Складываются ли сроки при повторном правонарушении?

Два плюс два не всегда четыре | ОВД-Инфо

Складываются ли сроки при повторном правонарушении?

Срок лишения свободы, к которому фактически приговаривают обвиняемого, во многих случаях, оказывается существенно меньше суммы сроков по каждой статье. Так, недавно осужденная, а затем помилованная украинская летчица Надежда Савченко по обвинению в убийстве получила 18 лет, по обвинению в покушении на убийство — 10 лет, а итоговый срок составил 22 года.

Кинорежиссер Олег Сенцов, обвиненный в терроризме в Крыму, получил 15 лет по статье об организации террористического сообщества, 10 и 11 лет — по двум эпизодам, расцененным как совершение террористических актов, семь лет — по обвинению в приготовлении к совершению терактов и пять — за незаконное хранении оружия и боеприпасов, то есть, в общей сложности, 48 лет лишения свободы.

В результате же суд приговорил его к 20 годам.

Тем не менее иногда итоговый срок складывается непосредственно из сроков за отдельные статьи. К примеру, десять лет участнику Майдана Андрею Коломийцу были составлены из шести лет по обвинению в покушении на убийство сотрудников «Беркута» и четырех — по статье о незаконном хранении наркотиков.

Вынесение обвинительного приговора в случае, когда имеет место так называемая «совокупность преступлений», регулируется статьей 69 УК. В ней сказано, в частности, что если все преступления, за которые судят человека, небольшой тяжести (то есть максимальное наказание составляет три года лишения свободы) или средней (пять лет), то менее строгое из наказаний может поглощаться более строгим.

Частичное или полное сложение наказаний тоже возможно — главное, чтобы итоговый срок не оказался более чем в полтора раза больше, чем максимальный срок за наиболее тяжкое из вмененных преступлений. То есть если максимальный срок по более тяжкой из статей составляет пять лет, то общий срок должен быть не больше семи с половиной лет.

Предположим, по одной статье, небольшой тяжести, решено лишить подсудимого свободы на три года, а по другой, средней тяжести, — на четыре. В случае поглощения наказания суд отправит его в колонию на четыре года. В случае сложения наказаний срок будет составлять от четырех лет и одного месяца до суммарных семи лет.

Если же по одной статье было решено дать четыре года, а по другой пять, то наказание составит от пяти до семи с половиной лет лишения свободы.

Все те же варианты возможны и в том случае, когда человека обвиняют в приготовлении или покушении на тяжкое или особо тяжкое преступление.

Если же хотя бы одно из преступлений является тяжким (то есть максимальное наказание составляет десять лет лишения свободы) или особо тяжким (более десяти лет), то поглощение меньшего срока большим уже невозможно.

Частичное или полное сложение наказаний по более суровым статьям происходит точно так же, как и по менее суровым: итоговый срок не должен более чем в полтора раза превышать максимальный срок по наиболее тяжкой статье.

Юристы считают, что метод полного сложения имеет смысл применять в случае, если преступления близки по характеру и степени общественной опасности.

Видно, что в случае с частичным сложением (которое применяется довольно часто) разброс сроков возможен довольно большой, и от чего зависит окончательное решение судьи, со стороны не очень понятно — в приговоре причины выбора того или варианта сложения не разъясняются.

Достаточно вспомнить приговоры восьми обвиняемым по «Болотному делу» в феврале 2014 года.

Судья Наталия Никишина посчитала, что за участие в массовых беспорядках, якобы имевших место на Болотной площади 6 мая 2012 года, Денису Луцкевичу, Алексею Полиховичу и Степану Зимину надо дать три года, а за применение насилия к представителям власти, которое они якобы совершили, первому дать год, второму — год и три месяца, а третьему — год и четыре месяца. Несмотря на это, в результате путем частичного сложения все трое получили равные сроки — по три с половиной года колонии.

Слева направо: Денис Луцкевич, Алексей Полихович и Степан Зимин. Все они получили по три с половиной года несмотря на разницу в сроках по отдельным статьям. Александр Барошин

По словам адвоката Сергея Панченко, представлявшего интересы Зимина, назначение того или иного итогового срока определяется прежде всего усмотрением судьи, а также личностью подсудимого и обстоятельствами дела.

