Сможет ли мой муж претендовать на УДО в такой ситуации?

Условно, досрочно, с фатальными последствиями

Сможет ли мой муж претендовать на УДО в такой ситуации?

Правила условно-досрочного освобождения подробно урегулированы ст. 79 УК РФ и ст. 175, ст. ст. 187-190 УПК РФ. В соответствии с этими правилами осужденный может быть освобожден по УДО лишь в том случае, если суд сочтет, что он исправился и не нуждается в дальнейшем отбывании наказания. 

Претендовать на УДО может только осужденный, возместивший ущерб потерпевшему. При этом некоторая часть срока все же должна быть отбыта, претендовать на УДО сразу после вынесения приговора невозможно.

После УДО на осужденного возлагаются определенные обязанности (регулярно отмечаться в уголовно-исполнительной инспекции, отчитываться о своем поведении и т.д.). Если он систематически нарушает эти условия либо совершает административные правонарушения, УДО может быть отменено судом в соответствии с ч. 7 ст. 79 УК РФ. В таком случае осужденный возвращается в колонию. 

Таблица. Когда можно претендовать на УДО? 

Тяжесть преступленияМинимальный срок и иные требования для УДО
Преступления небольшой или средней тяжестиНеобходимо отбыть одну треть срока (но не менее шести месяцев).
Тяжкие преступленияОбязательно отбытие половины срока.
Особо тяжкие преступленияНеобходимо отбыть не менее двух третей срока.
Преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних, либо связанные с незаконным оборотом наркотиковНужно отбыть не менее трех четвертей срока.
Преступления против половой неприкосновенности детей младше 14 летОбязательно отбыть как минимум четыре пятых срока, а также получить положительное заключение по результатам психиатрической экспертизы.

При этом стоит отметить, что осужденные, вышедшие на свободу по УДО, нередко совершают не только правонарушения, но и преступления (в том числе особо тяжкие). Мы подготовили подборку примеров таких случаев, попавших в криминальные сводки.  

1

9 мая 2011 года житель города Сегеж республики Карелия распивал спиртные напитки со своей знакомой.

В ходе возникшей ссоры он убил ее ударом ножа в грудь, за что впоследствии был приговорен к 11 годам и восьми месяцам колонии. Ранее мужчина был неоднократно судим за кражи, грабежи, а также убийство.

В последний раз он освободился из колонии условно-досрочно, причем произошло это меньше чем за два месяца до нового убийства. 

1

В начале июля 2011 года житель города Поронайск Сахалинской области Олег Ошаров, ранее судимый за убийство двух лиц и освобожденный условно-досрочно, насмерть забил свою сожительницу.

В ходе следствия выяснилось, что Ошаров регулярно избивал женщину и заставлял ее просить милостыню. Причиной ссоры стал тот факт, что сожительница без согласования с Ошаровым потратила 3 тыс. руб.

Суд приговорил убийцу к 11 годам лишения свободы.   

1

В июле 2012 года житель города Холмск Юрий Шульгин, ранее судимый за причинение тяжкого вреда здоровью и освобожденный по УДО, ударил ножом в шею своего собутыльника. На момент нападения испытательный срок по УДО еще не истек. Как и в предыдущий раз, деяние Шульгина было квалифицировано как причинение тяжкого вреда здоровью. Он был приговорен к пяти годам и восьми месяцам колонии.  

1

Весной 2012 года новое преступление совершил житель Мордовии Владимир Кудымов, уже судимый за убийство и в 2010 году освобожденный по УДО. Сначала он избил свою сожительницу, а на следующий день – ее мать. Обеим женщинам Кудымов угрожал убийством. Суд приговорил его к трем годам и трем месяцам лишения свободы. 

1

В феврале 2012 года житель Сахалинской области Александр Щенников, за три месяца до этого условно-досрочно освобожденный от отбытия срока за убийство, поссорился со своей сожительницей. Причиной ссоры стало то, что женщина потребовала от него найти работу. Щенников ударил ее ножом в сердце, отчего она скончалась на месте. Суд приговорил убийцу к 12 годам колонии.  

1

В апреле 2012 года по подозрению в убийстве был задержан житель села Тогур Томской области, за три месяца до этого освобожденный по УДО (он отбывал срок за причинение тяжкого вреда здоровью). Мужчина несколько раз ударил топором по голове 70-летнего пенсионера, с которым распивал спиртные напитки. Задержанный признал свою вину и пояснил, что напал на собутыльника в ответ на оскорбление.   

1

В 2010 году из колонии условно-досрочно освободился 21-летний житель города Новомосковск Тульской области, ранее неоднократно судимый. Через год его снова задержали: следователи установили, что с июля по август 2011 года молодой человек неоднократно вступал в интимные отношения с 11-летней девочкой.  

1

В октябре 2011 года в городе Асбест Свердловской области было совершено нападение на девятилетнюю девочку. Незнакомый мужчина затащил ее с улицы в комнату коммунальной квартиры, где раздел и попытался совершить изнасилование.

