Может ли банк требовать компенсацию морального вреда от кредитора?

Коллектор барахлит: как защититься от «наездов» кредиторов

Может ли банк требовать компенсацию морального вреда от кредитора?

«Коллекторы вызывают должникам такси до кладбища». «В Петрозаводске коллектор угрожал взорвать детский сад». «Коллекторы избили пенсионерку за долг в 3 тысячи.

Подобные заголовки, балансирующие между хоррором и абсурдом, появляются в прессе регулярно, заставляя относиться к специалистам по возврату долгов, если не с опаской, то с настороженностью.

Однако должников, которые испытывают страх перед коллекторами, постепенно становится меньше – за последний год число жалоб на деятельность организаций по возврату долгов в стране увечилось, пишет “«Коммерсантъ»”.

Что делать, если вам угрожают? За что можно засудить кредиторов? Как правильно вести разговор со специалистом по возврату долгов? Об этом рассказали психологи и юристы.

После смены фамилии 37-летняя москвичка Елена Иванова стала полной тезкой Елене Ивановой из города Красноярск. Однако Елена Иванова из Москвы кредитов никогда не брала, а вот однофамилица из Красноярска задолжала банку внушительную сумму.

Как сообщает «Life», платить по долгам сибирячки в итоге пришлось москвичке – из-за ошибки в системе долги перешли на нее.

По этой причине новоиспеченная должница из Москвы не смогла вылететь за границу и устроится на работу в банк (как рассказал корреспонденту «МИР 24» источник в одном из крупных российских банков, службы безопасности многих финансовых учреждений действительно проверяют соискателей должностей на наличие у них не оплаченных долгов).

Татьяна Константинова

В банке, где случилась ошибка, уверяют, что курьезную оплошность исправили. Проблему пообещали решить и в Красноярском Управлении Федеральной службы судебных приставов. Однако москвичка Елена теперь может потребовать компенсацию. И не только у банка.

Руководитель корпоративной и арбитражной практики юридической компании «Малов и партнеры» Дмитрий Крайнев считает, что ответственность должно нести не только лицо, совершившее ошибку.

Иск по моральному, а также реальному ущербу (отказ в выезде из страны) необходимо адресовать Российской Федерации в лице Минфина.

При этом, вместе с органом государственной власти, ответчиками могут выступать все, кто ущемил права девушки.

– Во-первых, надо требовать в полном объеме компенсацию реального ущерба, – говорит Дмитрий Крайнев, – то есть требовать компенсации понесенных расходов на авиа и другие билеты, на гостиницы, на путевки – вплоть до билетов на аэроэкспресс, если девушку задержали в аэропорту.

Во-вторых, надо требовать компенсацию за моральный ущерб – за причинённые государством незаконно неудобства в виде невыезда, потерянного времени, сил и нервов.

При этом, отмечает Дмитрий Крайнев, с учетом сложившейся судебной практики, сумма компенсации морального ущерба будет невысокой – она вряд ли будет выше половины от завяленной в иске суммы.

Третий лишний

Женщина могла бы также требовать дополнительную компенсацию, если бы о ее случайных долгах банк рассказал третьим лицам – родственникам, коллегам по работе, друзьям и т.д.
Это запрещено законом.

– По общему правилу, при взыскании задолженности коллекторы имеют право взаимодействовать только с должником и его поручителем, – говорит руководитель юридической компании «Кооператив» Дмитрий Беликов, – Другим лицам, за исключением уполномоченных государственных органов, сообщать информацию о сумме долга они не имеют права».

Мария Чегляева

На деле же, некоторые банки и коллекторские фирмы сообщают информацию по долгу коллегам по работе и родственникам. Цель этих действий одна – надавить на должника психологически.

Адвокат Елена Боровая полагает, что такие действия являются прямым нарушением закона. Разглашение информации о долге третьим лицам является разглашением банковской тайны. За это предусмотрена уголовная, административная и гражданская ответственность (возмещение морального вреда).