«Есть регулирование в УК, но оно очень приблизительное. Написано, насколько может быть превышена санкция максимальной статьи, остальное, как говорится, на глаз», — прокомментировал адвокат сложившуюся практику.

Уместно напомнить, впрочем, что этот принцип работает и для вынесения приговора по одной статье: кодекс лишь задает верхнюю планку, после чего судья, принимая решение, должен руководствоваться тем, что было изложено в материалах дела и звучало в ходе процесса, в том числе наличием смягчающих и отягчающих обстоятельств, которые могут повлиять на сокращение или увеличение срока. Судья должен учитывать, в частности, состояние здоровья подсудимого, наличие у него маленьких детей, впервые он совершил преступление или нет, какую роль он играл в совершении преступления, действовал ли самостоятельно или по принуждению, признал ли вину, способствовал ли раскрытию преступления и так далее. Кодекс в данном случае устанавливает верхнюю планку наказания: так, согласно статье 62 УК при наличии смягчающих обстоятельств окончательный срок должен быть не больше двух третей от максимального по соответствующей статье. Если обвиняемый написал явку с повинной, заключил соглашение со следствием, способствовал раскрытию преступления и при этом в деле нет отягчающих его вину обстоятельств, он может получить не больше половины максимального срока. В случае, если возможным наказанием является пожизненное заключение, обвиняемого, заключившего соглашение, к такому наказанию не приговорят, ему могут назначить не больше двух третей максимального срока по соответствующей статье, выраженного в числах. (Более подробно о практике вынесения приговоров в случае заключения соглашения можно узнать из публикации Кирилла Титаева и Михаила Позднякова для «Ведомостей».) Таким образом, с учетом всех этих факторов диапазон для установления окончательного срока сокращается.

В целом, картина с назначением наказаний в России, где судья высчитывает срок «на глаз» в рамках, выставленных кодексом, отличается, например, от ситуации в США, где есть так называемые sentencing guidelines — строгие правила вынесения приговоров для обвиняемых в преступлениях, за которые положено от полугода лишения свободы и выше, вплоть до пожизненного заключения. Срок заключения для таких преступлений в США высчитывается на основании сочетания двух факторов: категории преступления (по смыслу соответствующей степени тяжести в российском УК) и «криминальной истории», то есть, грубо говоря, количеством предыдущих судимостей.

В России ситуация осложняется тем, что в случае с некоторыми статьями отдельные сроки выносятся за каждый отдельный эпизод. По словам адвоката Панченко, например, если человека обвиняют в совершении тридцати краж, то по каждому из тридцати эпизодов ему могут дать по году — и затем вынести приговор по совокупности: три года.

В целом, как утверждает Панченко, опытный адвокат может и оценить, почему вынесен тот или иной окончательный приговор, и даже предугадать, какой он будет, «в пределах погрешности в 15–20 процентов» — но для каждого конкретного дела в отдельности, поскольку общего правила не существует.

«Нужны ли нам sentencing guidelines — большой вопрос», — рассуждает адвокат.

По его мнению, наличие жестких правил, определяющих степень наказания, не позволили бы судьям существенно снизить срок в тех случаях, когда «ситуация требует бережного отношения к подсудимому» — например, приговорить его к сроку ниже низшего уровня, определенного в законе, если на то нет жестких формальных оснований.

Административные дела

Иначе обстоит дело с лишением свободы по административным статьям. Кодекс об административных правонарушениях предписывает рассматривать каждое правонарушение отдельно. Как пояснила ОВД-Инфо адвокат Юлия Сычева, «с точки зрения права одно правонарушение к другому не имеет отношения».

Но возможны случаи так называемой идеальной совокупности, когда в одном материале имеются два состава правонарушения: например, человек, едучи на машине, сбил другого и покинул место аварии. Такие случаи описаны во второй части статьи 4.

4 КоАП — это называется «одно действие (бездействие), содержащее составы административных правонарушений, ответственность за которые предусмотрена двумя и более статьями (частями статей) настоящего Кодекса и рассмотрение дел о которых подведомственно одному и тому же судье, органу, должностному лицу». В этом случае наказание определяется более строгой из статей.

В 2013 году Пленум Верховного суда внес ряд изменений в собственное постановление 2005 года, касающееся решений по административным статьям.

