Могу ли я как нибудь вернуть деньги, вложенные в ремонт квартиры друзей?

Взять кредит на ремонт, потерять работу, нарваться на жулика. История минчанки, которой не всегда хватало на еду – Недвижимость Onliner

Могу ли я как нибудь вернуть деньги, вложенные в ремонт квартиры друзей?

Год назад Наталью облапошили: за $1400 она получила голый распил вместо кухни, и суд не помог ей вернуть деньги. Полтора года назад она взяла кредит на ремонт и почти сразу потеряла работу, оставшись на пенсии с больной матерью. А четверть века назад у нее дома случился потоп, который закрутил пружину из этой череды неприятностей.

Сейчас Наталья отдает около 70% своей пенсии на выплату долгов, ее юный сын взял кредит, едва устроившись на первую работу. Но женщина подчеркивает: кредиты — отличный финансовый инструмент, без которого большинству белорусов хватало бы денег только на еду.

О необычной пирамиде потребностей отдельно взятой минчанки и о грустной истории, которая с ней приключилась, — наш материал.

Вселенский потоп

В 1994 году квартиру Натальи серьезно затопило. И не просто водой, а горячим раствором технической соды, два мешка которой стояло почему-то у пьющего соседа в ванной комнате. Эту историю она расхлебывает до сих пор, хватило и на век ее совсем юного сына.

Потоп случился по самым типичным причинам: пьяный сосед полез в ванну и сорвал кран горячей воды. Наталья вернулась домой из магазина, открыла дверь, и на нее хлынуло. Аварийная служба ЖЭСа никак не могла договориться с городской аварийкой, кто должен ехать на вызов, поэтому на 4 часа квартира Натальи превратилась в аквапарк.

Сода разъела бетон до частиц: стены в прямом смысле стали дырявыми.

— Свистело из всех щелей! — рассказывает женщина. — А что возьмешь с этого пьющего мужичка сверху? 1994 год, страна развалилась, нового государства по сути нет, денег нет, все по талонам. Одна воспитывала сына. Косметический ремонт сделала в кредит только спустя 12 лет.

Переклеила обои, заменила межкомнатные двери, которые разбухли от потопа и не закрывались, и  попыталась приклеить линолеум, который отстал от пола. Но бетон под ним крошился, стены крошились и обваливались. В общем, косметический ремонт был абсолютно временной мерой.

 

Наталья утверждает, что за 24 года квартира толком даже не высохла. В ней ужасно пахло сыростью, проводка скворчала, как сало на сковороде, компьютер, купленный в кредит сыну при поступлении, вскоре сгорел. В общем, жить было страшно и неуютно: в любой момент могло случиться короткое замыкание. А сын учился на платном отделении, так что накопить на ремонт просто не было возможности.

Взять кредит и потерять работу

Судя по рассказам Натальи, она давно живет в кредит: с тех пор, как этот финансовый инструмент только появился в Беларуси. И не первый раз в жизни выплаты по кредитам забирают большую часть ее дохода.

— Раньше, когда за людьми не водилось кредитной истории, жить было гораздо легче, — считает женщина. — Никто не мог проверить, сколько на мне долгов. А сейчас ежемесячный платеж должен быть меньше 50% от дохода. Но я отдаю на выплаты по кредиту 70% своей пенсии, потому что сообразила взять его до того, как потеряла работу. Сейчас бы мне его, конечно, никто не дал.

В общем, когда капитальный ремонт в очередной раз отложили, компьютер сгорел, а в стене продолжала скворчать проводка, Наталья достигла точки кипения и поняла, что дальше так жить нельзя. Дело было в феврале прошлого года. Женщина работала в «Беларусбанке», там же оформила кредит на 5 лет.

Условия по кредиту были отнюдь не льготными, работникам давали только одно послабление: можно было обойтись одним поручителем там, где от чужаков требовалось два. Вскоре в банке начались сокращения, которые в первую очередь прошлись по людям пенсионного возраста.