Если вашим родственникам звонят, напоминая о вашем долге по кредиту, то эти звонки надо обязательно записывать – они станут одним из доказательств в суде нарушения закона банком или коллектором, а следовательно – помогут привлечь их к ответу, говорит Дмитрий Беликов.

– Часто бывает, что такие звонки происходят с разных номеров, включая заграничные номера. Но, как правило, они идут с регулярной периодичностью и в определенное время. И если вы заметили, что звонят по расписанию, будьте готовы записать звонок», – рекомендует юрист.

«С УТЮЖКОМ ПРИЕДЕМ»

Бывший сотрудник отдела взыскания крупного российского банка на условиях анонимности рассказал корреспонденту «МИР 24» о психологических и лингвистических хитростях, на которые идут коллекторы и специалисты по возврату долгов.

Так как прямые угрозы запрещены законом РФ, специалисты по долгам часто используют двусмысленные словесные конструкции. Например, могут сказать: «Не будете платить? Тогда мы к вам завтра с утюжком приедем».

Такие слова кредиторов обязательно надо записывать на аудионосители, утверждают юристы, потому что они могут стать доказательством в суде.

– Степень угрозы в данном выражении будет оценивать суд, возможно даже с привлечением экспертов – говорит руководитель юридической компании «Кооператив» Дмитрий Беликов. – Звонившие могут сказать, что они не делали угроз – просто сказали про утюг. Однако в суде важно обратить внимание на то, что никакой коллектор, при нормальных обстоятельствах, с утюжком к тебе в гости приезжать не будет.

Адвокат Олег Теницкий считает, что доказательства вины коллекторов в данном случае очевидны.

– Все зависит от того, как воспринимает утюг должник.. Большинство россиян воспринимают утюг как предмет, который может нести потенциальную опасность, – отмечает Олег Теницкий.

Здоровье бабушки

Бывший сотрудник коллекторского агентства рассказал про другой способ психологического давления. По его словам, коллекторы часто играют на психологии должников, шантажируя их тем, что расскажут про долги больным или престарелым родственникам. Например, коллектор может сказать: «Ваша бабушка узнает, что вы не платите, и ей станет плохо со здоровьем».

Такая фраза также может превратиться в уголовную статью для коллектора.

– Указанные обещания могут расцениваются как действия, причиняющие нравственные страдания гражданину, поэтому они являются основаниям для предъявления требований о компенсации морального вреда, – говорит адвокат Елена Боровая. – Кроме того, указанные обещания, при их доказанности, могут быть квалифицированы по статье 119 Уголовного Кодекса (угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью). Причем неважно – воплощены они в жизнь или нет.

При поступлении первого же такого звонка, говорит адвокат, необходимо срочно обращаться в полицию с заявлением.

КОЛЛЕКТОР, ЧТО РИСУЕТ ДОЛГ

Оскорбительные надписи в подъездах и на автомобилях должников давно стали для недобросовестных коллекторов одним из простейших, хотя и незаконных способов заставить клиента платить по долгам, взывая к его чувству стыда и собственного достоинства. Засудить авторов таких надписей, так же как и любителей портить чужое имущество (дверь, гараж или автомобиль), крайне трудно, но можно, уверены юристы.

Юрист Беликов рекомендует немного потратиться и установить в подъезде или около квартирной двери видеокамеры. Все «граффити» и прочие вандальные действия коллекторов, записанные на камеру, станут хорошим доказательством против них в суде.

Кроме того, советует юрист, нужно обратиться в управляющую компанию – там должны предоставить информацию, работает ли подъездная камера и где хранятся ее записи.

Адвокат Елена Боровая рекомендует также заключить договор с охранным агентством для выявления лиц, которые портят имущество.

