Может ли дед засудить меня и посадить в клетку?

Клетки в судах нашли противников и защитников

Может ли дед засудить меня и посадить в клетку?

Из российских судов могут исчезнуть клетки. Против использования решеток и специальных кабин выступили сенаторы после того, как спикер Совета федерации Валентина Матвиенко заявила, что это может «сломать жизнь» подсудимым. Что это означает для самих обвиняемых? И что изменится, если клеток в залах суда больше не будет? Тему продолжит Альбина Хазеева.

Демонтировать клетки эмоционально потребовала спикер верхней палаты Валентина Матвиенко.

Она заявила, что сенаторы буквально «мечтают» об изъятии таких конструкций из залов суда: «Держать в клетке людей под телекамерами — не обвиненных ни в чем, невиновных, пока суд длится — это негуманно, недостойно, мы человеку вообще ломаем жизнь.

А если суд его оправдает, а он уже в клетке посидел, его везде показали? Мы получали ответ, что планируют заменять клетки на специальные стекла, но понятно, что это требует финансового ресурса. Но, коллеги, надо подойти к этому со всей ответственностью и ускорить процесс.

Когда есть серийные убийцы, рассматриваются преступления людей, представляющих собой угрозу — это одна история. Но когда уголовные дела другого уровня — ну зачем в клетку? Это, понимаете, унижает человеческое достоинство».

Читать далее

Валентину Матвиенко поддержал председатель Верховного суда Вячеслав Лебедев, а сенаторы уже на следующий день сообщили, что законопроект об отказе от кабин для подсудимых находится на согласовании.

Причем убрать из залов суда предполагается не только клетки, но и прозрачные боксы, которые часто называют «аквариумами». На них в нулевые начали менять решетки, но далеко не везде: клетки намного дешевле.

Судя по закупкам, прутья обходятся примерно в 100 тыс. руб., а ударопрочные стекла — в 170 тыс.

Хотя для самих подсудимых и их защитников оба варианта одинаково неудобны, говорит адвокат Вадим Багатурия. И, по его мнению, это увеличивает вероятность обвинительного приговора.

Адвокат подчеркивает, что клетки для подсудимых существуют только на постсоветском пространстве: «С точки зрения осуществления защиты, эта мера является в принципе недопустимой, потому что она исключает полноценный контакт адвоката с его доверителем.

Когда человек находится в стеклянной или железной клетке, получается, что ты должен нарушить некий порядок судебного заседания, отвернуться от участников процесса, обратившись к своему подзащитному. В то же время, если у подзащитного есть вопрос, он должен каким-то образом привлечь внимание своего адвоката.

Таким образом, есть чисто профессиональный дискомфорт. Но, помимо этого, если, например, это суд присяжных, подобное отношение к подсудимому уже дает негативный эффект и предвзятое отношение. Мне не известно о случаях использования таких нечеловеческих устройств нигде, кроме как в республиках бывшего СССР.

И то — в тех, которые не отличаются соблюдением прав человека. Тут стоит взять за основу положительный советский опыт, который мы можем наблюдать в художественных фильмах, где подсудимый находится за кафедрой. Да, он не сидит рядом с защитником, как это происходит в Европе или в Штатах, но, тем не менее, он не в клетке».

Даже Андерс Брейвик сидел на стуле за небольшим столом, хоть и был пристегнут чем-то вроде ремня безопасности. При этом сейчас даже так называемые «статусные» подсудимые, если они находятся под арестом, на суде, как правило, оказываются за решеткой.

И это влияет на их состояние, рассказал корреспондент «Коммерсантъ FM» Владимир Расулов, который следил за самыми громкими судебными процессами последних лет: «Обычно в клетках или в „аквариумах“ находятся и находились люди, которые содержатся в следственном изоляторе.

Из последних примеров можно вспомнить офицера МВД, бывшего высокопоставленного сотрудника Министерства внутренних дел Дмитрия Захарченко и братьев Зиявудина и Магомеда Магомедовых, которые также неоднократно находились за решеткой на продлении ареста.

Кроме того, в клетке оказался после приговора и бывший министр экономического развития Алексей Улюкаев, причем по его реакции можно, в принципе, сделать вывод о том, что нахождение за решеткой в зале суда очень сильно меняет поведение людей.

У подсудимого, который сидит за столом — например, того же Алексея Улюкаева — больше свободы во всех смыслах, поскольку и улыбался он обычно гораздо чаще, и даже более охотно общался с представителями СМИ перед заседаниями.

Что же касается поведения других людей, которые находятся за решеткой — например, те же братья Магомедовы — они выглядят немного зажатыми. Было видно, что это ограничение свободы им не нравится, и в целом люди, которые находились за решеткой, выглядели даже несколько подавленно. Дальше клетки они продвинуться не могут. Очень часто люди просто цепляются за прутья — видимо, из желания как-то поскорее выбраться из этого замкнутого пространства».

Отказ от клеток в судах ставит под угрозу безопасность всех участников процесса, уверен глава Московского профсоюза полиции Михаил Пашкин: «Если не будет этих клеток, то серийный убийца, которому уже терять нечего, может еще кого-нибудь там, извините за выражение, пришить — схватить за шею, придушить.

А если будут судить десять человек одновременно? Это сколько туда нужно полицейских, конвоиров и приставов, чтобы за ними всеми следить? Где их там рассадишь? Так они сидят в клетке, ничего с ними не будет, а иначе убежать можно и что угодно сделать. Того же судью — за несколько секунду добежал до него и голову свернул, если здоровый лось какой-нибудь будет.

Вот хоть бы раз они в конвое поработали, хоть бы один день».