В июле у Натальи закончился контракт и ей пришлось уйти на заслуженный отдых.

— Я взяла кредит на ремонт, но не начинала его: ждала, пока сын окончит институт. Ведь я потеряла работу, и непонятно было, стоит ли нам ввязываться в эту авантюру. Но в июле сын получил диплом, а в августе уже устроился.

Конечно, я не подозревала, что ремонт окажется таким дорогим. Обои отдирали вместе со стенами. Вместо одного слоя шпаклевки пришлось класть три, менять стяжку, утолщать стены, менять сантехнику, трубы, проводку. А у меня астма, на время ремонта мне пришлось уехать к подруге, поэтому нужно было все делать одним махом, а не по частям. Не было возможности тянуть, ждать, пока накоплю. 

Я наняла фирму, которая делает все под ключ. Они назвали мне примерную цену ремонта за «квадрат», и я ее умножила на площадь своей квартиры — 41 кв. м. А нужно было умножать на площадь отделки. Материалы я тоже не учла.

Перед заключением договора они мне рассчитали стоимость ремонтных работ — получалось $5200 в эквиваленте. Меня это устроило. Но там везде было написано, что цена примерная и финальная смета будет просчитана только по факту. Они ведь не знали, что у меня под отделкой делается.

По факту я должна была заплатить  $6113 только за работу. А еще стройматериалы, бытовая техника, мебель… Кухня, которую мне так и не сделали. Весь ремонт обошелся где-то в $9000 с копейками. В итоге сыну, едва он устроился на работу, тоже пришлось взять кредит, чтобы рассчитаться с фирмой.

Когда нам выставили счет, сын еще и трех месяцев не проработал, и фирма ждала, пока мы с ней рассчитаемся.

Сын выучился на инженера-энергетика и устроился работать на ТЭЦ-4, прошел испытательный срок и взял 8000 рублей на 5 лет под 16% годовых без поручителей. Но инженером его сделали не сразу. Поначалу он зарабатывал 613 рублей в месяц. Первые 2—3 месяца у нас все на долги уходило.

Ноябрь-декабрь прошлого года были очень тяжелыми, не всегда хватало на еду. Если бы не знакомые, друзья, соседи… Они нас очень выручили. Соседи помогали едой, угощали маму и до сих пор угощают, друзья давали в долг без процентов. Заняла в ноябре $500 у соседа, а отдала ему только в мае.

Он говорил: «Ты потихоньку, не спеши, главное — рассчитывайся с государством».

Сына повысили по службе, снизилась ставка рефинансирования. Стало легче

Несмотря на все усилия и деньги, вложенные в ремонт, Наталья не пожелала им похвастаться. Разрешила снять только кухню, которую не доделал «ипэшник», в качестве доказательства обмана: «Ай, не хочу, чтоб вы снимали другие комнаты.

Зачем это? Ремонт совершенно обычный. Конечно, стало аккуратно, но снимать там нечего».

Тем не менее Наталья довольна, что живет среди красоты, а с тех пор, как понизили ставку рефинансирования, еще и питаться начала нормально, хотя кредит по-прежнему «вытягивает» большую часть ее пенсии.

— Через 8 месяцев сын сдал нормативы, повысил разряд и работает инженером-обходчиком.

Зарплату ему подняли до 800 рублей, так что стало полегче, да еще и ставка уменьшилась — теперь он платит 15,5% годовых.

Мой кредит тоже стал более подъемным: я брала его под 24%, они постепенно снижались вместе со ставкой рефинансирования, и теперь я плачу 20% в год. На питание немного больше денег остается.

Тем не менее кредит выплачивать очень сложно, у меня мама после инсульта, ей 82 года, я за ней смотрю. Мы обе пенсионерки, работает только сын. Моя пенсия — 368 рублей, а по кредиту я плачу 245 рублей в месяц.

