Какое наказание ждет моего сына

«Мой сын виновен и за это отбывает заслуженное наказание. Но за что его так мучить?! »

Какое наказание ждет моего сына

Матери заключенных просят представителей СМИ защитить их детей от произвола сотрудников Бердичевской исправительной колонии N 70

Один раз в месяц заключенные Бердичевской исправительной колонии N 70, что на Житомирщине, имеют право позвонить родным. То, что Наталия Грабовская услышала в трубке в прошлую пятницу, заставило ее на следующий же день бросить все и немедленно приехать в тюрьму…

«Сын, который еще недавно весил 85 килограммов, был похож на скелет»

Мы разговариваем с женщиной на пороге Бердичевской исправительной колонии N 70.

– Четыре месяца назад мне отказали в долгосрочном свидании, — вспоминает мама Максима.  — Добиться каких-либо объяснений от администрации колонии было трудно. Со мной никто не хотел разговаривать, объясняя, что начальник тюрьмы занят, его заместитель тоже. Но я настаивала, и мне, наконец, сообщили, что мой сын наказан и три месяца не увижусь с ним.

Снова приехав в тюрьму, я узнала, что мой сын закрыт в одиночке на две недели и увидеться с ним нельзя. Когда мне наконец-то разрешили долгосрочное свидание с Максимом, я чуть в обморок не упала. Сын, который еще недавно весил 85 килограммов, был похож на скелет.

За три с половиной месяца он потерял 20 килограммов. Худой, бледный, измученный… Три дня, которые мы провели вместе, я откармливала его. Заметно было, что длительное время он вообще не ел. Через каждые полчаса давала ему столовую ложку жиденького супчика, чтобы восстановить работу желудка.

Я понимаю, что мой сын виновен и за это отбывает заслуженное наказание. Но за что его так мучить?! Я пыталась расспросить о том, почему он так исхудал, что случилось, но сын упорно молчал. Все проведенное с ним время я плакала.

После окончания положенных мне длительным свиданием трех суток уехала домой. Это было четвертого июля.

А спустя пять дней, вечером девятого июля, мне позвонил сын и сообщил, что в тюрьме ОМОН сильно избил 15 человек. Максим просил записать их фамилии и сообщить обо всем родственникам заключенных. Едва он назвал несколько фамилий, как в трубке раздались короткие гудки. Я поняла, что разговор прервали.

По закону могу разговаривать с сыном десять минут, однако не проговорила и двух. Я долго не могла прийти в себя, а потом стала обзванивать тех людей, телефоны которых знала. Обратилась за помощью к правозащитнику. Утром мы отправились в тюрьму. Я хочу видеть своего сына, узнать, за что его избили.

После этого звонка вообще не уверена, жив ли он…

Пока Наталия Грабовская пишет заявление к начальнику тюрьмы на краткосрочное свидание, я подхожу к Светлане Базик. Женщина приехала из Киева в Бердичев тоже повидаться с сыном.

– Вчера поздно вечером мне позвонила Наташа Грабовская и рассказала о странном разговоре со своим сыном, — говорит Светлана Базик.  — Женщина сообщила, что вроде бы избито много заключенных, среди них мой Сережа. Последний раз его сильно избили накануне Пасхи.

Он прислал зашифрованное письмо, из которого я все поняла. Сын утверждал, будто бы его били сотрудники ОМОНа. Кажется, в определенные дни они приезжают в тюрьму для… тренировок. Помню, я тогда специально приехала в Бердичев.

Оказалось, у Сережи сломано несколько ребер, одно из них упирается в легкие. Кроме того, у него обнаружили сотрясение мозга и лопнувшую ушную перепонку. Я написала жалобу, на которую пришел ответ: «Ваш сын провоцировал своим поведением сотрудников тюрьмы.

За неповиновение им позволяется применять физическую силу».

Однако сын утверждает, что боится даже связываться с охранниками, потому что это может стоить ему жизни.

Начальник колонии Александр Дороболюк в личной беседе со мной пообещал, что, если я не буду никуда жаловаться, моего сына больше избивать не станут. Кроме того, ему будет оказана медицинская помощь.

Я поверила ему. И правда, больше сын ни на что не жаловался, побои действительно прекратились. И тут опять…

Эти люди уже наказаны судьбой, но ни на что не жалуются, потому что понимают, что отбывают заслуженный срок заключения. Многие мечтают выйти из тюрьмы и начать новую жизнь. Мой сын, к примеру, поклялся, что больше никогда не нарушит закон.

Дома его терпеливо ждет жена, которая не пропускает ни одного свидания. Я считаю, что администрация тюрьмы делает все возможное, чтобы обозлить против себя заключенных.

Мало того что они получают здесь душевные травмы, так еще и нет гарантии, что они вернутся домой не инвалидами.

«Многие заключенные озлоблены и могут в любую минуту наброситься на наших сотрудников. А мы имеем право применить спецсредства»

– Девятого июля ко мне за помощью обратилась Наталия Грабовская, — рассказывает правозащитница Елена Повидайчик.

 — Женщина утверждала, что в Бердичевской исправительной колонии N 70 избиты 15 человек. Я понимала, что нужно срочно ехать. Накануне поездки сообщила об инциденте нескольким центральным СМИ.

Понимаю, что без помощи журналистов здесь не обойтись — просто так нам избитых не покажут…

Пока матери надеются увидеться со своими детьми, я с коллегами пытаюсь поговорить с начальником колонии. Сотрудник охраны утверждает, что он на работе. Когда же узнает причину визита журналистов, просит немного подождать и прячется за высоким забором.

