Не выдают жизненно важные медицинские препараты

Росздравнадзор разъяснил, как получить льготные лекарства

Не выдают жизненно важные медицинские препараты

Росздравнадзор продолжает отвечать на вопросы читателей “Российской газеты – Неделя”, на этот раз речь пойдет о льготных лекарствах.

Я инвалид II группы. Объясните, на какие лекарства я имею право и где должна их получать? Надежда Курицына

От чего зависит назначение лекарств

– Лекарства льготникам назначает лечащий врач в поликлинике, если вы ему предоставили документы, подтверждающие наличие льготы (например, удостоверение инвалида).

Пенсионный фонд России (ПФР) и его территориальные отделения ведут Федеральный регистр лиц, имеющих право на получение государственной социальной помощи. И лекарства для людей, попавших в этот список, финансируются из федерального бюджета.

Если человек не включен в Федеральный регистр, но по региональному закону тоже имеет право на льготные лекарства, их выдают за счет регионального бюджета.

Как узнать, включен человек в реестр, и если нет, как ему воспользоваться другой программой?

– В постановлении правительства от 30.07.1994 года № 890 есть перечень групп населения и категорий заболеваний, при амбулаторном лечении которых лекарства и медицинские изделия отпускаются по рецептам врачей бесплатно или с 50-процент­ной скидкой. К этой категории относятся и инвалиды.

Перечень должен размещаться на информационном стенде в поликлинике. Плюс сама поликлиника ведет реестр пациентов, имеющих льготы на лекарственное обеспечение.

Он периодически сверяется с данными ПФР, поскольку каждый человек может отказаться от права на получение льготных лекарств взамен на денежную компенсацию.

Если человек однажды отказался от набора социальных услуг в пользу денежных выплат (написал по этому поводу заявление в ПФР), он добровольно лишает себя права на бесплатную лекарственную помощь. Но по закону он может передумать и написать заявление в ПФР о возобновлении предоставления набора социальных услуг, и ему вновь будут положены бесплатные лекарства.

Если в аптеке нет назначенного лекарства, она обязана обеспечить вас всем, чем положено, в течение 10 рабочих дней

Если человек подаст такое заявление до 1 октября текущего года, то льготы в натуральном виде ему вернут с 1 января будущего.

За ассортиментом и ценами на закупаемые для льготников препараты следит департамент здравоохранения региона или региональный минздрав.

Что делать, если назначенного лекарства нет в аптеке?

– Бывает, что необходимых лекарств, медицинских изделий, специализированных продуктов лечебного питания для детей-инвалидов, положенных по рецепту врача, нет в аптеке в момент вашего обращения.

Тогда аптека должна взять вас на отсроченное обслуживание и обеспечить вас всем, чем положено, в течение 10 рабочих дней с даты обращения (этого требует приказ Минздравсоцразвития “Об утверждении порядка предоставления набора социальных услуг отдельным категориям граждан”).

Либо аптека должна предоставить аналогичное лекарство, предусмотренное перечнем лекарственных средств, взамен выписанного.

Кстати, приказ Минздравсоцразвития “О порядке отпуска лекарственных средств” запрещает аптечным организациям отпускать лекарства по рецептам с истекшим сроком действия. За исключением случаев, когда срок действия рецепта истек в период его нахождения на отсроченном обслуживании.

Как избежать дефицита важных лекарств

Росздравнадзор выявляет случаи несвоевременного обеспечения лекарствами по рецептам, отказов в постановке на отсроченное обслуживание при отсутствии в аптеке нужных льготнику препаратов.

Если вы сталкиваетесь с подобными нарушениями, сообщайте о них в первую очередь главному врачу поликлиники, затем – в местные органы управления здравоохранения.

Но если не получите удовлетворительный ответ, тогда обращайтесь в территориальные органы Росздравнадзора.

В СМИ нередко рекламируются различные приборы для лечения простатита. Они дороги, и перед тем, как решиться на приобретение одного из них, я решил проконсультироваться с несколькими урологами, но не получил однозначного ответа. Врачи для лечения выписывают таблетки, свечи. Но мне они не помогают.

Что делать? Владимир Фёдоров

– Действительно, многие упомянутые приборы имеют действующие регистрационные удостоверения и допущены к обращению на рынке. Тем не менее их следует рассматривать как вспомогательные методы лечения и применять строго по назначению врача.

В случае самолечения пациенты могут нанести состоянию здоровья непоправимый вред.

Свои вопросы для специалистов Росздравнадзора можно присылать по адресу: gusenkom@yandex.ru.

Источник: https://rg.ru/2019/03/26/roszdravnadzor-raziasnil-kak-poluchit-lgotnye-lekarstva.html

«Такая у нас система»: почему в России умирают без лекарств

Не выдают жизненно важные медицинские препараты

После смерти 28-летней жительницы Саратова, которая была больна сахарным диабетом, Следственный комитет возбудил уголовное дело по статье «Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей». Сейчас ведомство устанавливает круг подозреваемых.

Если связь между смертью россиянки и отсутствием лекарств будет подтверждена, то дело может быть переквалифицировано на более тяжкую статью, отметили в прокуратуре.

Тем временем областной минздрав уже привлек к дисциплинарной ответственности двух врачей и заведующего терапевтическим отделением поликлиники, в которой наблюдалась девушка.