Доказательством вандализма или порчи личного имущества могут быть также показания свидетелей, например соседей. Лучше всего запомнить внешность и номера автомобилей недобросовестных коллекторов. Еще лучше – снять их действия на телефон или гаджет.

Не врать и не бояться: как говорить с коллекторами

Многие коллекторы, а также сотрудники отделов по взысканию проходят специальные психологические тренинги, рассказал источник в одном из крупных банков.

На таких тренингах коллекторов учат понимать психологическое состояние должника.

На хороших тренингах их могут даже научить определять позу и мимику человека, который находится на другом конце провода (скажем, сидит ли он нога на ногу, улыбается или нервно теребит какой-нибудь предмет).

Важно показать коллекторам, что вы абсолютно спокойны, рекомендуют эксперты.

– Самое главное – дать понять банку и коллекторам, что они имеют дело не с «простым лохом», а именно с человеком, который знает законы и правовые рамки работы коллекторов, – говорит Беликов. – Все звонки нужно обязательно записывать. Когда коллекторы звонят – они обязаны представиться.

Когда коллекторы говорят, что все разговоры записываются, предупредите их, что вы, в свою очередь, тоже записываете разговор. Это позволит избежать скрытых угроз вроде «бабушки» и «утюжка». Под вашу запись они такого не скажут.

Кроме того, рекомендует юрист, нужно посмотреть в интернете, какими способами давления пользуются банк. Обычно такой информации много, и основные схемы их работы вы узнаете из жалоб в сети, заключает Беликов.

Психолог Александр Кичаев рекомендует при разговоре с коллекторами всегда держать спину прямо – сгорбленность хорошо считывается опытными коллекторами и может послужить признаком вашей временной слабости.

Нервный или дрожащий голос поможет убрать глубокий вдох.

Если вы очень эмоциональный человек, но у вас есть воображение, то можно сделать для себя визуализацию. Например, представить, что вы лев или медведь, а ваши кредиторы –это волки или шакалы. Вы сразу будете чувствовать себя увереннее, отмечает психолог.

Важно помнить и еще одно простое правило: коллекторы – это не судебные приставы и они не могут самостоятельно лишить вас имущества.

Алексей Синяков

Источник: https://mir24.tv/news/15357440

Вс разрешил возмещать клиентам банков ущерб за сбои в работе

Может ли банк требовать компенсацию морального вреда от кредитора?

Клиенты банков могут требовать возмещение морального вреда за ошибки кредитных организаций — Верховный суд РФ вступился за права заемщиков, пострадавших от технических сбоев при оплате долга. Также он ещё раз отметил, что банки не имеют право доводить должников назойливыми звонками.

Высшая инстанция указала судам, что такое поведение является нарушением прав потребителя и, следовательно, они должны удовлетворять требования о компенсации моральных страданий заемщиков.

Более того, если клиенты сами не понимают, что за помехи в работе банков и их навязчивые требования кредиторов можно наказать, то суд может по собственной инициативе взыскать в пользу потребителя ущерб.

Суть спора

До высшей инстанции с жалобой дошёл 71-летний пенсионер из Москвы, который взял кредит на покупку автомобиля в «Сетелем Банке». По условиям договора заёмщик должен был перечислять платежи 17 числа каждого месяца через «Сбербанк», что он исправно и делал.

Однажды очередной транш, внесённый 15 числа, дошёл до «Сетелем банка» только через восемь дней.

Заемщик предоставил в банк справку, что задержка произошла не по его вине, а в связи со сбоем в работе «Сбербанка», при этом последний подтвердил невиновность истца, указав, что тот внёс платёж вовремя.

Несмотря на эти факты «Сетелем банк» повесил на пенсионера обязанность погасить штраф за просрочку в оплате кредита, при этом ответчик неоднократно обращался к заёмщику, а также к членам его семьи с требованием выплатить образовавшийся долг.

