Смягчение наказания по ст 228,1 ч 4 в связи со здоровьем

В помощь обвиняемым и осужденным по наркотическим статьям

Смягчение наказания по ст 228,1 ч 4 в связи со здоровьем

Оглавление

Введение. 4

Приобретение, хранение, сбыт и другие деяния. 
Вопросы квалификации и наказания………………………………………………….. 6

Размеры. Значительный, крупный, особо крупный. 6

Приобретение «в неустановленное время,  в неустановленном
месте, у неустановленного лица». 13

Приобретение – покушение или оконченное. 14

Хранение нескольких видов наркотиков  (или в разных местах). 14

Добровольная сдача. 15

Назначение наказание за приобретение и хранение. 16

Сбыт. 23

Закладчики. 24

Прямой умысел. 26

Наличие вещества. 27

Доказательства: показания свидетелей. 28

Достаточность доказательств сбыта. 29

Единое продолжаемое или совокупность. 30

Соучастие в сбыте: организованная группа, 
преступное сообщество. 31

Назначение наказания за сбыт. 33

Зачет времени содержания в СИЗО.. 37

Культивирование. 38

Притон.. 39

Замена наказания на лечение. 39

Оперативно-розыскные мероприятия по делам  о наркотиках
и использование их результатов  в качестве доказательств. 42

Проверочная закупка или провокация. 42

Основания и условия проведения. Практика ЕСПЧ и ВС.. 45

Постановление о проведении. 48

Незаинтересованные лица, аудио-видео запись, 
досмотр до и после закупки. 50

Неоднократные закупки. 51

Обследование помещений. 52

Прослушивание телефонных переговоров. 53

Использование результатов оперативно-розыскной  деятельности. 54

Законность и обоснованность процессуальных действий.
Доказательства. 57

Осмотр, досмотр и обыск. 57

Осмотр места происшествия. 59

Порядок изъятия наркотиков. 60

Допрос. 62

Экспертиза. 67

Введение

В этой брошюре предпринята попытка разъяснить трудные и спорные вопросы уголовной ответственности за незаконные действия, связанные с наркотиками. Взята лишь часть темы «наркотики и закон», но важнейшая ее часть. Важнейшая, потому что вред репрессивной наркополитики, тем более когда она ударяет по больным наркоманией, по юношеству, вполне сопоставим с вредом от самих наркотиков.

Наша задача — помочь попавшим в зависимость от судебно-правовой сис­темы. Помочь им в навыках самозащиты на следствии, в предстоящем суде, в обжаловании приговора.

Ответы есть не на все вопросы. Не потому, что мы такие невежды, а потому что законодательство в этой сфере противоречиво.

С одной стороны, оно избыточно и регулирует несуществующие предметы (к примеру, остается неизвестным, что такое «новые потенциально опасные психоактивные вещества», реестра которых не существует).

С другой стороны — многочисленные лакуны, в том числе в регулировании оперативно-ро­зыс­к­ной деятельности, процедуры задержания, различных процессуальных действий. А любая неполнота закона там, где он действительно необходим, традиционно трактуется в наиболее зловещей интерпретации.

Наши разъяснения законодательства базируются по большей части на рекомендательных для судов постановлениях Пленума Верховного суда РФ и судебной практике ВС. По делам о наркотиках есть специальное Постановление Пленума от 15 июня 2006 года № 14, действующее в редакции от 30 июня 2015 года.

Правда, многие позиции этого постановления имеют обобщенный характер, так что понимать их следует в дополнении судебной практикой и ее интерпретации самого ВС и других высших судов, под которыми в юридическом контексте понимают как Европейский Суд по правам человека (ЕСПЧ) и Конституционный Суд (КС), так и верховные суды субъектов РФ. Ссылки на практику последних при обжаловании приговоров и в других случаях уместны, когда примеры решений региональных судов публикуются в утверждаемых Президиумом ВС обзорах судебной практики и в ежемесячном Бюллетене ВС РФ в качестве рекомендуемых позиций.