11 октября правительство Саратовской области объявило о создании комиссии для изучения обстоятельств произошедшего. «Также глава региона поставил перед зампредом правительства Валентиной Гречушкиной задачу провести анализ работы по лекарственному обеспечению льготных категорий граждан и представить полученные заключения в кратчайшие сроки», — отметили в администрации.

В прошлом году больная сахарным диабетом жительница Саратова регулярно принимала препараты железа и «Эпоэтин», которые ей выписывали в областной больнице.

Однако с января 2018 года врачи перестали выдавать ей льготные рецепты на эти жизненно важные препараты. В городской поликлинике №20 заявляли, что лекарство отсутствуют в аптеках в необходимом количестве. 10 августа у девушки резко ухудшилось самочувствие, ее госпитализировали в местную больницу. 14 сентября она скончалась.

По данным СК, отсутствие препаратов связано с тем, что аукцион на их поставку объявили лишь в мае 2018 года, однако тогда он был признан региональным минздравом несостоявшимся. Повторные торги состоялись спустя месяц, а госконтракт был заключен только в августе.

В Кремле ситуацию с нехваткой льготных лекарств в российских регионах назвали недопустимой. «Это повод для очень энергичных мер по предотвращению таких случаев», — добавил пресс-секретарь президента Дмитрий Песков.

В то же время член Совета Федерации от Саратовской области Людмила Бокова признала, что «саратовский пример — не первый и не единственный случай по стране, когда в региональных министерствах опаздывают с аукционами, заранее не закладывают средств на лекарства для пациентов с орфанными (редкими, но требующими дорогостоящего лечения — «Газета.Ru») заболеваниями». Она назвала сложившуюся ситуацию «серьезной проблемой, которую нужно выносить на федеральный уровень», и предложила создать персонифицированный график закупок по каждой группе пациентов.

Минздрав: объем лекарств в норме

Как сообщили «Газете.Ru» в Минздраве России, в связи с трагедией в Саратове министр Вероника Скворцова поручила Росздравнадзору провести проверку.

После нее ведомство выявило, что объем товарных запасов лекарств для льготных категорий граждан в регионах в среднем соответствует четырехмесячной потребности: за счет федерального бюджета этот показатель составляет 4,6 месяца, а за счет регионального — 4,3 месяца; всего лекарств для льготников закупается на сумму 46,2 млрд рублей.

При этом количество отсроченных рецептов, то есть тех, по которым не удалось получить лекарства, например, из-за их отсутствия, сократилось с 17,1 тыс. в 2017 году до 4,9 тыс. в 2018 году. По данным Минздрава, отсроченных рецептов по программе «7 нозологий» и для пациентов с ВИЧ не зарегистрировано.

«Случаи перебоев в лекарственном обеспечении пациентов в регионах чаще происходят по причине плохой организации со стороны местных органов исполнительной власти, дефектов в планировании и организации заявочной и закупочной компании. Вопрос лекарственного обеспечения льготных категорий граждан находится на еженедельном контроле Росздравнадзора и Минздрава России», — подытожили в ведомстве.

В Минздраве оставили без ответа просьбу объяснить причины отсутствия в саратовских аптеках нужного для 28-летней девушки препарата.

Там также не предоставили статистику по случаям смерти в 2017 года из-за нехватки того или иного препарата.

Не первый случай

Проблемы в диагностике и лечении заболеваний в России характерны не только для диабета.

В январе 2016 года правозащитники обратились в Генпрокуратуру с просьбой проверить сведения о нехватке антиретровирусных препаратов для ВИЧ-положительных осужденных в девяти регионах страны.

Соответствующие жалобы поступили в ходе горячей линии организации «Зона права», они есть в распоряжении «Газеты.Ru».

Ведомство подтвердило дефицит лекарств для осужденных. Так, общая сумма заявки ФСИН России на 2015 год на диагностические средства и АРВ-препараты для ВИЧ-позитивных осужденных планировалась в размере 2,3 млрд рублей. В реальности в учреждения пенитенциарной системы поступило препаратов на сумму 1,9 млрд рублей.

«Минздрав России сорвал закупки лекарств для ВИЧ-позитивных осужденных», — заявлял генпрокурор Юрий Чайка в своем ежегодном докладе.

На горячую линию по врачебным ошибкам в феврале 2018 года в том числе поступил звонок из Дагестана. Жительница Махачкалы сообщила, что ее 24-летний сын с 11 лет находится на учете у эндокринолога с диагнозом «несахарный диабет» (редкое заболевание, в среднем три случая на 100 тыс. человек — «Газета.Ru»).

Ему необходимо принимать по 0,1 мг препарата «Минирин» два раза в день — он входит в список жизненно важных лекарств. С 2017 года ребенку ни разу не выдали нужный препарат, говорят правозащитники.

В льготной аптеке сказали, что лекарство не получили.

В поликлинике заявили, что в базе данных для региональных льготников нет «Минирина», и отметили, что региональный минздрав этот препарат не закупил, отмечают специалисты «Зоны права».

Сыну жительницы Амурской области два года — у мальчика инвалидность по эпилепсии. Врачи назначили препарат «Кеппра» с запретом на использование дженерика. Тем не менее, в аптеке им предлагали «Леветирацетам». Получить нужное лекарство удалось только после обращения в прокуратуру.

Проблемы с закупкой препаратов коснулись и девятилетней девочки из Омска, которая несколько лет назад потеряла зрение. Недавно у нее диагностировали синдром Найда — врожденное заболевание, которое разрушает гены, отвечающие за иммунитет. Любая инфекция в организме может иметь тяжелейшие осложнения.