Шесть лет назад двое россиян пожаловались в ЕСПЧ на то, что во время судебного разбирательства они находились в клетке с железными прутьями. Суд счел это бесчеловечным обращением, которое унижает подсудимого и оскорбляет его достоинство.

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/3695954

Консультация юриста. Законно ли держать подсудимых в клетках в зале суда

Может ли дед засудить меня и посадить в клетку?

На вопросы читателей отвечает адвокат Чунского филиала Иркутской областной коллегии адвокатов (ИОКА) Анатолий Павлович ШЕВЧЕНКО.

Моего знакомого осудили на длительный срок заключения за незаконную заготовку древесины, но до этого он целый год находился под следствием, я не ставлю под сомнение приговор суда, у меня другой вопрос.

Почему его на всех судебных заседаниях держали, как зверя в клетке, и охраняли три вооруженных полицейских? Ведь он не убил никого, а до приговора суда человек считается невиновным, а с ним уже обращаются, как с собакой.

Люди старшего возраста, рожденные в СССР, наверняка помнят, что в залах народных судов действительно никаких клеток не было, при этом обвиняемый, подсудимый сидел за огороженной кафедрой,  его охранял вооруженный конвой.

Кроме того, показательные суды проводились в клубах, при большом стечении народа, никаких клеток в помине не было, а появилась железная решетка в судебном зале  впервые во время суда над серийным маньяком Чикатило, причем мотив государства был понятен — не допустить самосуда над маньяком со стороны родственников жертв. Впоследствии этот передовой опыт пригодился во время судов над рэкетирами и наемными убийцами 90-х годов. А уже в нулевые железная клетка прочно заняла свое место в каждом зале суда общей юрисдикции, хотя законодательного акта, позволяющего устанавливать в залах судов железные клетки, и по настоящее время не существует.

Согласно ст.

9 УПК РФ, никто из участников уголовного судопроизводства не может подвергаться насилию, пыткам, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению, также в  соответствии со статьей 14 УПК РФ обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана и установлена вступившим в силу приговором суда. И непонятно почему,  если есть презумпция невиновности, зачем  человека нужно сажать в клетку, вот где издевательство и над человеком, и над правосудием.

Справедливости ради, в крупных городах России в залах судов стали устанавливать стеклянные ограждения для содержания обвиняемых, мотивируя это тем, что это уже не клетка, а загородка, сделанная для безопасности самого же заключенного, да и сидеть за стеклом, не так унизительно для достоинства подсудимых. А вообще, мы как-то незаметно привыкаем к чему угодно, и даже неправильные вещи кажутся нам потом совершенно естественными.

Согласен, что особо опасных подсудимых надо, наверное, изолировать от окружающих специальным способом, но скорее это должна быть не железная клетка, а пуленепробиваемое стекло.

 При этом в европейских судах во время судебных процессов обвиняемые сидят рядом со своими защитниками, без какого-либо конвоя, который охраняет только входы и выходы зала судебного заседания, что позволяет обвиняемому общаться с защитником в ходе процесса.

Кроме того, у них категорически запрещается производить фото- видеосъемку обвиняемого, которого можно только рисовать во избежание нарушения прав обвиняемого.

В отдельных случаях особо опасного обвиняемого в европейском суде могут просто пристегнуть специальным ремнем к креслу, тем самым ограничить ему свободу передвижения, ведь с креслом далеко не убежишь. А у нас всё гораздо жестче.

Именно поэтому в России подозреваемые или обвиняемые могут быть до приговора суда заключены под стражу, хотя согласно статье 98 Уголовно-процессуального кодекса РФ  к ним могут быть применены следующие меры пресечения: подписка о невыезде; личное поручительство; заключение под стражу; залог; присмотр за несовершеннолетним обвиняемым; наблюдение командования воинских частей (в отношении военнослужащих); домашний арест и только после всего этого, можно применять последнюю, самую суровую меру пресечения — заключение под стражу (для краткости — арест).

Но необходимо помнить, что человек может быть заключен под стражу только на основании судебного решения.

На практике же суды по ходатайству следствия в 99% применяют сразу же самую суровую меру пресечения и заключают подозреваемого под стражу, что используется как элемент устрашения, ведь попав за решетку, в изолятор временного содержания, в эдакий каменный мешок без окна и без  элементарных удобств, большинство людей  переживают психологический стресс и становятся намного сговорчивей, чем на свободе.

Однако вернемся к клеткам, так совсем недавно Большая палата Европейского суда по правам человека постановила, что содержать подсудимых в клетке во время судебных процессов нельзя, это все равно что пытки.

К тому же судья и присяжные заседатели заранее будут считать участника процесса опасным человеком, что повлияет на справедливый приговор или вердикт.

Это дело было направлено в Европейский суд по правам человека ещё в далеком 2008 году по жалобам россиян Свинаренко и Сляднева, которые в качестве подсудимых во время судебных слушаний с участием присяжных заседателей находились в зале заседаний внутри металлических клеток.

По мнению Свинаренко и Сляднева, быть обвиняемым и находиться в клетке унизительно, так как ст. 3 Конвенции одновременно запрещает и унизительное обращение, и пытки, когда рассматривается твое дело в суде, и все присутствующие в зале суда на интуитивном уровне понимают, что ты опасен для общества.

Страсбургский суд в обычном порядке рассмотрел дело и согласился с авторами жалобы, что это действительно унизительно. Но иного мнения были представители правительства, которые пытались доказать, что клетка – это оправданный архитектурный элемент зала заседаний в данном случае, потому что подсудимых обвиняли в тяжком преступлении.