В частности, там была упомянута ситуация, когда под административный арест отправляют человека, уже отбывающего административный арест по другому делу.

В этом случае ВС рекомендовал отсчитывать срок ареста одновременно с неотбытой частью другого ареста.

ОВД-Инфо известно немало случаев, когда на людей составляют сразу два протокола по «арестным» статьям — например, «организация мероприятия без подачи уведомления» (ч. 2 ст. 20.2 КоАП) и «неповиновение законному требованию сотрудника полиции» (ст. 19.3 КоАП).

Это «реальная совокупность», то есть каждое из таких правонарушений суд должен рассматривать по отдельности. Бывает, что суд рассматривает сразу только одно из этих двух дел, а рассмотрение второго откладывает на какой-нибудь другой день.

Нередки случаи, когда оба административных дела рассматриваются в один день, по одной статье человека отправляют под арест, по другой штрафуют. По словам адвоката Сычевой, «как правило, судьи не злобствуют в таких случаях».

Впрочем, в январе 2015 года Тверской суд дважды продемонстрировал явное отсутствие «бережного отношения» к задержанным.

16 января Марк Гальперин получил сразу два срока ареста, причем за разные акции, прошедшие с интервалом в несколько дней: восемь суток за «организацию без уведомления» одиночного пикета в память о редакции журнала «Charlie Hebdo» 10 января и тридцать — за «повторное нарушение порядка проведения мероприятия» (ч. 8 ст. 20.

2 КоАП), то есть присутствие на сходе в поддержку Алексея и Олега Навальных 15 января. При этом в спецприемнике, куда доставили Гальперина, разъяснили, что после отбытия первого срока он выйдет на свободу, после чего на следующий день должен вернуться обратно и отбыть следующий.

Позднее Московский городской суд сократил Гальперину второй срок на восемь суток. А 27 января Александр Шелковенков, задержанный на акции на Лубянке в поддержку Надежды Савченко, получил 15 суток за неповиновение и 30 суток за «повторное нарушение», то есть всего 45. Ему Мосгорсуд также сократил срок за «повторное», причем вдвое.

Марк Гальперин (слева) и Александр Шелковенков

К сожалению, в распоряжении ОВД-Инфо нет копий соответствующих постановлений суда, поэтому нет возможности утверждать, что суд действительно отправил Гальперина и Шелковенкова под арест на 38 и 45 суток соответственно.

Однако упомянутое выше разъяснение сотрудников спецприемника о необходимости отбывать сроки по очереди идет в разрез с законом. Комментируя эту коллизию, юрист Правозащитного центра «Мемориал» Татьяна Глушкова сослалась, в частности, на статью 32.

8 КоАП, в соответствии с которой постановление об административном аресте исполняется немедленно.

Если руководствоваться постановлением Пленума ВС, следует считать, что у Гальперина и Шелковенкова в случае вынесения второго решения об аресте первый арест уже шел, а значит, срок второго ареста нужно было высчитывать одновременно с первым. То есть в сумме и Гальперин, и Шелковенков должны были получить 30 суток, а по решению суда второй инстанции Гальперин — 22, а Шелковенков — 15 суток.

«Есть, правда, еще статья 31.

5 КоАП, в которой сказано: „При наличии обстоятельств, вследствие которых исполнение постановления о назначении административного наказания в виде административного ареста… невозможно в установленные сроки, судья, орган, должностное лицо, вынесшие постановление, могут отсрочить исполнение постановления на срок до одного месяца“. При этом не указано, кто может ходатайствовать об отсрочке. Но если человек уже сидит под арестом, это не является невозможностью исполнения наказания в виде ареста, поэтому эта статья здесь применена быть не может», — разъясняет Глушкова. Она не исключает, что судьи, рассматривавшие дела Гальперина и Шелковенкова, могли в одном из постановлений специально указать, что срок административного ареста исчисляется с момента отбытия предыдущего ареста. Однако Глушкова при этом напоминает, что, согласно КоАП, срок административного ареста отсчитывается с момента задержания.

Источник: https://ovdinfo.org/articles/2016/07/01/dva-plyus-dva-ne-vsegda-chetyre

К вопросу о сроках лишения водительских прав: что делать со сроком лишения прав по кодексу об административных правонарушениях, если лицо привлекается к уголовной ответственности по статье 24.1 ук рф ? могут ли сроки наказания (сроки лишения специального права) течь одновременно?

