Квалификация мошейничества

Квалификация мошенничества в российском сегменте сети Интернет

Квалификация мошейничества

(Гузеева О. С.) («Законность», 2013, N 3)

КВАЛИФИКАЦИЯ МОШЕННИЧЕСТВА В РОССИЙСКОМ СЕГМЕНТЕ СЕТИ ИНТЕРНЕТ

О. С. ГУЗЕЕВА

Гузеева Ольга Сергеевна, ведущий научный сотрудник отдела проблем прокурорского надзора и укрепления законности в сфере уголовно-правового регулирования, исполнения уголовных наказаний и иных мер уголовно-правового характера НИИ Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации, кандидат юридических наук.

В статье высказываются рекомендации по квалификации мошенничества в сети Интернет.

Ключевые слова: мошенничество, компьютерные преступления, квалификация, сеть Интернет.

Classification of fraud in the Russian segment of Internet O. S. Guzeyeva

The article discusses the legal classification of criminal offenses against property committed with the use of information technology.

Key words: fraud, qualification, crimes against property.

Развитие информационных технологий привело к быстрому росту интернет-аудитории. Если в 1998 г. количество пользователей российского сегмента сети Интернет равнялось 1,2 млн., то в 2011 г. количество российских интернет-пользователей достигло показателя 70 млн. человек . ——————————— По данным Минкомсвязи России. http://www. securitylab. ru/news/413074.php.

Сеть Интернет, с одной стороны, является крупнейшим средством обмена информацией, с другой — ее особенности порождают стремительный рост преступлений, связанных с использованием информационных технологий.

К особенностям сети Интернет относятся: 1) анонимность пользователей; 2) сложность идентификации пользователей; 3) низкая стоимость распространения информации; 4) высокая скорость распространения информации; 5) возможность охвата большой аудитории пользователей; 6) электронный характер документооборота в сети, что обусловливает необходимость применения специального программного и аппаратного обеспечения. Все эти качества сети Интернет делают ее наиболее привлекательным средством для совершения мошеннических действий. Главенствующее место среди преступлений, совершаемых в российском сегменте сети Интернет, занимает мошенничество. Мошенничество в соответствии со ст. 159 Уголовного кодекса РФ — «хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием». Предметом мошенничества является не только чужое имущество, но и право на чужое имущество. Обман (злоупотребление доверием) как способ завладения чужим имуществом при совершении мошеннических действий — важнейший признак состава преступлений этого вида. В связи с тем что в настоящее время под мошенничеством в сети Интернет понимаются практически любые противозаконные действия (мошенничество на интернет-аукционах, «нигерийские письма», использование вредоносных программ с целью блокирования программного обеспечения компьютеров пользователей сети Интернет, вымогательство и хищение денежных средств, а также финансовой и личной информации и т. д.), необходимо определить обязательные признаки мошенничества. Мошенничество совершается путем обмана или злоупотребления доверием, под воздействием которых владелец имущества или иное лицо либо уполномоченный орган власти передают имущество или право на него другим лицам либо не препятствуют изъятию этого имущества или приобретению права на него другими лицами. Между тем мошенничество в сети Интернет имеет свои особенности, обусловленные совершением таких преступлений с использованием информационных технологий. Следовательно, под мошенничеством в сети Интернет необходимо понимать лишь действия, связанные с передачей имущества или права на него другим лицам или изъятием, удержанием этого имущества под воздействием обмана или злоупотребления доверием посредством использования информационных технологий. В связи с этим к наиболее распространенным схемам мошенничества в сети Интернет можно отнести следующие : ——————————— Подробнее о мошеннических схемах с ценными бумагами см.: письмо ФКЦБ России от 20 января 2000 г. N ИБ-02/229 «О возможных мошеннических схемах при торговле ценными бумагами с использованием сети Интернет».

1) схема «увеличить и сбросить» (Pump&dump;) — вид рыночной манипуляции, заключающейся в извлечении прибыли за счет продажи ценных бумаг, спрос на которые был искусственно сформирован. Первоначально создается повышенный спрос на определенные ценные бумаги, затем осуществляется их продажа по завышенным ценам.

После совершения подобных манипуляций цена на рынке возвращается к своему исходному уровню, а рядовые инвесторы оказываются в убытке; 2) схема финансовой пирамиды (Pyramid Schemes) при инвестировании денежных средств с использованием интернет-технологии полностью повторяет классическую финансовую пирамиду.

