Сексуальное Домогательство

Сексуальное домогательство: Как закаляется новая общественная мораль

Сексуальное Домогательство

Сексуальное домогательство: Как закаляется новая общественная мораль

Из открытых источников

В последние годы стремительно меняются нормы приемлемого для общества поведения. То, что еще 20 лет назад могло показаться флиртом, сегодня уже может расцениваться как сексуальное домогательство. О нем говорят, его осуждают и признают неподобающим на всех уровнях

Последний месяц, наряду с вооруженными конфликтами, экономическими проблемами и разногласиями государств во внешней политике, особое внимание мирового сообщества уделяется теме сексуальных домогательств.

Если собрать воедино все недавние признания и обвинения в, мягко говоря, недостойном поведении, которые через разнообразные флешмобы просочились в соцсети, а затем были подхвачены СМИ, начинает казаться, что предыдущие полсотни лет население планеты занималось исключительно этим. 

Более 50 женщин обвинили продюсера “Криминального чтива” и “Умницы Уилла Хантинга” Харви Вайнштейна в домогательствах, и список жертв этого “сексуального хищника” пополняется едва ли не каждый день.

Параллельно набирает масштабов история оскароносца и звезды сериала “Карточный домик” актера Кевина Спейси – уже более десяти мужчин призналось, что он вел себя по отношению к ним неподобающим образом.

Кевин Спейси “ТАСС”

Шокируют обвинения в сексуальных домогательствах и других звезд киноиндустрии. Это и актер Дастин Хоффман (известный по главной роли в фильме “Тутси”), и легенда боевиков Стивен Сигал, и режиссеры Бретт Рэтнер (“Как украсть небоскреб”, “Люди Х: Последняя битва”) и Джеймс Тобэк (“Тайсон”, “Любовный треугольник”).

Но, наверное, самое большое потрясение – то, что сегодня речь не только о половой распущенности Голливуда. Волна сексуальных разоблачений начала накрывать все сферы нашей жизнедеятельности – от шоу-бизнеса до политики.

Еще на слуху история британского футбольного тренера Барри Беннелла, на которого в прошлом году начали сыпаться обвинения в домогательствах со стороны его бывших подопечных, не забыты заявление министра иностранных дел Швеции Маргот Валльстрем о росте распущенности на самом высоком политическом уровне в Евросоюзе, подозрение австралийской полиции касательно домогательств со стороны казначея Ватикана Джорджа Пелла, отставка из-за сексуальных домогательств министра обороны Великобритании Майкла Фэллона и тысячи, тысячи историй рядовых граждан на страничках в соцсетях.

Меняется само понятие

При этом стоит отметить, что потрясает не сам факт наличия сексуального домогательства. То, что оно имеет место в нашей жизни, — уже давно не новость.

Ни для кого не секрет, что иногда путь наверх в самых разнообразных сферах жизни проще проложить через постель, и находятся те, для кого это вполне приемлемо. Соответствующих примеров в мировой истории множество.

Наивно было бы полагать, что в XXI веке человечество внезапно резко изменилось, и эта практика исчезла навсегда.

Интересно другое: в последние годы стремительно меняются нормы приемлемого, то есть само понятие “сексуальное домогательство”. Оно становится шире.

Мы знаем, что сексуальное домогательство – это запугивание, издевательство или принуждение сексуального характера, а также нежелательное или ненадлежащее обещание вознаграждения в обмен на интимные услуги, иные устные или физические (объятия, прикосновения, нападение с целью изнасилования) преследования сексуального характера. В большинстве современных правовых контекстов оно незаконно, хотя и во многих случаях малонаказуемо.

Однако сегодня уже нельзя провести черту и сказать “вот это – домогательство, а вот это – нет”. Все очень индивидуально. К примеру, можем вспомнить уже упомянутого министра обороны Великобритании Майкла Фэллона.

То, что офицер Королевских вооруженных сил мог позволить себе в отношениях с женщиной десяток лет назад, не будучи обвинен в попрании этических норм, сейчас рассматривается как аморальный поступок со всеми вытекающими последствиями.

Майкл Фэллон Из открытых источников

Фэллон признался, что 15 лет назад повел себя неподобающим образом – он потрогал за коленку журналистку Джулию Хартли-Брюэр. Конечно, чиновник давно извинился, журналистка ни в чем его не обвиняет, напротив, полагает, что это забавный случай. Но все же министр принимает решение уйти в отставку.