Складываются ли сроки при повторном правонарушении?

К сожалению, сейчас нередка ситуация, когда лицо садится за руль в состоянии алкогольного опьянения.

Такими действиями оно подвергает опасности не только себя, но и других участников дорожного движения, так как в состоянии алкогольного опьянения снижается скорость реакции, действия водителя не соответствуют ситуации на дороге.

Поэтому лишение прав преследует цель не столько наказать лицо, совершившее правонарушение, сколько оградить других участников движения от опасности, которую может нести данное лицо, управляя транспортным средством.

В кодексе об административных правонарушениях есть статья 12.8. Согласно ч.1 данной статьи, управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, если такие действия не содержат уголовно наказуемого деяния. В то же время в Уголовном кодексе существует статья 264.

1 — управление автомобилем, трамваем либо другим механическим транспортным средством лицом, находящимся в состоянии опьянения, подвергнутым административному наказанию за управление транспортным средством в состоянии опьянения или за невыполнение законного требования уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения либо имеющим судимость за совершение преступления, предусмотренного частями второй, четвертой или шестой статьи 264 Уголовного Кодекса либо настоящей статьей. Эти две статьи зачастую идут вместе. На практике это выглядит так: лицо управляло транспортным средством в состоянии опьянения, было остановлено сотрудниками ГАИ и впоследствии лишено водительских прав. Уже будучи без прав, лицо повторно управляло автомобилем в нетрезвом состоянии, и опять было остановлено сотрудниками ГИБДД. К сожалению, данная ситуация не является анекдотической, а достаточно часто встречается на дорогах.

В законодательстве автомобиль относится к источникам повышенной опасности, и, следовательно, нуждается в особом регулировании и механизме, который компенсирует это его качество и создает дополнительные гарантии для окружающих лиц.

Исходя из вышеперечисленных факторов, законодатель вводит уголовную ответственность лиц, которые, уже будучи лишены водительских прав, все равно продолжают ездить в состоянии алкогольного опьянения либо менее года назад получили водительские права обратно. То есть административное наказание для этих лиц не достигло своей цели – привитие гражданину модели правопослушного поведения, поэтому и наступает уголовная ответственность.

Встречаются случаи, когда лицо уже несколько раз останавливают сотрудники ГИБДД и обнаруживают, что водитель находится в состоянии опьянения. Срок лишения специального права еще не истек. Водителю назначают наказание по статье 264.1 Уголовного кодекса в виде штрафа и лишения права управления транспортным средством.

В такой ситуации у правоприменителя и осужденного возникает вопрос: что делать со сроком лишения специального права  по Кодексу об административных правонарушениях? Могут ли сроки наказания течь одновременно?

Законодатель не дает ответа на данный вопрос. В случае, если лицу по нескольким административным правонарушениям в качестве меры ответственности назначили лишение специального права, то на основании части 3 статьи 32.

7 Кодекса об административных правонарушениях,  течение срока лишения специального права в случае назначения лицу, лишенному специального права, административного наказания в виде лишения того же специального права начинается со дня, следующего за днем окончания срока административного наказания, примененного ранее. То есть сроки лишения специального права складываются.

То же самое происходит, когда лицу назначается лишение права управления транспортным средством в качестве дополнительного наказания, например, по той же статье 264.1 Уголовного кодекса.

Но как считать итоговый срок наказания по Кодексу об административных правонарушениях и по Уголовному кодексу?

Можно исходить из буквального толкования названий данных наказаний. «Лишение специального права» и «лишения права занимать определенные должности и заниматься определенной деятельностью» предполагает, что такое право у лица имелось. Нельзя лишить лица того, чего у него нет. Однако данное утверждение идет в противоречие с действительностью.

Данное лицо зачастую управляет транспортным средством, уже будучи лишенным прав на его управление, а наказание в виде лишения специального права является обязательным для ряда статей, в том числе для ст. 264.4 Уголовного кодекса, является обязательным. Фактически, законодатель обязывает правоприменителя лишать лицо того, чего его уже лишили.

Исходя из этой логики, возможно одновременное течение сроков таких наказаний. По этому пути пошла судебная практика.

