на открытом судебном заседании, но не являющимся участниками процесса, и журналистам. Все они имеют право на свободный вход в здание суда с аудио-, фото-, кино- и видеоаппаратурой.

Всем, то есть и лицам, не являющимся участниками процесса, и журналистам, дано право фиксировать ход судебного разбирательства в порядке и формах, которые предусмотрены частью 7 статьи 10 ГПК РФ, частью 3 статьи 24.3 КоАП РФ и частью 5 статьи 241 УПК РФ (письменная форма, аудиозапись, фотосъемка, видеозапись, киносъемка, трансляция хода судебного разбирательства).

Отдельно оговорено, что «судам надлежит обеспечивать всем лицам, присутствующим в открытом судебном заседании, представителям редакций средств массовой информации (журналистам) равные условия для реализации такого права.

Учитывая развитие интернета, в Постановлении Пленума ВС РФ к письменной форме фиксации хода судебного разбирательства отнесены «ведение непосредственно в информационно-телекоммуникационной сети Интернет (далее — сеть Интернет) текстовых записей, осуществляемых с помощью компьютерных и иных технических средств, а также зарисовки судебного процесса».

Так что необязательно сидеть и по старинке все записывать шариковой ручкой в блокнот, можно вести «твипортаж» со своего смартфона.

Но важно помнить, что: «Фотосъемка, видеозапись, киносъемка, а также трансляция по радио и (или) телевидению хода судебного разбирательства могут осуществляться исключительно с разрешения суда (часть 7 статьи 10 ГПК РФ, часть 3 статьи 24.

3 КоАП РФ, часть 5 статьи 241 УПК РФ). В таком же порядке допускается осуществление видеотрансляции хода судебного разбирательства в сети Интернет».

То есть и журналист, и блогер, «желающие осуществлять фотосъемку, видеозапись, киносъемку, трансляцию хода открытого судебного разбирательства, должны обратиться к суду с соответствующей просьбой (заявлением). Такая просьба отражается в протоколе судебного заседания, если он ведется судом, и подлежит обязательному рассмотрению судом с учетом мнения участников процесса».

Обращаются с просьбой о ведении съемки обычно через пресс-секретаря. Но можно попросить и у самого судьи перед началом заседания. Далее председательствующий судья решает, можно ли проводить фото- и видеосъемку, вести видеотрансляцию или нет. Он может отказать, если, например, съемка будет как-то ущемлять права и законные интересы непосредственных участников процесса.

Для полноты иллюстрации: еще в 2012 году в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда (ВАС) РФ «Об обеспечении гласности в арбитражном процессе» было отмечено, что «каждый присутствующий на заседании арбитражного суда может вести его аудиозапись, не спрашивая на это разрешение судьи».

Присутствующим в зале арбитражного суда разрешено осуществлять публикацию текстовых записей о ходе заседания и в социальных сетях, и в электронных СМИ. Причем такие публикации могут осуществляться без специального разрешения председательствующего судьи.

Еще раз: право вести аудиозапись без разрешения закреплено абсолютно во всех процессуальных кодексах.

Вы должны подать письменное ходатайство на имя судьи в свободной форме. Образец ходатайства можно посмотреть здесь и здесь. Это лучше сделать до начала заседания. Хотя стороны и другие лица, участвующие в деле, могут заявить такое ходатайство после начала рассмотрения дела на стадии разрешения ходатайств.

Но не факт, что именно ради вас суд предоставит время для подготовки соответствующей аппаратуры и будет прерывать судебное заседание для этого. Поэтому лучше подать ходатайство заранее.

Если суд разрешит вам видеосъемку, то судья выносит письменное определение и извещает вас об этом до начала заседания. Он также вправе просто поставить резолюцию на ходатайстве о разрешении фиксации хода судебного заседания.

Попросить разрешение можно и устно прямо в процессе. На практике очень часто именно так и делают, без предоставления предварительных письменных заявлений и определения суда.

Можно, если судья согласится. Обязать его сделать это нельзя. Тем более что вы не представитель прессы, а блогер. При этом проведение интервью в зале суда не допускается. Ниже несколько полезных советов для подготовки и проведения интервью:

  • объясните судье, где вы намерены опубликовать это интервью;
  • изучите Кодекс судейской этики, чтобы не провоцировать судью на его нарушение;
  • будьте вежливы, откровенны, профессиональны, уверены в том, что вы понимаете предмет разговора, будьте терпеливы,
  • не раздражайтесь, но не бойтесь настаивать на ответе;
  • помните, что судья не может комментировать незавершенное дело;
  • помните, что судья — очень занятой человек;
  • учитывайте, что судье может понадобиться время, чтобы вспомнить какое-то дело и дать ответ, разъяснить принятое ранее решение.