“В последние дни всплыл ряд утверждений о членах парламента, в том числе о моем прошлом поведении. Многие из них ложны, но я признаю, что в прошлом я не соответствовал высоким требованиям, которые мы возлагаем на Вооруженные силы, которые я имею честь представлять.

Я не считаю правильным продолжать службу в качестве министра обороны после того, как в прошлом я пал ниже этих стандартов”, – отметил Фэллон.

Аналогичным образом развиваются отношения полов и в других сферах. Скажем, еще не так давно когда женщине говорили, что она хорошо выглядит, это воспринималось как комплимент, сегодня же в некоторых странах это может стать причиной для разговоров о домогательстве.

Подтверждением этого может стать недавний опрос YouGov Eurotrack. Согласно ему в Британии 16% респондентов убеждены, что сказать женщине, как она хорошо выглядит, – это сексуальное домогательство.

Также домогательством являются подмигивание (так полагают 13% опрошенных) или даже брошенный взгляд на женскую грудь (так считают 50% респондентов).

Потеря гендерной привязки

При этом стоит отметить, что “сексуальное домогательство” начинает терять свое мужское обличье. Если 50 лет назад общество говорило о нем как о проблеме, с которой встречаются на работе или в повседневной жизни в основном женщины, сегодня мы говорим о нем как об общем зле.

Мужчины все чаще признаются, что также были жертвами сексуального домогательства со стороны как других мужчин, так и женщин. Примером этого может быть как уже упомянутая история Кевина Спейси и Барри Беннелла, так и недавний рассказ охранника американской певицы Мэрайи Кэри.

Мэрайя Кэри и Майкл Анелло, 2016 SplashNews.com

Накануне стало известно, что некий Майкл Анелло, который с июня 2015 года по май 2017 года обеспечивал безопасность Кэри, подал на певицу в суд за сексуальные домогательства. Мужчина утверждает, что она вела себя непристойно, а также постоянно оскорбляла его самого и его коллегу.

В частности, он вспомнил эпизод, произошедший в Кабо-Сан-Лукасе в Мексике. Кэри якобы попросила его подняться к ней в номер, чтобы помочь с багажом. При этом она была одета в прозрачную рубашку. Анелло хотел уйти, но певица настаивала, чтобы он остался.

Это было расценено охранником как домогательство.

Общество крепнет

В то же время изменение норм приемлемого, рост нравственности приводит не только к более широкому размаху проблемы. Мы также можем говорить о том, что общество крепнет.

Если сравнительно недавно о сексуальных домогательствах практически не говорили, их не выносили, как сор из избы, сегодня пострадавшие от рук вышестоящих больше не стыдятся говорить, не боятся огласки, сплетен, неодобрительных взглядов коллег, они добиваются наказания для своих обидчиков, пытаются предупредить других.

Во многом становятся полезными социальные сети и СМИ. Так, после истории с Вайнштейном американская актриса Алиса Милано инициировала флешмоб в #MeToo (“Я тоже). Его поддержали миллионы человек со всего мира. Люди начали делиться своим травматическим опытом, связанным с сексуальным насилием и домогательствами.

Из открытых источников

Основные флешмобы повлекли за собой появление так называемых “продолжений”. К примеру, возник флешмоб #ItWasMe (“Это был я”). Под этим хэштегом мужчины начали признаваться в домогательствах и насилии. “Заметил, что я делал кучу вещей, которые мне казались нормальными. Мне очень жаль, и я прошу прощения у своих жертв”, — написал один из пользователей.

То есть это еще одна сторона нового восприятия “сексуального домогательства”. Читая истории пострадавших, человек анализирует свое поведение, и если ранее чаще встречалось убеждение “сам виноват” или “я этого не делал”, то сегодня мы становимся свидетелями того, как нравственные проступки начинают признаваться.

К примеру, когда австрийского политика Питера Пильца молодая девушка обвинила в сексуальных домогательствах, он подал в отставку с поста главы своей новосозданной партии “Список Пильца”.

Питер Пильц Из открытых источников

“Я всегда боролся за строгие стандарты, и эти стандарты также касаются меня”, – отметил он. Пильц не стал отрицать, что в 2013 году на главном ежегодном дискуссионном форуме в западном городе Альпбах он позволил себе пощупать девушку без ее согласия, хотя и признался, что совсем не помнит этого.

Осуждение сильнее закона

В тех же случаях, когда после обвинений в сексуальном домогательстве раскаяние и искупление вины не последует, возникает другой невиданный ранее феномен – осуждение и наказание общества, которое часто сильнее законодательных норм.