Этот синдромом выявлен всего у четырех детей в мире, включая маленькую россиянку.

«Это все шло на протяжении нескольких лет, мы не знали, куда обращаться, офтальмологи отправляли к иммунологам, иммунологи — к офтальмологам, и мы не знали, где разорвать этот замкнутый круг, что обследовать», — рассказала мать девочки.

Установить диагноз удалось лишь в Москве. Его поставили вовремя — у девочки начали отказывать легкие. Потребовался очень дорогой препарат. Минздрав пообещал обеспечить им пациентку, но только с нового года. В связи с этим сейчас семье приходится просить помощи у федеральных каналов и в различных фондах.

Бороться за лекарства приходится и многодетным супругам из Нальчика. У их семилетнего сына редкий синдром Хантера — генетическое заболевание, при котором возникает нарушение обмена веществ.

«У него постепенно снижается слух, может появиться катаракта, кожа становится сухой, раздраженной. И такой необычный симптом — грубеют черты лица, то есть ребенок, который был милым, симпатичным, у него словно грубая маска появляется. Без лечения это заболевание, безусловно, фатальное. Приводит к тому, что дети рано погибают», — рассказывала НТВ врач-генетик Елена Окунева.

Чтобы избавиться от симптомов болезни, ребенку нужно принимать лекарство, покупка которого обходится в около 30 млн рублей в год. Покрывать расходы на препараты для людей с орфанными заболеваниями обязан региональный минздрав. Тем не менее, каждый флакон семье дается лишь после судебных разбирательств.

«В 2017 году вместо 104 необходимых нам флаконов нам выдали только 52. Каждый раз, когда я звоню в Минздрав, приставам, решения у меня на руках, на меня никто не реагировал: денег нет, денег нет. С начала 2018 года у нас было уже три перерыва, по две недели нам не выдавали лекарство», — делилась мать маленького пациента.

«Ряд больниц находится в состоянии банкротства»

Специалист центра исследований нормативной среды фармацевтики и биотехнологий НИУ ВШЭ Александр Панов рассказал, что с учетом текущей централизации системы здравоохранения сложности при закупках льготных лекарств возникают часто.

«Контрактным службам нужно вовремя повесить задание, собрать заявки со всех больниц, все оформить — это не всегда получается сделать вовремя. Это административный процесс, который не автоматизирован и периодически проседает. Иногда Минздрав не получает лимиты бюджетных обязательств и не может закупить препараты вне этого лимита, хотя обязан», — заявил он «Газете.Ru».

Президент «Лиги защитников пациентов» Александр Саверский говорит, что в историях, подобных произошедшему в Саратове, может и не быть формально виновных: «В Минздраве скажут: мы проводили торги, но на них никто не вышел. Почему никто не вышел? Потому что ФАС установила цену, по которой никто не вышел».

Эксперт отметил, что если в регионе наблюдаются сложности со своевременной и в должном объеме закупкой лекарств, врачам может даваться неофициальное указание не выписывать рецепт, пока дефицит препаратов не ликвидирован. В таком случае, пояснил «Газете.

Ru» Саверский, получается, что никто не виноват, раз нет рецепта, то и о нехватке препарата, соответственно, пациенту не узнать. «Хотя на самом деле, согласно приказу Минздрава №1175, врачи обязаны были назначить и выписать этот препарат.

То, что они это не сделали это – статья 293 УК «Халатность», — напомнил он.

Проблема, считает Саверский, заключается в нехватке финансирования. «По моему мнению, это связано с тем, что все деньги были выведены на выполнение указа президента по повышению зарплат врачам. В результате сейчас ряд больничных учреждений находится в состоянии банкротства, имеют миллионные долги.

В частности, Смоленский онкодиспансер, в прошлом году там был уволен главный врач, а вслед за ним — директор, председатель территориального фонда ОМС. Это проблема отнюдь не только Саратова — на недоступность лекарств жалобы идут постоянно. Идут судебные разбирательства, прокуратура возбуждает дела», — сообщил президент «Лиги защитников пациентов».

Он добавил, что буквально на прошлой неделе «Лига» отправила письмо в Росздравнадзор с просьбой провести проверки в Подмосковье, Татарстане, Краснодарском крае и Владимирской области по аналогичным случаям.

Как лекарства попадают к россиянам

Эксперт НИУ ВШЭ Александр Панов напоминает, что в России есть несколько бюджетных каналов, через которые за счет государственных денег закупаются лекарства.

«Первый и самый главный канал — это ОМС. В рамках него закупаются препараты, государство возмещает больницам эти деньги. Кроме того, есть программа высокозатратных нозологий и так называемая региональная льгота — по ней определенным незащищенным категориям граждан, например, инвалидам, лекарства отпускаются бесплатно по рецепту», — рассказал он.

Лечебные учреждения, к которым прикреплены пациенты, формируют заявки. Они, в свою очередь, обобщаются и затем по ним проводят торги. По словам Панова, в случае с Саратовом препарат, скорее всего, должен был быть предоставлен именно по региональной льготе.

«Есть несколько проблем. Часто власти принимают программы (направленные на лечение определенного заболевания), но финансирование либо не приходит, либо сильно задерживается. По федеральной льготе то же самое.

Здесь проблема вызвана централизацией закупок», — отметил он.