Источник: https://sdelano.media/sudidet/

Практическое применение аудиозаписи судебного заседания

Каким образом можно осуществлять видео  и аудио запись судебного заседания?

Для абсолютного большинства юристов уже давно не секрет, что открытые судебные заседания как в арбитражных судах, так и в судах общей юрисдикции можно фиксировать с помощью средств звукозаписи. Это право предоставляет статьей 10 ГПК и статьей 11 АПК не только лицам, участвующим в деле, но и простым слушателям.

Данное право, к сожалению, не только редко реализуется участниками процесса, но и зачастую вызывает негативную реакцию судей.

В частности, несколько месяцев назад около зала заседаний Председателя Долгопрудненского городского суда крупным шрифтом было напечатано объявление «Запись хода судебного заседания с помощью средств аудиозаписи и иных технических средств производится с разрешения председательствующего».

Также Автор стал свидетелем того, как судья Арбитражного суда Московской области потребовал удалить аудиозапись «с телефона при нем» в связи с тем, что она была произведена не лицом, участвующим в деле, а слушателем и без разрешения суда. Данные действия суда, разумеется, явно противоречат закону.

Определенную ясность в данный вопрос внес Пленум ВАС РФ, который в Постановлении от 08 октября 2012 года № 61 «Об обеспечении гласности» указал, что:

1)     Присутствующие вправе производить аудиозапись без разрешения судьи

2)     Лицо, производящее аудиозапись, не обязано уведомлять об этом кого-либо

3)     Протоколирование с использованием средств аудиозаписи не препятствует лицам самостоятельно записывать процесс.

Таким образом, на любой стадии процесса, в любой инстанции любое лицо, находящееся на открытом процессе, вправе записывать происходящее с помощью диктофона/телефона или иных технических средств.

Возникает резонный вопрос: в каких случаях произведенная в судебном заседании аудиозапись может быть необходима для приобщения в качестве доказательства. На ум приходят две самых распространенных ситуации:

1) Для фиксации самого процесса, в частности допроса свидетелей, заявленных устно ходатайств и иных процессуальных действий. Если арбитражные суды в суде первой инстанции в обязательном порядке самостоятельно ведут аудиопротоколы, то все, происходящее в судах общей юрисдикции, до сих пор фиксируется в обычном бумажном протоколе.

Несомненно, любой юрист сталкивался с ситуацией, когда его 10-минутная речь на прениях была зафиксирована в протоколе фразой «Истец поддержал исковые требования по основаниям изложенным в заявлении».

Также бывают случаи, когда в протоколе фиксируются неполные и даже искаженные показания свидетелей, которые зачастую имеют решающее значение для дела.

2) запись – является практически единственным способом фиксации такого доказательства как «объяснения лиц».

Многие юристы также сталкивались с ситуацией, когда при параллельных процессах один и тот же представитель в одном суде говорит одно, а в другом говорит совершенно противоположное.

Не стоит забывать, что хоть представитель или сторона по делу и не несет уголовной ответственности за ложь, однако, объяснение сторон является самостоятельным видом доказательства, которое также оценивается наряду со всеми остальными доказательствами по делу.

Можно ли использовать любительскую запись процесса в качестве доказательства по тому же или иному судебному делу? Проанализировав законодательство и судебную практику, мы приходим к однозначному ответу: да, это возможно и законно.

Прежде всего стоит обратиться к вышеупомянутому Постановлению Пленума (пункт 4.3), который гласит: «Произведенная в ходе судебного заседания звукозапись… может быть использована в дальнейшем без получения согласия судьи». То есть лицо, сделавшее запись, может в дальнейшем использовать ее по своему усмотрению.

В Постановлении ФАС Северо-кавказского округа по делу № А32-12471/2010 суд указал, что ведение видеозаписи (в том числе скрытой камерой) в местах, очевидно и явно открытых для общего посещения и не исключенных в силу закона или правового обычая от использования видеозаписи, является элементом самозащиты прав.