Как известно, осудить человека за некий проступок, не являвшийся уголовно наказуемым, скажем, 20 лет назад, сегодня невозможно.

Хотя в большинстве современных правовых контекстов “сексуальное домогательство” незаконно, доказать в суде, что оно имело место, часто сложно. К примеру, в Украине такие действия регулируются ст. 154 Уголовного кодекса.

“Принуждение мужчины или женщины к вступлению в половую связь естественным или неестественным путем лицом, от которого мужчина или женщина материально или по службе зависим (ма), наказывается штрафом до 50 не облагаемых налогом минимумов или арестом на срок до 6 месяцев”, – гласит ч. 1 ст. 154 УК.

“Те же действия, совмещенные с угрозой порчи или изъятия имущества потерпевшей (го) или ее родственников или разглашением ведомостей, что позорят ее(его) или родственников, наказываются арестом на срок до 6 месяцев или лишением свободы на срок до 3 лет”, – отмечается в ч. 2 ст. 154 УК.

Но на практике эти нормы оказываются “мертвыми”, так как чаще всего в суде это слово одного человека против слова другого человека.

Сегодняшнему обществу доказательства уже не столь важны – оно решительно солидаризируется с предполагаемыми жертвами сексуальных домогательств, действуя по принципу “лучше наказать невиновного, чем оставаться лояльным к виновнику”.

Харви Вайнштейн Фото из открытых источников

Причем сила общественного осуждения за сексуальные домогательства может стоить не только доброго имени, но и всей карьеры.

К примеру, Вайнштейна с позором исключили из Американской киноакадемии и уволили из собственной компании Weinstein Company, Спейси лишился роли в “Карточном домике”, также все сцены с ним пообещали вырезать из фильма “Все деньги мира”, а вот дело Беннелла после обвинений в сексуальных домогательствах закончилось тюремным заключением на девять лет.

Более того, реакция общества на проявление сексуальных домогательств побуждает к действиям и парламентариев. Они начинают думать, что нужно что-то менять на законодательном уровне.

Так, в Украине после флешмоба #яНеБоюсьСказать ряд депутатов предложил законопроект № 4952 касательно предотвращения насилия в отношении женщин. На данный момент он готовится ко второму чтению.

В Германии после флешмоба #IchAuch также решили пересмотреть существующую законодательную базу, которой регулируется вопрос сексуальных домогательств, в частности ужесточить наказание за подобное на работе.

К чему это все приведет, сейчас трудно говорить. Определенно одно: мир уже не будет таким, как прежде.

Источник: https://112.ua/obshchestvo/seksualnoe-domogatelstvo-kak-zakalyaetsya-novaya-obshhestvennaya-moral-419854.html

Что значит сексуальное домогательство в Казахстане? – Аналитический интернет-журнал Vласть

Сексуальное Домогательство

Елизавета Цой,Vласть​

Фото Жанары Каримовой

Мужчина улыбается прохожей незнакомке и вдогонку говорит о ее прелестных формах. Преподаватель обещает поставить отличные баллы, если студентка с ним поужинает.

 Директор школы грозит уволить с работы гардеробщицу при отказе интимной близости.  В Казахстане понятие «сексуальное домогательство» отсутствует на законодательном уровне.

А описанный случай школьной гардеробщицы – казахстанское дело, дошедшее до ООН.

Анна Белоусова родилась в небольшом селе Костанайской области, где все жители знают друг друга. Получив среднее образование, она осталась жить в селе и 11 лет работала гардеробщицей в местной школе.

В декабре 2010 года в школу пришел новый директор, и уже в январе новоиспеченный начальник дал ей понять, что продолжить свою работу Анна сможет, только если вступит с ним в интимную связь. Анна категорически отказалась.

В ответ директор школы заявил, что если она хочет сохранить место, то должна заплатить ему 10 тысяч тенге, ее зарплата тогда равнялась 15 тысячам.

Предложения интимного характера продолжались неоднократно. А в середине мая 2011 года, когда пришло время продлевать трудовой договор, директор школы опять заявил, что если Анна все же не согласится выполнить его требования, то уже точно будет уволена. Белоусова не выполнила его условия – в этом же месяце ее трудовой договор не продлили.

После увольнения женщина обращалась в городские инстанции управления образования, в местную прокуратуру, ее жалобы отклоняли, не находя в них состава преступления. Несмотря на то, что были свидетели сцен, во время которых директор говорил об интимной связи и требовал деньги.