Спустя «каких-нибудь»… два часа, он снова выходит сообщить нам, что начальника сегодня нет и, похоже, не будет. На жаре, не имея возможности даже сесть, мы терпеливо ждали.

Заметив, что мы не собираемся уходить, еще через два часа к нам вышел лично начальник Бердичевской исправительной колонии N 70 и попросил журналистов заходить к нему в кабинет… по одному. Предупредил также, чтобы заходили без телекамер и диктофонов. Мы же попросили, чтобы первыми он принял матерей и удовлетворил их просьбу встретиться с детьми.

Через какое-то время женщины выходят с подписанными заявлениями на краткосрочные свидания. Правда, согласие начальника тюрьмы немного удивляет. Дословно это звучит: «Дозволяю з метою виховного впливу». Женщины уходят на свидание, а мы становимся… в очередь к начальнику тюрьмы.

– Матери жалуются на превышение полномочий со стороны администрации. Что вы скажете по этому поводу? — спрашиваю начальника колонии Александра Доробалюка.

– В нашей тюрьме сидят преступники, — отвечает Александр Павлович.  — Многие из них озлоблены. В любую минуту они могут наброситься на нашего сотрудника. Согласно инструкции мы имеем право применять к заключенным спецсредства. Я отрицаю тот факт, что на моих подопечных тренируются сотрудники ОМОНа. Мы живем в цивилизованной стране, и такого зверства у нас быть не может.

– Почему журналистам пришлось так долго ждать встречи с вами?

– Я всегда открыт для представителей СМИ. Может быть, мне стыдно, что я работаю в таком учреждении, поэтому не имею желания фотографироваться для прессы. А заключенным у нас хорошо, у нас свое производство. Некоторые из них получают зарплату в два раза больше, чем наши сотрудники.

Побеседовав с начальником колонии, спешу увидеть вернувшихся со свидания женщин. У здания исправительной колонии замечаю молодую женщину. Выясняется, что она принесла передачу своему мужу. Я интересуюсь, избивают ли здесь ее супруга.

– Вы думаете, вам об этом кто-то скажет? — удивляется женщина.  — Им же за жалобу потом еще хуже будет. Неужели вы надеетесь что-то исправить? Лично я считаю дни, когда муж вернется домой. А потом мы оба постараемся поскорее забыть этот ужас.

Из здания тюрьмы выходит Светлана Базик.

– Во время всего свидания от нас не отходил заместитель начальника колонии, — рассказывает женщина.  — Он стоял возле моего Сережи. Большего я не могу вам сказать, потому что боюсь навредить сыну.

Светлана Базик, заплакав, уходит. Очень долго не возвращается со свидания Наталия Грабовская. Она появляется вся в слезах.

– Сын очень странно вел себя, — сообщает Наталия Михайловна.  — Он невнятно отвечал на мои вопросы. Было видно, что он напуган. На вопрос, били ли его, очень тихо ответил: «Да». Сын сказал, что за телефонный звонок его посадили в карцер. Во время нашей беседы от него ни на шаг не отходил сотрудник тюрьмы.

Я попросила, чтобы Максим поднял одежду и показал свое тело, однако сыну запретили раздеваться. Мне показалось странным, что в такую жару он был одет в джинсы и куртку. Я не видела даже пальцев его рук.

Хочу отметить, что нас посадили в темный угол и при этом не включили свет… Буду писать жалобу в прокуратуру и Уполномоченному Верховной Рады по правам человека.

Наталия Грабовская призналась, что ее долго уговаривали отказаться от свидания с сыном. Женщина в ужасе от того, что увидела, и опасается за жизнь Максима.

«Их наказывают за пустяки, а за жалобу вообще могут убить!»

– Ко мне постоянно обращаются родственники заключенных, — рассказывает правозащитница Елена Повидайчик.  — Они жалуются на превышение полномочий администрации, на систематическое избиение заключенных сотрудниками исправительной колонии.

Их бьют по ребрам, по голове, подвешивают за руки в наручниках вниз головой, при этом снимая пытки на мобильные телефоны. Для того чтобы заключенный не кричал, ему закрывают скотчем рот. Я направляю десятки жалоб в разные правоохранительные органы.

Как правило, эти жалобы переадресовывают в ту же колонию, поэтому объективно их никто не рассматривает.

– Бывают ли случаи, когда заключенные лично жалуются на незаконные действия сотрудников тюрьмы?

– Что вы! Их наказывают за пустяки, а за жалобу вообще могут убить. Наказывают за отказ от прогулки, курение в неположенном месте, за неотчетливую надпись фамилии на робе.

Бьют за то, что не убраны со стола кружки, не вытерт от крошек стол. Начальство называет это «неповиновение администрации».

Например, в карцер или ШИЗО (штрафной изолятор) можно попасть за то, что, здороваясь с сотрудниками колонии, не снял шапку или замешкался.

Елена Повидайчик утверждает, что правозащитным организациям удается раскрывать нарушения в колониях, опираясь на обращения родственников бывших заключенных, самих заключенных, а также на поступающие из колоний мобильные звонки. В случаях крайней необходимости заключенные пользуются таковыми, хотя в тюрьмах они запрещены.