«Если раньше каждая больница закупала препараты сама, то сейчас региональный минздрав закупает для всех и потом распределяет.

С одной стороны, такая схема хороша, так как препараты можно купить дешевле. С другой стороны, могут возникнуть задержки»,

— сообщил он.

Панов подчеркнул, что компаний, закупающих лекарства для диабетиков, не так много. «Это три-четыре иностранные компании и, наверное, две-три российские организации. Однако тут есть своя специфика.

К примеру, тот, кто уже «сидит» на определенном типе инсулина, не может перейти на другой. У инсулинов взаимозаменяемость очень условная. Человека лучше лечить одним и тем же лекарством. Однако его в конкретной ситуации может либо не быть, либо препарат может задерживаться.

Причем как со стороны того, кто закупает, так и тех, кто продает», — заключил эксперт НИУ ВШЭ.

В начале октября ОНФ и Фонд независимого мониторинга медуслуг «Здоровье» провели опрос, в котором приняли участие 3 тыс. медработников (в том числе 2,6 тыс. врачей-специалистов).

Около 70% респондентов рассказали о случаях, когда пациентам не выписывали льготный рецепт из-за того, что нужного препарата не было в аптеках. Более трети (37%) опрошенных назвали доступность льготных лекарств для населения в своем регионе в 2018 году высокой или хорошей. И почти столько же — 38,8% — считают ее, наоборот, низкой.

Источник: https://www.gazeta.ru/social/2018/10/15/12022111.shtml

Убийственная бюрократия: ребенку не выдают жизненно важных лекарств

Не выдают жизненно важные медицинские препараты

Летом прошлого года в одной петрозаводской семье произошло несчастье. У ребенка – совсем еще маленького мальчика – выявили онкологическое заболевание. На лечение семью отправили в Москву.

Столичные врачи назначили ребенку лекарство, которое входит в перечень жизненно необходимых медикаментов. Этот препарат мальчик получал регулярно до апреля 2018 года.

До апреля, потому что тогда ребенку сделали операцию и отправили обратно домой – в Петрозаводск.

При этом лекарство пациенту нужно давать постоянно до тех пор, пока он не излечится полностью. Согласно назначению врача, мальчик ежемесячно должен принимать две упаковки. Каждая упаковка стоит 35 тысяч рублей.

С апреля по ноябрь Минздрав Карелии выдал семье четыре (!) упаковки.

Мы не называем имя ребенка по требованию матери, давшей, однако, согласие на публикацию данной истории.

В достоверности ее у нас нет оснований сомневаться, поскольку информация получена из надежного и ответственного источника.

Более того: сейчас Петрозаводский суд рассматривает иск городской прокуратуры против Минздрава – как раз по этому поводу. Надзорное ведомство требует наладить нормальное обеспечение ребенка необходимыми лекарствами.

Как сообщил наш источник, по приезде в Петрозаводск мать больного ребенка пришла в поликлинику с рецептом от московских врачей. Клинический фармаколог медицинского учреждения составила заявку на получение лекарства и отправила ее в Министерство здравоохранения. Чиновники закупили препарат – две пачки, которые требовались ребенку на один месяц.

В следующем месяце медикаменты семья уже не получила.

Когда мать поняла, что поставки почему-то прекратились, она снова пришла в поликлинику, и там снова составили заявку. В конце июля ребенку купили еще две упаковки. На этом всё.

Наш собеседник подчеркнул, что заявки из поликлиники были оформлены детально: из них ясно следовало, что лекарство пациенту нужно принимать регулярно.

– Поликлиника указала потребность ребенка в препарате – месячную, суточную, годовую. В заявке не было написано выдать две упаковки, или четыре упаковки, или как-то еще. Четко была прописана реальная потребность в лекарстве.

Препарат, назначенный ребенку, необходим для его жизни и выздоровления. Каким образом семья мальчика выкручивалась из сложившейся ситуации и получал ли он лекарство кроме того, что закупил Минздрав, нам неизвестно.

Неизвестна толком и позиция Министерства.

На наш запрос в ведомстве ответили лишь, что у спорного лекарства имеется возрастное противопоказание, но это ничего не объясняет – ведь четыре-то упаковки ребенку все равно купили, несмотря на ограничение.

Если верить словам нашего источника, позиция Министерства здравоохранения заключается в следующем. Заявки на бесплатные лекарства составляются ежегодно ближе к концу года; в «большую» заявку ребенок не попал, так как находился в Москве; а значит, теперь, чтобы закупать лекарство, поликлиника должна каждый месяц строчить новую заявку.

Такая позиция поражает своим закостенелым бюрократизмом. А если человека угораздило тяжело заболеть в мае или, не дай бог, в январе? Надо весь год вымаливать положенные по закону и жизненно необходимые лекарства?

Чтобы этот вопрос не остался риторическим, мы задали его клиническому фармакологу одной из петрозаводских больниц. Специалист подтвердил, что, во-первых, так быть действительно не должно; а во-вторых – что именно так оно и бывает.

В подтверждение своих слов фармаколог рассказал историю пациента из другой клиники, которому поставили тяжелый диагноз в самом конце года, он не попал в годовую заявку, и первую партию лекарства Минздрав закупил для него только летом.

По поводу нашей истории с больным ребенком специалист пояснил, что обеспечить пациента требуемым объемом лекарства – обязанность Министерства здравоохранения. И если поликлиника пишет, сколько именно нужно препарата конкретному человеку, чиновники должны снабжать его медикаментами без всяких дополнительных ежемесячных заявок.