Истец ссылался на то, что постоянные телефонные звонки с требованием в грубой форме уплатить несуществующую задолженность причинили ему нравственные страдания и спровоцировали заболевание. В конце концов он отказался оплачивать штрафные санкции и обратился в суд с иском о расторжении договора и взыскании компенсации морального вреда.

Однако Тверской суд Москвы и Мосгорсуд поддержали позицию кредитной организации и иск заемщика отклонили.

В это же время ответчик известил истца о том, что хотя просрочка платежа и имела место, однако банк принял решение об отмене штрафных санкций, при этом кредиторы принесли пенсионеру извинения за неудобства, связанные с осуществлением коммуникаций.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции сослался на отсутствие правовых оснований для расторжения уже исполненного кредитного договора, обязательства по которому прекращены.

Также суд посчитал производными требования о взыскании компенсации морального вреда. С этими выводами согласился суд апелляционной инстанции.

Позиция ВС

Верховный суд счёл позиции московских судов ошибочными. Он сослался на нормы Гражданского кодекса РФ, согласно которым в случаях, когда гражданину причинён моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации этого вреда (пункт 1 статьи 151 ГК РФ).

Обязанность возмещать потребителю моральный ущерб, тем, кто его причинил закреплена и в статье 15 Закона от 7 февраля 1992 года No 2300-1 «О защите прав потребителей».

Организация (изготовитель, исполнитель, продавец, импортёр) освобождается от ответственности за неисполнение или ненадлежащую реализацию обязательств, только если докажет, что такая ситуация сложилась вследствие непреодолимой силы, а также по иным основаниям, предусмотренным законом (пункт 4 статьи 13).

Кроме того, специальное постановление пленума ВС РФ разъяснило, что бремя доказывания обстоятельств, освобождающих от ответственности, в том числе и за причинение вреда, лежит на продавце, изготовителе, исполнителе, уполномоченной организации или уполномоченном индивидуальном предпринимателе, импортёре (пункт 28 постановления пленума от 28 июня 2012 года No 17).

ВС в документе подчеркнул, что при решении судом вопроса о компенсации потребителю морального вреда достаточным условием для удовлетворения иска является установленный факт нарушения прав потребителя (пункт 45).

Как следует из материалов дела, исковые требования о компенсации морального вреда были основаны на неправомерном начислении банком штрафа за несвоевременную оплату пенсионером ежемесячного платежа по договору, тогда как транш на погашение кредита был перечислен кредитной организации своевременно и надлежащим образом.

Истец ссылался также на противоправные и многократные обращения банка к нему и к членам его семьи с требованиями о погашении незаконно начисленного штрафа, в том числе и после предоставления ответчику документов ОАО «Сбербанк России» о своевременном внесении в спорный период очередного платежа по кредитному договору.

Заявитель указал, что эти действия ответчика привели к ухудшению его здоровья, а кроме того, сведения о нём как о неисправном заёмщике были внесены в Бюро кредитных историй.

То обстоятельство, что к моменту рассмотрения спора в суде кредитный договор сторонами исполнен, препятствием для разрешения требований пенсионера, основанных на нарушении прав потребителя, не является, считает ВС РФ.

Высшая инстанция напоминает, что суды должны принимать решения по заявленным истцом требованиям, однако они имеют полное право выходить за их пределы.

Однако московский суд в этом споре фактически не рассмотрел претензии истца о возмещении морального вреда и не определил какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, не вынес эти обстоятельства на обсуждение сторон. При том судья счёл достаточным отказать в исковых требованиях в полном объёме и без изучения всех этих нюансов, удивился ВС.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда посчитала, что по этому делу судебные инстанции допустили нарушения норм материального и процессуального права, которые являются существенными, непреодолимыми и которые не могут быть устранены без отмены судебного постановления и нового рассмотрения дела.

В связи с чем высшая инстанция отменила решение апелляционной инстанции и направила материалы на новое рассмотрение в Мосгорсуд.