Полученная таким образом видеозапись может быть использована в качестве доказательства. Разумеется, аудиозапись, полученная законным способом, даже сделанная скрытым способом (а как уже было указано выше ВАС РФ прямо разрешает делать аудиозапись скрытым способом), может быть использована в качестве доказательства.

В завершение осталось сделать еще одно существенное замечание. Учитывая принцип непосредственности исследования доказательств, суд должен заслушать аудиозапись непосредственно в процессе.

Часто это вызывает сложности и проблемы, также бывают случаи, когда суд отказывает в приеме аудиозаписи в качестве доказательства в связи с тем, что «у суда отсутствует техническая возможность для исследования доказательства непосредственно в судебном заседании».

Чтобы избежать такой ситуации, предпочтительней «превращать» аудиозапись в письменное доказательство, то есть производить расшифровку аудиозаписи, распечатывать весь текст и заверять его подписью лица, делающего расшифровку, с указанием даты, когда данная расшифровка была сделана.

При предъявлении подобного письменного доказательства не исключены также возражения другой стороны, основанные на том, что «не понятно где и когда сделана аудиозапись, а также никто не гарантирует правильность ее расшифровки и достоверность сведений, содержащихся в распечатке». Данные доводы редко бывают состоятельными, учитывая, что каждая сторона должна доказывать те обстоятельства, на которые она ссылается.

Одна сторона представила письменное доказательство – расшифровку аудиозаписи. Это документ, на нем есть дата и подпись, более того, лицо, заверившее его, несет ответственность за его подлинность. Также, лицо, предоставляющее расшифровку, готово приобщить к материалам дела носитель с аудиозаписью.

Если у другой стороны есть сомнения в достоверности расшифровки или есть подозрения, что представитель намеренно внес искажения при расшифровке, то оно, во-первых, вправе заявить о фальсификации доказательства, во-вторых, заявить ходатайство о проведении экспертизы данной аудиозаписи. В частности, ФАС Восточно-Сибирского округа в Постановлении от 17 марта 2013 года по делу № А10-92/2011 благосклонно отнеся к проведению экспертизы относительно достоверности аудиозаписи и отсутствия в ней искажений.

И в заключение, хотелось бы посоветовать всем юристам все процессы всегда фиксировать с помощью средств аудиозаписи, учитывая, что технические возможности позволяют с большинства телефонов вести аудиозапись в достаточном качестве, чтобы дословно разобрать речь всех участвующих в заседании лиц.

Источник: https://zakon.ru/Blogs/OneBlog/8126

– Верховный Суд Республики Беларусь

Каким образом можно осуществлять видео  и аудио запись судебного заседания?

Довольно часто из уст журналистов, освещающих деятельность системы судов общей юрисдикции, приходится слышать вопросы:

«Могут ли лица, не участвующие в деле, присутствовать в открытом судебном заседании?» «В каких случаях проходит закрытый судебный процесс?» «Каков порядок фиксации хода судебного заседания лицами, присутствующими в открытом судебном заседании?», «Имеет ли право судья запретить аудиозапись, фото- и видеосъемку в открытом судебном заседании?» и иные подобные.

В декабре 2013 года Пленум Верховного Суда Республики Беларусь принял постановление “Об обеспечении гласности при осуществлении правосудия и о распространении информации о деятельности судов” (далее – постановление Пленума № 11), где содержатся ответы на них. Однако еще раз обратим внимание коллег-журналистов на следующие положения.

Могут ли лица, не участвующие в деле, присутствовать в открытом судебном заседании?

Статья 11 Кодекса Республики Беларусь о судоустройстве и статусе судей «Гласность при осуществлении правосудия» гласит: Разбирательство дел во всех судах открытое. Слушание дел в закрытом судебном заседании допускается лишь в случаях, определенных законом, с соблюдением всех правил судопроизводства.

 Не допускается разглашение сведений, относящихся к личной жизни гражданина, которые унижают его честь и достоинство либо могут причинить вред его правам, законным интересам или деловой репутации, а равно разглашение сведений, относящихся к деятельности организации, индивидуального предпринимателя, которые могут причинить вред их правам, законным интересам или деловой репутации, если иное не предусмотрено законодательством.

При этом обращаем внимание на указание в ч. 2 п. 1 постановления Пленума № 11 о том, что соблюдение принципа гласности не должно приводить к вмешательству в судебную деятельность, так как суды при осуществлении правосудия независимы и подчиняются только закону.