Они могли оказать влияние на свидетелей и даже привели в качестве довода нестандартный аргумент: подсудимые теоретически могли порезать себя и залить зал кровью, то есть, возможно, заразить присутствующих разными болезнями, но каким образом обвиняемый мог залить присутствующих в зале суда своей фонтанирующей кровью, никто пояснить так и не смог.

Адвокаты заявителей были другого мнения, но основной вопрос стоял всё же о клетке в суде: можно или нет в ходе судебных заседаний содержать в них подсудимых.

Страсбургский суд, выслушав все аргументы, удалился размышлять Пауза длилась целый год, и в конце 2016 года суд вынес своё окончательное решение по этому вопросу (а то, что решит Большая палата ЕСПЧ, обжалованию уже не подлежит).

Сначала судьи определили для себя главную задачу – выяснить, превысила ли клетка минимальный уровень жестокости в смысле, который заложен в «пыточную» третью статью Конвенции.

Судьи Евроинстанции указали, что репутация заявителей была автоматически подорвана их вынужденным положением в открытом процессе, причем речь не о каком-нибудь одном заседании, ведь дело подсудимых рассматривалось больше года.

К тому же у судьи и присяжных, по мнению ЕСПЧ, могло сложиться представление о подсудимых, как о людях опасных, раз их уже держат в клетке, при этом их реальная опасность для общества не была подтверждена значимыми аргументами.

В результате страсбургская инстанция решила, что права заявителей были нарушены и каждому из них присудили по €10 000 в качестве компенсации морального вреда, плюс €2000 на судебные расходы. Однако  решение ЕСПЧ, которое находилось на рассмотрении почти девять лет, вовсе не означает, что российским законодателям придется отменить клетки в залах суда, но каждое новое дело, очевидно, будет рассматриваться в свете этого решения так, что поживем увидим, будут ли приняты в России позитивные изменения по данному вопросу.

ИА IrkutskMedia 

Источник: https://www.t24.su/konsultatsiya-yurista-zakonno-li-derzha/

Лия Ахеджакова: «Господи, до чего мы дошли!» (Обозреватель, Украина)

Может ли дед засудить меня и посадить в клетку?

«Незаметно подкрался этот ужас, который в ненормативной лексике имеет адекватное название о том, что незаметно подкрадывается», — ответила на вопрос «Обозревателя» российская актриса Лия Ахеджакова о том, «стала ли для нее неожиданностью война России против Украины».

Обозреватель: Российского актера Павла Устинова собирались посадить за то, что он якобы вывихнул руку ОМОНовцу при задержании. Хотя на самом деле, он невиновен, просто оказался не в том месте и не в то время. Как это характеризует власть в России?

Лия Ахеджакова: Ему дали год условно. Это чудовищная история, которая подрывает репутацию России в глазах всего мирового сообщества. Ведь, кроме Устинова, есть ребята, которые отнюдь не артисты.

Просто — это порядочность и неравнодушие, которые сильнее страха. Многим из этих ребят грозит тюрьма. Такое уже было, когда абсолютно порядочные и интеллигентные люди отсидели по 4-5 лет по Болотному делу. И не из-за массовых беспорядков, дело в свободе слова.

Беспорядки учиняют наши «защитники» — полиция и Росгвардия.

— Почему в России массово сажают в тюрьмы невинных людей?

— Запугивание. Сначала применяли ко всем огромные штрафы, чем на какое-то время погасили гражданскую активность. Потом запретили людям ходить на несанкционированные митинги. Теперь могут наказать даже за одиночный пикет.

Но из-за этих подлых выборов (выборы в Мосгордуму, прошедшие в сентябре, на которые не допустили оппозиционных кандидатов, — прим. ред.) образованная и интеллигентная молодежь, совсем неагрессивные ребята, решили, что нельзя молчать. Кстати, среди них молодые и известные киноактеры.

Но молодежь вдруг перестала молчать, и делает это она не агрессивно, не злобно и очень честно. Я удивлена и очарована. Опять — «революция достоинства».

— А им удастся что-то поменять в российской системе или же все вернется в область молчания?

— Не знаю. Хочется верить, что силовикам, которые пытаются запугать население, это с рук не сойдет. Как писал Губерман (Игорь Губерман — российский поэт, — прим. ред.), «я другой такой страны не знаю, где так вольно, смирно и кругом».

А судьи кто? Судья Криворучко, который в свое время запретил дать Магнитскому кипяточка (Сергей Магнитский, российский аудитор, умерший в СИЗО из-за неоказания ему медицинской помощи, — прим. ред.). Из-за язвы желудка.

Он получал сухпаек, и во время сидения в клетке в суде просил кипяточка, чтобы заварить супчик в бумажном стакане. И этот судья Криворучко ему отказал. Магнитский умер, но фамилию Криворучко мы не забудем.

— Ну, это как-то не по-человечески…

— Да это не то слово. А теперь Криворучко пытался упечь в тюрьму молодого артиста, которого избили бойцы Росгвардии.

На видео четко видно, как на спокойно стоящего парня, который что-то в телефоне у себя смотрит, накидывается человек 6-7, валят его на землю и начинают избивать. Кто-то из них перестарался и вывихнул себе плечо.

Парня избили и сунули в автозак бойцы в шлемах и бронежилетах, без имени и фамилии, на глазах у москвичей. Есть же видео.

— Подобная история случилась с журналистом Голуновым, которому подбросили наркотики. Обвинив его в наркоторговле, тоже пытались упрятать в тюрьму. И тоже не получилось.