– В большинстве украинских колоний общие проблемы — нарушение прав человека, плохая медпомощь, нарушение трудовых прав, плохие санитарно-гигиенические и бытовые условия содержания, водворение в ШИЗО по надуманным причинам, — говорит Елена Повидай-чик.  — Улучшить пенитенциарную систему можно только в том случае, если жалобы заключенных будут объективно рассматриваться органами власти. А пока мы чаще всего получаем отписки из местных прокуратур типа: «Проверка проведена. Факты не подтвердились».

По данным Уполномоченного Верховной Рады по правам человека, в следственных изоляторах ежегодно умирает около 130 человек. 28 из 32-х СИЗО являются непригодными для долговременного содержания заключенных. По данным правозащитников, значительно возросла смертность в колониях, увеличилось количество суицидов. Выросло также и количество ВИЧ-инфицированных.

От 75,5 до 91,5 процента узников являются инфицированными вирусом гепатита С. Очень высокой остается степень заболеваемости туберкулезом.

Приведенные цифры свидетельствуют о несоблюдении и систематических нарушениях в учреждениях системы выполнения наказаний таких фундаментальных прав человека, как право на жизнь и здоровье, справедливость и правосудие, гуманное поведение, защиту от жестокости и истязаний.

Читайте нас в Telegram-канале, и

Источник: https://fakty.ua/14651-moj-syn-vinoven-i-za-eto-otbyvaet-zasluzhennoe-nakazanie-no-za-chto-ego-tak-muchit

Инвалид из Челябинска пошла на кражу, чтобы привлечь внимание к бездействию чиновников. Надежда Зимина уже год не может забрать родного сына из детдома – мальчик попал туда, когда у нее обнаружили рак. Но и после пройденного лечения матери сына не отдают – из-за отсутствия у нее работы и жилья. А о возможности получения социальной квартиры чиновники просто умолчали.

Надежда Зимина с сыном

– Я решилась на отчаянный шаг. Пошла в магазин и украла шоколадку. Хочу привлечь внимание, выступлю с речью на суде.

Можете так и написать: отчаявшаяся мать без сына, жилья и работы превращается в преступницу в таком богатом государстве, – заявляет Надежда Зимина.

Радио Свобода записывало с ней интервью две недели назад, а потом ждало от челябинских чиновников ответа на запрос СМИ, положено ли Зиминой жилье от государства. Ответ пришел: нет, квартиры ей не будет.

45-летняя Надежда Зимина несколько лет борется с болезнью, но не в силах одолеть бюрократию. За ее плечами десятки обращений к властям. После лечения онкологии Зимина стала инвалидом и не может полноценно работать. На постоянное место ее просто не берут, своего жилья нет. Живет на пенсию по инвалидности и подработки – это меньше 10 тысяч рублей в месяц.

В такой ситуации Надежда не может забрать сына из детского дома, где мальчик оказался, пока она проходила лечение. Проблему могло бы решить социальное жилье. Но пока Зимина получает только отписки.

Самосожжением заняться не могу – сын с горя умрёт

Идея с кражей родилась, чтобы довести ситуацию до абсурда, говорит Надежда. 30 сентября она на глазах охраны попыталась вынести шоколадку из супермаркета.

Ее остановили, и “воровка” сама потребовала вызвать полицию.

По ее словам, своей акцией она хотела показать: такие люди, как она, рады и тюрьме – как возможности перезимовать в тепле, и обязательным работам – хоть какому-то трудоустройству.

– Конечно, у меня не было цели совершать реальное преступление. Но как еще привлечь внимание? Самосожжением заняться не могу – сын с горя умрёт, сама жить хочу, но и ходить по кругу, как безумный пони, не желаю, – говорит Зимина.

Однако общественного резонанса не вышло: в суде выступить не удалось, да и наказывать Зимину не стали, в связи с малозначительностью правонарушения. Теперь Надежда придумывает новые способы привлечь внимание к своей проблеме.

Письмо президенту

С онкологией Надежда Зимина борется с 2016 года. Тогда она жила в Амурске, в Хабаровском крае, вместе с 12-летним сыном Глебом снимала квартиру. Работала продавцом. Своего жилья у семьи не было – родительскую квартиру пришлось продать, когда тяжело заболела мать Надежды и понадобились деньги на пересадку печени.

Про рак я ему ничего не сказала. Объяснила, что надо подлечиться

О своей болезни Зимина узнала случайно, когда гостила у двоюродной сестры в Костанае, в Казахстане. Сама нащупала в груди опухоль. Костанайские врачи подтвердили онкологию. И посоветовали лечиться за 400 километров – в Челябинском клиническом центре онкологии и ядерной медицины. Это одно из лучших медучреждений по лечению рака в стране.

Надежда понимала, что здесь, за восемь тысяч километров от Амурска, придется лежать месяцами. Оставить сына не с кем: мать Надежды умерла, с мужем давно развелись. И тогда она приняла непростое решение – временно передать Глеба на попечение государству, в Амурский центр помощи семьям, попавшим в трудную жизненную ситуацию.

– Про рак я ему ничего не сказала. Объяснила, что надо подлечиться, чтобы не заболеть лет в 60–70. И он сказал: “Мама, чтобы ты не заболела, когда будешь старенькой, лечись, я подожду тебя здесь”. Я ему объясняла, что это надолго. Но для ребенка важно не слышать слова “рак”, иначе он бы каждую ночь плакал, думал, что я умру. Это был бы жуткий стресс, – вспоминает Зимина.

Глеб, сын Надежды, в детском доме

Сама она вернулась в Костанай, к сестре. Следующие полгода прошли для нее в борьбе за место в Челябинском медцентре. Рак прогрессировал, а она штурмовала челябинский Минздрав.