Одной из основных форм реализации принципа гласности при осуществлении правосудия, как указано в п. 2.

постановления Пленума № 11, является возможность присутствовать в открытом судебном заседании лицам, не являющимся участниками процесса, журналистам средств массовой информации. Необоснованное ограничение доступа граждан в зал суда не допускается.

При этом по общему правилу нахождение в зале судебного заседания лиц, не достигших шестнадцатилетнего возраста, не разрешается (ч. 3 ст. 271 ГПК, ч. 7 ст. 287 УПК).

Может ли суд ограничить гласность судебного разбирательства? В каких случаях проходит закрытый судебный процесс?

Ответ содержится в п. 9 постановления Пленума № 11. Ограничение гласности судебного разбирательства уголовных дел допускается только при наличии оснований, указанных в ч. 2 ст.

23 УПК: в интересах обеспечения охраны государственных секретов и иной охраняемой законом тайны; по делам о преступлениях, совершенных лицами, не достигшими шестнадцатилетнего возраста; по делам о половых преступлениях и другим делам в целях предотвращения разглашения сведений об интимных сторонах жизни участвующих в деле лиц либо сведений, унижающих их достоинство; в случае, когда этого требуют интересы обеспечения безопасности потерпевшего, свидетеля или иных участников процесса, а также членов их семей или близких родственников и других лиц, которых они обоснованно считают близкими.

Кроме того, согласно п. 7 постановления Пленума № 11 проведение закрытого судебного заседания как в отношении всего судебного разбирательства, так и в отношении отдельных его частей, допускается лишь при наличии оснований, прямо предусмотренных законом.

О проведении разбирательства дела в закрытом судебном заседании выносится мотивированное определение (постановление), в котором излагаются конкретные основания принятия такого решения.

Если обстоятельства, с которыми закон связывает возможность рассмотрения дела в закрытом судебном заседании, будут установлены непосредственно в ходе его разбирательства, начатого в открытом судебном заседании, суд по своей инициативе или по ходатайству сторон разрешает вопрос о проведении разбирательства дела или отдельных его частей в закрытом судебном заседании, о чем выносится соответствующее мотивированное определение (постановление).

Рассмотрение в закрытом судебном заседании дел об административных правонарушениях производится в целях предотвращения разглашения сведений об интимных сторонах жизни физических лиц, участвующих в административном процессе, либо сведений, составляющих государственные секреты или иную охраняемую законом тайну (ч. 2 ст. 2.14 ПИКоАП).

При этом в силу ч. 1 ст. 438 УПК несовершеннолетний обвиняемый, а в соответствии с ч. 2 ст. 8.13 ПИКоАП несовершеннолетний, в отношении которого ведется административный процесс, могут быть удалены из зала судебного заседания (помещения, в котором рассматривается дело) на время исследования обстоятельств, которые могут оказать на них отрицательное воздействие.

Что касается рассмотрения гражданских дел, то, как указано в п. 8 постановления Пленума № 11, в силу ч. 2 ст. 17 ГПК гражданские дела подлежат рассмотрению в закрытом судебном заседании в целях защиты сведений, составляющих государственные секреты или иную охраняемую законом тайну, содержащихся в материалах дела.

Для предотвращения разглашения информации, которая касается интимных сторон жизни граждан или порочит их честь, достоинство или деловую репутацию, а также в случае, если это необходимо для охраны интересов несовершеннолетних, в закрытом судебном заседании суд может слушать дело в целом или совершать отдельные процессуальные действия (ч. 3 ст. 17 ГПК).

По просьбе сторон или одной из них, при отсутствии возражений юридически заинтересованных в исходе дела лиц, суд может рассмотреть в закрытом судебном заседании любое гражданское дело.

При этом просьба о проведении разбирательства дела в закрытом судебном заседании может исходить не только от лица, заявляющего такое ходатайство в своих собственных интересах, и (или) от его представителя, но и от лиц, которым в силу ст. ст.

85 — 87 ГПК предоставлено право от собственного имени выступать в защиту прав и законных интересов других лиц.

Важно: по делам, рассмотренным в закрытом судебном заседании, публично оглашается только резолютивная часть приговора, определения, постановления суда.

Каков порядок фиксации хода судебного заседания лицами, присутствующими в открытом судебном заседании? Имеет ли право судья запретить аудиозапись, фото- и видеосъемку в открытом судебном заседании?