— Тогда вся журналистская общественность встала дыбом и не молчала. Чудом отстояли. И с Устиновым получилось — один год условно.

— Думаете, это немолчание будет продолжаться? Со стороны кажется, что в России все настолько ужесточено, что невозможно добиться справедливости.

— Хотя есть Конституция, которая нарушается на глазах у всего населения. При этом никто еще за это не был наказан. Разве что слегка и условно.

— Вы также активно выступали и за освобождение украинских политзаключенных, в том числе Олега Сенцова. Как восприняли их свободу?

— Сколько было подписано писем! К кому мы только не обращались, но ничего не работало. И эта страшная голодовка Сенцова, и как же это перенесли близкие? Как мама не сошла с ума? Президент Украины встречал своих граждан, которые вышли из наших тюрем.

Некоторые были так измучены, так больны, что еле шли. Как известно, в наших тюрьмах пытают; я не знаю, как в ваших. Хочется верить, что ваш президент Зеленский и с этим разберется. Но ведь вернули не всех.

И я не знаю, что еще должно случиться, чтобы нашим властям было выгодно помиловать и вернуть их Украине.

— Когда в последний раз были на Украине?

— Пару лет назад в Одессе, на кинофестивале. Недавно в Милане на аэродроме встретила одесситов. Мне так было приятно видеть их, а им меня: обнимались, смеялись, радовались, как родные.

Обожаю Одессу, и надо сказать, что несмотря на эту страшную историю с пожаром, с этим ужасом, который там случился, Одесса — все равно улыбающаяся и позитивная. Она верна себе, несмотря на эти трагедии. Неповторимый, единственный в мире такой особенный город. В Одессу я летела через Варшаву.

Теперь и в Грузию, наверное, нужно через Варшаву летать. О Господи, до чего мы дошли! Захлопываются все двери.

— Война России против Украины стала для вас неожиданностью?

The Times06.05.2018Gazeta Wyborcza29.01.2018El País19.09.2016— Незаметно подкрался этот ужас, который в ненормативной лексике имеет адекватное название о том, что незаметно подкрадывается. Война с Грузией… и она также незаметно подкралась.

Политковская, Немцов, Щекочихин, Эстемирова, Старовойтова, Юшенков… О, Господи! Есть еще дело историка Дмитриева. Потрясающий человек, краевед из Петрозаводска, известнейшая в мире личность.

Восстановил десятки тысяч имен людей, расстрелянных без суда и следствия во время большего террора в Карелии.

Его унизили, назвали педофилом, хотя в его отношении был оправдательный приговор, но дело возобновили, снова и снова издеваются над этим человеком, который вернул семьям имена их погибших родных. Они хоть могут приехать и поклониться праху замученного деда, прадеда, бабушки и всем, кто лежит в этой земле — мученикам сталинского террора.

— Политика российских властей может стать более миролюбивой?

— Нет, как говорит водопроводчик: «Замена прокладки не поможет, систему нужно менять». Проблема в том, что опорой и защитой от населения стала огромная армия силовиков, которые сейчас вершат судьбы.

Не знаю, как это поменяется, но этому, конечно, придет конец.

Тогда все эти пропагандисты с наших каналов быстро перестроятся, поменяют интонацию, поменяют погоны, голос и имена на другие и также замечательно встроятся в новую систему и заговорят другим голосом.

— Говорят, что даже российским либералам присуще имперское мышление.

— Мысль нашего лидера, что либеральная идея, слава Богу, себя исчерпала, по-моему, спорная и даже опасная.

— Хорошо, вот выходит молодежь на улицы в Москве, есть 20-25 тысяч протестующих. Но этого не мало для 15-миллионной Москвы?

— Мало, но историю творит меньшинство.

— Почему же на улицах нет больше людей? Боятся или им и так комфортно? В чем дело?

— С одной стороны, люди боятся. У людей еще со времен «Большого террора» остался страх в подсознании, страх репрессий, страх исковерканной судьбы.

Запуганность и страх впивается в кровь и передается по наследству. Должно родиться совершенно новое поколение, непоротое, которое этого страха и агрессии не знает и не будет молчать.

Сколько поколений должно смениться? Память о терроре и сталинских лагерях все еще живет.

— Когда-то у украинцев тоже были подобные страхи, но Майдан все изменил. В России такое возможно со временем?

— Майдан не все изменил, хотя история — загадочная вещь. Мы же не думали, что распадется СССР. Мы даже не могли себе такое нафантазировать! Это случилось совершенно неожиданно. Зеленский — неопытный политик, это дополнительные трудности для него.

Мир политики для молодого порядочного человека, взвалившего на себя огромную ответственность за свою страну, непредсказуем, требует изворотливости, готовности к провокациям, предательству… В России в эту политику пришли новые молодые образованные люди.

Их оттирают, арестовывают, не допускают к выборам, нарушая все законы, в том числе попирая Конституцию. Посмотрите на выборы в Мосгордуму.

— О протестах и массовых арестах знают только в Москве?

— Нет, все узнали. Все, кто смотрит интернет, канал «Дождь», кто читает «Новую газету», и слушает «Эхо Москвы» и т.д. Я вот видела по «Дождю» двоих ребят, одному 17, а другому 20.

Их родители не говорили: «Да как ты смел, что с мамой было, ты чуть папу не довел до инфаркта! Если ты еще раз пойдешь, мы тебя запрем…».

Их родители спокойно обсуждали этот митинг, и что еще надо сделать, чтобы изменить ситуацию в стране.