Сын платит 220 рублей в месяц по кредиту на ремонт и 90 рублей по кредиту за холодильник. А я, кроме кредита на ремонт, оплачивала рассрочку по карте «Магнит» на 1000 рублей. За эти деньги я купила газовую панель и стиральную машину с рассрочкой на 5 месяцев.

Их я уже вернула и снова могу что-то в рассрочку купить.

«Я готова сидеть на хлебе и воде, лишь бы наконец с этим покончить»

Единственное, о чем жалеет Наталья, — что связалась с горе-мебельщиком, заказала у него недешевую кухню, отдала $1400, а взамен получила только голый распил. Из-за недобросовестного предпринимателя посуду приходится мыть в ванной, а еду на троих человек готовить в старенькой мультиварке, которая дышит на ладан.

— У меня 7 месяцев не было газовой плиты, одна мультиварка. Сейчас подключили газовую панель, но она даже не закреплена, а за ней — голая стена без фартука: мебельщик мне так его и не сделал. Поэтому я не кашеварю. Немножко супа сварить, чай подогреть — вот и все, что могу делать на кухне. А с остальными блюдами часами вожусь в мультиварке, в которой картошка 50 минут варится.

— Очень, очень обидно влезть в кредит и попасть впросак. Но о самом кредите я ничуть не жалею. Я выбрала правильное время для ремонта.

Если бы я делала его в этом году, а не в прошлом, он бы обошелся мне почти на $3000 дороже, — убеждена Наталья. — Вот бы еще немножко кредита, чтобы доделать этот злосчастный ремонт…

Готова сидеть на хлебе и воде, лишь бы наконец с этим покончить. Но кто ж мне его даст.

— Самое обидное, что мебельщик передо мной защищен. Он обманул — и ни суд, никто ничего сделать не может. Я за пользование этими деньгами плачу 20% годовых, а он может 50 лет отдавать мне по рублю, и считается, что он наказан в соответствии с законом.

 На самом деле наказана я. А я ведь с ним по-человечески, штрафами его не обкладывала, большие деньги с него не требовала, только доделай, наконец, мне эту кухню, чтобы я жила нормально. Была б я очень богатая — нашла бы на него управу.

А так ему все сошло с рук, — заключает женщина.

Источник: //realt.onliner.by/2018/10/07/krediti

Как вернуть деньги за ремонт, произведенный в чужой квартире

Могу ли я как нибудь вернуть деньги, вложенные в ремонт квартиры друзей?

Как-то раз обратился к адвокату молодой человек с часто встречающейся проблемой: после свадьбы теща любезно предоставила молодым для проживания собственную трехкомнатную квартиру с «небольшим» изъяном: квартира была в новостройке. Имелись бетонные стены, пол, потолок – и больше ничего.

Молодой зять, недолго думая, с энтузиазмом принялся за продолжавшийся два года ремонт и вложил в «мамину» квартиру собственных денег около 2 млн руб. Когда ремонт завершился, неожиданно закончились любовь и брак, и молодого человека попросили на выход, сменив при этом дверные замки и дав неделю на сбор личных вещей.

Через некоторое время бывший зять осознал, что два года вкладывал все свои деньги в ремонт квартиры постороннего ему человека.

Налицо увеличение активов тещи за счет зятя, т.е. неосновательное обогащение тещи. А раз так, начал адвокат спасать деньги зятя с независимой оценки произведенных в квартире неотделимых улучшений.

Буквально за несколько дней до смены замков и окончательного изгнания зятя независимый эксперт-оценщик побывал в квартире, пересчитал произведенные улучшения и составил отчет об оценке стоимости улучшений.

Однако судебная практика прошлых лет надежд на положительный исход дела не давала.

Предстояло убедить суд, что произведенный истцом ремонт не был фактической оплатой аренды за проживание в квартире, осуществлялся не безвозмездно, ввиду горячей любви зятя к теще, а для проживания собственной семьи зятя.

