Препятствие расследованию по делу о банковском мошенничестве

Банковское мошенничество: махинации там, где деньги

Препятствие расследованию по делу о банковском мошенничестве

Источник: Новое Время.Бизнес

По текущим оценкам, убыток банка по предполагаемым фиктивным кредитам составил более 5 миллиардов долларов США. Это действительно очень большая сумма. Но печальная реальность такова, что подобные мошенничества слишком распространены в Украине, в регионе и во всем мире, особенно в развивающихся странах, которые меньше всего могут это себе позволить.

Исходя из нашего опыта проведения расследований проблемных банков в Украине и за рубежом схемы, изложенные на веб-сайте НБУ, не являются ни новыми, ни особенно сложными. С одной стороны, логика банковских махинаций проста, но возвращение потерянных средств никогда не бывает легким.

Логика банковских махинаций

Проведенные мною годы расследований мошенничества в странах СНГ показали, что -они могут происходить где угодно: на полях, на заводе или в офисе. Банки особенно склонны к мошенничеству по очевидным причинам – махинации там, где есть деньги.

Кроме того, существует региональная традиция, когда некоторые небедные физлица создают «карманные банки», т.е. банки в основном для своих целей, которые так же могут использовать для отмывания денег или сокрытия других видов деятельности.

И если у вас есть собственный банк в этой части мира, вам решать, куда пойдут средства.

Схема, описанная в этом случае, проста: существовала теневая банковская структура, которая предоставляла кредиты связанным сторонам, а затем скрывала их за счет использования сложных схем с оффшорными компаниями и перекредитования (т.е.

погашение одних кредитов за счет новых кредитов), чтобы скрыть следы первоначального мошенничества.

Мы видели подобные банковские махинации во многих банках региона, в том числе в БТА-банке, обвиняемом в мошенничестве на сумму 10 миллиардов долларов США.

Мы видели и более сложные схемы. Например, в одном случае мы видели манипуляции с облигациями, когда банк покупает облигации, которые фактически выпущены оффшорными специальными юридическими лицами и, следовательно, не стоящими ничего.

В других случаях кредиты предоставляются связанным сторонам, а единственным залогом (гарантией) по кредиту является акции компании-пустышки – опять же, в принципе бесполезные. Мы также часто выявляем случаи, когда даже реальный залог, предоставляемый по займу, бывает сильно завышен.

Например, недостроенное здание может быть заложено для получения кредита в размере 500 и более миллионов долларов.

Проблема возникает, если опосредованно вовлекли других людей к участию в мошенничестве: либо большое количество владельцев депозитов (обычных людей), либо иностранных инвесторов. Тогда мошенник решает, куда отправлять не свои деньги, а чьи-то другие, что приводит к необходимости судебного разбирательства и возвращению активов.

Возвращение денег

Даже в тех случаях, когда предполагаемые схемы мошенничества выглядят просто, процесс возврата средств займёт много лет и будет сопряжен со значительными трудностями. Лицо, совершающее крупное мошенничество, также разрабатывает и план того, как он или она скроет украденные активы. Поэтому самое главное – действовать быстро – сначала заморозить, а затем получить контроль над активами.

Например, новое руководство Приватбанка уже арестовало активы бывших акционеров банка, используя существующую в Великобритании процедуру замораживания.

Это первый шаг, но, исходя из нашего опыта, сложно обеспечить выполнение уже только самой процедуры замораживания: активы часто пренадлежат не мошеннику непосредственно, они могут принадлежать оффшорным компаниям.

Требуется некоторое время для выполнения процедуры замораживания за границей.

В деле БTA Банка против Аблязова Банк также получил распоряжение о ликвидации, которым в качестве временных управляющих были назначены партнеры KPMG для защиты активов тысяч компаний, якобы связанных с Аблязовым. Это означало, что если активы были уже переведены, даже оффшорным компаниям, то временные управляющие могли предпринять шаги по их возврату.

Однако обладая лучшими инструментами это медленный процесс: мошенничество должно быть доказано в суде, а только потом активы могут быть возвращены. Вполне возможно, что для возврата некоторых активов потребуются годы.

Последующая профилактика

Изложенное выше приводит нас к вопросу о том, как предотвратить подобное в следующий раз. Вкладчикам-физлицам важно также знать, что, когда банк начинает предлагать более высокие, чем обычно, процентные ставки, это важный признак того, что в банке что-то не так. Есть старая поговорка: «Если это слишком хорошо, чтобы быть правдой, возможно, это так».

Если рассматривать вопрос более системно то, банковский сектор имеет критическое значение и во всем мире он регулируется более жестко, чем другие отрасли.

Нормативные положения, которыми он регулируется, должны быть улучшены и, что более важно, внедряться заблаговременно – до того, как крупным мошенникам будет позволено появиться в банках.