А недавно я познакомилась с врачом-генетиком. Она была на санкционированном и несанкционированном митингах со своими сыновьями. И почему нужно санкционировать? У нас в Конституции написано, что человек имеет право выразить свое мнение. Это законно. Почему нужно вымаливать, можно мне выразить свое мнение на Трубной площади? По какому такому праву и почему мы должны у власти это выпрашивать?

— Если на улицах Москвы появятся много протестующих, сотни тысяч, власть может начать стрелять?

— Я не удивлюсь, если посмотреть на то, как они избивают дубинками совершенно неагрессивных ребят. Судя по видео, волокли Устинова шесть полицейских в бронежилетах и шлемах, где там такому амбалу вывихнуть плечо? Он сам его вывихнул, потому что старался скрутить этого ни в чем не виновного парня, который, кстати, армию проходил в Росгвардии.

Своего коллегу крутили, как бандиты на него набросились. Понимаете, так только бандиты могут — все на одного, худенького парня, здоровые амбалы. Я видела, как полицейские тащили девочку лицом по асфальту. Взяли ее за руки, за ноги, а она отбивалась.

Потом какой-то мальчик кинул в них пластиковую бутылку и за это ему 4 года шьют, а другому за бумажный стаканчик, кажется, 3 года.

Но зато никогда такого не было, чтобы мальчишку из «вышки» сам ректор защищал. Обычно их тут же увольняют из института. Попался, судим — все. А тут впервые их педагоги и священники вступились за этих ребят. Врачи написали протест, педагоги. Смотрите, что творится, народ опомнился и перестал молчать.

27-го июля я ехала к себе домой из театра мимо Трубной, где уже было противостояние митингующих и Росгвардии, и видела спокойные, приветливые лица этих митингующих. И сквозь космонавтские шлемы я видела очень злые лица.

Я не знаю почему, может, их так научили или, может, род деятельности лишает человека обаяния?

— Власть услышала недовольство россиян?

— Власть слышит то, что ей выгодно. Она обеспокоена своей безопасностью. Поэтому — запугивание населения, поэтому постоянная пропаганда, поэтому судья Криворучко, как символ судебной системы.

Кроме молодых ребят, которые вышли на митинг, засудили еще и якутского шамана, который шел «изгонять зло из Кремля» — арестовали, а потом признали душевнобольным. Говорят, на смену этому шаману вышел следующий.

Я думаю, их там немало, в Якутии.

Во второй части интервью с Лией Ахеджаковой, читайте, кто должен извиняться за войну на Украине, почему россияне все еще до сих пор уважают Иосифа Сталина и почему российская власть все время ищет врага там, где его нет.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Источник: https://inosmi.ru/social/20191015/246024004.html

Семья обожглась на покупке квартиры в Минске. Бывшая собственница полгода не отдает «двушку» и меняет замки – Недвижимость Onliner

Может ли дед засудить меня и посадить в клетку?

С минчанином Дмитрием и его семьей приключилась история, полная абсурда. Заплатив почти $50 тысяч в эквиваленте, в мае 2016 года он стал, как ему казалось, полноправным собственником двухкомнатной квартиры в Зеленом Луге. Семья строила планы и собралась было перевозить вещи, как вдруг в купленной квартире обосновалась пенсионерка — бывшая собственница.

Выселить женщину не может даже милиция. «Договор купли-продажи оформлялся через агентство недвижимости, я заплатил деньги, получил штамп о прописке по новому месту жительства. И уже полгода не могу даже попасть на порог собственной квартиры.

Мало того, рискую остаться как без честно приобретенного жилья, так и без шансов вернуть деньги», — переживает Дмитрий и подозревает, что, возможно, стал жертвой мошенничества.

— У нас с женой двое малолетних детей. Дочке в феврале исполнится шесть, сыну два года. Своего жилья у нас нет. Уже лет пять снимаем «полуторку» и платим за нее сейчас $260 по курсу в месяц. Конечно, как любая молодая семья, всегда мечтали о собственной квартире, — начинает свой рассказ Дмитрий.

— Этой весной цены поползли вниз, и я подумал: почему бы не решить жилищный вопрос прямо сейчас. Своих сбережений на покупку «двушки» не хватало. Часть денег дали родители с обеих сторон, часть одолжили мои давние друзья, с которыми работаю в одной сфере.

Собранная таким образом сумма позволила рассматривать варианты стоимостью до $53 000 в эквиваленте.

Хотел квартиру именно в Зеленом Луге. С детства хорошо знаю и люблю этот район. Да и до работы недалеко. Мониторил базы данных в интернете, и вот на глаза попалось объявление от собственника о продаже за $56 000 по курсу «двушки» площадью 50 квадратных метров на Логойском тракте. По цене она нам не подходила, но что-то меня зацепило, и я решил позвонить и поторговаться.

Телефон не отвечал, тогда я собрался и после работы подъехал по указанному в объявлении адресу. В тот вечер застал дома собственницу квартиры Аллу [здесь и далее имена действующих лиц изменены — прим. Onliner.by] и ее малолетнюю дочь. Хозяйка сказала, что может уступить не более $500. Ни о чем не договорившись, я уехал.

Позже рассказал об этой квартире своему знакомому, сотруднику агентства недвижимости «Эксперт». Он предложил помощь, сказал, что постарается уговорить собственницу сделать скидку.

Через неделю он звонит и сообщает цену — $49 500 в эквиваленте. Собственница Алла является гражданкой Норвегии и собирается вместе с дочерью надолго уехать туда. Сроки поджимают, а покупателей нет — потому и снизила цену.

Ну, отлично. Такой вариант меня вполне устраивал.