В квартире на момент предъявления иска полностью сделан ремонт, имеющий конкретную цену. Теща была в курсе проводимого в ее квартире ремонта, его масштаба и одобряла все произведенные в квартире изменения, зять вкладывал в ремонт именно собственные денежные средства.

Отказывая в исках о взыскании стоимости произведенного ремонта как неосновательного обогащения собственника квартиры, суды первой и апелляционной инстанций придерживались следующей правовой позиции: любые действия в чужом интересе должны осуществляться не по усмотрению совершающего их лица, а лишь в целях исполнения обязательства. Суды указывали, что необходимо нахождение ремонтировавшего квартиру истца в каких-либо договорных отношениях с собственником квартиры, в силу которых на истца возлагалась бы обязанность проводить ремонт данной квартиры и приобретать для этого необходимые материалы и предметы, а также иное спорное имущество и передавать его в собственность владельцу квартиры. Если вложение ремонтировавшим квартиру истцом денежных средств не было основано на наличии возмездного договора, то оно (вложение денег) и не порождало для собственника квартиры никаких обязательств вследствие неосновательного обогащения.

В судах для доказательства понесенных расходов на строительные материалы истцы (лица, желающие вернуть деньги за ремонт) представляли товарные чеки. Однако суды считали, что из них усматриваются лишь наименование, количество подлежащего продаже товара и его стоимость, но нельзя сделать однозначный вывод, что указанное имущество приобреталось именно истцом.

Несмотря на то что в товарных чеках обозначена фамилия истца, суды полагали, что данные документы подтверждают факт покупки и стоимость приобретенных для ремонта материалов.

То обстоятельство, что в некоторых из них указана фамилия истца, не свидетельствует о том, что товар был приобретен только на собственные денежные средства истца, в том числе путем получения кредита.

По мнению судов, принимая во внимание факт длительного совместного проживания ремонтировавшего квартиру истца с собственником квартиры в качестве одной семьи, истец не мог не знать и не понимать, что все произведенные им действия по ремонту квартиры, а также по приобретению иного спорного имущества не могут рассматриваться как совершенные в результате заблуждения и направленные только на обеспечение личных интересов самого истца.

Однако не так давно судебная практика начала меняться. Старт изменениям положило Определение Верховного Суда РФ от 19 сентября 2017 г. по резонансному делу № 83-КГ17-18 о взыскании неосновательного обогащения по договору социального найма.

Первым новым для нас выводом суда является то, что ВС РФ, отменяя решения нижестоящих судов, принял за основу заключение эксперта о стоимости улучшений в квартире в денежном выражении, а не чеки за произведенные работы, как было принято ранее.

Высшая судебная инстанция указала, что в переданной для проживания квартире отсутствовали сантехника, газовое оборудование, межкомнатные двери, стены не были оклеены обоями, потолки не имели отделки, полы представляли собой цементную стяжку, т.е.

требовались определенные работы для приведения данного жилого помещения в надлежащее состояние, позволяющее пользоваться квартирой для проживания. О необходимости данных работ ответчик был осведомлен и не возражал против проведения их истцом за свой счет.

ВС РФ принял за основу утверждение ремонтировавшего квартиру истца о том, что его действия по приведению квартиры в надлежащее состояние носили вынужденный характер и были обусловлены неисполнением ответчиком обязанности по предоставлению для проживания жилого помещения, отвечающего установленным санитарным и техническим правилам и нормам.

Собственник квартиры передал непригодное для проживания жилое помещение, а значит, не мог не понимать, что истец будет вынужден за свой счет проводить отделочные и строительно-ремонтные работы в предоставленной ему квартире, следовательно, допускал возможность улучшения данного жилого помещения до уровня, при котором оно будет отвечать установленным санитарным и техническим правилам и нормам. Суд указал, что лицо, которое безосновательно приобрело имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное имущество, а в случае невозможности возврата такого имущества в натуре должно возместить потерпевшему действительную стоимость этого имущества на момент его приобретения.