Инвестор получает прибыль исключительно за счет вовлечения в игру новых инвесторов; 3) схема «надежного» вложения капитала (The «Risk — free» Fraud) или «инвестиционная схема» заключается в распространении через Интернет инвестиционных предложений с низким уровнем риска и высоким уровнем прибыли.

Например, вложение в якобы высоколиквидные ценные бумаги неизвестных компаний; 4) «экзотические» предложения (Exotic Offerings), например, распространение через Интернет предложения акций коста-риканской кокосовой плантации, имеющей контракт с сетью американских универмагов и гарантирующей получение сверхдоходов; 5) мошенничества с использованием банков (Prime Bank Fraud) заключаются в том, что мошенники, прикрываясь именами и гарантиями известных и респектабельных финансовых учреждений, предлагают инвесторам вложение денег в ничем не обеспеченные обязательства с нереальными размерами доходности; 6) фишинг (Fishing) — вид интернет-мошенничества, цель которого — получить данные, содержащиеся на пластиковой карте. Злоумышленники рассылают электронные письма от имени банков или платежных систем. Пользователю предлагается зайти на сайт, который является точной копией настоящего сайта банка. Для дальнейшей возможности использовать пластиковую карту владельца просят указать пин-код и личные данные, содержащиеся на карте. Впоследствии эти данные используются для изготовления поддельной пластиковой карты и обналичивания денежных средств; 7) интернет-попрошайничество. В Интернете могут появиться объявления, например, от благотворительной организации с просьбой о материальной помощи больным детям. Злоумышленники создают сайт-дублер, который является точной копией настоящего и меняют реквизиты для перечисления денег; 8) аукционы и розничная торговля в режиме онлайн. Отличительная черта этого вида мошенничества — низкая цена на определенный товар и отсутствие фактического адреса или телефона продавца. В этом случае предлагается подделка, некачественный товар либо деньги покупателей просто присваиваются, а товар не доставляется. Обман при совершении компьютерных мошенничеств заключается в сознательно неправильном оформлении компьютерных программ, несанкционированном воздействии на информационный процесс либо неправомерном использовании банка данных, применении неполных или дефектных, искаженных программ с целью получения чужого имущества или права на него. Основные проблемы, как следует из анализа судебно-следственной практики, возникают в связи с квалификацией мошеннических действий в сети Интернет. Актуальным вопросом является необходимость дополнительной квалификации мошеннических действий, совершаемых в сети Интернет, по ст. ст. 272 или 273 УК. Исходя из п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. N 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» квалификация преступных деяний по совокупности ст. ст. 159 и 272 или 273 УК возможна только в тех случаях, когда в результате неправомерного доступа к компьютерной информации произошло уничтожение, блокирование, модификация либо копирование информации, нарушение работы ЭВМ, системы ЭВМ или их сети. Объективная сторона преступления, предусмотренного ст. 272 УК, заключается в неправомерном доступе к охраняемой законом компьютерной информации. Преступление окончено с момента наступления одного из указанных в законе общественно опасных последствий: уничтожение, блокирование, модификация либо копирование информации. Необходимо установить, что указанные последствия наступили именно вследствие неправомерного доступа к компьютерной информации. Мошеннические действия, связанные с установкой на компьютерах системы вредоносных программ, дают основания для дополнительной их квалификации по ст. 273 УК «Создание, использование и распространение вредоносных компьютерных программ». Объективная сторона ст. 273 УК характеризуется совершением одного из указанных в законе действий: создание, использование или распространение вредоносных компьютерных программ. Поскольку состав ст. 273 УК формальный, преступление считается оконченным с момента совершения любого из рассматриваемых действий независимо от наступивших последствий. Вместе с тем последствия могут наступить, например, «в виде передачи скопированной конфиденциальной информации по каналам сети Интернет на заданный адрес электронной почты» . ——————————— Степанов-Егиянц В. Ответственность за компьютерные преступления // Законность. 2005. N 12. С. 50.

Дополнительная квалификация мошенничества в сети Интернет по ст. ст.