Перед подписанием договора купли-продажи Дмитрий еще раз побывал в квартире на Логойском тракте, на этот раз вместе с мамой. При более внимательном осмотре «двушка» произвела на него впечатление какой-то перевалочной базы.

— Повсюду были разбросаны детские вещи, на балконе куча коробок и мешков. Запущенное состояние квартиры говорило о том, что там никто постоянно не живет, — вспоминает Дмитрий.

— Алла рассказывала что-то про переезд в Норвегию и ни словом не обмолвилась о своей матери-пенсионерке Ларисе, которая, как позже выяснится, ранее подарила эту квартиру Алле, сохранив за собой право пользования и проживания.

О загадочной пенсионерке стало известно, лишь когда агентство начало запрашивать различные документы и справки для подготовки сделки. Тогда-то и выяснилось, что до весны 2015 года у квартиры был другой собственник — мать Аллы. Минский городской нотариальный округ предоставил договор дарения.

— Это было неожиданное и малоприятное известие. Стали узнавать, какие могут быть подводные камни. Юрист посоветовал не подписывать договор купли-продажи без присутствия Ларисы, поскольку в договоре дарения упоминается ее право пользования и проживания. В агентстве же уверяли, что в присутствии пенсионерки нет необходимости. И все же мы настояли на своем, и она была вызвана.

Лариса вела себя как абсолютно адекватный человек. Когда мы поехали регистрировать договор в БРТИ, она села к нам в машину и по дороге в подробностях рассказывала моей маме, как жила за городом, как ездила к дочке в Норвегию. Ее речь и поведение не вызывали никаких подозрений.

Сделка была зарегистрирована по всем правилам. Дмитрий получил свидетельство о госрегистрации, передал Алле $49 500 по курсу, она предоставила расписку, что получила сумму и претензий не имеет. По условиям договора на освобождение проданной квартиры отводился месяц. В мыслях семья была уже на новом месте, не терпелось поскорее собрать вещи и расстаться с тесной съемной «полуторкой».

— Недели через три я позвонил в агентство и спросил, когда мы можем заселяться, — продолжает Дмитрий. — На тот момент квартира была все еще занята.

От агента я с удивлением узнал, что бывшие собственницы пишут жалобы в милицию на него и на меня. Якобы мы торопим их скорее выселяться, угрожаем и запугиваем.

Это было очень странно, поскольку с момента заключения договора я не выходил на связь ни с Аллой, ни с Ларисой.

А потом начался какой-то абсурд. В конце июня, когда оговоренный в договоре срок выселения уже вышел, я получаю по почте исковое заявление от Ларисы. В качестве ответчиков — я и ее дочь Алла. Читаю и просто прихожу в ужас.

Пенсионерка пишет, что в апреле 2015 года к ней обратилась ее дочь с просьбой сходить в нотариальную контору и подписать какие-то документы, связанные с квартирой. Тогда она якобы не осознавала, что подписывает договор дарения. И вообще, страдает психическими расстройствами, сильной депрессией, не отдает отчет своим действиям.

Сейчас она просит суд признать договор дарения недействительным, а сделку купли-продажи квартиры — ничтожной.

В частности, в исковом заявлении указано следующее:

«В соответствии со ст.

177 ГК Республики Беларусь, сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находящимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понять значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина или иных лиц, чьи права или охраняемые законодательством интересы нарушены в результате ее совершения».

— Представляете, какой шок мы испытали! Я позвонил Ларисе (на тот момент ее телефон еще был доступен) и попросил объясниться. Она четко ответила, что считает договор дарения незаконным, квартиру — своей и уезжать оттуда не собирается.

Не выдержав, моя жена импульсивно выхватила трубку и начала что-то кричать. В ответ пенсионерка заявила: «Вы снимали — значит, у вас денег достаточно. Живите так, как жили».

За дословный пересказ фразы сейчас не ручаюсь, но смысл последних ее слов был именно таким.

Дмитрий подготовил встречный иск о выселении пенсионерки. На первом судебном заседании был наложен запрет на отчуждение квартиры. Потом было еще две встречи в суде. В ходе последнего рассмотрения дела судья назначила проведение судебно-психиатрической экспертизы.

— На суде мы увидели совершенно другую Ларису. Это, конечно, была та самая женщина, но вела она себя совсем не так, как в день подписания договора купли-продажи. Сгорбленная, рассеянная. Речь путаная. Хотя, на мой взгляд, это была искусная игра.

Что интересно: по своим каналам агентство запрашивало информацию и выяснило: пенсионерка не числится на диспансерном учете в Беларуси в связи с психическими расстройствами. По ее словам, она якобы наблюдалась у врачей и проходила обследование в Норвегии. Имеются некие документы, которые необходимо переводить на русский язык… Наша тяжба затягивается.

С момента назначения судебно-психиатрической экспертизы прошло более двух месяцев, а дата следующей встречи в суде до сих пор не назначена.

А что же продавец Алла? Она не явилась ни на одно слушание и вообще исчезла. Ее местонахождение сейчас неизвестно, а старый телефонный номер принадлежит другому человеку.

— Пытаясь остудить эмоции, я допускал мысль, что пенсионерка, возможно, больна, что дочь непорядочно обошлась со своей матерью, завладев ее квартирой. Но что-то тут не сходится, — рассуждает Дмитрий.

— Посудите сами: с одной стороны, пенсионерка заявляет о расстройстве восприятия, о невозможности концентрировать внимание. И в то же время выстроила вон какую линию нападения: обратилась к адвокату и подала иск, засыпала многочисленными жалобами милицию.

В интернете я нашел истории, где фигурирует недееспособный даритель — это распространенная в России схема мошенничества с квартирами. Увы, судебная практика там складывается печально.