Ответы на поставленные вопросы содержатся в пунктах 5 и 6 постановления Пленума № 11. Так, согласно п.

5 постановления Пленума № 11 любому из присутствующих в открытом судебном заседании дана возможность со своего места производить фиксацию его хода предусмотренными законом средствами и способами.

При этом уведомлять суд о своем намерении фиксировать ход судебного разбирательства в письменной форме либо путем звукозаписи и получать на данные действие разрешение не требуется.

В то же время фотосъемка, киносъемка, видеозапись хода судебного разбирательства могут осуществляться по гражданскому делу с разрешения суда и с учетом мнения юридически заинтересованных в исходе дела лиц (ч. 4 ст. 271 ГПК), а по уголовному делу – с разрешения председательствующего в судебном заседании и с согласия сторон (ч. 6 ст. 287 УПК).

Хотелось бы обратить внимание представителей СМИ, что суд может обратиться к присутствующим в судебном заседании с просьбой отключить мобильные устройства (телефоны) в целях обеспечения нормальной работы суда.

Однако это не означает «запрет» со стороны суда на аудиофиксацию судебного заседания.

Журналист имеет право пользоваться диктофоном, или, например, производить звукозапись с помощью того же мобильного устройства (телефона), переключив его в режим бесшумной работы.

Согласно п. 6. постановления Пленума № 11 участники процесса, желающие осуществлять фотосъемку, киносъемку, видеозапись хода открытого судебного разбирательства, заявляют ходатайство, а лица, не являющиеся участниками судебного процесса, журналисты средств массовой информации обращаются к суду с соответствующей просьбой (заявлением).

Наличие такого ходатайства (просьбы), а также мнение сторон (юридически заинтересованных в исходе дела лиц) отражаются в протоколе судебного заседания.

При отсутствии у сторон (юридически заинтересованных в исходе дела лиц) возражений против осуществления фотосъемки, киносъемки, видеозаписи хода открытого судебного разбирательства суду при разрешении этого вопроса следует учитывать, что такие действия возможны, если они не приведут к нарушению прав и законных интересов участников судебного процесса: на неприкосновенность личной и семейной жизни; чести и достоинства; тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, содержащих сведения личного характера.

В случаях нарушения порядка в судебном заседании лицом, производящим фотосъемку, киносъемку, видеозапись судебного заседания, либо когда указанные действия мешают нормальному ходу судебного разбирательства, председательствующий (суд) вправе ограничить их осуществление по времени или прекратить.

Полагаем важным обратить внимание журналистов, что удовлетворение судом ходатайств о запрете на проведение фотосъемки, киносъемки, видеозаписи судебного заседания не означает, что судебное разбирательство становится закрытым.

Источник: http://court.gov.by/ru/justice/press_office/accreditation/eb348da82d6b25f7.html

Во многих судах установлены системы для аудиозаписи заседаний, но участникам процессов об этом не сообщают

Каким образом можно осуществлять видео  и аудио запись судебного заседания?

У судов есть возможность аудиозаписи, но нет желания /С. Николаев

Во всех московских судах установлены системы, позволяющие вести аудиозапись судебного заседания, но они не используются. Это обнаружила московский адвокат Мария Серновец, проведя независимое расследование. Суды намеренно не афишируют наличие технических возможностей – им проще работать, когда ход процесса невозможно проконтролировать, уверена Серновец.

Столкнувшись во время одного из процессов с искажением данных в протоколе, адвокат начала выяснять, есть ли способ это предотвратить. Закон предусматривает возможность технической фиксации процесса, но эта процедура не является обязательной.

Тем не менее, как разъяснял пленум Верховного суда, «при наличии технической возможности судам надлежит осуществлять фиксацию хода судебного разбирательства с использованием средств аудиозаписи и иных технических средств», такие материалы должны приобщаться к делу.

Внедрение видео- и аудиопротоколирования предусмотрено федеральной целевой программой «Развитие судебной системы России на 2013-2020 гг.»: планируется, что к 2018 г. 95% судов будут оснащены необходимым оборудованием. Но еще в 2010-2012 гг.

, сообщил в ответ на запрос Серновец замначальника столичного управления судебного департамента при Верховном суде Игорь Алексанов, в каждом из 33 райсудов Москвы были установлены и введены в эксплуатацию по 4-5 стационарных комплексов Femida, обеспечивающих ведение и хранение аудиозаписи.