Так, если лицу было назначено лишение права управления транспортным средством по Уголовному кодексу, то срок лишения специального права по Кодексу об административных правонарушениях подлежит зачету, о чем должно быть указано в приговоре суда.

В случае, если в приговоре это не было указано, это является основанием для изменения приговора в суде апелляционной инстанции. Причем срок лишения специального права по Кодексу об административных правонарушениях полностью засчитывается в срок лишения права управления транспортным средством по Уголовному кодексу.

Таким образом, на стыке административного и уголовного права происходит интересное явление: зачет административного наказания уголовным.

Лишение специального права и лишения права заниматься определенной деятельностью, хоть и называются по разному и содержатся в разных кодексах, по сути имеют одинаковую цель и одинаковый итог для лица, которому это наказание назначено. Поэтому и возможен зачет наказаний.

Для практики это означает, что сроки лишения водительских прав по Кодексу об административных правонарушениях и по Уголовному кодексу не суммируются. В случае, если в приговоре по уголовному делу данный вопрос не разрешен, то приговор подлежит обжалованию в суд апелляционной инстанции.

Если к Вас возникли вопросы, связанные с лишение прав — Вы всегда можете обратиться за юридической помощью в наше адвокатское бюро «Антонов и партнеры». Работаем круглосуточно.

С уважением, адвокат Анатолий Антонов, управляющий партнер адвокатского бюро «Антонов и партнеры».

Задайте их прямо сейчас здесь, или позвоните нам по телефонам в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71  (круглосуточно), или приходите к нам в офис на консультацию (по предварительной записи)!

Источник: https://pravo163.ru/k-voprosu-o-srokax-lisheniya-voditelskix-prav-chto-delat-so-srokom-lisheniya-prav-po-kodeksu-ob-administrativnyx-pravonarusheniyax-esli-lico-privlekaetsya-k-ugolovnoj-otvetstvennosti-po-state-2/

Обобщение практики рассмотрения дел, связанных с применением миграционного законодательства | Арбитражный суд Красноярского Края

Складываются ли сроки при повторном правонарушении?

Справка № 01/13

Обобщение практики рассмотрения дел,

связанных с применением миграционного законодательства

г. Красноярск                                                                                          22.03.2013

I. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ

В соответствии с пунктом 3.1 плана работы Арбитражного суда Красноярского края на I полугодие 2013 года проведено обобщение практики рассмотрения споров, связанных с применением миграционного законодательства, и рассмотренных Арбитражным судом Красноярского края в течение второго полугодия 2012 года –  января 2013 года.

В статистическом отчете дела, связанные с применением миграционного законодательства, отдельной строкой не выделяются.

В связи с этим в целях подготовки настоящего обобщения осуществлялся интеллектуальный поиск в программе АИС «Судопроизводство», а также в банке решений арбитражных судов (http://ras.arbitr.

ru/), показавший, что за второе полугодие 2012 – январь 2013 года Арбитражным судом Красноярского края рассмотрено 37 дел об оспаривании постановлений миграционных органов о привлечении к административной ответственности, из которых:

– по части 1 статьи 18.15 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее – КоАП РФ) – 16 дел (43 %),

– по части 3 статьи 18.15 КоАП РФ – 21 дел (57 %).

Постановления о привлечении к административной ответственности выносились:

– отделением УФМС России по Красноярскому краю в Железнодорожном районе г. Красноярска (20 дел);

– УФМС России по Красноярскому краю (17 дел).

Из указанного количества дел Арбитражным судом Красноярского края были признаны незаконными и отменены полностью 2 постановления (5%) УФМС России по Красноярскому краю в связи недоказанностью состава административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 18.15 КоАП РФ, изменены в части назначения административного наказания – 2  постановления (5%).

За анализируемый период отмен судебных актов Арбитражного суда Красноярского края судами вышестоящих инстанций по рассматриваем делам нет, что свидетельствует о сформированной стабильной правоприменительной практике по обобщаемым делам.

Помимо дел, рассмотренных Арбитражным судом Красноярского края с участием подразделений Федеральной миграционной службы России, в предмет исследования также вошли опубликованные решения Конституционного Суда Российской Федерации, постановления Пленума и Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (далее – ВАС РФ), решения Верховного Суда Российской Федерации[1], а также судебные акты Третьего арбитражного апелляционного суда, Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа и иных арбитражных судов.