Если в моем случае договор купли-продажи будет признан ничтожным, Лариса останется в своей квартире, а ее дочь обяжут вернуть деньги. Но Алла исчезла. Где ее искать? В Норвегии, в Беларуси? Да и где гарантия, что деньги еще не потрачены?

Лишь один раз с момента заключения договора Дмитрий пытался попасть в свою квартиру и занять ее. Вот как он описывает тот случай:

— Я попросил содействия в РУВД, пригласил представителей ЖЭСа. Все происходящее снималось на видеокамеру.

После долгих уговоров пенсионерка все же открыла дверь милиции, показать паспорт отказалась, снова вела себя очень странно. Затем паспорт все-таки нашелся. Милиция проверила регистрацию.

Само собой, прописана гражданка совсем по другому адресу. Ее увезли в опорный пункт, а я попросил слесаря поменять замки. Закрыли дверь, уехали.

В тот же вечер звонок из РУВД: мол, есть вопросы по вашей квартире. Приехал — мне отчитываются: свозили ее по месту прописки, там живут какие-то люди, угла для пенсионерки не нашлось. А она давит на жалость, просится домой, деть ее некуда.

Короче, мне сказали, что до окончания судебного процесса мы должны проживать с ней на одной территории. Ее отвезли на Логойский тракт, я был вынужден передать ей дубликат ключей от нового замка.

Заодно закинул в квартиру пару сумок с личными вещами.

Помню, в милиции она казалась такой жалкой, забитой, а в квартире навела марафет на лице. Выходит в коридор: «Как, вы уже уезжаете?» — в ее глазах сверкнула насмешка.

Через пару недель мне понадобилось что-то из личных вещей, оставленных в квартире. Сунул ключ — не идет. К тому времени стоял новый замок. Дверь, конечно, никто не открыл, хотя свет в окне горел.

 Представьте: вы собственник, у вас прописка, а в вашей квартире кто-то меняет замки. Абсурд и маразм! Я снова обратился в РУВД.

Но толку, похоже, не будет, пока милиция принимает лишь робкие попытки дозвониться в дверной звонок.

Будучи собственником, Дмитрий не только не может попасть в квартиру, но и обязан оплачивать коммунальные счета.

— Казалось бы, с какой стати? Моя семья не пользуется этими услугами. Думал написать заявление на отключение электроэнергии. Не все так просто. Если будет несанкционированное подключение (а пенсионерке не составит труда найти электрика), то мне вкатят приличный штраф.

Дмитрий продолжает жить с семьей в съемной «полуторке» и отдавать $260 в эквиваленте в месяц. К тому же надо возвращать долг друзьям. Пока не завершено судебное разбирательство, очередная попытка выселить пенсионерку, скорее всего, закончится ничем. Остается только ждать следующего суда и результатов экспертизы.

— Сотни раз на день я прокручиваю в голове эту историю. Как меня угораздило вляпаться? Есть ли в том моя вина? В вопросах сделок с недвижимостью я профан, но за моей спиной стояло риелторское агентство.

Все ли оно сделало, чтобы обезопасить меня от имущественных претензий бывшей собственницы? — наш собеседник задается логичным вопросом.

— Полагаю, узнав о договоре дарения, агентство могло тщательнее проверить эту женщину, заручиться ее письменным согласием на совершение сделки и отказом от права проживания.

Ситуацию прокомментировал директор агентства недвижимости «Эксперт» Павел Астапеня:

— С большим сожалением мы восприняли историю, в которую попал наш клиент Дмитрий. Мы продолжаем оказывать ему помощь и надеемся на скорейшее разрешение ситуации. Данную квартиру Дмитрий нашел в интернете самостоятельно, ни одно из агентств ею не занималось.

Для оформления сделки он обратился к своему знакомому риелтору, сотруднику нашей компании. Сделка была проведена по отработанному алгоритму в порядке, предусмотренном законом. По нашему требованию до момента регистрации договора все жильцы были выписаны из квартиры, в договоре купли-продажи был четко обозначен срок выселения.

Бывшая собственница и ее мать были проверены по соответствующим базам данных: на диспансерном учете никто из них не состоял — это ключевой момент. В договоре продавец подписался под тем, что дает гарантии, что квартира свободна от любых прав и притязаний со стороны третьих лиц.

Требовать какую-то расписку от лица, которое не имеет в отношении квартиры каких-либо прав (а мать собственницы таких прав не имеет), на мой взгляд, не совсем верно.

Договор купли-продажи был оформлен в соответствии с законом и зарегистрирован в установленном порядке. Подчеркну: на сегодняшний день Дмитрий является единственным законным собственником этой квартиры, он уже даже в ней зарегистрирован.

Мы неоднократно уведомляли продавца о необходимости исполнения обязательств, однако она перестала выходить на связь и исчезла. А мать бывшей собственницы отказалась признавать заключенный ранее договор дарения, ссылаясь на свое заболевание.

Суд назначил судебно-психиатрическую экспертизу, от которой, по нашим сведениям, женщина уклоняется.

К сожалению, даже выполнение всех процедур по регистрации сделки не может обезопасить клиента на 100% от последующих попыток третьих лиц завладеть его имуществом. Но на этот случай у нас есть прокуратура и суд. Надеюсь, в скором времени ситуация разрешится в пользу Дмитрия. На мой взгляд, закон полностью на его стороне.

Хотите знать, чем закончилась история? Продолжение читайте здесь и здесь.