С учетом позиции высшей судебной инстанции значимыми для дела являются: установление соответствия состояния переданной квартиры требованиям законодательства, объем проведенных впоследствии истцом строительно-ремонтных работ в квартире, стоимость неотделимых улучшений, необходимых для приведения квартиры в состояние, соответствующее жилым помещениям, предоставляемым по договору социального найма. От выяснения указанных обстоятельств зависит правильное разрешение вопроса об отказе или удовлетворении заявленных требований о возврате неосновательного обогащения – стоимости ремонта.

Рекомендую лицам, решающим для себя вопрос: ремонтировать чужую, предоставленную «пожить», квартиру или нет, учитывать все приведенные доводы и обстоятельства.

Источник: //www.advgazeta.ru/mneniya/kak-vernut-dengi-za-remont-proizvedennyy-v-chuzhoy-kvartire/

«Все сносить и начинать сначала?» Минчанка заплатила стройфирме более $10 000 по курсу и получила очень специфический ремонт – Недвижимость Onliner

Могу ли я как нибудь вернуть деньги, вложенные в ремонт квартиры друзей?

Для минчанки Елены ремонт в долгожданной квартире в новостройке стал сродни стихийному бедствию: женщина потеряла время, деньги, нервы и осталась фактически ни с чем.

Чисто номинально ремонт в ее квартире, конечно же, есть, но, по мнению эксперта Минского общества потребителей, все, что наворотили строители, надо сносить-ломать и забыть как страшный сон.

Женщина так и сделала бы, если бы исполнители вернули ей внушительную сумму (более $10 000 в эквиваленте), но в этом направлении дело пока не движется. Как выглядит квартира, которую впору разбирать и собирать заново, смотрите в нашем репортаже.

Каждый новый дом, появляющийся в городе, — это лакомый кусок для строителей и ремонтников.

А если уж многоэтажка сдается без отделки и перегородок, как это происходит в последнее время в «Маяке Минска», то тут рабочим впору песни петь: объемы, как и зарплата, обеспечены на месяцы вперед.

Особенно припеваючи можно жить, если заказчики ничего не смыслят в строительстве и полностью доверяют нанятым профессионалам.

К процессу обустройства новой квартиры Елена решила подойти тщательно, ведь все для себя любимой. Поэтому «голые» 70 «квадратов» сперва отдала в руки дизайнера: пусть продумает интерьер до мелочей, чтобы было красиво и стильно.

— Дом сдали еще в июле прошлого года, — рассказывает Елена, стоя посреди светлой двухкомнатной квартиры-«распашонки». — Решила не откладывать ремонт надолго и почти сразу стала искать строителей.

Поскольку мастеров с рекомендациями от знакомых у меня не было, начала просто мониторить предложения в интернете.

В один из дней наткнулась на подходящее: строительная фирма «Профград» не только бралась сделать все в лучшем виде, но и предлагала услуги дизайнера. Я очень обрадовалась такому комплексному решению.

К тому моменту у меня уже были сформированы свои представления о том, как должна выглядеть квартира, но все равно хотелось каких-то свежих идей и решений. Рассчитывала, что смогу взглянуть на свою «двушку» по-новому.

Встретилась с дизайнером из Prana Studio («родители» у «Профграда» и Prana одни и те же), объяснила, какие цвета хочу видеть, а какие категорически не приемлю, рассказала, что кухню надо обязательно отделить от гостиной, и так далее.

Кроме того, заполнила очень подробный опросник листов на шесть. Казалось, что после такого не попасть в дизайн будет уже очень сложно. Но все застопорилось еще на стадии разработки планировочного решения.

То и дело дизайнер сбрасывала мне какие-то странные и непрактичные, на мой взгляд, варианты. Не знаю, сколько бы еще это продолжалось, если бы я сама не нарисовала, где и как должны проходить стены.