Алиса Фокс

Источник: http://rapsinews.ru/judicial_analyst/20180716/284734915.html

Вс рф уточнил, когда есть основания требовать компенсацию морального вреда за назойливые звонки и смс

Может ли банк требовать компенсацию морального вреда от кредитора?

С. стали приходить телефонные звонки и СМС-сообщения от общества “К”, в которых в грубой форме от него требовали погасить задолженность по кредиту, полученному в банке “А”. Причем звонки поступали С. как в рабочее, так и в личное время, а СМС-сообщения приходили в любое время суток и содержали угрозы.

Вместе с тем в договорных отношениях ни с банком “А”, ни с обществом “К” С. не состоял, ни заемщиком, ни поручителем по кредитам не являлся. Поэтому он счел подобные действия незаконными, посягающими на его права и причиняющими моральный вред.

В результате гражданин обратился в суд с иском к обществу “К” о признании действий по обработке его персональных данных незаконными, возложении на компанию обязанности исключить его персональные данные и прекратить их обработку, письменно уведомив его об этом, а также о взыскании компенсации морального вреда.

Но суд в иске отказал (решение Мещанского районного суда г. Москвы от 13 декабря 2016 г. по делу № 02-17083/2016).

Общество, пояснил суд, действовало в рамках заключенного с банком “А” договора возмездного оказания услуг, в соответствии с которым обязалось оказывать услуги по проведению мероприятий, направленных на побуждение заемщиков к исполнению обязательств по кредитным договорам. Кроме того, персональные данные С.

ответчик уничтожил, о чем свидетельствует соответствующий акт от 15 ноября 2016 года. При этом действующее законодательство не устанавливает обязанность лица, осуществляющего обработку персональных данных, направлять уведомление об их исключении.

Факт злоупотребления обществом “К” правом при телефонном взаимодействии с истцом, а также совершения им действий, направленных на причинение С. вреда, нравственных либо физических страданий суд счел недоказанным.

Если оператор поручает обработку персональных данных другому лицу, ответственность перед субъектом персональных данных за действия указанного лица несет именно оператор, пояснил суд (п. 5 ст. 6 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ “О персональных данных”).

Истец обжаловал это решение, однако апелляция с выводами районного суда согласилась и оставила решение без изменения (апелляционное определение Московского городского суда от 10 мая 2017 г. по делу № 33-17417/2017).

С. решил направить кассационную жалобу в Верховный Суд Российской Федерации. В ней он просил отменить судебные акты нижестоящих судов.

Рассмотрев эту жалобу, Суд напомнил, что достоинство личности и неприкосновенность частной жизни относятся к основным правам человека (ч. 1 ст. 21, ч. 1 ст. 23 Конституции РФ).

Они считаются нематериальными благами, нарушение которых действиями, причиняющими физические или нравственные страдания, является основанием для компенсации морального вреда (ст. 150-151 Гражданского кодекса).

При этом следует иметь в виду, подчеркнул ВС РФ, что личная (частная) жизнь является широким понятием, которому невозможно дать исчерпывающее определение, охватывающим, в частности, право на личную автономию (п. 27 постановления ЕСПЧ от 7 мая 2009 г. по жалобе № 3451/05). Каждый имеет право на частную жизнь, свободную от нежелательного внимания (п. 70 постановления ЕСПЧ от 5 сентября 2017 г. по жалобе № 61496/08).

Тем самым, сделал вывод Суд, избыточные и необоснованные звонки, а также направление СМС-сообщений на телефонный номер гражданина с требованием возвратить несуществующие долги посягают на достоинство человека и являются вмешательством в его частную жизнь.

По общему правилу, лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине (п. 2 ст. 1064 ГК РФ).

Причинение вреда вследствие ошибки либо по поручению другого лица само по себе не освобождает причинителя вреда от ответственности.

Тем не менее суды нижестоящих инстанций, несмотря на установленный факт телефонных звонков и СМС в адрес истца, в иске о компенсации морального вреда отказали.