II. ВЫВОДЫ ПО РЕЗУЛЬТАТАМ ОБОБЩЕНИЯ ПРАКТИКИ

АРБИТРАЖНОГО СУДА КРАСНОЯРСКОГО КРАЯ

1. Отсутствие доказательств, подтверждающих факт привлечения иностранного гражданина к трудовой деятельности в Российской Федерации именно лицом, привлеченным к административной ответственности по части 1 статьи 18.15 КоАП РФ, влечет незаконность вынесенного в отношении в него постановления по делу об административном правонарушении.

Дело № А33-7888/2012.

Индивидуальный предприниматель обратилась в арбитражный суд с заявлением к УФМС России по Красноярскому краю с заявлением об оспаривании постановления по делу об административном правонарушении, которым он привлечен к административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 18.15 КоАП РФ.

Как следует из материалов дела, в ходе проверки цеха по производству кондитерских изделий, арендуемого индивидуальным предпринимателем, административным органом выявлено привлечение к трудовой деятельности иностранных граждан Республики Таджикистан и Республики Узбекистан при отсутствии у последних разрешения на работу.

Оспаривая постановление по делу об административном правонарушении, заявитель указал, что административным органом ни одним достоверным доказательством  не подтвержден факт совершения вменяемого административного правонарушения именно индивидуальным предпринимателем.

Суд первой инстанции заявленные требования удовлетворил, признал постановление по делу об административном правонарушении незаконным и подлежащим отмене по следующим основаниям.

В силу части 1 статьи 2.1 КоАП РФ административным правонарушением признается противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, за которое настоящим Кодексом или законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях установлена административная ответственность.

В предмет доказывания по делам о привлечении к административной ответственности в соответствии со статьей 26.

1 КоАП РФ входит, в том числе, установление наличия события административного правонарушения, лица, совершившего противоправные действия, за которые настоящим Кодексом или законом субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, и его виновности в совершении административного правонарушения.

Административным органом в материалы дела представлены следующие  доказательства, подтверждающие, по его мнению, факт совершения заявителем административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 18.

15 КоАП РФ: акт обследования производственного помещения, произведенного в рамках гласного оперативно-розыскного мероприятия УЭБиПК ГУ МВД России по краю; акт проверки, составленный административным органом; протоколы об административном правонарушении, замечания индивидуального предпринимателя к указанным протоколам; объяснения не имеющих разрешения на работу иностранных граждан; постановления по делам об административном правонарушении; видеозапись оперативно-розыскного мероприятия УЭБ и ПК ГУ МВД России; протоколы об административном правонарушении, составленные в отношении иностранных граждан по факту совершения ими административных правонарушений, предусмотренных статьей 18.10 КоАП РФ;  объяснения данных иностранных граждан; постановления по делам об административном правонарушении о привлечении иностранных граждан к административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного статьей 18.10 КоАП РФ.

Оценив представленные в дело доказательства по правилам статьи 71 АПК РФ, арбитражный суд пришел к выводу о доказанности лишь факта нахождения иностранных граждан на территории производственного цеха кондитерских изделий во время проведения проверки.

Вместе с тем, по мнению суда, ни одно из представленных административным органом доказательств не подтверждает факт привлечения названных иностранных граждан к трудовой деятельности, осуществленного именно индивидуальным предпринимателем.

Акт обследования производственного помещения, произведенного в рамках гласного оперативно-розыскного мероприятия УЭБиПК ГУ МВД России по краю, и акт проверки, составленный административным органом, не содержат сведений о лице, допустившем иностранных граждан к трудовой деятельности в помещении кондитерского цеха.

Из видеозаписи оперативно-розыскного мероприятия УЭБ и ПК ГУ МВД России, просмотренного в ходе судебного разбирательства, не представляется возможным с достоверностью установить как факт нахождения в момент проведения проверки в производственном кондитерском цехе иностранных граждан, так и факт осуществления указанными лицами в этом цехе трудовой деятельности.