– Минздрав является гарантом, он должен исполнить полномочия, которыми его наделило государство.

Они могут закупить лекарство на год или, если нет средств, закупить на какое-то время, а потом докупать… Но это их обязанность, а не поликлиники или пациента.

Всегда так и было: оставался запас денег, чтобы можно было оперативно приобрести редкое лекарство. Но это было раньше, когда, скажем так, работали другие люди,

– сообщил специалист.

О бардаке, которой творится в Карелии с закупкой лекарств для льготников, «Петрозаводск говорит» писал, причем неоднократно.

Однако раньше Министерство здравоохранения срыв поставок объясняло хоть сколько-то объективными причинами: внезапными изменениями законодательства, особенностями бюджетного процесса и так далее.

Здесь же налицо обычная, кондовая, безответственная волокита. А учитывая, что речь идет о жизни ребенка, хочется добавить еще один эпитет: преступная!

Раньше подобные тексты мы завершали обращением в прокуратуру, но в данном случае это делать поздно: прокуратура Петрозаводска уже встала на защиту интересов мальчика. Взывать к гуманизму руководства Минздрава Карелии тоже бессмысленно: вряд ли наши аргументы прозвучат для чиновников убедительнее, чем иск от надзорного органа.

Поэтому редакция портала «Петрозаводск говорит» просит вмешаться в ситуацию высшее должностное лицо региона – главу Карелии Артура Парфенчикова. Министр здравоохранения Марина Швец непосредственно подчиняется губернатору.

Безо всяких прокуратур и судов у губернатора достаточно полномочий, чтобы заставить Минздрав выполнить свою работу и снабдить тяжело больного ребенка жизненно необходимыми лекарствами, назначенными ему врачом и положенными ему по закону.

А если министр не справляется с этой работой – сменить министра.

Господин Губернатор! Давайте не будем ждать, пока эта история перейдет из ведения прокуратуры в зону ответственности Следкома; напомним, именно это ведомство занимается расследованием преступлений в отношении несовершеннолетних. В том числе – преступлений должностных.

Источник: https://ptzgovorit.ru/shortread/ubiystvennaya-byurokratiya-rebenku-ne-vydayut-zhiznenno-vazhnyh-lekarstv

Льготники жалуются на лекарственную недостаточность

Не выдают жизненно важные медицинские препараты

«С весны этого года соцработница, которая приносит мне лекарства, стала все чаще говорить, что их просто нет, поэтому не дают», — рассказывает 87-летняя московская пенсионерка Ксения. Дефицитными стали, например, препараты «Кардикет», «Дигоксин гриндекс», «Бетагистин», «Бисопролол», «Амплодипин», «Ацекардол». «То нет, то, говорят, зайдите позже, не привезли еще», — добавляет она.

В департаменте здравоохранения Москвы утверждают, что нехватки этих препаратов в городе нет.

Задержки с выдачей лекарств объясняют возможной недобросовестностью провизоров.

В Москве действует следующая система: в поликлиниках есть аптечные киоски, через которые выдаются лекарства по льготным рецептам. Если препарат есть в киоске, он выдается сразу.

Если нет, то делается соответствующая пометка в так называемый «11-й журнал», эти пометки провизор ежедневно собирает и дает сигнал на склад с лекарствами.

Такие рецепты называются отсроченными, их в неделю накапливается 400–600 штук на всю Москву, включая ТиНАО (Троицкий и Новомосковский административный округ).

Как отмена госзакупок импортного оборудования скажется на медицинской помощи в России, «Газете.Ru» рассказал Владимир Гришин, основатель системы ОМС в… →

Максимальный срок, в который лекарство должно поступить после предъявления рецепта в киоск, — 15 дней. Лекарств, «опаздывающих» на больший срок, в столице в неделю бывает не более пяти случаев. А жалоб москвичей на то, что препарат не выдали вовремя, — от 10 до 15 в неделю.

Хранением лекарств и доставкой их занимается не департамент, а логистические компании, с которыми город заключил контракт (их шесть на всю Москву). Как сообщил «Газете.

Ru» руководитель ГКУ «Дирекция по координации деятельности медицинских организаций департамента здравоохранения» Андрей Белостоцкий, от услуг двух компаний (по Центральному и Восточному округам) пришлось отказаться из-за их неудовлетворительной работы.

«Не всегда вовремя делаются пометки в «11-й журнал». Транспортные расходы — основные для таких компаний.

И вывозить трижды в неделю небольшие партии не так выгодно, как одну партию — раз в неделю.

Поэтому могут таким образом экономить, а в итоге получаются задержки по выдаче лекарств», — сказал он.

По словам Белостоцкого, до конца года московские власти планируют полностью отказаться от услуг логистических компаний и перейти на централизованное лекарственное обеспечение, чтобы департамент здравоохранения стал ответственным за все этапы доставки лекарств.

Еще одна причина жалоб москвичей, по предположению Белостоцкого, может быть в том, что им неудобно приходить за лекарством еще раз — через десять дней.

Выписать же аналогичные препараты, которые в отличие от льготных лекарств уже сейчас есть в аптеках и которые больной купил бы за свой счет, врачи не имеют права.

Льготник в таком случае имеет право обратиться в суд и получить с депздрава компенсацию затраченных средств.