Механизмы внутреннего контроля должны быть под постоянным наблюдением и совершенствоваться, а регуляторы, когда выявляют проблемы, должны иметь возможность действовать быстро и решительно.

Источник: https://home.kpmg/ua/ru/home/media/press-releases/2018/01/olivia-allison-about-bank-fraud.html

Мошенничество с очень важным лицом

Препятствие расследованию по делу о банковском мошенничестве

МВД разоблачило преступную группу в Сбербанке

Полиция раскрыла схему хищения денег VIP-клиентов Сбербанка. В преступную группу входили в том числе пять сотрудников банка. Человеческий фактор — самое слабое звено в системе защиты средств клиентов, говорят эксперты

Владимир Смирнов / ТАСС

Полиция раскрыла организованную группу из девяти человек, похищавшую деньги с банковских счетов VIP-клиентов Сбербанка, сообщил источник РБК в МВД России. Информацию о раскрытии ОПГ подтвердил другой источник в ведомстве.

«В ходе оперативных мероприятий в Санкт-Петербурге и Нижнем Новгороде сотрудники полиции задержали девять человек», — отметил источник РБК в полиции. Задержанные, возраст которых составляет от 30 до 64 лет, действовали в группе, отметил собеседник РБК. Пятеро из них были сотрудниками банка, среди них клиентские менеджеры и менеджер по обслуживанию VIP-клиентов, пояснил собеседник РБК.

«В действиях задержанных выявлены признаки организованной преступной группы, в частности четкое распределение ролей», — отметил источник РБК.

РБК направил запрос в пресс-службу МВД с просьбой уточнить обстоятельства этого дела.

В пресс-службе Сбербанка РБК сообщили, что подозреваемые были выявлены в результате внутреннего расследования, проведенного службой безопасности банка, после чего и было «инициировано обращение» в правоохранительные органы.

«Участники мошеннической схемы были установлены, среди них выявлены как сотрудники банка, так и третьи лица.

По результатам расследования сотрудники были незамедлительно уволены, деньги возвращены клиенту в полном объеме», — подчеркнули в банке.

По информации источника РБК в полиции, следствие установило, что организатором криминальной схемы была сотрудница Сбербанка, которая вовлекла в преступную деятельность еще четырех сотрудников. Те, в свою очередь, задействовали еще несколько человек, не работающих в банке.

Персональную информацию по банковскому счету клиента для дальнейшего хищения средств с него группе предоставил за денежное вознаграждение менеджер банка по обслуживанию VIP-клиентов.

После этого одна из участниц ОПГ, представившись VIP-клиентом — владелицей вклада, обратилась в отделение Сбербанка для оформления сберегательных сертификатов на 40 млн руб. Операция по выдаче сертификатов прошла успешно — два менеджера банка, проводившие ее, также состояли в сговоре.

Через пять дней злоумышленники предъявили для обналичивания сберегательные сертификаты на сумму в 20 млн руб. в двух отделениях банка — деньги им выдала менеджер отделения, также участвовавшая в преступной схеме.

Полиция возбудила уголовное дело по ст. 159 УК России (мошенничество в особо крупном размере), добавил собеседник РБК. Максимальный срок наказания за мошенничество в особо крупном размере — до 10 лет лишения свободы. «Один участник ОПГ находится под стражей, восемь — под подпиской о невыезде», — сообщил он.

Это не первый случай, когда банковская служба безопасности вскрывает криминальные схемы.

В годовом отчете Сбербанка за 2017 год говорится, что «было выявлено и предотвращено 529 случаев использования похищенных (утерянных) или поддельных паспортов, выявлено 22 попытки мошенничества с применением поддельных платежных документов и предотвращено хищение денежных средств со вкладов клиентов Сбербанка по 71 поддельной доверенности на общую сумму 600 млн руб. Подразделениями экономической безопасности Сбербанка в 2017 году было направлено 1055 заявлений в правоохранительные органы по факту попыток причинения ущерба банку или его клиентам, по итогам которых было возбуждено 526 уголовных дел.

Как сотрудники российских банков похищают средства клиентов

В конце июня суд в Краснодарском крае приговорил двух бывших сотрудников банка «Первомайский» к восьми и восьми с половиной годам колонии за мошенничество.

Экс-руководитель офиса и бывший главный специалист предлагали клиентам открыть в банке вклады под высокие проценты и заключали подложные договоры.

При этом клиенту выдавался не соответствующий образцу приходный кассовый ордер, а деньги похищались. Ущерб вкладчикам составил 387,7 млн руб.

В июне 2017 года менеджер одного из банков в Красноярске был признан виновным в хищении 26 млн руб. со счетов VIP-клиентов. Сотрудник банка на протяжении года перечислял похищенные средства на счет своего подельника, который их обналичивал. Оба подсудимых свою вину признали и были приговорены к семи и пяти годам колонии.