Протоколы об административном правонарушении, составленные в отношении заявителя, не содержат необходимого описания фактических обстоятельств, подтверждающих событие вмененного ему административного правонарушения, как-то: описания факта привлечения индивидуальным предпринимателем иностранных граждан к труду, описания осуществляемых иностранными гражданами действий по уборке помещений, фасовке, сортировке кондитерских изделий.

При составлении протоколов об административном правонарушении индивидуальным предпринимателем даны объяснения, согласно которым он с иностранными гражданами трудовые договоры не заключал, к работе их не привлекал, в их услугах не нуждался, об их нахождении в производственном цехе  пояснить ничего не смог, указав на их самовольное проникновение в производственный цех.

Из объяснений иностранных граждан, отобранных в ходе проведения проверки и административного расследования, следует, что они пришли в кондитерских цех по приглашению работающих там знакомых с целью возможного дальнейшего трудоустройства, с индивидуальным предпринимателем лично не знакомы, разрешения на работу не имеют.

Протоколы и постановления по делу об административном правонарушении, составленные в отношении иностранных граждан, подтверждают только событие административного правонарушения, предусмотренного статьей 18.10 КоАП РФ и совершенного самими иностранными гражданами, а не событие административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 18.15 КоАП РФ и вмененного индивидуальному предпринимателю.

Статьей 1.5 КоАП РФ установлен принцип презумпции невиновности, часть 4 которой предусматривает, что неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, толкуются в пользу этого лица.

Учитывая, что трудовые договоры индивидуальным предпринимателем с иностранными гражданами в письменной форме не заключались, доказательств фактического допуска к трудовой деятельности указанных лиц именно индивидуальным предпринимателем (или по ее поручению, или ее представителем) административным органом не предъявлено, суд пришел к выводу, что административным органом не представлена совокупность доказательств, с очевидностью, определенностью и достоверностью подтверждающая событие административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 18.15 КоАП РФ, и совершение его именно индивидуальным предпринимателем. При указанных обстоятельствах законные основания для привлечения индивидуального предпринимателя к административной ответственности, предусмотренной частью 1 статьи 18.15 КоАП РФ, отсутствуют.

Решение арбитражного суда первой инстанции в суды вышестоящих инстанций не обжаловалось.

2.

Незаключение трудового договора между иностранным работником и работодателем, фактически допустившим иностранного гражданина к выполнению работ, не исключает обязанность работодателя по соблюдению правил привлечения и использования иностранных работников, в том числе по привлечению иностранных работников только при наличии у них разрешения на работу, требуемого в соответствии с федеральным законом.

Дела №№ А33-12106/2012, А33-12107/2012, А33-12108/2012, А33-12109/2012, А33-12110/2012, А33-12112/2012, А33-12114/2012, А33-12116/2012, А33-12117/2012, А33-12119/2012,  А33-12120/2012.

Индивидуальный предприниматель обратился в арбитражный суд с требованием об оспаривании постановления по делу об административном правонарушении, которым он привлечен к административной ответственности по части 1 статьи 18.15 КоАП РФ.

В обоснование заявленных требований заявитель указал на недоказанность события административного правонарушения – факта привлечения им к трудовой деятельности в Российской Федерации иностранного гражданина, не имеющего разрешения на работу, так как трудовой договор с последним не был заключен.

Суд первой инстанции в удовлетворении заявленного требования отказал по следующим основаниям.

Объективной стороной административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 18.

15 КоАП РФ, является привлечение к трудовой деятельности в Российской Федерации иностранного гражданина или лица без гражданства при отсутствии у этих иностранного гражданина или лица без гражданства разрешения на работу либо патента, если такие разрешение либо патент требуются в соответствии с федеральным законом.

Согласно примечанию к статье 18.15 КоАП РФ под привлечением к трудовой деятельности в Российской Федерации иностранного гражданина или лица без гражданства понимается допуск в какой-либо форме к выполнению работ или оказанию услуг либо иное использование труда иностранного гражданина или лица без гражданства.

В соответствии со статьей 16 Трудового кодекса РФ трудовые отношения между работником и работодателем возникают также на основании фактического допущения работника к работе с ведома или по поручению работодателя или его представителя в случае, когда трудовой договор не был надлежащим образом оформлен.

Источник: http://krasnoyarsk.arbitr.ru/node/15903

Ветка права
Добавить комментарий