Препараты закуплены на несколько месяцев вперед

С 2008 года обеспечивать льготников лекарствами обязаны субъекты Российской Федерации. Список льготных препаратов утвержден распоряжением федерального правительства. Из федерального же бюджета выделяются средства каждому региону на закупку лекарств: в 2015 году на каждого льготника приходится по 707 руб.

В разгар отпусков российские поезда перевозят миллионы пассажиров, и нередко людям требуется медпомощь. Духота в купе, ограниченное пространство и… →

Еще весной во время «прямой линии» президент Владимир Путин, отвечая на вопрос о нехватке лекарств, говорил, что все необходимые жизненно важные препараты закуплены на несколько месяцев вперед: на эти цели было выделено дополнительно 16 млрд руб.

Министр здравоохранения Вероника Скворцова в начале сентября сообщила, что количество отсроченных рецептов снизилось в два раза по сравнению с прошлым годом. Но еще в феврале ситуация была зеркальная: отсроченных рецептов оказалось почти 8 тыс.

, что на 20% больше аналогичного показателя 2014 года.

«Низы» не могут

«Финансовые средства в регионы перечислены», — уверили «Газету.Ru» в Росздравнадзоре, добавив, что при этом ограничения на обеспечение препаратами по сумме нет. В то же время

проверки, проведенные Росздравнадзором в 74 субъектах Федерации, показали неохотное и несвоевременное назначение бесплатных препаратов,

недостаточное количество как самих лекарств для льготников, так и обслуживающих их аптек. Об этом сообщил замруководителя ведомства Дмитрий Пархоменко.

По словам экспертов, зачастую в регионах не могут четко рассчитать потребности, и часть закупленных лекарств остается невостребованной, в то время как каких-то других препаратов, наоборот, не хватает.

В свою очередь, в региональных департаментах объясняют сложившуюся ситуацию не ошибками в расчетах, а банальной нехваткой финансирования. «Система льготного лекарственного обеспечения, я выскажу свое мнение, стала плохо работать. Просто недорабатывает, откровенно говоря. Мы видим, что

уже несколько лет в полном объеме обеспечивать льготные категории граждан лекарствами мы просто не можем.

При существующей нормативно-правовой базе ни один бюджет с этим не справляется. Как в нашем регионе, так и в целом по России», — сказал замначальника отдела министерства здравоохранения Пензенской области Александр Назаров.

Некоторые федеральные льготники в Орловской области с конца прошлого года не могут получить жизненно необходимые лекарства. В частности, препараты «Тасигна» (нилотиниб), «Мирапекс» стали выдавать только спустя полгода.

«Ввиду того что препарат является достаточно дорогостоящим (более 146 тыс. руб. — «Газета.Ru»), закупка его в полном объеме (в пределах лимитов бюджетных обязательств) не представляется возможной», — заявил заместитель руководителя департамента Игорь Торопов.

По его словам, препарат «Тасигна» последний раз закупался еще 24 ноября 2014 года.

Этот год посвящен борьбе с сердечно-сосудистыми заболеваниями, которые до сих пор остаются главной причиной смертности в России. Кардиологи… →

У пенсионеров часто на самостоятельную покупку необходимых для жизни лекарств, которые должно предоставлять государство, уходит больше половины пенсии. «Препарат «Азилект» (противопаркинсонические средство) стоит 6 тыс. руб.

За все время — четыре года — его дали только два раза, а он нужен каждый месяц. Говорят, нет лекарства, а за наличный расчет — сколько угодно. В итоге каждый месяц я покупаю его сам», — рассказывает пенсионер Анатолий Николаевич из Орла.

При этом пенсия его составляет около 13 тыс. руб.

Перебои с поставкой льготных лекарств наблюдались и в Брянске. Ребенок-инвалид не смог получить от департамента здравоохранения жизненно необходимое лекарство в феврале и апреле 2015 года, сообщают местные СМИ.

Матери ребенка пришлось купить препараты самостоятельно за 10,4 тыс. руб. Она обратилась в прокуратуру, а та направила иск о бездействии департамента здравоохранения.

Суд решил, что департамент обязан вернуть средства, которые мать ребенка потратила на лекарства.

Завод есть — инсулина нет

Ситуация порой доходит до абсурда. В Орле несколько лет назад открыли первый в России завод полного цикла по производству инсулина в форме шприц-ручек. Но даже

в этом регионе лекарства не хватает местным же льготникам.

Одна из сотрудниц трамвайно-троллейбусного предприятия Орла (МУП «ТТП») была вынуждена купить инсулин за собственные средства, когда в поликлинике ей отказали в выдаче положенного ей бесплатно препарата. На это пришлось потратить 4 тыс. руб. при зарплате в 9 тыс. руб.

В Росздравнадзоре заявили, что в отношении департамента здравоохранения Орловской области «были установлены нарушения прав граждан в части своевременного обеспечения необходимыми лекарственными препаратами, в т.ч.

вследствие их несвоевременной закупки». Объяснились недочеты тем, что в начале года проводилась реорганизация департамента и управления госзакупок.

Проверка показала, что льготникам отказывали в выдаче препарата «Кселода», а число льготников и заявок на лекарства для них не совпадали.

Подешевле или ничего

В последние месяцы некоторым льготникам стали выдавать более дешевые аналоги, от которых не такой ощутимый эффект, говорят льготники. «В феврале мне сказали, что лекарство к ним не поступает, пусть выписывают аналоги. Однако по аптекам лекарство было везде, но оно недешевое. А аналоги на меня не действуют. Больше я к ним не ходила. Покупаю за деньги», — рассказывает москвичка Анна.