Почему-то они решили, что болезнь моя – обман

– Челябинские чиновники мне отказали в получении высокотехнологичной медпомощи – из-за моей хабаровской прописки. Я ездила к ним чуть ли не каждый день.

В какой-то момент тогдашний заместитель министра здравоохранения Виктория Сахарова на мои мольбы просто вызвала в свой кабинет вооружённую охрану. Меня призвали “к благоразумию и гордости”. Нечего, говорят, так унижаться и выпрашивать лечение.

И тогда я написала письмо Путину и министру Веронике Скворцовой. А через три дня местный Минздрав вдруг вспомнил, что я имею право лечиться как гражданин России.

После письма президенту наконец лечение началось, пошли курсы химиотерапии. А в середине курса Надежда узнала о новой проблеме: опека в Амурске собирается лишить ее родительских прав.

– Почему-то они решили, что болезнь моя – обман, и подали в суд. А сына уже присмотрела женщина, чтобы на опекунские деньги выплачивать ипотеку. Я тогда находилась в середине тяжелой “химии”, в предоперационный период.

Закончила укол, взяла справки и поехала, – вспоминает Надежда. – Пять суток ехала на поезде, в середине зимы. Без волос, в этом платке. Появилась на суде – там, конечно, никто не ожидал меня увидеть, все были в шоке.

Как заключённого, в “воронке”, запихнули на глазах у одноклассников

Видя состояние матери и приняв к сведению все выписки врачей, суд не лишил, а лишь ограничил Зимину в родительских правах на время ее лечения. Она вернулась в медцентр. И в это время без ее ведома Глеба перевели в детдом в Комсомольске-на-Амуре. Для ребенка это стало настоящей бедой.

– В Амурске из центра он ходил в свою родную школу, а его вырвали “добрые” воспитатели-психологи-педагоги. А как вывозили! Как заключённого, в “воронке”, запихнули на глазах у одноклассников, – сокрушается Надежда.

Две ночи на вокзале

Находясь от сына за несколько тысяч километров, Зимина продолжала бороться за жизнь. В Челябинске ее прооперировали, провели еще четыре курса “химии”.

В мае 2018 года Надежда получила инвалидность II группы. Квартиру снимала в поселке, жила на пенсию по инвалидности в 8,5 тысяч рублей, подрабатывала уборщицей на пару часов в день в местной пекарне.

И ждала окончания лечения, чтобы скорее забрать Глеба.

Им показалось, что я опять слишком долго лечусь

А в декабре 2018 года, придя на почту, вместо пенсии она получила три тысячи рублей. Как оказалось, Зимина – злостная алиментщица, и ее долг перед детским домом – 110 тысяч рублей. Но никаких уведомлений от приставов ранее не было.

– Я с самого начала знала, что должна платить алименты. Обращалась в соцслужбу, но исполнительный лист приставов, как мне сказали, где-то потерялся.

А тут Комсомольский детский дом опять подал на меня в суд, на лишение родительских прав – им показалось, что я опять слишком долго лечусь. Суд тогда меня опять лишь ограничил в правах. Но именно там, на суде встал вопрос об алиментах.

И на суде мне сказали – ну раз исполнительного листа нет, не переживайте, ничего вы не должны. А лист чудесным образом нашелся, – говорит Надежда.

Позже приставы объяснили потерю исполнительного листа путаницей в почтовых адресах. Но теперь с ее пенсии высчитывали 70 процентов. Жить стало не на что. Из съемной квартиры пришлось съехать. Две ночи Надежда провела на вокзале.

Зимина обратилась в челябинскую соцподдержку, и там ей помогли устроиться в приют для людей, попавших в сложную жизненную ситуацию “Возможность”.

Центр находился в промышленной зоне, кишел насекомыми, но женщина была рада и такой крыше над головой.

– Центр этот находится в зоне отчуждения, рядом заводы. Уже лет десять как люди из этого района выселены. Вредные вещества просто в воздухе витают. В заброшенных домах предприимчивые люди создали гостиницы для гастарбайтеров. И центр там снимает квартиры, – говорит Зимина. – В квартирах всегда полно клопов и тараканов, невыводимые они там.

Весной история Надежды попала в СМИ. Незнакомка полностью погасила долг Зиминой по алиментам, на тот момент около 60 тысяч рублей. Она попросила Надежду не раскрывать ее имени. Зимина называет случившееся настоящим чудом – ведь это помогло разрубить такой болезненный узел.

После шумихи, казалось бы, о ней вспомнили и местные чиновники – дали ей адресную помощь в 49 тысяч рублей, на съемное жилье и покупку бытовых вещей. Надежда съехала из центра в промышленной зоне в нормальную квартиру – в полной уверенности, что в ближайшем будущем ей удастся получить социальное жилье от государства.

“Забыли рассказать”

Тяжелее всего сейчас ей дается разлука с сыном. Надежде удалось добиться перевода Глеба в детский дом Челябинска. Теперь видеть его она может в любой момент. В декабре мальчику исполнится пятнадцать.

Не хватает сил, через четыре часа словно каток проехал

Чтобы забрать сына из детдома, Надежда должна иметь хороший “белый” доход для аренды квартиры или же свое жилье. У Зиминой – ни того, ни другого. Будучи инвалидом II группы, она не может работать полный день – из-за перенесенных курсов химиотерапии очень устает.

– Работать очень трудно, не хватает сил, через четыре часа словно каток проехал, – объясняет Зимина. – И поэтому брать на работу нас не хотят. Это все на бумаге: есть квотированные места для инвалидов. Нас никто не берет, но у чиновников все гладко.