После того как Белоусова дала интервью местной газете «Хорошее дело», рассказав о своей ситуации, директор школы возбудил гражданский иск в отношении Анны за распространение информации, которая порочит его честь. В обращении директора с первой же попытки нашли состав преступления, и он выиграл дело.

В результате Анна должна была выплатить деньги и публично рассказать о решении суда на всеобщем собрании в школе.

Анна обращалась во все возможные инстанции в Казахстане и даже дошла до генеральной прокуратуры, но все было безрезультатно.

В 2012 году через Костанайский филиал Казахстанского международного бюро по правам человека и соблюдению законности, Белоусова написала в Комитет ООН по ликвидации и дискриминации в отношении женщин.

В 2015 году Комитет вынес решениев ее пользу и призвал Казахстан предоставить Анне Белоусовой компенсацию в виде 17 млн. тенге в течение шести месяцев, а также отметил необходимость внести изменения в законодательство Казахстана для защиты жертв сексуального домогательства.

До сих пор Казахстан не выполнил рекомендаций ООН. В середине октября этого года астанинский суд даже не рассмотрел апелляционную жалобу, а до этого поданный иск на 7 млн. тенге к министерству финансов 31 июля 2017 года суд оставил без удовлетворения.

Адвокат Белоусовой Снежана Ким комментирует дело следующим образом: «История Анны Белоусовой хоть имеет частный характер, но на самом деле действительно показывает отношение государства к исполнению международного договора».

Один из центральных исполнительных органов – Минфин, продолжает адвокат, отрицает обязанность исполнения решения договорного органа ООН.

«Даже при наличии механизмов защиты и принятых международных обязательств, после принятого решения в ее пользу – отсутствие на национальном уровне самого механизма имплементации международного права не позволяет жертве получить компенсацию и восстановить свое право», – выражает свое мнение о деле Белоусовой правозащитница в сфере прав женщин, координатор консультативной группы гражданского общества при ООН-Женщины Валентина Алматинская. 

В ответе на запрос Vласти генпрокуратура от лица начальника Первой Службы Абаева пишет, что вопрос о введении на законодательном уровне нового термина «Сексуальное домогательство» не рассматривался, поскольку такие действия уже охватываются статьей 123 УК «Понуждение к половому сношению, мужеловству, лесбиянству или иным действиям сексуального характера».«Нормы действующего уголовного законодательства позволяют привлечь лицо, совершившее сексуальное домогательство на рабочем месте, к уголовной ответственности», – утверждает генпрокуратура.

Эксперты сошлись во мнении, что сексуальное домогательство можно определить как любые действия с сексуальным подтекстом, которые приносят явный дискомфорт жертве, об этом же говорят и международные правовые акты.

Снежана Ким уверена, что статья 123 не отвечает должным квалифицирующим принципам сексуального домогательства: «Сексуальное домогательство должно рассматриваться в каждом случае индивидуально и определяться тем, как жертва воспринимает это сексуальное домогательство. В решении ООН по делу Белоусовой, кроме материального возмещения, Комитет предъявил перечень требований общего порядка, касательно законодательства Казахстана. Там говорится, что необходимо ввести в Уголовный кодекс термин о сексуальных домогательствах». 

Валентина Алматинская соглашается с необходимостью введения термина «сексуальное домогательство» на уровне закона: «Термин должен появиться на уровне законодательной нормы, это позволит расследовать подобные дела».

Впрочем, необходимость введения статьи за сексуальное домогательство подтверждают почти противоречивые ответы на запросы Vласти подведомств генпрокуратуры.

Как отмечалось ранее, в ответе генпрокуратуры от лица начальника Первой Службы говорилось, что сексуальное домогательство охватывает 123-ая статья УК, а комитет по правовой статистике и специальным учётам на запрос о количестве привлеченных к ответственности за сексуальное домогательство на рабочем месте, дал такой ответ: «Запрашиваемые вами сведения не могут быть предоставлены, поскольку, как Вами правильно отмечено, в Уголовном кодексе Республики Казахстан не предусмотрена статья «сексуальное домогательство», в т.ч. на рабочем месте».

В одном из ответов генпрокуратуры утверждается, что наказание за сексуальное домогательство охватывает статья 123-ая — «Понуждение к половому сношению, мужеложству, лесбиянству или иным действиям сексуального характера». По официальной статистике за сексуальное домогательство с 2010 года ежегодно осуждалось не более двух лиц. За 9 месяцев 2017 года осуждено всего два человека.