Потом наступил этап визуализации. Тут тоже пришлось помучиться. Я однозначно сказала: все должно быть строго в кремово-коричнево-серых тонах, никакого розового и красного. А мне присылают рендер с постерами на стенах именно в таких ядовитых цветах. Ну как это называется?..

Чтобы до бесконечности не затягивать процедуру и наконец понять друг друга, я просто сбросила дизайнеру конкретные модели обоев, плитки, мебели, места их размещения и попросила все это связать в одну картинку. Получилось красиво, но, по сути, без непосредственного вклада дизайнера. Идея на 90% моя.

За такую услугу я отдала порядка $1400 по курсу.

Сомнительная отчетность

Смирившись с не самой рациональной тратой, Елена перешла на следующий этап — заключила официальный договор со строителями. Произошло сие знаменательное событие 22 августа.

Причем минчанка заведомо шла на немалые траты: расценки на выполнение работ у организации были выше, чем в среднем по рынку. К примеру, «квадрат» штукатурки мастера оценили в $8 в эквиваленте без учета материалов.

Но ради отменного качества Елена была согласна и на это.

Где договор, там и деньги — женщина отдала первую часть суммы на закупку черновых стройматериалов. Примечательно, что толковой финансовой отчетности от строителей она так и не увидела. Мастера лишь прислали ей табличку, куда были внесены названия материалов, объемы и суммы, но при этом не удосужились показать ни одного реального чека, накладной и тому подобного.

— Официальные документы пообещали предоставить позже. Я в этом как-то и не сомневалась. Сразу же предупредила людей, что расход денег буду контролировать. Но, забегая вперед, скажу, что до сих пор так ничего и не увидела.

Совсем скоро, примерно с 1 сентября, ремонт начался — появились стены, штукатурка на них, выравнивались полы. Признаюсь, в квартире я бывала редко: во-первых, работаю, а во-вторых, что я понимаю в строительном деле? Присматривать за рабочими должен прораб… — поясняет женщина.

Все изменилось, когда в декабре прошлого года квартиру Елены солидно затопили соседи сверху. Это было то самое событие, которое как нельзя лучше описывает поговорка «Нет худа без добра».

Потолки и стены в санузле в итоге просохли, но минчанка, оценив масштаб бедствия, задумалась над тем, чтобы сделать капитальную гидроизоляцию, защитив себя и соседей снизу от протечек. Женщина обратилась к прорабу с вопросом, есть ли у них высококлассные специалисты по гидроизоляции.

Тот подумал-подумал и сказал, что таковых нет. Тогда заказчица стала искать мастера «на стороне». И нашла.

Ремонт, который невозможно принять

— Пригласила стороннего специалиста — прораба Андрея — к себе в квартиру, чтобы он посмотрел, что и как надо сделать, — продолжает рассказ Елена.

— А он по доброте душевной предложил проверить качество уже выполненной части ремонта. Начал смотреть стены-полы-потолки, что-то помечать. Вижу, что еще чуть-чуть — и в квартире живого места не останется.

А он подзывает меня и давай показывать трещины, «дышащие» места, осыпающуюся штукатурку. Я была просто в шоке.

— Качество работ решил проверить просто так, на всякий случай, — объясняет Андрей. — Рабочим надо отдать должное: стены получились ровные, вопросов нет. Но смутило то, как глубоко утоплены розетки. Потом решил «простучать» стены и обнаружил, что штукатурка на них вообще не держится. Копнул чуть глубже — сплошное нарушение технологии. Просто мрак.

Как я полагаю, стены изначально были кривые. И чтобы их выровнять, пришлось нанимать новых специалистов и наносить новые слои. В результате розетки оказались где-то на глубине. В пользу этой теории говорит и то, что на стенах обнаружилось до четырех видов штукатурки: гипсовая, цементная (именно в такой последовательности), песчаная, известковая. Конечно, такой «коктейль» будет отваливаться.

С потолком своя история. Елена закупила специальную смесь «Аксамит», которая дает тепло- и звукоизоляцию. Материал это новый, дорогой, сложный, и с ним надо уметь работать. Видимо, эти рабочие не умели — штукатурка вся отходит.