Решения по конкретным делам самого ВС РФ (постановления Президиума и определения Судебной коллегии по уголовным делам) являются рекомендательными. Из них преимущественное значение также имеют решения, включенные в обзоры и бюллетень.

Постановления и определения ВС по апелляционным и кассационным жалобам не являются прецедентами. Для следователя судебная практика ВС не имеет обязывающего значения, в отличие от обязательных для всех государственных органов решений ЕСПЧ.

Но суды игнорировать практику ВС не вправе. Согласно статье 126 Конституции, ВС «дает разъяснения по вопросам судебной практики».

Поэтому, когда в постановлениях Пленума ВС не дается соответствующее толкование, суды должны ориентироваться на позицию ВС, содержащуюся в решениях по жалобам.

Мы старались показать сложившиеся, устоявшиеся позиции ВС РФ, стремились раскрыть перспективные для обжалования позиции по распространенным в судебной практике случаям. Относительно перспективные — потому что поколебать обвинительный приговор даже при самой очевидной его необоснованности удается очень редко.

Каждый студент юридического вуза знает, что обвинительный приговор не может быть основан на одних только показаниях подсудимого. Но когда студент превращается в дознавателя или следователя, на практике он следует «обычному праву». А по нему — признание вины есть царица доказательств.

К сожалению, не только следователь добивается признания вины. Сплошь и рядом сами адвокаты склоняют подзащитных «разоружиться перед обвинением» и «не злить судью». Существующий уже 15 лет особый порядок судебного разбирательства, применяемый почти в 70% уголовных дел, развратил всех участников процесса.

Обвиняемый признает вину (действительную, мнимую или в том объеме, что выгоден следствию), гособвинителю не надо ничего доказывать, суду — изучать, адвокату не от чего защищать.

Поэтому строптивых подсудимых убеждают в том, что доказать в суде ничего невозможно, слушать его не будут и посадят по максимуму, в назидание другим.

Но ведь есть примеры обратного.

Говорят, оправдательных приговоров не бывает, что на многочисленные типовые нарушения со стороны следствия и суда никто внимания не обращает, жаловаться на них бесполезно. Это в значительной мере так. Но именно потому, что никто (почти никто) этому не сопротивляется, и процветает правовой нигилизм.

На самом деле есть и оправдательные приговоры, и удовлетворенные ходатайства. Исключения? Да, пока что исключения.

Возьмем два примера, один широко известный, другой — неизвестный практически никому. Все знают, что суд присяжных выносит оправдательные приговоры во много раз чаще, чем «судья единолично». Известно также, что прокуратура всегда обжалует оправдательные приговоры присяжных — не всегда успешно, но обжалует всегда.

Чуть ли не первый пример, когда этого не произошло, когда гособвинение признало поражение — это «маковое дело» (дело Шиловых, Зелениной и других), по которому Брянским областным судом по вердикту присяжных в январе 2019 года был постановлен оправдательный приговор всем 13 обвиняемым. Здесь не место разбирать это дело.

Важно, что оно изменило один из юридических обычаев: прокуратура не обжаловала оправдательный приговор.

Другой пример касается неизвестного нам осужденного, обозначенного в базах судебных актов как П.Д. Этого молодого человека Октябрьский суд Ростова-на-Дону осудил на 10 лет по части 4 статьи 228.1. И обжаловал он, в том числе, и такие нарушения, на которые никогда не обращали внимания. Кассационную жалобу осужденный писал, похоже, сам.

Ни один уважающий себя адвокат не посоветовал бы ему обжаловать то, что он обжаловал. Во-первых, несоответствие между временем задержания и составлением протокола. Таких случаев тысячи тысяч. Считается, что писать об этом в кассации бессмысленно.

Ведь вступивший в законную силу приговор может быть отменен только по таким нарушениям, которые повлияли на исход дела. Во-вторых, осужденный писал, что приговор скопирован судьей с обвинительного заключения.