Однако столичные суды в ответ на вопросы о наличии техники начали давать противоречивые показания. Одни утверждали, что у них такого оборудования нет, другие признавались, что есть, но утверждали, что оно не работает. Третьи писали, что установка оборудования только ведется.

Например, председатели Черемушкинского и Измайловского судов заявили, что комплексов аудиофиксации в их судах нет, хотя судебный департамент отчитался о наличии в каждом из этих судов четырех комплексов, установленных и введенных в эксплуатацию.

Председатель Зеленоградского суда сообщил, что рабочие места секретарей компьютеризированы, иными средствами протоколирования залы суда не оборудованы, хотя, по данным судебного департамента, в этом суде установлены четыре Femida. Председатель Преображенского суда в сентябре 2013 г.

писал, что работа по установке оборудования в пяти залах ведется «в настоящий момент», хотя, по информации судебного департамента, акты приема-передачи и ввода в эксплуатацию комплексов в четырех залах этого суда были подписаны годом ранее (копии документов есть у «Ведомостей»).

16 председателей судов проигнорировали запросы, еще несколько ответили отказом. Например, председатель Кунцевского суда Ольга Сергеева сообщила, что запрашиваемая информация не подпадает под действие закона об обеспечении доступа граждан к информации о деятельности судов, поэтому не может быть предоставлена.

Не ведут цифровой протокол и в Мосгорсуде. Серновец говорит, что только по запросу на имя лично председателя Ольги Егоровой ей выдали видеозапись судебного заседания апелляционной инстанции по ее делу, но в самом деле аудиопротокола не оказалось, и ответа на вопрос, почему так произошло, адвокат ждет до сих пор.

Все залы Мосгорсуда оборудованы устройствами аудио- и видеопротоколирования, но действующее законодательство не регламентирует порядок ведения и приобщения к делу цифрового протокола, поэтому он не ведется, объяснила пресс-секретарь Мосгорсуда Ульяна Солопова.

Что касается расхождений в показаниях райсудов, то за вопросы их технического оснащения отвечает Судебный департамент, добавляет она. В Судебном департаменте пообещали ответить на запрос «Ведомостей» позже.

Сотрудник Измайловского суда говорит, что оборудование было установлено в 2012 г., но инструкции к нему отсутствовали, поэтому эксплуатировать его не могли. Сейчас используется два комплекса, но в основном для изготовления протоколов заседаний по гражданским делам, а об официальном аудиопротоколировании никто не просит. В остальных судах запросы «Ведомостей» проигнорировали.

В минувшую пятницу Замоскворецкий суд, где идет процесс по делу «Ив Роше» против Алексея и Олега Навальных, отказал их защите в ходатайстве о ведении аудиопротокола – в связи с отсутствием технической возможности, пояснила судья Елена Коробченко. По данным судебного департамента, в здании этого суда установлено и сдано в эксплуатацию пять комплексов аудиофиксации, в том число один – в зале № 410, где проходят заседания по делу «Ив Роше».

Проблема не в отсутствии регламента, а в том, что аудиопротокол мешает судьям: они лишатся возможности подгонять формулировки в протоколе под приговор, а такое происходит довольно часто, говорит адвокат Роберт Зиновьев.

Он вспоминает, что, когда защищал бывшего следователя Дмитрия Довгия, ходатайствовал о ведении аудиозаписи, но получил отказ: судья Дмитрий Фомин (сейчас он зампред Мосгорсуда) сослался на отсутствие технической возможности.

В то же время председатель СКР Александр Бастрыкин, давая свидетельские показания, проговорился, что каждое утро читает стенограммы процесса.

Источник: https://www.vedomosti.ru/politics/news/32804921/sud-ne-pod-zapis

Доказательственный такт — PRAVO.UA

Каким образом можно осуществлять видео  и аудио запись судебного заседания?

С вступлением в силу Закона Украины «Об обеспечении права на справедливый суд» от 12 февраля 2015 года № 192-VIII, которым были внесены изменения в процессуальные кодексы, а также с принятием в новой редакции Закона Украины «О судоустройстве и статусе судей» от 7 июля 2010 года № 2453-VI профессиональных юристов и в некоторой степени обычных граждан, привлеченных в качестве истцов или ответчиков в судебный процесс, интересует один и тот же вопрос: допустимо ли и в какой степени использование записи, сделанной в зале заседания, в качестве одного из доказательств правоты в другом деле?