Каждая вторая женщина боится говорить о сексуальных домогательствах.

На данный момент правозащитница Валентина Алматинская работает над исследованием «Сексуальное домогательство как нарушение права на личную свободу и неприкосновенность».

В рамках исследования, с июля по октябрь 2017 года анонимный онлайн-опросник заполнило 80 респонденток в возрасте от 16 до 42 лет, проживающих в городе Алматы, было проведено 15 интервью: 5 с женщинами, работающими в государственных учреждениях, 5 – в частных, 5 – в международных компаниях.

По результатам исследования, у 46, 3% женщин руководитель – мужчина, каждая вторая (52,5%) респондентка получает недвусмысленные намеки от руководства, 13, 8% – иногда от коллег. Кроме того, каждая пятая опрошенная подвергалась физическому воздействию для вступления в половую связь.

С каждой седьмой из опрошенных это происходило несколько раз. «К сожалению, ни одна из жертв не обращалась в правоохранительные органы. Почти половина (45, 5%) считают стыдным рассказывать об этом, столько же поделились с родителями. Остальные не делали ничего», – говорит Алматинская.

 

Результаты исследования объясняет Снежана Ким: «Причина проблем с мониторингом обращений – правовая культура самих людей. У нас до сих пор считается стыдным обратиться за защитой своих прав, если ты претерпишь подобные действия со стороны, допустим, работодателя. Люди привыкли не говорить об этом громко, считается, что стыдно не тому, кто делает, а тому, кто является жертвой». 

В исследовании Валентины Алматинской подчеркивается, что каждая третья женщина даже не знает куда обратиться за помощью в случае, если она станет жертвой насилия. 

Снежана Ким говорит, что у государства нет позиции стоять на защите жертвы в случае сексуального домогательства. «Государство старается замолчать эту проблему, как будто у нас ее нет.

Но мы между собой общаемся, проходят тренинги, семинары, в том числе для адвокатов, я бы сказала, что 90% женщин в разные периоды жизни, так или иначе подвергались сексуальному домогательству и сексуальному насилию», – предполагает Ким.

В случаях сексуального домогательства адвокат советует первым делом поискать в интернете правозащитные организации, чтобы они могли грамотно помочь составить заявление, жалобу в уполномоченный орган, а второе — идти к адвокатам, юристам.

«Правовые организации – специалисты в международных нормах, ратифицированных Республикой Казахстан, поэтому они смогут помочь, а адвокаты уже непосредственно проконсультируют по местному законодательству», – поясняет адвокат. Генпрокуратура же советует следующее: «Жертва сексуального домогательства в случае дискриминации и подчинения человека на рабочем месте для защиты своих прав вправе обратиться в органы полиции, изложив в своем заявлении все обстоятельства дела, которые могут помочь в раскрытии таких преступлений».

Возвращаясь к случаю Белоусовой, по мнению Ким, дело государству нужно было довести до конца для того, чтобы казахстанские девочки и мальчики не боялись говорить о сексуальном домогательстве.

Сейчас же это первое дело из Казахстана, по которому Комитет ООН по ликвидации и дискриминации в отношении женщин дал конкретные рекомендации. И это дело наглядно показало, что в Казахстане бесполезно поднимать эту тему.

«Это отношение к женщине, это отношение государства к личной свободе, это отношение государства к исполнению международных договоров», – заключает Снежана Ким.

Источник: https://vlast.kz/obsshestvo/25618-cto-znacit-seksualnoe-domogatelstvo-v-kazahstane.html

Сексуальные домогательства на работе: как правильно себя вести

Сексуальное Домогательство

Активно сопротивляться нужно на самом раннем этапе, — когда вы еще только думаете, что вам показалось.

У меня в кабинете сидела молодая красивая женщина в форме  милиционера и плакала. Ее начальник, муж бывшей сотрудницы, уже полгода хватает ее за лицо и талию, дарит цветы, зовет пойти с ним куда-то и говорит о сексе. Все сотрудники перешептываются за ее спиной, подмигивая, обсуждая красоту и мужскую силу начальника.

Не выдержав домогательств, женщина пошла к офицеру из внутренней безопасности, рассказала о проблеме, а в ответ получила — смех и внимательное разглядывание ее фигуры. Теперь она думает, писать ли письменную жалобу или сразу увольняться.

С такой проблемой у меня третья клиентка за месяц. Первые две работают в творческих коллективах, где сексуальные отношения на работе являются частью производственной культуры.