Сейчас Надежде удалось найти неофициальную работу на четыре тысячи рублей. И с пенсией в 8,5 тысяч ей и Глебу доходов бы хватило, говорит она. Если бы была своя квартира, суд отдал бы ребенка, и не пришлось бы подтверждать свой доход справками.

По закону инвалиды, нуждающиеся в улучшении жилищных условий, имеют право на социальные квартиры. Но в администрации Челябинска Зиминой в квартире отказали, сославшись на ст. 91.3 Жилищного кодекса. Дескать, кодекс гласит, что инвалид не может претендовать на социальную квартиру, если является малоимущим. А доход Зиминой – ниже прожиточного минимума, указали чиновники.

И при этом почему-то “забыли” рассказать ей о том, что у нее есть право на социальную квартиру просто как у малоимущей, комментирует адвокат Марианна Андрюшина.

Марианна Андрюшина

– Ей просто не объяснили, что она имеет на это право. Ее поставили на учет как малоимущую, чтобы она могла получать какие-то пособия, льготы.

Но я не вижу сведений, что ее признали малоимущей, нуждающейся в жилье социального найма, и чтобы там была учтена инвалидность. Сейчас ей нужно встать на этот учет.

И тут как раз инвалидность ей в помощь – именно малоимущие с инвалидностью, поставленные на учет в качестве нуждающихся в жилье социального найма, имеют право получить квартиру вне очереди, – отметила Андрюшина.

По словам Зиминой, ей действительно никто из чиновников о таком варианте не говорил – хотя целый год она бомбардировала их письмами и приходила на личные приемы.

– Я приходила туда много раз, подавала документы на жилье, чиновники мне сочувствовали. А получается, они знали, что я могу встать в очередь на жилье как малоимущая. Знали и не сказали! Я уверена, что идет сознательное замалчивание, чтобы люди просто не знали о такой возможности.

Очень жаль, что я потеряла столько времени. Мой сын тоже очень ждет, что я заберу его. Он, когда узнал, что мне опять отказали в жилье, стал грубить воспитателям, со всеми переругался, ребенок находится в сильнейшем стрессе.

Наверное, он думает, что ему придется жить здесь до конца школы.

Почему ей об этом не сказали? Возможно, это равнодушные или несведущие чиновники

Развязать этот клубок проблем помог бы хороший юрист, но о том, что инвалиды имеют право на бесплатную юридическую помощь, Зиминой тоже не сообщили.

– В России действует закон о бесплатной юридической помощи. Я и мои коллеги периодически оказываем такую помощь отдельным категориям граждан. И Надежда имеет на это полное право, – отмечает Андрюшина.

– Тут нужно получить направление от Министерства социальных отношений, это делается быстро, и будет назначен адвокат из местной адвокатской палаты. Почему ей об этом не сказали? Возможно, это равнодушные или несведущие чиновники.

И ко мне тоже многие приходят и говорят: “А мы не знали”.

Отказывалась от работы

Но челябинские чиновники уверены, что оказывают Зиминой всю возможную помощь. В Министерстве социальных отношений Челябинской области в ответ за запрос Радио Свобода сообщили: Зимина снимает квартиру за счет выделенных ей бюджетных средств, а также состоит на учете как малоимущая, то есть имеет право на льготы – на оплату коммунальных услуг, цифровое ТВ, проездной билет.

Правда, как говорит Надежда, выделенные ей деньги на аренду закончатся буквально через месяц – это была разовая помощь. А льготы на оплату ЖКХ, как и цифровое ТВ, в съемной квартире использовать нельзя. И в министерстве это прекрасно знают.

Чиновники также проинформировали: они поставили Зимину на учет в центр занятости, а она от предложенных мест работы отказалась. Это заявление возмутило Надежду до глубины души:

– Никогда в жизни я не отказалась ни от одного предложенного места! Получается, что чиновники мне все предоставляют, а я перебираю варианты. Но это неправда, и все отказы в центре фиксируются.

Зачем они дали эту информацию? Ведь я ходила по всем бегункам. За весну и лето просто изрыла Челябинск! Но на работу меня не брали и даже не объясняли причин отказа.

Даже мой специалист из центра занятости мне сочувствовал, говорил, что не знает, куда еще меня посылать на работу.

Если россиянин без жилья и родственников серьёзно заболеет, он умрёт от усталости

По словам Надежды Зиминой, за жилье, которое в конечном итоге поможет ей вернуть ребенка, она планирует бороться до победного конца. В крайнем случае готова вновь писать президенту. Ведь один раз это уже помогло.

– Вывод один: если россиянин без собственного жилья и без родственников серьёзно заболеет, скорее всего, он умрёт от усталости – доказывать свои права, – резюмирует Надежда. – Даже если и справится с болезнью.

Источник: https://www.svoboda.org/a/30195829.html

Наказание за кражу из супермаркета

Какое наказание ждет моего сына

Несовершеннолетние дети — объект постоянного и внимательного надсмотра работников охранной системы магазинов, так как первые часто любят «прикарманить» что-то, не думая о последствиях.

Например: После развода у меня в собственности остался участок земли на котором стоит дом, по решению суда дом разделён в равных долях между нами. Теперь я решил продать участок.

Что делать, если совершена кража

Растрату или присвоение могут совершить лица, которым доверено управление имуществом в том или ином размере. В случае с супермаркетами ими являются работники торговой точки. Покупатели обвиняются, как правило, в воровстве, реже в мошенничестве.