Как бы ни возмущались льготники, такая практика абсолютно законна. Лекарства закупаются по международному непатентованному наименованию, исключительно путем аукциона, где

определяющим фактором выбора является цена. С каким торговым наименованием победят препараты на аукционе, неизвестно,

подчеркивает Белостоцкий.

«К примеру, ацетилсалициловая кислота — это международное непатентованное наименование, а торговые наименования этого действующего вещества — «Аспирин», «Аспирин кардио», «Ацекардол», «Аспикор», «Аспинат», «Аспровит», «Ацетилсалициловая кислота», «КардиАСК», «Тромбо АСС», «Упсарин Упса» и так далее», — пояснил чиновник.

И в Минздраве, и в департаменте здравоохранения признали, что у пациентов может быть индивидуальная непереносимость аналоговых препаратов. В таких случаях врачебная комиссия может принять решение назначить пациенту лекарство под торговым наименованием.

Если этих лекарств нет на складах, то их закупают для льготника в индивидуальном порядке. Вся процедура в среднем занимает около двух месяцев. Правда, насколько сильной должны быть непереносимость препарата и побочные эффекты от него, не уточняется.

Лекарства дорожают

Если на этот год регионы с разной степенью успешности закупили лекарства, то прогнозы на год следующий выглядят нерадужно. «Газета.Ru» писала, что за последнее время жизненно важные лекарства подорожали уже до 30%.

«Самый высокий рост — на лекарства нижней категории, до 50 руб., потому что их стало невыгодно делать. Из-за нерентабельности производства повышение составляет около 30%. Во второй категории наценка в районе инфляции — около 16%, верхняя категория, может быть, удержит рост в пределах 8–10%», — рассказывал ранее «Газете.Ru» директор Центра конъюнктурных исследований ВШЭ Георгий Остапкович.

Ранее мэр Москвы Сергей Собянин в интервью «Газете.Ru» заявил, что у столичной мэрии «были очень серьезные опасения, особенно в части закупки лекарств, потому что значительная их часть — импортные или изготавливаются на импортном сырье».

По словам Собянина, была вероятность обвального роста цен.

«Нам удалось договориться с поставщиками практически не менять цены, несмотря на девальвацию, — отметил мэр. — Будем следить, чтобы ничего не ухудшилось, в случае необходимости — добавлять ресурсы, чтобы обеспечить безусловное выполнение всех обязательств по льготным лекарствам. Ну и, соответственно, поддерживать систему медпомощи в поликлиниках и больницах».

Белостоцкий добавил, что в Москве ввели схему, по которой разрешается заключать контракт с единственным поставщиком без конкурса.

Но это делается по распоряжению мэра, если на конкурс дважды не подается ни одной заявки и возникает угроза жизни льготников. «Такие ситуации возникают с дешевыми препаратами, которых требуется много.

Эти лекарства неинтересны коммерсантам, потому что им это невыгодно. Но людям эти лекарства все равно жизненно необходимы», — пояснил Белостоцкий.

Страховка от дефицита

В других регионах проблему решают по-разному. Например, в Кировской области запустили программу, по которой пациенты могут совместно с регионом оплачивать некоторые лекарства. Так,

все сердечники теперь получают лекарства за счет областного бюджета и доплачивают только 10% от стоимости лекарств.

Но тем самым повышается доступность препарата.

Еще одним способом исправления ситуации мог бы стать переход на систему лекарственного страхования. С такой инициативой перед российским Минздравом выступил ряд регионов.

Все население делает ежемесячные отчисления, а лекарства получают пациенты в случае болезни. Такая страховка может быть включена в ОМС.

Это одна из распространенных мировых моделей, однако в России, по словам экспертов, она пока нежизнеспособна.

Наиболее реальной выглядит система референтных цен: государство устанавливает планку, до которой оно готово платить из бюджета.

А льготник приходит в аптеку и либо соглашается на более дешевый дженерик, либо предпочитает взять более дорогой препарат, но доплатить разницу из своего кармана.

Однако пока такая схема находится на самой начальной стадии внедрения: только недавно появилось распоряжение правительства, по которому можно отобрать регионы, участвующие в «пилоте».

Источник: https://www.gazeta.ru/social/2015/09/25/7777289.shtml

Незарегистрированные лекарства

Не выдают жизненно важные медицинские препараты

В 2018 году расходы фонда на незарегистрированные лекарства составили 149,8 млн рублей.

Пожертвование

«Незарегистрированные лекарства» – так называется проект фонда, цель которого – сбор средств на приобретение не зарегистрированных в России лекарств. Начиная с 2011 года мы можем оплачивать и ввозить их совершенно официально.

Наших детей лечат очень хорошие врачи. Наши врачи владеют информацией о самых лучших и эффективных лекарствах, необходимых для лечения своих пациентов и наших подопечных. Они следят за достижениями мировой медицины, проходили стажировку в иностранных клиниках, находятся в постоянном контакте со своими коллегами из ведущих зарубежных клиник.

Некоторые из необходимых лекарств не зарегистрированы в России, и этот факт до зимы 2011 года создавал серьезную проблему для врачей, пациентов и благотворителей. Врачи выписывали детям иностранные лекарства, и сразу же возникал вопрос: как эти лекарства попадут к больному?