В Европе и Америке любая женщина расценивает как сексуальные домогательства назойливые взгляды коллеги, начальника, неуместные комплименты и даже касания к руке, которые длятся больше секунды.  В этом случае женщина может подать в суд на обидчика как жертва харрасмента (домогательства).

В Украине все обстоит хуже. Гораздо хуже.

1) Если женщина пожалуется на сексуальные домогательства, окружающие, коллеги и официальные лица могут обвинить ее в сексуальных фантазиях.

2) Вслух многие будут удивляться строптивости заявившей о домогательствах сотрудницы, тем самым становясь на сторону обидчика и оказывая на нее психологическое давление.

3) Параллельно женщине будут рассказывать, как ей не следует выглядеть и одеваться на работу. 

Адвокаты говорят, что в нашей стране привлечь начальника к уголовной ответственности за домогательства практически невозможно, пока он не изнасилует жертву.

Но давайте поговорим о том, что за человек сидит в шкуре сексуального тирана. Первый вариант: он использует насилие для решения своих проблем и считает подобный метод нормой.

Второй вариант — это невоспитанный мужчина, не знающий о правилах сексуальной культуры или игнорирующий их. А чаще всего — два в одном.

В таком случае, перед вами психопат, потому что подобное поведение может быть исключительно проявлением психического расстройства.

Блоги Наталья Подлесная

Что нужно знать о психопатах. Психопат всегда хорошо чувствует слабости  другого человека и всегда верит в свою крутизну, силу и безнаказанность.  Добиваясь секса с подчиненным или зависимым по работе коллегой, он самоутверждается в собственных глазах, ему кажется, что он достоин всеобщего восхищения и уважения.

Есть признаки, по которым психопата можно определить на ранних стадиях знакомства или на собеседовании. Если это мужчина-начальник или вышестоящий коллега, то он будет рассказывать о своей силе или даже  демонстрировать силу во время разговора о чем-то другом.

Любит хвастаться, как он в детстве или молодости кого-то ударил, избил, сравнивать себя с известным героем-суперменом.

Если это женщина-начальница или вышестоящая коллега (случаев домогательств со стороны женщин гораздо меньше, но тоже бывают), то она уже в первые часы знакомства может начать откровенничать о своей успешной личной жизни и многочисленных поклонниках.

Адвокаты говорят, что в нашей стране привлечь начальника к уголовной ответственности за домогательства практически невозможно, пока он не изнасилует жертву

Как правило, люди, предрасположенные к эмоциональному насилию (а это одна из стадий домогательств) склонны в рабочих процессах все контролировать до мельчайших деталей или, наоборот, попустительствовать во всем. У них отсутствует чувство золотой середины в управлении и контроле как в работе, так и в личных отношениях. Они обязательно мучают подчиненных то придирками, то полным отсутствием внимания.

Этот человек ревнив, обвиняет других в случае рабочих проблем и не берет ответственность на себя. Когда он совершает ошибки, очень боится в них признаваться и обязательно ищет виновного «на стороне».

А найдя, сразу же успокаивается. Это основные черты руководителя, который склонен к харрасменту. Почему? Потому что он склонен создавать зависимые отношения.

Можно сказать, что все домогатели — это созависимые люди.

Если вы находитесь в творческом коллективе, где флирт и сексуальные отношения на работе зачастую считаются нормой, то вам стоит внимательно присмотреться к личностям с таким набором характеристик:

  • чрезмерные переживания относительно собственной значимости;
  • повышенная потребность во внимании и восхищении со стороны других людей;
  • постоянные разговоры только о себе и попытки вызвать зависть у окружающих;
  • требование к себе особого отношения, нетерпимость к «уравниловке»  и правилам, требование относиться к себе как к более достойному, чем другие.

Эти люди будут предлагать вам разделить с ними славу или погреться в лучах их славы, или повысить вашу значимость, помочь в карьерном росте. Они будут пытаться показать вам, как при помощи особых отношений с ними вы улучшите свою жизнь. Но как только вы поддадитесь на их уговоры, просто попадете в записную книжку с пометкой «сделано», и интерес к вам будет утерян.

В творческих коллективах всегда размыты любовные отношения, домогательство и просто мотивирующий флирт. Поэтому вам всегда нужно делать паузу перед тем, как принять любое предложение пофлиртовать и хорошо осмотреться, поговорить с другими коллегами.