272 или 273 УК необходима лишь в тех случаях, когда с целью получения чужого имущества или права на него были совершены приготовительные действия в виде неправомерного доступа к компьютерной информации или создания, использования, распространения вредоносных программ, которые повлекли за собой наступление последствий в виде уничтожения, блокирования, модификации либо копирования информации, нарушение работы ЭВМ (далее — причинен вред программному обеспечению), и умысел преступника был направлен на достижение этих последствий. В этом случае мы имеем дело с реальной совокупностью. Если в результате действий, направленных на получение имущественной выгоды, причинен вред программному обеспечению, объект преступления выходит за рамки мошенничества и требуется дополнительная квалификация по ст. ст. 272 или 273 УК. В правоприменительной практике нередко возникает вопрос: каким образом следует квалифицировать мошенничество в сети Интернет? Как совокупность множества мошенничеств или одно продолжаемое преступление? Анализ судебно-следственной практики показывает, что указанные преступления квалифицируются как совокупность множества мошенничеств. По нашему мнению, в этом случае речь должна идти о продолжаемом преступлении. Поскольку мошенничество в сети Интернет, как правило, складывается из нескольких юридически тождественных деяний, направленных на достижение общей цели, объединенных единым умыслом виновного для достижения единого преступного результата, единством объекта посягательства и возможных преступных последствий, следовательно, и квалифицировать его необходимо как единое преступление, характеризующееся непрерывным осуществлением состава определенного преступного деяния. О единстве умысла на совершение продолжаемого мошенничества может свидетельствовать «однократное выполнение субъектом определенной совокупности действий по использованию вредоносной программы. Затем программа сама начинает работать и может заблокировать программное обеспечение нескольких тысяч компьютеров и, таким образом, собрать для своего владельца денежную сумму, размер которой может быть признан крупным или особо крупным» . ——————————— Чекунов И. Г. Квалификация мошенничеств, связанных с блокированием программного обеспечения компьютеров пользователей сети Интернет // Российский следователь. 2012. N 5. С. 31 — 32.

Началом продолжаемого преступления надлежит считать совершение первого деяния из числа нескольких тождественных, составляющих одно продолжаемое преступление, а окончанием — момент совершения последнего преступного деяния. Моментом окончания в соответствии с п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г.

N 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» является момент зачисления денег на счет лица, когда оно получает реальную возможность распоряжаться поступившими денежными средствами по своему усмотрению, например, осуществлять расчеты от своего имени или от имени третьих лиц, не снимая денежных средств со счета, на который они были перечислены в результате мошенничества. Выход из сложившейся затруднительной ситуации квалификации мошеннических действий в сети Интернет видится в изменении уголовного законодательства путем создания специального состава, предусматривающего хищение посредством использования информационных технологий либо введения новых квалифицирующих признаков, как, например, «мошенничество, совершенное с использованием информационных технологий».

——————————————————————

Источник: http://center-bereg.ru/h258.html

Новые уголовно-правовые нормы об ответственности за мошенничество: инструмент реальной борьбы или бутафория закона?

Квалификация мошейничества

В соответствии с ФЗ от 29 ноября 2012 г. № 207-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» законодатель дифференцировал уголовную ответственность за мошенничество.

Как у юриста-профессионала, так и у непосвященного, но вдумчивого читателя Уголовного кодекса, в первую очередь наверняка возникает вопрос о социальной обусловленности сделанного нововведения.

Как поется в песне «Два корабля» известной рок-группы «Агата Кристи»: “Нафига?” Какими бы новыми и изощренными не были обманные схемы отъема имущества у собственников, какие бы чудеса изобретательности не демонстрировали современные мошенники, все их махинации четко укладываются в уже давно известную и проверенную десятилетиями формулу мошенничества – хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием.

Шарапов Р.Д.

«Поднял голову Добрыня и видит, что летит к нему Змей Горыныч, страшный змей о трех головах, о семи когтях, из ноздрей пламя пышет, из ушей дым валит, медные когти на лапах блестят».

Это описание известного персонажа русских народных сказок и былин – Змея Горыныча, на мой взгляд, является удачной аллегорией не менее древнего и также хорошо знакомого по народным сказкам и былинам (например, о лисе-куме) преступления – мошенничества.

Только в отличие от Змея, имеющего, как правило, три головы, современное мошенничество озаглавлено в российском уголовном законе семью статьями.

В соответствии с ФЗ от 29 ноября 2012 г. № 207-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» законодатель дифференцировал уголовную ответственность за мошенничество. В дополнение к ст.