Кроме того, ВС РФ обратил внимание на то, что требование С. о компенсации морального вреда обосновано в большей степени не нарушением правил сбора и обработки его персональных данных, а нарушением неприкосновенности его частной жизни посредством необоснованных и назойливых телефонных звонков и СМС-сообщений.

Какого-либо запрета на предъявление в данном случае требований непосредственно к причинителю вреда в законе нет. Более того, С.

утверждал, что не являлся субъектом, персональные данные которого обрабатывались банком “А”, а общество “К” не представило сведений о том, что банк поручил ему обработку персональных данных С.

Одновременно с этим ВС РФ отметил, что истец неоднократно заявлял ходатайства об оказании ему содействия в собирании доказательств: об истребовании у оператора связи распечатки текстов и детализации звонков, поступивших на его телефон от общества “К”.

Однако суд в выдаче запроса отказал, отказав при этом и в иске по мотиву недоказанности нарушения ответчиком прав истца. Именно выяснение указанных выше обстоятельств, отметил Суд, имеет существенное значение для правильного разрешения возникшего спора.

С учетом этого ВС РФ отменил обжалуемые акты, направив дело на новое рассмотрение (определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 27 февраля 2018 г. № 5-КГ17-256).

***

Претендовать на возмещение морального вреда за назойливые звонки и СМС-сообщения можно и тогда, когда сообщения носят рекламный характер (определение Санкт-Петербургского городского суда от 16 июля 2012 г.

№ 33-9187, апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Новосибирского областного суда от 2 апреля 2015 г. по делу № 33-2034/2015, апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Новосибирского областного суда от 10 декабря 2015 г. по делу № 33-10601/2015).

При этом не имеет значения, каким образом реклама была доведена до сведения гражданина: посредством телефонного звонка, СМС-сообщения или по электронной почте.

Однако стоит отметить, что далеко не всегда в подобных случаях у истца есть право на компенсацию. Так, П. обратился в антимонопольный орган, указав, что 6 марта 2014 года на его мобильный номер от общества “Л” поступило СМС-сообщение рекламного характера.

При этом он ссылался на то, что своего согласия на получение рекламной информации не давал. Управление ФАС по Чеченской Республике признало такую рекламу нарушающей требования закона и привлекло общество к административной ответственности в виде штрафа в размере 500 тыс. руб. (ч. 1 ст. 14.3 КоАП).

В свою очередь, общество “Л” подало в арбитражный суд заявление о признании постановления антимонопольного органа незаконным. Суд первой инстанции в иске отказал (решение арбитражного суда Чеченской Республики от 24 ноября 2014 г. по делу № А77-1340/2014).

А вот апелляция и кассация встали на сторону общества (постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 12 марта 2015 г. № 16АП-5043/14, постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 18 июня 2015 г. № Ф08-3939/15).

Управление ФАС по Чеченской Республике обжаловало эти судебные акты в ВС РФ, но тот также не нашел оснований для их пересмотра, пояснив при этом следующее.

Распространение рекламы по сетям электросвязи, в том числе посредством использования телефонной, факсимильной, подвижной радиотелефонной связи, допускается только при условии предварительного согласия абонента или адресата на получение рекламы (ч. 1 ст. 18 Федерального закона от 13 марта 2006 г. № 38-ФЗ “О рекламе”). П.

ранее указал номер своего мобильного телефона при присоединении к программе ответчика “М”, поэтому суды решили, что он выразил свое согласие на получение СМС-сообщений, в том числе рекламного содержания.

Тем самым СМС-рассылку ВС РФ счел законной, а привлечение общества к административной ответственности – необоснованным (постановление ВС РФ от 16 октября 2015 г. № 308-АД15-12518).

Источник: http://www.garant.ru/news/1198714/

Ветка права
Добавить комментарий