Блоги Наталья Подлесная

Сексуальное домогательство может иметь долговременные психологические последствия. Поэтому сопротивляться и активно вести себя нужно на самом раннем этапе, когда вы еще только думаете, что вам показалось. В подобных  случаях лучше прослыть скандальной по пустякам, чем потом страдать от домогательств.

По поведению с домогателями на работе составлены сотни методичек.

Но главная рекомендация в них всегда одна и та же: объединяйтесь с другими людьми, ищите защиты у профсоюзов и специальных комитетов по этике, не замалчивайте проблему и фиксируйте все случаи домогательств, рассказывайте о них своим коллегам сразу же, предавайте гласности. Или меняйте работу — это истощит вас гораздо меньше, чем длительная изнурительная борьба с психопатом.

Присоединяйтесь также к группе ТСН.Блоги на  и следите за обновлениями раздела!

Источник: https://tsn.ua/ru/blogi/themes/psihology/seksualnoe-domogatelstvo-na-rabote-kak-pravilno-sebya-vesti-1010835.html

Это еще флирт или уже сексуальные домогательства?

Сексуальное Домогательство

Мэри Джексон Би-би-си

Правообладатель иллюстрации Getty Images

Незамаскированное сексуальное влечение. Ладонь на коленке. Игривая эсэмэска.

Все это, полученное от правильного человека в правильное время, заставит вас почувствовать себя на седьмом небе.

Однако полные двусмысленностей записки, исходящие “не от того” человека и в неподходящее время, пугают, а от нежелательного прикосновения вам вообще станет стыдно, и вы почувствуете себя неловко.

По мере того как список женщин, обвинивших голливудского кинопродюсера Харви Вайнштейна в домогательствах, растет день ото дня, женщины по всему миру рассказывают в соцсетях о своем печальном опыте, используя хэштэг #МeToo.

Понятно, что Вайнштейн обладал большой властью; он мог слепить или разрушить карьеру своих предполагаемых жертв, однако подобного рода третирование может нанести женщине ущерб не только на работе.

Но определить, что есть сексуальное домогательство, не совсем просто, поскольку грань между флиртом и надоедливым приставанием порой очень тонка, а иногда и вовсе размыта.

Как убедиться в том, что вы не перешли пределы допустимого?

Если вы хотите с кем-то начать встречаться, то флирт необходим, указывает эксперт по отношениям Джеймс Прис.

Но здесь важно, чтобы это происходило в правильной обстановке, а не тогда, когда человек меньше всего этого ожидает, указывает психолог.

Прис советует своим клиентам – а это как мужчины, так и женщины в возрасте от 23 до 72 лет, – вести себя осторожно и флиртовать в игривой, но не излишне сексуальной манере.

“Будьте дружелюбны, установите контакт и доверие”, – говорит он и советует первое свидание завершить дружеским объятием или поцелуем в щеку.

Когда флирт становится сексуальным домогательством?

Когда он нежелателен и настойчив, указывает Сара Кинг из юридической конторы Stuart Miller Solicitors.

Когда мужчина заходит слишком далеко, в словах или действиях, тогда как женщина этого совершенно очевидно не хочет, добавляет Джеймс Прис.

Си Мин Пак, просвещающая лондонских школьников по вопросам сексуального поведения и взаимоотношений, перечисляет длинный список того, что, по ее мнению, можно отнести к сексуальным домогательствам: прикосновения без согласия; чувство обладания кем-то; определенная манера говорения; преследование девушки на улице с целью познакомиться; восхищенное присвистывание; использование своего положения или доверия, чтобы сказать что-то непристойное.

Оксфордский словарь английского языка определяет сексуальное домогательство как “нежелательные сексуальные приставания, непристойные замечания и т.п.”

А принятый в Британии Закон 2010 года о равных правах и недопущении дискриминации гласит, что это “нежелательное поведение сексуального характера”, которое оскорбляет достоинство человека и “создает запугивающую, недружелюбную, деморализующую и оскорбительную обстановку”.

Правообладатель иллюстрации Getty Images

Преследуются ли сексуальные домогательства по закону?

Не слишком. Это не правонарушение как таковое, поясняет Сара Кинг.