И что же? Постановлением Президиума Ростовского областного суда от 1 декабря 2016 года № 44-у-292 приговор был отменен именно по этим основаниям.

Цитируем: «Доказательства, на которые ссылается суд в приговоре, изложены в том же порядке, что и в обвинительном заключении, часть приговора исполнена путем копирования обвинительного заключения, в приведенных в приговоре показаниях свидетелей и доказательствах (показаниях свидетелей Б., Г.Ю.А.

, рапорте об обнаружении признаков преступления, протоколе об административном задержании, справке об исследовании, протоколе осмотра предметов, вещественного доказательства и т.п.) имеются одни и те же орфографические ошибки, что и в обвинительном заключении. показаний свидетелей Б. и Г.Ю.А., приведенных в приговоре, не совпадает с их показаниями, данными в судебном заседании, но совпадает с их содержанием, изложенным в обвинительном заключении».

Если добиваться таких правильных исключений из порочного обычая — пустое дело, тогда нам не следовало бы писать эту брошюру, в основу которой положен 13-летний опыт правовых консультаций по делам, связанным с наркотиками, на сайте hand-help.ru[1].

Приобретение, хранение, сбыт и другие деяния.
Вопросы квалификации и наказания

Размеры. Значительный, крупный, особо крупный

Самое главное в делах о наркотиках — это их размеры. Приобретение, хранение, изготовление, переработка, перевозка наркотиков либо являются правонарушением, либо становятся преступлением в зависимости от их размера.

Если не считать мешки героина и трюмы, полные кокаина, то одни и те же потребительские количества за последние 30 лет признавались то небольшим (наказуемым по КоАП), то значительным или крупным (наказуемым по УК) размерами.

Например, уголовная ответственность за марихуану до 2004 года начиналась с 0,5 грамма, с 2004 по 2006 — с 20 грамм, с 2006 — с 6 грамм.

Сейчас значительный, крупный и особо крупный размеры веществ, включенных в Перечень, установлены Постановлением Правительства РФ от 1 октября 2012 года № 1002.

Изменение размеров в 2003-2004 гг. привело к одновременному освобождению десятков тысяч осужденных. Еще десяткам тысяч сроки были сокращены.

Проблема размеров сложна и многогранна. В силу ее особой значимости мы рассматриваем ее здесь наиболее подробно. Эта проблема вплотную увязана с другим важнейшим вопросом — судебной экспертизой наркотиков, о которой — ниже.

Применительно к размерам следует иметь в виду следующее.

Не ровно, а свыше

Значительный, крупный и особо крупный размеры считаются свыше величин, указанных в Постановлении Правительства от 01.10.2012 г. № 1002. То есть ровно 0,5 грамм героина или 0,2 грамма амфетамина не составляет значительного размера.

Растения живые и мертвые

Постановление № 1002 кроме размеров наркотических средств и психотропных веществ трех списков устанавливает размеры для наркосодержащих растений для целей статей 228, 228.1, 229 и 229.1 УК. Эти размеры не имеют отношения к размерам, установленным для определения крупного размера при культивировании тех же растений, то есть для целей статьи 231 УК.

Для последней крупные размеры установлены в Постановлении Правительства от 27 ноября 2010 года № 934. Размеры растений в Постановлении № 1002 определены в граммах и относятся не к растущим растениям, которые находятся в состоянии вегетации, а к растительной массе, к растениям, которые сорваны, срезаны и т. п.

А размеры в постановлении № 934 установлены в количестве экземпляров.

Это совсем не формальный вопрос. Например, уголовная ответственность за хранение конопли именно как растения в сорванном виде наступает при обнаружении свыше 6 грамм. А уголовная ответственность за выращивание — от 20 кустов. Почувствуйте разницу.

Бывают случаи, когда хитроумные или неграмотные полицейские, обнаружившие в ходе обыска или осмотра помещения растущее наркосодержащее растение, изымают его не только у владельца, но и из горшка или с грядки, взвешивают, а не считают количество экземпляров, и определяют размер не поштучно, а в граммах.