В мае 2017 года бывший сотрудник ВТБ24 был осужден на четыре года колонии за хищение более 185 млн руб. Работник банка оформлял без ведома клиентов поручения на продажу ценных бумаг, а деньги оставлял себе. Если же обманутые просили вернуть им средства, осужденный рассчитывался с ними за счет продажи акций других клиентов.

В июле 2015 года экс-сотрудник Сбербанка был приговорен к четырем годам колонии за хищение 5,6 млн руб.

Осужденный зачислял средства на собственные счета, а похищенные наличные заменял муляжами и сдавал в кассу.

Сам он заявил, что у его бывшей девушки были финансовые сложности, из-за чего ему пришлось взять несколько кредитов. Кроме того, он проиграл крупную сумму в результате неудачных сделок на бирже.

В большинстве случаев такие хищения оказываются успешны из-за участия в них сотрудников банка, и не важно, насколько у банка сильная система защиты клиентских средств, говорят опрошенные РБК юристы.

Как показывает практика, от посягательств на свои средства не застрахован никто из клиентов, особенно в случае, если это происходит изнутри, говорит руководитель практики финансовых расследований и противодействия коррупции компании ФБК Александр Сотов. «В данном случае, какую бы системы защиты ни выстроил банк, человеческий фактор играет определяющую роль», — отмечает Сотов.

Инсайдерские сведения сотрудников — одна из основных угроз безопасности банков, соглашается партнер юридической компании «Рустам Курмаев и партнеры» Дмитрий Горбунов. «Такая схема действий преступников встречается часто, поскольку через сотрудников можно получать более полную информацию о держателях счетов и вкладах, что создает условия для совершения преступления», — отмечает юрист.

Источник: https://www.rbc.ru/newspaper/2018/07/04/5b3b4e1b9a7947461155e6ac

Правовые коллизии в законодательстве о мошенничестве | республикалық адвокаттар алқасы

Препятствие расследованию по делу о банковском мошенничестве

Мошенничество является одним из самых распространённых преступлений в Казахстане, количество которых быстрыми темпами растёт из года в год. Мошенники похищают имущество потерпевших или приобретают право на это имущество путём обмана и злоупотребления доверием.

Казахстанцы очень легко попадаются на обман мошенников, которые рассказывают им вымышленные истории о своих связях с разного рода начальством, которое якобы, за незаконное вознаграждение, может посодействовать в предоставлении различных благ.

Например, в получении льготных земельных участков или квартир от государства, выгодного контракта либо льготного банковского займа.

Почему наши граждане так легко верят таким мошенникам? А потому что они часто слышат в нашем обществе, что кто-то за незаконное вознаграждение легко получил квартиру, землю или займ, а также, что всех этих благ невозможно добиться честным путём, без коррупции.

В мошеннические схемы зачастую попадают предприимчивые люди, которые не были посвящены в преступные планы мошенников, но ставшие активным звеном в этой схеме.

Это так называемые посредники, которые услышав от мошенника вымышленную историю о его возможностях и связях, начинают распространять эту информацию среди своих родственников, знакомых, коллег по работе и т.д.

При этом, стараются скрыть от потерпевших данные настоящего мошенника, пытаясь заработать на посредничестве.

В этих случаях посредники сами получают от потерпевших денежные средства, включая свою долю за посреднические услуги, и передают их мошеннику ожидая от него выполнения обещанного. Данные предприимчивые посредники зачастую ошибочно привлекаются к уголовной ответственности и осуждаются в качестве соучастников преступления.

Также в мошеннические схемы попадают и другие предприимчивые граждане, которые также не были посвящены в преступные планы мошенников, но скупали похищенное мошенниками имущество по заниженной цене на постоянной основе, особо не вникая, как это имущество было добыто и почему у него такая низкая цена. Данные граждане также ошибочно привлекаются к уголовной ответственности и осуждаются в качестве соучастников и даже организаторов преступления.

В делах о мошенничестве очень сложно определить состав преступления. Определённую трудность составляет разграничение состава мошенничества от гражданско-правовых отношений.

Граждане, не выполнившие свои обязательства в рамках заключённых гражданско-правовых сделок без признаков хищения и обмана, не должны нести уголовную ответственность по статье мошенничества.

И в тоже время, граждане не должны безнаказанно совершать мошенничество, под видом гражданско-правовых сделок с потерпевшими.

Коррупция в правоохранительных органах очень сильно осложняет борьбу с мошенничеством. Следователи часто безнаказанно прекращают уголовные дела по такой категории дел, ссылаясь, на так называемое «ГПО», т.е. гражданско-правовые отношения.

Если посмотреть общую статистику прекращённых уголовных дел, то мы увидим, что чаще всего прекращаются в основном дела о мошенничестве.