По закону незарегистрированные лекарства может ввозить любой человек лично для себя или для члена своей семьи или клиника – для своих пациентов. Получается, что родители больных детей должны были сами найти за границей аптеку, готовую продать им необходимое лекарство, получить визу и самостоятельно привезти его в Россию.

Для подавляющего большинства семей наших подопечных это неразрешимая проблема. Начиная с августа 2005 года Росздравнадзор начал выдавать клиникам разрешения на ввоз не зарегистрированных в России лекарств.

Но, поскольку ни одна российская клиника не является субъектом внешнеэкономической деятельности, она не могла ни заключать договор с иностранным поставщиком лекарств, ни проводить официально лекарства через таможню.

Наш фонд неоднократно поднимал в прессе, на радио и телевидении проблему незарегистрированных лекарств. Также фонд регулярно обращался во всевозможные государственные инстанции, а также к премьер-министру, министру здравоохранения, министру финансов, главе Совета Федерации с просьбой решить проблему орфанных препаратов (от англ.

оrphan drugs — «сиротские», редкие лекарства). Ситуация постепенно менялась к лучшему. В ноябре 2010 года Таможенный союз отменил таможенную пошлину в размере 10% на ввоз незарегистрированных лекарств по жизненным показаниям.

В декабре 2010 года наконец заработала новая система выдачи разрешений на ввоз незарегистрированных лекарств Министерством здравоохранения и социального развития РФ на основании запроса от клиники федерального подчинения или департамента (министерства здравоохранения субъекта РФ), заверенного электронной цифровой подписью (ЭЦП), специально выдаваемой Минздравсоцразвития России. Но даже это нововведение не решало проблему официального ввоза лекарств клиниками, поскольку процедура не была согласована с Федеральной таможенной службой (ФТС).

Все эти годы волонтеры фонда собирали деньги на незарегистрированные лекарства, жизненно необходимые нашим подопечным (пациентам различных больниц), и помогали препаратам попасть к пациентам. Как это происходило, стало понятно после так называемого cлучая на таможне.

После этого эпизода состоялся диалог между руководством ФТС, представителями клиник и фонда, в результате которого была разработана схема легального ввоза незарегистрированных лекарств на территорию России не в личном багаже добровольцев, а официальными экспресс-службами.

Таким перевозчиком для клиник, с которыми сотрудничает наш фонд, стала компания DHL Express – единственная компания, принявшая участие в разработке самого процесса импорта и согласившаяся не только перевозить лекарства для наших подопечных, но и заниматься их таможенным оформлением.

При этом DHL Express доставляет часть лекарств безвозмездно, а остальную часть с существенной скидкой; более того, все брокерские услуги осуществляются компанией бесплатно. Но главное в нашем сотрудничестве даже не скидки, а быстрота и надёжность.

Теперь мы можем быть уверены, что заказанные за границей лекарства попадут к нашим подопечным вовремя, с соблюдением температурного режима и без проблем на таможне.

Первым лекарством, которое доставила компания DHL Express, стал препарат «Эрвиназа» из Англии для Максима Ивкина. Это произошло в феврале 2011 года. И с тех пор обеспечение подопечных фонда незарегистрированными в России лекарствами перешло на качественно иной уровень.

Наши волонтеры больше не должны были провозить лекарство в личном багаже, рискуя нарваться на таможенный досмотр со всеми вытекающими отсюда последствиями. Появилась возможность собирать деньги на приобретение этих лекарств официально, на счет фонда.

И поэтому был запущен проект «Сбор средств на приобретение незарегистрированных лекарств за рубежом».

А с 1 октября 2011 года вступил в силу закон, отменяющий НДС в размере 18% от стоимости незарегистрированных лекарств при ввозе их на территорию России, так что препараты стали обходиться фонду и благотворителям несколько дешевле.

Мы благодарим всех волонтеров, привозивших лекарства нашим детям. Мы благодарим тех, кто принимал важные законы, делающие легальный ввоз этих лекарств в нашу страну возможным.

Мы благодарим руководителей ФТС России, которые осознали всю остроту проблемы и нашли способы ее разрешения.

Мы благодарим компанию DHL за сотрудничество, быструю и надежную доставку наших жизненно важных грузов. Спасибо!

В рамках этого проекта мы собираем средства на такие препараты, как- «Эрвиназа», нужная детям с острым лимфобластным лейкозом, у которых развилась аллергия на все другие аналогичные препараты;- «Дефителио» для лечения и профилактики опасного осложнения трансплантации костного мозга – веноокклюзивной болезни печени;- «Фоскавир», «Сидофовир», «Пробенецид» при серьезных вирусных осложнениях;- «Фастуртек» для лечения и профилактики синдрома лизиса опухоли;- «Кинерет» при некоторых тяжелых воспалительных заболеваниях;- «Искотен» для поддерживающей терапии в некоторых случаях сарком

и так далее.

Список препаратов постоянно обновляется: некоторые из них получают регистрацию в России (так, в 2016 году был зарегистрирован «Адцетрис», также совсем недавно стали доступны в России «Опдиво» и «Китруда»), но за рубежом возникают новые эффективные лекарства, которые необходимы нашим подопечным.

В 2018 году на покупку и доставку не зарегистрированных в России лекарств фонд потратил около 149,8 млн рублей.

Источник: https://podari-zhizn.ru/node/7838

Ветка права
Добавить комментарий