Это быстро и бесплатно ! Магазины очень прочно вошли в нашу жизнь . Там мы приобретаем продукты, предметы гардероба, многие другие полезные и нужные вещи. Да и видов магазинов сейчас насчитывается множество. Это интернет-магазины . супермаркеты и гипермаркеты, обычные, привычные нам, советские магазинчики и передвижные магазины.

Касательно максимального наказания, то за кражу вам грозит от 80 тыс. рублей штрафа (60 тыс. рублей – ¾ если на кассе поймали) до лишения свободы сроком до двух лет (18 месяцев – ¾). Если кража совершена несовершеннолетним (до 16 лет), то ответственность за воровство будет возложена на родителей или законных представителей. Размер штрафа может доходить до 100 000 р.

Что будет за кражу в магазине?

УК РФ применяется, если хищение повлекло ущерб:

  1. Более 2,5 тысячи, но меньше 5 тысяч (ч. 1 ст. 158).
  2. Значительный для граждан (например, если владельцем торговой точки является ИП): не менее 5000 рублей, но не более 250 тысяч. Квалифицируется по 2 части 158 статьи.
  3. В крупном размере – не менее 250 000 по ч. 3, как для юридических, так и физических лиц.

Уважаемые читатели! Наши статьи рассказывают о способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Последняя мера может применяться к совершившим общественно опасное деяние (правонарушение) до достижения возраста, с которого наступает уголовная (административная) ответственность.

Напишите администрации магазина жалобу, потому что нарушены права малыша. Ее должны были спрашивать в присутствии родителей. напишите, что на малыша было оказано психологическое давление, опасности, что ребенок не дремлет, рыдает и проч. Вот гады, связались с девченкой!

Чаще всего первый проступок заканчивается примирением сторон. Родители вносят деньги за похищенное, на том и расходятся.

Если же лицо покинуло помещение магазина и у него есть возможность распорядиться имуществом по своему усмотрению, кража считается оконченной. Однако и в этом случае суд оценивает обстоятельства каждого конкретного случая отдельно.

Уголовная ответственность за кражу возможна и за неоконченное преступление, то есть за покушение, ответственность по ст. 7.27 КоАП РФ возможна только, когда хищение окончено.

Мелкое хищение путем кражи считается правонарушением с момента тайного изъятия чужого имущества и возможности им распорядиться.

Преступление считается оконченным в момент, когда имущество изъято и преступник получил реальную возможность распоряжаться им в своих корыстных интересах (например, продать или обменять).

Действия при обвинении в магазинной краже

Есть возможность избежать реального срока и вообщем судимости, если хорошо спланировать весь комплекс мероприятий по делу. Будет нужна помощь адвоката, обращайтесь.

В Уголовном кодексе четко регламентировано понятие «кража». Это тайное хищение чужой собственности, за которое нужно будет отвечать по закону.

От стоимости украденного в магазине товара зависит вид ответственности, к которой может быть привлечен гражданин, решивший своровать в магазине продукты или товары. Административная ответственность наступает, если стоимость имущества не превышает 1000 рублей (ч.1 ст. 7.27 КоАП РФ) или составляет от 1000 до 2500 рублей (ч.2 ст. 7.27 КоАП РФ).

Цифры официальной статистики говорят о том, что одним из самых распространенных преступлений в России является воровство. Каждый день в правоохранительные органы поступают тысячи заявлений о кражах денег, велосипедов, одежды в магазине, продуктов в супермаркете, аппаратуры и вещей из машины, а то и самой машины. Какое же наказание последует за совершение кражи?

От стоимости украденного в магазине товара зависит вид ответственности, к которой может быть привлечен гражданин, решивший своровать в магазине продукты или товары. Административная ответственность наступает, если стоимость имущества не превышает 1000 рублей (ч.1 ст. 7.27 КоАП РФ) или составляет от 1000 до 2500 рублей (ч.2 ст. 7.27 КоАП РФ).

КОНЕЧНО ВАШ ГНЕВ МОЖНО ПОНЯТЬ. НО ВЫ НАВЕРНОЕ ВСЕ ЗАБЫВАЕТЕ КАКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ У НА С В СТРАНЕ. Я МАТЬ ОДИНОЧКА С ДВУМЯ ДЕТЬМИ, МУЖ ПОГИБ РОДСТВЕННИКОВ У МЕНЯ НЕТ, РОДСТВЕННИКИ МУЖА СО МНОЙ НЕ ОБЩАЮТЬСЯ. ДЕТСКИЕ ПОСОБИЯ ДО1,5 ЛЕТ Я ПОЛУЧАЮ 6150Р ЭТО МИНИМАЛКА. Я КОНЕЧНО ПРОТИВ КРАЖ. Я ВЫЖИВАЮ КАК МОГУ, НО НЕ У ВСЕХ ХВАТАЕТ ТЕРПЕНИЯ КАК У МЕНЯ ВЫЖИВАТЬ.

Что ждет моего сына, совершившего кражу?

Мой муж не совершал нападение на потерпевшего, а находился в том же доме что потерпевший и нападавший. Но у моего мужа изъяли мобильный телефон…
Однако хищение бывает разным.

Если стоимость похищенного не превышает одной тысячи рублей, деяние квалифицируется как мелкое хищение.

В данном случае ответственность за кражу в магазине предусмотрена только одна – административная, в виде штрафа в размере до пятикратной стоимости похищенного имущества (но не менее одной тысячи рублей) или административный арест на срок до пятнадцати суток.