Погрешности

Более сложный вопрос, каким количеством следует определять значительный, крупный или особо крупный размер наркотического средства, если это количество превышает установленный размер в пределах погрешности.

Будет ли относиться к значительному размеру 2,1 или 2,4 грамма наркотического средства «гашиш», если значительный размер определен по Постановлению Правительства свыше 2 грамм? Рассмотрим эту проблему подробнее, так как от этих десятых или сотых зависит, будет ли возбуждено уголовное дело и его квалификация по той или иной части статьи.

В Постановлении №1002 размеры установлены в граммах либо в десятых, сотых или тысячных долях грамма в зависимости от конкретного вещества. Так, например, для гашиша значительный размер составляет свыше 2 грамм, крупный — свыше 25 грамм, особо крупный — свыше 10 000 грамм.

Источник: http://www.prison.org/content/v-pomoshch-obvinyaemym-i-osuzhdennym-po-narkoticheskim-statyam

Обзор практики Верховного Суда РФ по уголовным делам за январь 2016 года

Смягчение наказания по ст 228,1 ч 4 в связи со здоровьем

Я с коллегами (Алексей Гуров, Юлия Жиронкина, Парвиз Сотивалдиев) подготовил небольшой обзор практики Верховного Суда РФ по уголовным делам за январь 2016 года. Надеюсь, что для первого раза получилось неплохо. Для удобства прикрепляю pdf-файл.

1. Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 12.01.2016 г. (дело № 35-УД15-7).

Суду при разрешении вопроса об окончательном сроке наказания необходимо учитывать все ранее внесенные изменения в приговор.

Приговором Торжокского городского суда Тверской области от 08 июня 2001 года (далее – Приговор) Степаненко Э.В. осужден по п.п. «а, б, в» ч. 2 ст. 161 УК РФ к 5 годам лишения свободы, п.п. «а, б, в, г» ч. 2 ст.

158 УК РФ к 4 годам лишения свободы, п. «г» ч. 2 ст. 159 УК РФ к 4 годам лишения свободы, ч. 3 ст. 30, п.п. «а, б, в» ч. 2 ст. 161 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, ч. 3 ст. 30, п.п. «а, б, в, г» ч. 2 ст.

158 УК РФ.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 6 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Впоследствии в Приговор были внесены изменения, которые улучшили положение Степаненко Э.В..

Так, последние изменения в Приговор были внесены постановлением президиума Тверского областного суда от 27 апреля 2015 года (далее – Обжалуемое постановление), в котором не были учтены внесенные ранее изменения, в связи с чем, Степаненко Э.В. обратился с жалобой в Верховный Суд РФ.

В свою очередь, Верховный Суд РФ указал, что судом в Обжалуемом постановлении не только не учтены ранее внесенные изменения в Приговор, но и не разрешен вопрос об окончательном сроке наказания по совокупности приговоров.

В связи с существенным нарушением уголовного закона, определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 12.01.2016 г. смягчено наказание Степаненко Э.В. путем снижения срока лишения свободы до 4 лет 7 месяцев лишения свободы. 

Полный текст судебного акта: http://www.vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1406416

2. Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 13.01.2016 г. (дело № 67-УД15-26).

Суд, в случае изменения категории преступления с более тяжкой на менее тяжкую, не может назначить более строгое наказание по менее тяжкому преступлению.

Приговором Октябрьского районного суда Новосибирской области от 12 сентября 2014 года (далее – Приговор) осуждены Ермашов О.В. по п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ к 7 годам лишения свободы и Клименко И.С. по п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ к 6 годам лишения свободы; по ч. 4 ст. 111 УК РФ к 8 годам лишения свободы.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Новосибирского областного суда от 01 декабря 2014 года (далее – Апелляционное определение) действия Ермашова О.В. переквалифицированы с п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ на ч. 1 ст. 111 УК РФ, по которой назначено 7 лет 6 месяцев лишения свободы.