А позже, когда приехали представители производителя, чтобы выяснить, почему все так плохо, оказалось, что рабочие вообще не соблюдали технологию работы с этой штукатуркой: как минимум замешивали раствор частями, хотя на мешке прямо написано, что это недопустимо и разводить надо сразу весь объем.

Проводка тоже еще та: материалы самые дешевые, вы бы себе в жизни такую не сделали. Более того, строители не могут рассказать, как и где проложены провода. Хотя Елена и просила их делать фото на каждом этапе и демонстрировать расстояния при помощи рулетки.

Отслаивается и трескается стяжка. Дело в том, что, выравнивая уровень пола в зависимости от толщины последующего чистового покрытия, рабочие залили новый слой. Но они не учли, что стяжка от застройщика очень крепкая (наверное, 300-й марки). А дополнительная — тонкая (пожалуй, 150-й марки).

Возможно, поверхность даже не была как следует прогрунтована. Да и соотношение воды и смеси вызывает вопросы — такое ощущение, что очень много материала пошло «налево». Естественно, родная стяжка «разорвала» новую.

К слову, стройматериалы, с которыми работали мастера, были проверены, есть заключения: они годные, все нормально. То есть дело в руках.

К тому же все перегородки рабочие ставили прямо на стяжку от застройщика, а не на монолит. Поленились вырезать? Учитывая, что дом новый и стоит, по сути, на болотистой почве, это нужно было обязательно сделать, чтобы потом не появлялись трещины.

— И это еще не все, — дополняет Елена. — Ванную и туалет они заштукатурили гипсовой штукатуркой. Еле заставила их все сбить, очень были недовольны.

Но проблема не только в непосредственном исполнении работ. Невероятное есть и в цифрах: к примеру, согласно первоначально предоставленным Елене данным, на заливку новой очень тонкой стяжки ушло 15 мешков.

По словам Андрея, это просто невозможно: нынешнюю стяжку можно повредить при легком нажатии — о каком цементе идет речь? Еще на объект ушло 25 ведер финишной шпаклевки и 20 банок грунтовки. Увеличилась при списании стройматериалов и площадь стен (примерно на 30 «квадратов»).

Потом, когда хозяйка с новым строителем стали задавать вопросы, рабочие признали, что ошиблись, и переписали цифры. Но это больше похоже не на ошибку, а на анекдот о «не прокатило».

— Как только Андрей показал мне все эти «чудеса», я обратилась к руководству компании. После увиденного не осталось ни малейшего желания сотрудничать с ними дальше. Попросила вернуть уплаченные деньги. Но до сих пор ничего не произошло.

Станислав и Вячеслав (Боровиченко и Казачков, руководитель проектов и коммерческий директор «Профграда». — Прим. Onliner.by) стали настаивать на том, что они все переделают своими силами.

А что вы мне переделаете, если специалистов по штукатурке «Аксамит» у вас нет, по гидроизоляции — тоже? Да я в принципе вам больше не доверяю и не хочу работать с вами.

Какие у меня есть основания полагать, что вы сделаете все хорошо? А если вы умеете качественно работать, что же вам тогда мешало сразу за $10 000 выполнить все на отлично? Тем более что позиционируете вы себя в качестве профессионалов, которые делают ремонт как для себя и которых рекомендуют друзьям. Серьезно?

Руководство «Профграда» упрекает меня: мол, вы не идете нам навстречу.

А почему я должна это делать? Вы запороли, вы затянули сроки, а на уступки должна идти я? Еще несколько месяцев назад я предупредила ребят: не решим вопрос полюбовно — обращусь в суд и расскажу всему Onliner.by о том, какие бывают ремонты.

Это ни в коем случае не была угроза, просто я предупредила людей, что не буду молчать и сидеть сложа руки. Но в течение трех месяцев они ничего не предприняли, а выходить с ними на связь стало намного сложнее, чем раньше.