Если посмотреть статистику привлечения следователей и прокуроров к уголовной ответственности за получение незаконного вознаграждения, то мы увидим, что в большинстве своей массе, они получали такие вознаграждения за прекращение уголовных дел, связанных, именно с мошенничеством.

На мой взгляд, правоохранители уже настолько привыкли получать взятки за прекращение уголовных дел по мошенничеству, что уже не хотят без этого прекращать уголовные дела, где действительно имеются для этого все законные основания. А с учётом обвинительного уклона нашей судебной системы, это обстоятельство увеличивает количество незаконно осужденных граждан, именно по статье мошенничества.

Также, на мой взгляд, наше законодательство очень лояльно относится к мошенникам. Государство в своей законотворческой деятельности почему-то старается сделать выбор в пользу тех, кто предпочитает нарушать имущественные права других лиц.

Наши законодатели ошибочно полагают, что таким образом они защищают предпринимателей от уголовного преследования за неисполнение договорных обязательств. Недавно, был принят Закон РК от 21.12.

2017 года № 118-VI «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам модернизации процессуальных основ правоохранительной деятельности», согласно которого были внесены изменения в ч.1 ст.179 УПК РК, которое осложняет борьбу с мошенничеством.

Теперь, с начала 2018 года правоохранительные органы даже не будут начинать расследование по заявлениям граждан, в которых имеются сведения о мошенничестве, основанном на гражданско-правовых сделках, пока заявители сами не докажут состав преступления в гражданском суде. Таким образом, государство говорит гражданам: «Доказывайте мошенничество сами!».

Но не каждый потерпевший имеет возможность самостоятельно, без проведения профессионального расследования, доказать в гражданском суде, что он стал жертвой мошенничества.

А если стоимость имущественного вреда от мошенничества не велика, то у потерпевших вообще отпадает желание проходить все эти сложные процедуры, чтобы привлечь мошенника к уголовной ответственности и сделать для него наказание неотвратимым. Это изменение в закон, безусловно, на руку мошенникам.

Ведь в основном мошенники получают деньги от потерпевших посредством написания расписок или заключения с ними нотариально удостоверенных договоров займа. А наличие на руках потерпевшего таких документов, фактически стало препятствием для начала расследования. Данное новшество в законе также делает уязвимым договорные отношения в казахстанской экономике. Договор для сторон перестаёт быть документом, надёжно защищающим гражданские права добросовестных предпринимателей, а становится лёгким способом совершения мошенничества в отношении них, осложняющим процедуру привлечения виновного к уголовной ответственности.

Также, наш закон устроен таким образом, что мошенник совершивший 2 эпизода мошенничества получает одинаковое наказание с мошенником, совершившим 20 эпизодов. Обычно, суды, пользуясь ст.

58 УК РК назначают наказание путем поглощения менее строго наказания более строгим.

Поэтому лица встав на преступный путь стараются совершить, как можно больше эпизодов понимая, что количество преступлений особо не влияет на суровость наказания.

Загруженность правоохранителей не позволяет им в рамках расследования качественно проверить и установить всё имущество мошенников, нажитое преступным путём. Очень часто направляются в суд дела, в которых у мошенников не установлено имущество.

Потерпевшие, получив на руки приговор, который невозможно исполнить в части возмещения ущерба, так и остаются ни с чем.

А мошенник, отбыв наказание в колонии 2-3 года, снова возвращается в общество и продолжает свою преступную деятельность до следующего задержания.

Многие граждане, став жертвами мошенничества, склонны заблуждаться в том, что их могут привлечь за попытку дать взятку, вымышленному мошенником должностному лицу за предоставление определённых благ.

Это заблуждение останавливает потерпевших от обращения в правоохранительные органы, что тоже играет на руку мошенникам. Не все граждане знают, что согласно примечанию к ст.

367 УК РК (дача взятки), добровольное обращение в правоохранительные органы о факте дачи взятки исключает какую-либо ответственность за дачу взятки. Мошенники часто пользуются незнанием законов своих жертв и пугают их уголовной ответственностью за дачу взятки.

Также имеются случаи, когда следователи и прокуроры, чтобы подавить желание у потерпевшего на обжалование прекращения уголовного дела, таким же образом вводят в заблуждение жертв мошенничества.

Таким образом, коррупция, загруженность правоохранителей, несовершенство законов и юридическая безграмотность населения влияют на рост мошенничества в Казахстане. Именно в этом направлении надо работать государству и обществу, чтобы эффективно бороться с такой категорией преступлений.

Ерлан Газымжанов

адвокат Коллегии адвокатов города Астаны

Журнал «ZANGER — Вестник права Республики Казахстан» 2018г., №3 (200).

Похожее

Источник: http://advokatura.kz/pravovye-kollizii-v-zakonodatelstve-o-moshennichestve/

Ветка права
Добавить комментарий