Вольный слушатель

В свете современных технологий данный вопрос особенно актуален для цифровой записи судебного заседания, осуществленной так называемым вольным слушателем и размещенной, например, на -канале.

Дело в том, что этот вид записи характеризуется тем, что устройство для ее осуществления является не только портативным, но и широко распространенным, доступным для населения. К примеру, электронные гаджеты практически всегда оснащены цифровым диктофоном или небольшой видеокамерой.

Это касается мобильных телефонов, цифровых фотоаппаратов, плееров и т.д. К тому же цифровой диктофон или портативную камеру можно свободно купить и отдельно.

Официальная деятельность

Известно, что сегодня в определенных условиях законодательством разрешено записывать судебные заседания и впоследствии использовать цифровую запись в слушаниях как по гражданским, так и по уголовным и хозяйственным делам. Но могут ли служить такие записи судебных заседаний доказательством в суде, если в этом возникнет необходимость?!

Любую запись можно применять в качестве доказательного материала, и в качестве средства, которое фиксирует судебный процесс, подобно протоколу (журналу судебного заседания), только в видео- или звуковом режиме.

Однако также можно с уверенностью говорить о другой позиции, основанной на том, что фиксирование судебного процесса — это официальная деятельность суда по последовательному отображению хода судебного разбирательства, процессуальных действий, совершаемых участниками судебного процесса, в соответствии с законом осуществляемая с помощью звукозаписывающего технического средства, ведения журнала судебного заседания и принятия соответствующих протоколов. К тому же существует приказ Государственной судебной администрации Украины «Об утверждении Инструкции о порядке работы с техническими средствами фиксирования судебного процесса (судебного заседания)» от 20 сентября 2012 года № 108. В данном документе полномочия по осуществлению звукозаписи судебных заседаний, созданию архивных и рабочих копий фонограмм возлагаются исключительно на секретаря судебного заседания или работника, определенного председателем суда.

Такая позиция, на мой взгляд, не совсем правильная. Ведь, согласно пункту 7 части 3 статьи 129 Конституции Украины, одним из основных принципов судопроизводства является его полная фиксация техническими средствами и гласность без каких-либо ограничений, в том числе установленных законодательством.

Достижения техники

Суть положений, изложенных в статье 57 Гражданского процессуального кодекса (ГПК) Украины, статье 251 Кодекса Украины об административных правонарушениях (КУоАП), статье 84, части 2 статьи 99 Уголовного процессуального кодекса и статье 69 Кодекса административного судопроизводства (КАС) Украины, в целом сводится к тому, что доказательствами являются любые фактические данные, на основе которых (в определенном законом порядке) суд или другой орган (его должностное лицо) устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования или возражения сторон, факт допущения или отсутствия правонарушения и другие обстоятельства, имеющие значение для дела.

Несомненно, действующие редакции упомянутых процессуальных кодексов не учитывают в полной мере достижений науки и техники. Речь идет прежде всего о получении, копировании, предоставлении суду в качестве доказательства по делу любой информации из Интернета (в том числе и видео-, аудиозаписей, размещенных на сайтах).

Но это не означает, что у сторон и их представителей отсутствует такое право по доказыванию своей позиции и аргументации.

Отмечу, что перечисленные выше статьи ГПК Украины и КУоАП прямо указывают, что данные, подлежащие доказыванию, устанавливаются с помощью видеосъемки (как одного из средств, предусмотренных в перечне средств доказывания).

В то же время в КАС Украины отмечается, что доказательствами в административном судопроизводстве являются любые фактические данные, которые устанавливаются судом на основании пояснений сторон, третьих лиц и их представителей, свидетелей, письменных и вещественных доказательств, заключений экспертов. Отмечу, что к вещественным доказательствам законодатель относит в том числе магнитные, электронные и другие носители информации, содержащие аудиовизуальную информацию об обстоятельствах, имеющих значение для дела. Итак, как видим, видеозапись в административном судопроизводстве относится к категории вещественных доказательств, а Уголовным процессуальным кодексом предусмотрено, что для доказывания можно использовать любые средства (в том числе и видеосъемку), полученные в установленном этим Кодексом порядке.

Поэтому, на мой взгляд, тот, кто предоставляет суду видео- и/или аудиозапись любого судебного процесса, в том числе полученного из сети Интернет, выполненную на электронном или ином носителе, или тот, кто просит суд истребовать их в качестве доказательств, должен как минимум засвидетельствовать данные: откуда взяты эти материалы, в какое время, какими лицами и где они были выполнены.