Сейчас мне придется все переделывать. Из нормального здесь только гипсокартонные потолки, но и их придется разбирать из-за того, что стены теоретически могут рухнуть. Получается, в квартире не останется ничего.

А я еще и в минусе по деньгам. Знаю, что эта же фирма делает ремонт у моих соседей с пятого этажа. Там вроде бы все нормально. Значит, повезло: для работы у них «Профград» нанял на подряд нормальную бригаду.

А мне не повезло, причем полностью.

Заключение специалиста

Чтобы отстоять свои права и интересы, Елена обратилась в Белорусское общество защиты потребителей.

Присланный организацией специалист оценил проделанную мастерами работу и вынес неутешительное заключение: помимо того, что договор составлен с нарушениями, не предоставлены сертификат на производство электротехнических работ и аттестат прораба, а также иные документы, подтверждающие наличие в организации квалифицированных рабочих-электриков, выявились большие проблемы и с качеством.

«Поскольку крепление перегородок не проводилось, не исключена возможность их обрушения. Перегородки необходимо разобрать и, соответственно, демонтировать установленные на перегородках электрические кабели, розетки, выключатели, водопроводные и канализационные трубы. Кроме того, необходимо демонтировать подвесные потолки из гипсокартона, так как каркасы потолков крепились к перегородкам.

Считаю, что все работы, выполненные ООО „Профград“ по договору, подлежат демонтажу и разборке за счет подрядчика. Подрядчик обязан возместить заказчику полученные денежные средства по договору. Договор должен быть расторгнут на основании пункта 76.

1 постановления Совета министров Республики Беларусь №1450 от 15 сентября 1998 года по инициативе заказчика по причине выполнения строительных работ без разрешительных документов и ненадлежащего качества, что привело к нарушениям, которые являются существенными и неустранимыми».

Мнение исполнителя

Onliner.by побеседовал со Станиславом Боровиченко, который стоит у руля «Профграда». Молодой человек сразу же отверг тезис о том, что он и его компаньон перестали отвечать на звонки Елены, и пояснил:

— Сейчас мы пытаемся договориться с Еленой, урегулировать вопрос, но у нее односторонняя позиция. Существует заключение эксперта, которое не является подтвержденным: такого рода экспертизы назначаются судом, нам же пришло какое-то непонятное заключение без предоставления аттестатов и свидетельств этого специалиста.

Неизвестно, имеет ли это лицо право оказывать услуги данного вида. Мы предлагаем ей вызвать специалиста, который устроит и ее, и нас и проведет осмотр, оформив официальное заключение с указанием того, что именно сделано неправильно и можно ли это устранить либо это подлежит демонтажу. После этого мы все посчитаем. Мы реально готовы все исправить за свой счет.

Но для такого шага нам нужно ее разрешение.

Я сам был у нее в квартире неоднократно. Согласен, что есть некоторые нарушения, прораб недосмотрел, их мы готовы устранить. Но есть и моменты, с которыми мы не согласны, в том числе это касается стопроцентного демонтажа всего, что было сделано.

На возврат денег мы тоже согласны, но просто не имеем возможности сделать это разово. Елене мы об этом уже говорили. Мы готовы оговорить сроки платежей и выплачивать эти деньги, но отдать всю сумму сразу на руки не можем.

Однако она на рассрочку не согласна.

С ее стороны идет жесткое давление: быстрее отдавайте мне деньги либо я подам в суд и напишу на Onliner.by. По поводу того, что затянули сроки, я согласен. Но у нас уже месяца три идут споры. С бригадой, которая делала ремонт у Елены, мы уже работали. Раньше вопросов с ними не возникало.

Строителей, которые не подведут и сделают все красиво, ищите при помощи сервиса «Onliner. Услуги»

Источник: //realt.onliner.by/2018/04/04/strojfirma-3

Ветка права
Добавить комментарий