Сейфы в каталоге Onliner.by

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Источник: https://realt.onliner.by/2016/12/02/kvartira-32

«А я на диете»: почему Саакашвили не носит галстуки

Может ли дед засудить меня и посадить в клетку?

Бывший президент Грузии Михаил Саакашвили прокомментировал популярный в сети видеоролик от августа 2008 года, в котором он сидит в кабинете, разговаривает по телефону и жует свой алый галстук.

Политик отметил, что не знал, что находится в прямом эфире. По его словам, в такой ситуации человек «может что угодно сделать». Саакашвили признался также, что рассказал, что привычка жевать галстуки у него осталась «еще с «Артека».

«Уже там к галстуку я был неравнодушен. Поэтому, видите — особенно их и не ношу», — сказал он, добавив, что сейчас находится на диете и «отказался от галстуков», передает ФАН.

В декабре прошлого года в квартиру Саакашвили Киеве пришли с обысками украинские силовики. Сам политик залез тогда на крышу здания в знак протеста. Позднее сотрудники правоохранительных органов задержали его по подозрению в содействии преступной организации.

В этой связи пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков заявил, что у экс-губернатора Одесской области был тернистый политический путь.

«От поедания галстука до залезания на крышу он проделал определенный путь в политике. Путь был тернистый.

Ситуация у него сложная», — подчеркнул всю серьезность положения представитель Кремля.

В 2015 году активисты оппозиционного движения установили в Одессе у Воронцовской колоннады издевательский памятник тогдашним губернатору Одесской области Михаилу Саакашвили и президенту США Бараку Обаме.

Две фигуры на пьедестале, одна из которых держит на поводке другую, жующую галстук, по словам организаторов, символизируют президента США и местного губернатора.

Тогда же член секретариата Союза писателей России, лауреат премии Ленинского комсомола Александр Проханов в эфире радио «Говорит Москва» назвал Михаила Саакашвили «воплощением невропатического русофоба».

«Саакашвили — человек глубинно чужой Украине и Одессе. Он потерпел сокрушительное поражение, он презираем у себя на родине, миф о Саакашвили как о чудотворце рухнул. Он приближен к Киеву скорее из русофобских соображений. Он воплощение невропатического русофоба», — пояснил литератор.

В свою очередь, глава Чечни Рамзан Кадыров назвал «шутами» Михаила Саакашвили и президента Украины Петра Порошенко.

«Родившийся шутом человек королем никогда не станет, если даже годами будет протирать штаны на королевском троне», — написал руководитель российского региона в своем инстаграме.

Он отметил, что американцы поймали Саакашвили и сделали президентом Грузии.

«А он, вместо того чтобы страной править, то галстуки ел, то в подворотнях прятался.

И этот шут гороховый, которого ищет родная полиция, чтобы посадить в тюремную клетку, дает советы Украине, как победить Россию», — отметил Кадыров.

Глава Чечни также задался вопросом, «каким же шутом должен быть Порошенко, который слушает этого скомороха»? Он подчеркнул, что США используют таких «затейников», чтобы стравливать государства и держать мир в хаосе.

«Всю Россию никому и никогда не удавалось захватить. И тем более не удастся Саакашквили и Порошенко, которые безоглядно побегут к канадской границе, если в Москве один раз топнут ногой», — добавил Кадыров.

Он также выразил уверенность, что Россия и Украина будут жить в мире и согласии. «Россия никогда не ставила цель захватить Украину. Нам рядом нужна мирная, экономически развитая, свободная от фашизма, братская Украина!» — заключил глава Чечни.

В 2012 году спектакль Московского театра Олега Табакова «На всякого мудреца довольно простоты», показанный при полном аншлаге в рамках Тбилисского международного театрального фестиваля на сцене Театра имени Руставели, завершился под бурные аплодисменты зрителей.

Между тем некоторые сторонники нынешних властей Грузии очень негативно отнеслись к спектаклю и, особенно к артисту Сергею Безрукову, выкрикнувшему в зал по-грузински одну из ключевых фраз спектакля:

«Подчиненный должен быть робок и постоянно трепетен!» — За этой фразой актер начал пожевывать галстук-бабочку.

Сторонники Саакашвили, показанные на грузинских телеканалах, заявили, что спектакль им не понравился, так как в нем они увидели сравнение с Российской империей и подвластной ей Грузией, а реакцию зала назвали «унизительной и провинциальной».

Подавляющее же большинство зрителей в театре, купившие весьма дорогие для Грузии билеты на спектакль (цена доходила до $80), долго аплодировали российским актерам стоя.

В 2009 году Владимир Путин на пресс-конференции после переговоров с премьером Украины Юлией Тимошенко дал совет тогдашнему президенту Украины Виктору Ющенко перед встречей с Саакашвили.

«Что можно еще посоветовать, порекомендовать — двум президентам лучше проводить ужин, если они будут ужинать «без галстуков». Галстуки нынче в цене… Ну, вы меня понимаете… Не ровен час… Слопает гость Ющенко его галстук», — сказал Путин.

Саакашвили обидели эти слова.«Это оскорбление Украины, таким тоном разговаривать о ком-либо с какой-либо стороны. Оскорбление российского народа, который я очень уважаю», — сказал грузинский политик, отметив, что Грузия и Украина «идут в Европу, на европейский путь развития».

Напомним, 8 августа 2008 года Грузия напала на Южную Осетию. За пять дней войны погибли более тысячи человек. Россия в этом конфликте поддержала Южную Осетию и 26 августа признала суверенитет страны, передает НСН.

Источник: https://www.gazeta.ru/politics/2019/03/30_a_12274243.shtml

Ветка права
Добавить комментарий