То же самое сделал Приворотко И., не имеющий постоянных доходов. Объяснил проступок голодом. Вину также признал. Суд учет материальное положение вора и приговорил его к аресту на сутки, так как заплатить штраф Приворотко И. не в состоянии.

Даже, если сумма ущерба превысит 1000 рублей и будет возбуждено уголовное дело, а представители магазина не захотят пойти на мировую и ходатайствовать за прекращение уголовного дела, либо сотрудники правоохранительных органов откажут в этом (могут), то у вас всегда остается шанс достигнуть примирения уже в ходе судебного процессе.

При задержании человека, подозреваемого в краже, охрана торгового заведения обычно предлагает вернуть украденное, а после отказа проводят обыск покупателя. Права так действовать у охраны (исключением является добровольное согласие на осмотр личных вещей) нет, они не могут проводить досмотр посетителей магазина или их вещей – это компетенция полиции.

Досмотр должен производиться сотрудниками одного с предполагаемым вором пола, такое же требование относится к понятым.

Уголовная ответственность за хищение из магазина настает при похищении продуктов или вещей на сумму более чем 1000 рублей. Если стоимость украденного меньше, то наказание последует по статье 7.27 КоАП РФ.

Объективная сторона кражи характеризуется двумя признаками:

  1. присвоение чужого имущества без согласия владельца;
  2. отсутствие свидетелей.

Если воришка украл на 1 тыс. руб., то ему грозит:

  • штраф в пятикратном размере от стоимости украденного (но не меньше 1 тыс. руб.);
  • административный арест сроком на 15 суток.

По закону работники, имеющие дело с товарно-материальными ценностями, несут за них полную ответственность. Работодатель вправе вычесть недостачу из их зарплаты. Поэтому владельцы торговых точек редко обращаются в полицию.

Что делать, если в попытке принудительно досмотреть вас на предмет кражи, охранник наносит ущерб вашему личному имуществу или здоровью.

В финансовом плане это штраф, размером минимум в тысячу рублей, максимум-пятикратный размер стоимости украденного.

Вам не придется уплачивать штрафную санкцию в случае, если ваша вина не будет доказана в суде. Доводы работников магазина и даже полиции не могут стать решающим доводом при решении вопроса «Оплачивать или не оплачивать штраф?».

Криминалистическая характеристика

Согласно 158 статье УК РФ есть три вида кражи: простая, квалифицированная и особо квалифицированная кражи. От квалификации наказания судьей будет зависеть мера наказания, так как тяжесть последствий в трех случаях отличается.

Сегодня четко разграничены правонарушение и преступление. Уголовным противоправным деянием может быть только кража имущества стоимостью не менее 1 000 рублей. Если сумма меньше последует ответственность согласно КоАП РФ.

От судьи зависит установление предела наказания, определение состава преступления. В судебном процессе должны быть предъявлены доказательства и приняты во внимание смягчающие и отягчающие обстоятельства. В итоге похититель может отделаться либо штрафом, либо отбыть в места не столь отдаленные. К отягчающим признакам относятся:

  1. Предварительный сговор между сообщниками. Преступление в этом случае совершается осознанно, а не в сиюминутном порыве. Группой лиц являются 2-е и более граждан.
  2. Незаконное проникновение отяготит участь похитителя.
  3. Воровство организованной группой увеличит срок наказания.
  4. Хищение в особо крупных размерах и причинение большого ущерба также являются отягощающими обстоятельствами.

Мы с детьми ходим частенько в один и тот же магазин, и так получается мы ходим часто…И что-то выносим мелкое каждый день по 1000 руб …И вот работники магазина заставили показать сумку,разумеется я этого не сделала,сказав что без милиции я этого не сделаю,и ушла…На следующий день меня забрали в участок,что мне будет?

Примечание. Хищение чужого имущества признается маленьким, если цена похищенного имущества не превосходит одну тыщу рублей.
Правильно Артурчик твоя губа шлёпает, надо наказывать как при Брежневе — украл булочку за 7р. получи 3г., а если пачку сосисок перефасованых тырснул тогда уж, как при Джугашвили 8г.

Внимание: преступное деяние в любом случае подлежит ответственности в рамках действующего законодательства.

После доставления в отделение, полицейские осуществляют допрос подозреваемого, который должен проводиться при участии психолога или педагога если:

  • возраст нарушителя менее 16 лет;
  • он страдает от расстройства психики или отстает в развитии.

Кража, также относится к преступлениям, которые должны быть завершены. То есть, кража считается совершенной, только если вы могли воспользоваться полученным имуществом. Если же вас поймали еще в магазине (на кассе), то данное преступление не может считаться оконченным.

https://www.youtube.com/watch?v=GQWdyf4-dHI

Артур у вас кукушка едет, или вас одного государство не обваровывает)))). Что за хрень вы пишите?чиновники воруют миллиардами, на днях говорили как сотрудница налоговой купила особняк в Москве. Ты вообще в магазины ходишь? Цены видишь? Это у тебя воруют когда ты покупаешь кофе берут наценку.Часто воры прибегают к хитрым уловкам.

Они повреждают замок вечером, чтобы владельцы квартиры не смогли быстро его заменить, вызвав слесаря в нерабочее время. Люди оставляют дверь открытой на ночь и становятся жертвами преступления. Злоумышленники похищают деньги и документы, оставленные в коридоре, – это самый безобидный вариант.

Можно и серьезно пострадать, обнаружив в квартире преступников.