Постановлением президиума Новосибирского областного суда от 13 марта 2015 года Апелляционное определение изменено в отношении Клименко И.С., а в остальной части судебное решение оставлено без изменения.

В свою очередь, сторона защиты Ермашова О.В. обратилась с кассационной жалобой в Верховный Суд РФ, в которой просила отменить Апелляционное определение, поскольку суд, переквалифицировав действия Ермашова О.В. на менее тяжкое преступление, назначил ему более строгое наказание, чем ухудшил его положение.

В связи с этим, Верховный Суд РФ указал, что преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 111 УК РФ, представляет меньшую общественную опасность, чем п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ.

Поскольку в данном случае изменяется категория преступления с особо тяжкой на тяжкую, то у суда апелляционной инстанции не имелось оснований для назначения Ермашову О.В.

более строго наказания, чем было назначено Приговором.

Таким образом, определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 13.01.2016 г. Ермашову О.В. смягчено наказание до 6 лет 6 месяцев лишения.

Полный текст судебного акта: http://www.vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1407470

3. Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 13.01.2016 г. (дело № 35-УД15-8).

1) При вынесении обвинительного приговора его описательно-мотивировочная часть должна содержать описание преступного деяния.

2) Судом должна быть дана оценка каждого доказательства, как в отдельности, так и в совокупности. 

Приговором Центрального районного суда г. Твери от 20 мая 2014 года (далее – Приговор) Боярский В.Е. осужден по ч. 3 ст. 159 УК РФ (в редакции ФЗ № 26 от 07.03.2011 г.) к штрафу в размере 250 000 рублей.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Тверского областного суда от 09 сентября 2014 года (далее – Апелляционное определение) Приговор изменен, а именно размер штрафа смягчен до 125 000 рублей и уменьшен размер взыскания по иску.

Постановлением президиума Тверского областного суда от 02 ноября 2015 года (далее – Постановление) Апелляционное определение изменено, а именно резолютивная часть дополнена указанием на исключение из осуждения Боярского В.Е. хищения из кассы организации денежных средств в период с февраля по октябрь 2005 года.

Обжалуя состоявшие по делу судебные решения, Боярский В.Е. указывает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, а также судами допущены существенные нарушения норм материального и процессуального права.

Рассмотрев кассационную жалобу осужденного, Верховный Суд РФ указал на ряд нарушений уголовно-процессуального законодательства, которые повлияли на исход дела.

Так, в нарушение ст. 307 УПК РФ Приговор не содержит мотивированных выводов относительно наличия у Боярского В.Е. умысла на хищение денежных средств, ряд фактических обстоятельств не получили должной оценки, хотя установление данных обстоятельств имело значение для определения размера ущерба, причиненного преступлением, и квалификации действий осужденного.

Наряду с этим, в нарушение положений ст. 88 УПК РФ судами не дана оценка показаний свидетеля К., а также без проверки и учета его показаний была произведена и оценка совокупности исследованных доказательств, и позиции стороны защиты.

Таким образом, Верховный Суд РФ пришел к выводу, что допущенные нарушения могут привести к ошибкам в решении вопросов об уголовной ответственности Боярского В.Е., квалификации его действий и наказании. В связи с этим были отменены состоявшиеся по делу судебные решения и уголовное дело передано на новое судебное рассмотрение в суд первой инстанции.

Полный текст судебного акта: http://www.vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1406474

Источник: https://zakon.ru/Blogs/obzor_praktiki_verhovnogo_suda_rf_po_ugolovnym_delam_za_yanvar_2016_goda/42321

Амалия Затари Би-би-си

Правообладатель иллюстрации Getty Images

После закрытия дела журналиста Ивана Голунова о попытке сбыта наркотиков, в России встал вопрос о необходимости изменения антинаркотического законодательства. О его реформировании задумались в Госдуме и Совете Федерации, высказались и академики РАН и омбудсмен Татьяна Москалькова.