Однако некоторые поступки, подпадающие под определение сексуального домогательства, могут быть уголовно наказуемы по другим статьям закона. Например:

  • Нежелательные звонки и текстовые сообщения, визиты домой или на работу, фотографирование кого-то, нежелательные приставания или постоянные неприятные замечания в чей-то адрес – по закону 1997 года “Преступные действия досаждающего характера”
  • Отправление неприличных, оскорбительных или угрожающих писем, электронных писем или текстовых сообщений и размещение их в соцсетях – по Закону 1998 года о злоумышленном использовании средств связи
  • Нежелательное прикосновение со стороны кого-то, кто получает от этого сексуальное удовольствие, например, в общественном транспорте – по Закону о сексуальных преступлениях

Однако следует заметить, что каждый, кто подвергается сексуальным домогательствам на рабочем месте, защищен в Британии Законом 2010 года о равных правах и недопущении дискриминации. Подобное обвинение считается гражданско-правовым, а не криминальным вопросом и будет рассматриваться в суде по трудовым спорам.

По данным исследования, проведенного в 2016 году Федерацией профсоюзов Англии и Уэльса TUC, более половины опрошенных женщин сказали, что испытывали сексуальные домогательства на работе.

Чем вызваны сексуальные домогательства?

Си Мин Пак, которая работает в благотворительной организации Brook, занимающейся сексуальным здоровьем нации, винит принятый на Западе подход “секс продается”, что, в свою очередь, плодит вседозволенность и перекладывание вины с больной головы на здоровую.

Молодежи подобные установки преподносятся посредством кино, музыкальных видеороликов, телепередач и доступной порнографии, и в результате они начинают думать, что отправка кому-то собственной фотографии в обнаженном виде – это что-то обыденное, нормальное, указывает она.

Выступая в школах, Си Мин объясняет подросткам, что, когда речь идет о сексе, у них есть свобода и возможность самим сделать выбор.

Но она признается, что ее волнует то, насколько плохо информированы дети на этот предмет, и что многие винят жертву изнасилования, когда им предлагается рассмотреть подобный сценарий.

В некоторых случаях – это просто перенятое от кого-то другого поведение.

Си Мин описывает случай, когда она увидела, как на автобусной остановке девочке из одного из ее классов какой-то мальчик положил руку на плечо и начал тискать.

“Она не выглядела так, будто ей это понравилось, поэтому, увидев ее в следующий раз, я ей сказала: “У тебя есть право сказать “нет”, это недопустимо, чтобы он тебя трогал”. Я объяснила ей принцип взаимного согласия, и она ответила: “Но они всегда меня тискают”.

Си Мин, которая обычно работает с мальчиками и девочками в возрасте 14-17 лет, полагает, что до тех пор, пока дети с ранних лет не будут знать, что они могут сказать “нет”, проблема никуда не денется.

По ее мнению, с ними надо начинать говорить об этом уже в младших классах, поскольку именно тогда это все и начинается, когда, по ее собственным воспоминаниям, мальчики думают, что это очень смешно – раскрыть на девочке кофточку, залезть к ней под юбку, схватить ее за попу или потянуть за лямку лифчика.

“Все это пристыжает и унижает [тех, против кого эти действия направлены]”, – говорит она.

По ее мнению, в раннем возрасте нужно говорит о границах, а в старших классах – о согласии, о том, как понимать язык тела, как договариваться и проговаривать какие-то ситуации и думать, прежде чем отправлять кому-то свои собственные секс-фото.

Есть ли вероятность, что законодательство изменится?

Давление на местах растет.

Петицию, призывающую Королевскую уголовную прокуратуру, переклассифицировать сексистские выпады в преступления на почве ненависти, уже подписали более 65 тысяч человек.

В графстве Ноттингемшир полиция начала регистрировать сексистские инциденты как преступления на почве ненависти, а до этого для подобных дел не было соответствующей категории.

Эти эпизоды полиция теперь классифицирует как “направленные против женщин происшествия, мотивированные особым отношением мужчины к женщине и включающие поведение, направленное против женщины со стороны мужчины просто потому, что она женщина”.

Это позволяет полиции расследовать подобные случаи как преступления и помогать жертвам, а также лучше понимать масштаб проблемы.

Вместе с тем Сара Кинг говорит, что в законодательстве есть прорехи, и указывает на Закон о преступлениях и нарушении общественного порядка, который включает в себя такое правонарушение, как запугивание на основании религии или расы потерпевшего, но не на основании половой принадлежности.

Юрист полагает, что отдельно выделенная статья о сексуальных домогательствах и преследованиях поможет лучше определить, что понимается под этим поведением, и раз и навсегда создать четкие границы.

Источник: https://www.bbc.com/russian/features-41692124

Ветка права
Добавить комментарий