159 в УК РФ были включены шесть статей, предусматривающие ответственность за мошенничество в сфере кредитования (ст. 1591), мошенничество при получении выплат (ст. 1592), мошенничество с использованием платежных карт (ст. 1593), мошенничество в сфере предпринимательской деятельности (ст.

1594), мошенничество в сфере страхования (ст. 1595), мошенничество в сфере компьютерной информации (ст. 1596). Как у юриста-профессионала, так и у непосвященного, но вдумчивого читателя Уголовного кодекса, в первую очередь наверняка возникает вопрос о социальной обусловленности сделанного нововведения.

Проще говоря, как поется в песне «Два корабля» известной рок-группы «Агата Кристи»: «Нафига?».

В пояснительной записке к законопроекту его авторы пишут, что в связи с появлением новых схем хищения чужого имущества или приобретения права на чужое имущество «совершение таких преступлений в современных условиях требует со стороны государства адекватных уголовно-правовых мер воздействия, в то время как закрепленный в Уголовном кодексе Российской Федерации состав мошенничества не в полной мере учитывает особенности тех или иных экономических отношений, а также не позволяет обеспечить на должном уровне защиту интересов граждан, пострадавших от мошеннических действий»[1].

Это лукавство.

И в лукавстве этом вольно или невольно признаются сами авторы пояснительной записки, когда несколькими страницами ниже пишут следующее: «В настоящем законопроекте речь не идет о криминализации специальных видов мошенничества, поскольку действующая редакция статьи 159 УК РФ охватывает все случаи хищения чужого имущества или приобретения права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием»[2]. При этом приводится убедительная статистика зарегистрированных в 2011 году по ст. 159 УК РФ случаев мошенничества в сфере кредитования (около 4,5 тысяч), мошенничества при получении выплат (около 4 тысяч).

Действительно, какими бы новыми и изощренными не были обманные схемы отъема имущества у собственников, какие бы чудеса изобретательности не демонстрировали современные мошенники, все их махинации четко укладываются в уже давно известную и проверенную десятилетиями формулу мошенничества – хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием. Проведенный мною в Тюменском институте повышения квалификации сотрудников МВД России экспертный опрос представителей подразделений следствия и дознания ОВД, приехавших на учебу из различных регионов страны, показал, что правоприменители недоумевают по поводу введения в уголовный закон новых статей о мошенничестве, ибо, по их мнению, никаких трудностей с квалификацией различных мошеннических схем по ст. 159 УК РФ они не испытывали.

Подтверждением тому является Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате», в котором имеется упоминание обо всех новых, с точки зрения законодателя, разновидностях мошенничества, которые в судебной практике уверенно квалифицировались по ст. 159 УК РФ.

С этой точки зрения ФЗ от 29 ноября 2012 г. № 207-ФЗ знаменует собой возврат к худшим традициям уголовного правотворчества периода Уголовного уложения 1845 г.

, прославившегося в истории отечественного уголовного права чрезмерно казуистичным дроблением уголовно-правовых норм, в сущности предусматривающих ответственность за одно и то же преступление.

Тем не менее, трудности с применением уголовного законодательства об ответственности за мошенничество усмотрели разработчики анализируемого закона, по мнению которых, «конкретизация в Уголовном кодексе Российской Федерации составов мошенничества в зависимости от сферы правоотношений, в которой они совершаются, снизит число ошибок и злоупотреблений во время возбуждения уголовных дел о мошенничестве, будет способствовать повышению качества работы по выявлению и расследованию таких преступлений, правильной квалификации содеянного органами предварительного расследования и судом, более четкому отграничению уголовно наказуемых деяний от гражданско-правовых отношений»[3]. Думаю, что, исходя из действительной роли новых уголовно-правовых норм в системе Особенной части УК РФ, невысокого качества их юридико-технического оформления, все будет с точностью до наоборот.

Широкие слои российского населения в очередной раз оказались обманутыми СМИ, заявившими о произошедшем ужесточении уголовной ответственности за преступное мошенничество. На самом деле никакого ужесточения ответственности не произошло.

Напротив, санкции в новоявленных статьях о мошенничестве оказались на порядок мягче по сравнению с санкциями, предусмотренными в привычно действующей ст. 159 УК РФ.