Справедливое разбирательство

Вышеуказанное свидетельствует о том, что процессуальные кодексы не препятствуют возможности предоставлять цифровые аудио- или видеоматериалы на электронных носителях в качестве доказательств в суде. К тому же всем понятно, что электронный гаджет будет записывать и воспроизводить только электронную, а не аналоговую запись (общественно известные факты не подлежат доказыванию).

Интересно то, что в разных процессуальных кодексах не содержится прямого запрета изымать цифровые материалы в качестве доказательств, так что не может быть оправдан отказ суда в приобщении записи к делу по той причине, что она цифровая.

К тому же о толковании извлечения информации с сайтов в качестве доказательств в суде также говорится в постановлении пленума Высшего Хозяйственного суда Украины «О некоторых вопросах практики применения Хозяйственного процессуального кодекса Украины судами первой инстанции» от 26 декабря 2011 года № 18. В частности, в соответствии с пунктом 2.5 вышеупомянутого постановления любые представленные участниками процесса доказательства (в том числе и относительно информации в сети Интернет) подлежат оценке судом на предмет принадлежности и допустимости. Но к какому именно виду доказательств относится информация из сети Интернет, в этом постановлении не указано.

Однако могут существовать и обоснованные, на мой взгляд, отказы суда. В соответствии с Конвенцией о защите прав человека и основоположных свобод каждый имеет право на справедливое судебное разбирательство.

Задача суда состоит в том, чтобы убедиться, было ли судебное разбирательство в целом справедливым и законно ли получены доказательства.

То есть судебные доказательства должны быть получены способом, который гарантирует право на справедливый суд.

Ярким примером вышеуказанного служит решение Конституционного Суда Украины по делу № 1-31/2011 от 20 октября 2011 года, в котором четко обозначено, что обвинение не может основываться на доказательствах, полученных незаконным путем, то есть на доказательствах, полученных «без соблюдения конституционных положений или с нарушением порядка, установленного законом», а «также полученных путем совершения целенаправленных действий по их сбору и фиксации с применением мер, предусмотренных Законом Украины «Об оперативно-розыскной деятельности» лицом, не уполномоченным на осуществление такой деятельности» от 18 февраля 1992 года № 2135-XII.

Это решение касается как представителей правоохранительных и контролирующих органов, так и журналистов, то есть всех лиц, занимающихся оперативно-розыскной деятельностью.

Внутреннее убеждение

Таким образом, правила допустимости доказательств в современном гражданском процессе являются способом обеспечения прав лиц, участвующих в деле, при этом должны быть гарантированы не только процессуальные права, но и права и свободы человека, закрепленные в Конституции.

Например, несоблюдение (нарушение) формы получения доказательств обусловливает то, что они (при решении судом дела) во внимание приниматься не будут.

Кроме того, доказательства должны соответствовать определенным требованиям, быть надлежащими и допустимыми (то есть они не должны быть собраны в противозаконном порядке).

Вместе с тем следует понимать, что судьи руководствуются в таких вопросах прежде всего собственными внутренними убеждениями. Процесс рассмотрения дела предусматривает в большинстве случаев принятие решений, которые являются юридически значимыми, то есть имеющими юридические последствия.

Принятие таких решений базируется на внутреннем убеждении лиц, выносящих решения на основании оценочной деятельности.

Поэтому нужно доказать, что информация, размещенная в Интернете, является публичной, общедоступной и общеизвестной, а в подготовленном заранее ходатайстве о приложении к материалам дела доказательства в виде той самой аудио- или видеозаписи необходимо пояснить:

— причины, по которым лицо предоставляет суду такую запись (или требует предоставить ее в качестве доказательного материала),

— каким образом, кем, где и когда именно была произведена эта запись (или перезапись с какого носителя и в какой форме).

В силу вышеизложенного можно смело утверждать, что любая информация из сети Интернет, в том числе видео-, аудиозаписи судебных заседаний, расследования журналистов, комментарии и их публикации в Интернете, может быть использована в качестве доказательств только в совокупности с другими доказательствами по делу и по собственному внутреннему убеждению отдельного судьи, которому предстоит рассмотреть дело.

ПРИЙМАК Светлана — адвокат, г. Киев

Источник: https://pravo.ua/articles/dokazatelstvennyj-takt/

Ветка права
Добавить комментарий