Голунов был задержан 6 июня в центре Москвы. В полиции заявили, что при досмотре у него в рюкзаке нашли пять пакетиков с мефедроном, а при обыске дома – более пяти граммов кокаина и электронные весы.

8 июня Никулинский суд Москвы отправил журналиста по домашний арест по обвинению в покушении на сбыт наркотиков в крупном размере. Сам Голунов назвал дело сфабрикованным и связал его со своим расследованием о похоронном бизнесе.

Коллеги и адвокаты журналиста указывали на грубые ошибки и нарушения в деле Голунова. Большой скандал вызвали опубликованные МВД фотографии нарколаборатории, якобы сделанные в квартире Голунова. Позже в полиции признали, что дома у журналиста было сделано только одно из этих фото.

10 июня стало известно, что ни на одном из предметов, изъятых в квартире Голунова, не обнаружили его отпечатков, и что на смывах с рук и ногтей журналиста не нашли следов наркотиков.

На следующий день глава МВД Владимир Колокольцев объявил, что дело Голунова закрыто и все обвинения с журналиста сняты “из-за недоказаннотси его причастности к совершению преступления”. Сотрудников полиции, занимавшихся его делом, отстранили от работы, а главу УВД ЗАО, где было возбуждено дело, и начальника управления по борьбе с наркотиками управления МВД по Москве уволили.

Дело Голунова вызвало огромный общественный резонанс, а также подняло дискуссию о несовершенстве российской политики в сфере оборота наркотиков. Русская служба Би-би-си собрала инициативы по изменению законодательства, которые предлагали в разных структурах, а также мнения тех, кто выступил против реформ.

Смягчить наказание за хранение без цели сбыта

Депутаты думской рабочей группы по совершенствованию антинаркотического законодательства предложили внести до конца весенней сессии (до 28 июля) законопроект о смягчении наказания за хранение наркотиков без цели сбыта. Об этом “Дождю” заявил руководитель группы, единоросс Николай Брыкин.

Глава думского комитета по законодательству Павел Крашенинников заявил телеканалу, что “вопиющее” дело Голунова может ускорить рассмотрение этого законопроекта в Госдуме.

Об этом законопроекте Русская служба Би-би-си писала в феврале этого года. В нем предлагается внести изменения в часть 2 и 3 статьи 228 уголовного кодекса (приобретение и хранение наркотиков в крупном и особо крупном размерах без цели сбыта).

В частности, в нем предлагается перевести статью об употреблении без сбыта из категории тяжких преступлений в категорию преступлений средней тяжести и установить наказание по ней от двух до пяти лет лишения свободы (сейчас – от трех до десяти лет).

По части 3 статьи 228 (те же действия в особо крупном размере) предлагается установить наказание от пяти до 15 лет лишения свободы (сейчас – от 10 до 15 лет).

Также в документе есть предложение внести изменения в статью 398 уголовно-процессуального кодекса (отсрочка исполнения приговора) и дать осужденным по части 2 статьи 228 возможность отрочки наказания, чтобы пройти “курс лечения от наркомании” и реабилитацию. Сейчас эта возможность доступна только для осужденных по части 1 этой статьи.

Законопроект получил положительные отзывы от МВД, Генпрокуратуры и Верховного суда. Его также одобрили в администрации президента, сообщил Би-би-си источник, знакомый с ситуацией.

Большинство участников рабочей группы (в нее входят депутаты, представители силовых ведомств, минюста и минздрава, а также правозащитники члены общественных организаций) поддержали этот законопроект еще в феврале.

Весной рабочая группа запросила у Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) данные о количестве осужденных по частям 2 и 3 статьи 228 УК для оценки числа приговоров, которые нужно будет пересмотреть, но ФСИН пока что эту информацию не предоставила, рассказал Би-би-си участник рабочей группы и эксперт Института прав человека Арсений Левинсон.

Пересмотреть перечень наркотических средств

Уполномоченный по правам человека в России Татьяна Москалькова призвала пересмотреть перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, и, в частности, исключить из него пищевой мак.