За мошенничество в сфере кредитования, мошенничество при получении выплат, мошенничество с использованием платежных карт, мошенничество в сфере страхования, а также мошенничество в сфере компьютерной информации, если эти деяния совершены при отсутствии квалифицирующих признаков, максимальное наказание исчерпывается принудительными работами на срок до двух лет (наказание в виде ареста по известным причинам в стране на применяется).

Чуть более строга, но все же снисходительна в сравнении со ст. 159 УК РФ по отношению к мошенникам в сфере предпринимательской деятельности статья 1594 УК РФ, предусматривающая исключительно преступления небольшой и средней тяжести, даже при наличии квалифицирующих признаков.

Параллельно с этим существенно увеличен размер стоимости похищенного имущества, требуемый для квалификации новых видов мошенничества (за исключением мошенничества при получении выплат), как совершенных в крупном (свыше 1,5 млн руб.) и особо крупном (свыше 6 млн руб.) размерах.

Напомню, что применительно к общей норме о мошенничестве (ст. 159 УК РФ) эти показатели составляют, соответственно, 250 тысяч руб. и 1 млн руб. Таким образом, новые виды мошенничества, соответствующие рангу специальных уголовно-правовых норм, являются привилегированными составами данного преступления, т.е.

составами преступления со смягчающими обстоятельствами.

Уголовно-правовые последствия такого законодательного шага очевидны – ФЗ от 29 ноября 2012 г. № 207-ФЗ наделен свойством ретроактивности, т.е. имеет обратную силу.

Ярко виден и криминологический изъян данного закона, породившего уголовно-политический дисбаланс в наказуемости мошенников в зависимости от профиля их преступной специализации, профессионализма и хитрости.

Получается, чем более образованным и хитроумным является мошенник, способный на имущественный обман в таких, отнюдь, не низкоинтеллектуальных сферах деятельности как кредитование, страхование, предпринимательство, компьютерные технологии и др.

, тем менее строгого уголовного наказания он заслуживает за свое злодеяние. Ясно, что обсуждаемый «закон о мошенничестве» не направлен на решение задачи уголовно-правовой борьбы с профессиональной преступностью.

Уголовно-политическая целесообразность включения в УК РФ привилегированных составов мошенничества становится понятной, если обратиться к новой редакции ч. 3 ст. 20 УПК РФ, введенной в действие тем же самым ФЗ от 29 ноября 2012 г. № 207-ФЗ.

Перечень уголовных дел частно-публичного обвинения заметно расширен, в том числе за счет уголовных дел о мошенничестве, предусмотренном ст.

159-1596 УК РФ, если оно совершено индивидуальным предпринимателем в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности и (или) управлением принадлежащим ему имуществом, используемым в целях предпринимательской деятельности, либо если мошенничество совершено членом органа управления коммерческой организации в связи с осуществлением им полномочий по управлению организацией либо в связи с осуществлением коммерческой организацией предпринимательской или иной экономической деятельности, за исключением случаев, если преступлением причинен вред интересам государственного или муниципального унитарного предприятия, государственной корпорации, государственной компании, коммерческой организации с прямым участием в уставном (складочном) капитале (паевом фонде) государства или муниципального образования либо если предметом преступления явилось государственное или муниципальное имущество.

Учитывая, что в большинстве своем новые виды мошенничества являются преступлениями небольшой и средней тяжести (мошенничество является тяжким преступлением, если оно совершено организованной группой или в особо крупном размере), что в свою очередь дает возможность прекращения уголовного дела за примирением сторон на основании ст. 76 УК РФ и ст. 25 УПК РФ, фактически это означает перевод значительной доли мошенничества в разряд уголовных дел частного обвинения, по которым инициатива уголовного преследования обычно всецело зависит от потерпевшей стороны.

Вышеизложенное позволяет сделать вывод о том, что введение в УК РФ шести привилегированных составов мошенничества направлено на свертывание уголовной политики государства по обеспечению безопасности кредитования, страхования, электронных расчетов и других сфер предпринимательской деятельности ввиду неспособности власти противостоять волне банковских, компьютерных, торговых, предпринимательских иных имущественных обманов, в которых утопает современное российское общество. За последние два года в структуре преступлений против собственности мошенничество по абсолютным показателям регистрации вышло на второе место после кражи, опередив грабеж: в 2011 г. – 147468 преступлений, в 2012 г. – 163553 преступлений[4].

Источник: https://advokatsidorov.ru/sostav-moshennichestva.html

Ветка права
Добавить комментарий