Источник: https://cph4.ru/vzyskanie/7183-nakazanie-za-krazhu-iz-supermarketa.html

МОСКВА, 5 мар — РИА Новости, Виктория Дубовская. “Помогите наказать убийц моего сына” — такую петицию опубликовала в интернете жительница города Урай (Ханты-Мансийский автономный округ) Диана Захарова. Андрея застрелили в августе 2017-го в лесу неподалеку от города.

Силовики быстро нашли свидетелей убийства и вышли на след преступников, однако расследование приостановили: главный обвиняемый лег на лечение в психиатрическую больницу. Его подельников, помогавших избавиться от тела и улик, уже осудили, но приговорили к условным срокам.

РИА Новости попыталось разобраться в запутанной истории.

Чужие разборки

По словам матери погибшего, незадолго до убийства Андрей по состоянию здоровья уволился из компании, ремонтирующей нефтяные скважины, и стал развозить пиццу. В тот вечер у него был выходной. Молодой человек катался по городу на машине со своей девушкой Викой и другом Владом. К лесу на окраине поехали из-за знакомых Влада, которые подсели по дороге и попросили их туда отвезти.

По словам 19-летней Вики, этих людей она видела впервые. Позже выяснится, что один из них, Замир, известен в городе как мелкий криминальный авторитет. Зачем ему понадобилось в лес, он не сказал. В условленном месте их ждали трое: Глазырин, Харлов и Лобзов. В руках у Глазырина было ружье. Как только машина подъехала, он открыл огонь. Замир с другом выскочили из автомобиля и убежали.

“Глазырин приближался к нам с ружьем, я кричала, чтобы заводили машину, но ничего не получалось, — вспоминает Вика. — Тогда Андрей открыл дверь и вышел. И тут раздался еще один выстрел”.

Дробь попала в шею, молодой человек скончался практически мгновенно. Влада и Вику вывели из автомобиля. Пока Харлов удерживал их в лесу, Глазырин и Лобзов увезли тело Андрея и оставили на обочине. Автомобиль погибшего сожгли, ружье выбросили в озеро.

Убийца запаниковал: не знал, что делать со свидетелями, говорит Вика. Сначала преступники собирались сжечь их вместе с машиной, но не решились. Девушка считает, что ее спасла случайность: Глазырин за пару недель до этого пытался с ней познакомиться.

В итоге преступники увезли свидетелей в Екатеринбург, отпустили, а сами сбежали.

Мамонтенок и компания

Со дня убийства прошло полтора года, однако ни мать погибшего, ни следствие до сих пор не знают, для чего была назначена та встреча в лесу и какие вопросы на ней собирались решать. Участников “стрелки” силовики установили быстро, но те хранят молчание.

За грабеж, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, мошенничество и другие преступления Глазырин отсидел больше пяти лет и вышел из тюрьмы всего за месяц до случившегося.

Местные СМИ окрестили его Мамонтенком: Глазырин жестоко избил знакомого и, скрываясь от полиции, выбежал на замерзшую реку.

Льдина откололась, поэтому перед арестом полицейским пришлось провести небольшую спасательную операцию.

Харлов и Лобзов учились с Мамонтенком в одной школе, не судимы, но, по рассказам местных жителей, всегда держались рядом и исполняли любые приказы прошедшего тюрьму друга. Охотничье ружье Глазырин украл у отца вечером в день убийства.

Школьных друзей разыскали спустя несколько месяцев. Глазырина в Санкт-Петербурге задержала местная полиция за разбой и несколько грабежей. Там его приговорили к восьми годам лишения свободы и в начале 2018-го этапировали на родину.

https://www.youtube.com/watch?v=Pxy0MDKKP5M

В Югре психическое здоровье 25-летнего Глазырина поставили под сомнение. С подозрением на раздвоение личности его отправили на временное лечение, а расследование приостановили.

Война за справедливость

Дело соучастников выделили в отдельное производство. Харлову и Лобзову предъявили обвинение в укрывательстве преступления, умышленном повреждении и уничтожении чужого имущества, угрозе убийством.

Суд признал их виновными и приговорил к двум с половиной и трем годам лишения свободы. Условно.

От обвинения по 126-й статье “Похищение человека” преступников освободили, так как те добровольно отпустили потерпевших.

“Фактически этих людей просто оставили безнаказанными. Урай — город маленький, я постоянно сталкиваюсь с ними в магазине”, — возмущается мать погибшего. Пострадавшие пытались оспорить решение суда, но безрезультатно.

“Если бы хоть кто-то прояснил, с какой целью они туда поехали, возможно, преступников бы посадили, — отмечает Захарова. — Одного из убежавших участников разборки Глазырин все-таки ранил, но тот тоже молчит. На суде сказал, что ему все равно, посадят убийц или нет”.

В процессе по делу Харлова и Лобзова у матери погибшего адвоката не было. Считалось, что вина подсудимых и так очевидна. Больше Диана Захарова на справедливость не надеется: наняла защитника и написала петицию. Она опасается, что убийца тоже избежит реального наказания.

Следствие утверждает, что дело Глазырина скоро возобновят.

“Обвиняемый проходит лечение в психиатрической больнице под Волгоградом, однако в ближайшее время его должны выписать и этапировать в Екатеринбург”, — сообщили РИА Новости в управлении СК по ХМАО.

По информации силовиков, решение о выписке уже принято, но предстоит еще одно освидетельствование на вменяемость.

Источник: https://ria.ru/20190305/1551480529.html

Ветка права
Добавить комментарий