“Сегодня за продажу пищевого мака пострадало большое количество людей, которые, на мой взгляд, не являются общественно опасными.

Это продавцы, руководители фирм, продававшие пищевой мак, разрешенный к продаже, но экспертиза показывает, что в нем есть соломка, он не очищен. Они продают каждому понемногу, но в целом за день получается большой объем продажи этого мака.

Привлекали и привлекают этих людей к уголовной ответственности, и они получают очень высокие сроки наказания”, – сказала она.

Она также отметила, что главным критерием наркополитики является общественная опасность деяния.

“Мы считаем этих людей общественно опасными? Я лично не считаю. В данном случае закон начинает работать формально, потому что он не отшлифован”, – заявила она.

Анна Саранг, президент Фонда имени Андрея Рылькова, который помогает людям с наркотической зависимостью (в России организация включена в реестр “иностранных агентов”), говорит, что основная проблема российского законодательства заключается не в наличии или отсутствии в этом перечне тех или иных веществ, а в том, как рассчитываются размеры этих веществ.

“Самая главная проблема в том, что размер вещества считается вне зависимости от действующего вещества, а в зависимости от веса смеси, в котором есть какое-то количество этого вещества. В этом и была проблема с пищевым маком, что содержание активного вещества не измерялось, а измерялись тонны этого пищевого мака, в котором этого действующего вещества было очень мало”, – сказала она.

Размеры наркотических веществ, подпадающие под уголовную ответственность, граммВеществоЗначительный размер(часть 1 статьи 228 УК)Крупный размер(часть 2 статьи 228 УК)Особо крупный размер(часть 3 статьи 228 УК)
Марихуана6100100000
Гашиш22510000
Масло каннабиса или гашишное масло0,451000
Амфетамин0,21200
Мефедрон0,22,5500
МДМА0,63600
Метамфетамин0,32,5500
Героин0,52,51000
Соли (производные N-метилэфедрона)0,21200
Спайсы (синтетические каннабиноиды – JWH и их производные)0,050,25500

Источник: постановление правительства “Об утверждении значительного, крупного и особо крупного размеров наркотических и психотропных средств”

Размеры веществ, подпадающие под уголовную ответственность, утверждает правительство. В примечаниях к постановлению об утверждении этих размеров говорится, что “размеры распространяются на смеси (препараты) указанного наркотического средства или психотропного вещества”.

“Нужно либо вообще пересмотреть концепцию назначения наказания в зависимости от размеров вещества, которые устанавливаются правительством, либо сделать так, чтобы учитывался не вес смеси, а вес активного вещества. Это примечание к таблице нужно обязательно убрать”, – считает Саранг.

Пересмотреть порядок определения размера вещества

К пересмотру порядка опредления размера наркотических веществ по весу смеси, в которых они состоят – призвал председатель комитета Совета Федерации по конституционному законодательству Андрей Клишас.

Пока Верховный суд придерживается позиции, согласно которой, в случае если наркотические вещество содержится в составе смеси, то размер наркотического вещества определяется весом всей смеси.

“В частности, если наркотическое средство или психотропное вещество входит в состав смеси (препарата), содержащей одно наркотическое средство или психотропное вещество, его размер определяется весом всей смеси. Такой подход, по мнению общественности, способствует определенным злоупотреблениям со стороны правоохранительных органов”, – говорится в его письма председателю Верховного суда Вячеславу Лебедеву.

Клишас попросил Лебедева высказать мнение о том, считает ли он актуальным изменить порядок определения размеров наркотических и психотропных веществ или их аналогов, если они входят в состав смеси.

Вопрос об определении размера вещества по весу смеси также поднимали правозащитники в рамках рабочей группы в Госдуме, но его пока что не стали включать в повестку.

Клишас в письме Лебедеву также сообщил, что в Совете Федерации сейчас прорабатывают вопрос об изменении антинаркотического законодательства. “В рамках данной работы комитетом, а также экспертно-консультативным советом при комитете изучается правоприменительная практика статей 228 и 228.1 Уголовного кодекса РФ”, – рассказал он.

По его словам, в Совфеде также прорабатывают вопрос совершенствования положений законодательства, призванных бороться с фальсификацией доказательств, и изучают правоприменительную практику по статье 303 УК РФ (фальсификация доказательств и результатов оперативно-розыскной деятельности).

Клишас попросил Лебедева предоставить данные о лицах, в том числе должностных, которые в 2016-2018 годах были осуждены по статьям 228 и 303 УК и которым были назначены максимальные и минимальные наказания.

Анализом практики применения статей 228 и 303 займутся и в Госдуме. По поручению спикера Вячеслава Володина это сделают комитет по безопасности и противодействию коррупции и комитет по законодательству и госстроительству.

Пересмотреть дела по “наркотическим” статьям

13 июня академик РАН и бывший российский министр здравоохранения Андрей Воробьев отправил письмо президенту России Владимиру Путину, в котором потребовал пересмотреть все уголовные дела по “наркотическим” статьям 228, 228.1 (сбыт) и 229 УК (хищение или вымогательство наркотических средств).

“Почти треть всех заключенных в РФ осуждены и отбывают срок по “наркотическим статьям”. Сейчас, когда один из них – Иван Голунов – освобожден, время вспомнить об остальных и задать вопрос: кто еще мог быть незаконно арестован, был невинно осуждён, получил несопоставимое с виной наказание по этим статьям?” – цитирует письмо Воробьева “МБХ-медиа”.

18 июня на сайте академического “Клуба 1 июля” (сообщество академиков РАН, не согласных с ее реформированием) появилось письмо с аналогичным призывом. Его подписали 14 академиков РАН, 21 член-корреспондент и шестеро профессоров РАН.

“Поддерживаем письмо академика А.И.Воробьева к руководству РФ, призывающее пересмотреть все уголовные дела по статьям 228, 228.

1 и 229 УК и радикально реформировать систему уголовного преследования по делам, связанным с наркотиками.

Только в этом случае будет возможно наладить эффективную борьбу с одной из самых страшных общественных угроз – распространением наркотиков – и ограничить злоупотребления в этой области”, – говорится в письме.

Мнения против смягчения законодательства

Глава НКО “Экспертный совет по безопасности и взаимоотношениям граждан с правоохранительными ведомствами” Антон Цветков считает, что смягчать антинаркотическое законодательство ни в коем случае нельзя, так как “наркотики – это зло”.

“Очевидно, что государство и общество проигрывает в борьбе с наркоугрозой. Это надо признать и перейти в наступление на наркоторговцев, защитить людей от этой смертельной чумы.

И говорить о смягчении статьи 228 ни в коем случае нельзя.

Наркотики – это зло, и ответственность за их распространение нужно только увеличивать, если мы действительно хотим решить эту проблему”, – сказал он РИА Новости.

При этом он добавил, что некоторым гражданам предъявляются необоснованные обвинения по статье 228, и такие сомнительные процессы должны контролироваться как самим обществом, так и МВД.

“Вот этим действительно нужно заниматься, а не смягчать статью 228. Кроме того, необходимо усилить роль и полномочия прокуратуры при надзоре за МВД и следствием”, – считает Цветков.

Евгений Ройзман, основатель фонда “Город без наркотиков” (его деятельность неоднократно подвергалась критике за жесткие методы лечения наркозависимых и применение к ним физического насилия) также высказался против смягчения статьи 228 УК.

“Статья 228 УК РФ на самом деле выверенная, очень взвешенная статья. Она вырабатывалась долго, вырабатывалась в спорах и ошибках. Наличие уголовного наказания является частью антинаркотической пропаганды и демонстрирует отношение к этому вопросу самого государства”, – объяснил он свою позицию.

Источник: https://www.bbc.com/russian/features-48678969

Ветка права
Добавить комментарий