Затем мужчина вышел в общий коридор, благодаря чему девочка смогла убежать. Вскоре по подозрению в нападении был задержан 50-летний жилец этой квартиры, в 2011 году освобожденный по УДО от исполнения наказания за разбой и насилие над несовершеннолетней.

Мужчина признал свою вину в новом преступлении.  

1

В 2012 году из колонии условно-досрочно освободилась 25-летняя жительница города Юрга Кемеровской области (за какое преступление она была осуждена, не сообщалось).

По версии следствия, сразу после освобождения женщина приобрела крупную партию героина, привезла ее в свою квартиру и расфасовала. Оперативники, узнав об этом, провели проверочную закупку и задержали женщину.

В ходе допроса она заявила, что наркотик был нужен ей в основном для личного употребления, а продать одну дозу она решила, чтобы купить продуктов. 

В начале мая 2014 года Президентом РФ был подписан закон, призванный уменьшить количество подобных случаев (Федеральный закон от 5 мая 2014 г. № 104-ФЗ “О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации”). Документ вносит изменения в ст. 79 УК РФ и ст.

80 УК РФ (а также ряд статей УПК РФ), устанавливая четкие критерии, которыми суды должны будут руководствоваться при решении вопроса об условно-досрочном освобождении. Предполагается, что теперь судьи не смогут слишком вольно трактовать тезис о “полном исправлении заключенного”.

Согласно закону, при вынесении решения об УДО необходимо будет учитывать поведение осужденного, его отношение к учебе и труду в течение всего периода отбывания наказания (а не в последние месяцы перед прошением об УДО, как нередко бывает сейчас). Должна быть проверена информация о возмещении ущерба потерпевшим, изучено мнение администрации колонии о личности преступника. Также необходимо выяснить, как сам осужденный относится к своему преступлению, испытывает ли он раскаяние.

Если осужденного переводили из одной колонии в другую, суд должен будет изучить его поведение во всех исправительных учреждениях. Если осужденный переведен в какое-либо учреждение временно, вопрос об УДО подниматься не может – необходимо будет дождаться его возвращения в постоянное место отбывания наказания.

Закон вступит в силу 16 мая 2014 года.

Отметим, что в законе не учтена опасность коррупции. Между тем, причиной необоснованного условно-досрочного освобождения нередко служит не халатность судей и не расплывчатость норм закона, а обычное взяточничество.

1

Так, в марте 2014 года дело о даче взятки сотруднику ФСИН России было возбуждено в отношении пенсионера МВД России из города Иваново. По версии следствия, в феврале 2014 года пенсионер заплатил сотруднику колонии 30 тыс. руб. за содействие в УДО одному из осужденных. 

1

В октябре 2013 года к 7,5 годам и штрафу в размере 14 млн руб. был приговорен Вадим Серов, бывший начальник одной из колоний Ивановской области. Следствие установило, что Серов получил 346 тыс. руб. за организацию УДО двух осужденных. 

1

В мае 2012 года было возбуждено уголовное дело в отношении сотрудника колонии в Новочебоксарске. По версии следствия, он получил 25 тыс. руб. за содействие в УДО одному из осужденных. Одновременно мужчину привлекли в качестве обвиняемого по делу о незаконном хранении наркотиков (кстати, его протеже был осужден за наркоторговлю). О вынесении приговора не сообщалось.

На сайтах правоохранительных органов упоминается большое количество таких случаев, коррупция в сфере условно-досрочного освобождения очень распространена.

Ситуация имеет и обратную сторону: в случае, если получение взяток за УДО в колонии поставлено на поток, не способные или не желающие заплатить заключенные могут остаться за решеткой, даже если отличаются хорошим поведением и вполне могли бы выйти на свободу. 

Мы следим за законодательными инициативами в этой области и будем сообщать о проектах нормативных актов, направленных на дальнейшее урегулирование ситуации.

Документы по теме:

Новости по теме

Источник: //www.garant.ru/article/542319/

Смертник среди нас: по Москве разгуливает убийца-расчленитель, выпущенный по УДО – МК

Сможет ли мой муж претендовать на УДО в такой ситуации?

Приговоренного к расстрелу выпустили из колонии «Полярная Сова» – впервые в истории

Первый из обреченных

63-летний Анвар Масалимов вряд ли понимает, какой он счастливчик. Из колонии для ПЖ (осужденных к пожизненному сроку) еще никто никогда до него не освобождался. Хотелось бы рассказать трогательную историю о том, что сам Анвар изначально был ни в чем не виновен. Или что все произошло случайно, а наказание было чрезмерно жестоким. Но это совсем не так.

— 17 августа 1991 года он зверски убил человека, — рассказывает представитель Вологодского областного суда Лариса Новолодская. — Все произошло в частном доме поселка Комсомольск Томской области.

Одинокий и добросердечный пенсионер Гаврилов впустил не только в свой дом, а вообще в свою жизнь недавно освободившегося зэка Масалимова. Его не смутил тот факт, что Анвар отбыл срок не за мелкое преступление, а за убийство (первый раз он получил 15 лет).

На воле Масалимов устроился грузчиком. Судя по всему, он приучил к спиртному Гаврилова, они стали часто выпивать вдвоем. Но сколько волка ни корми… В один из вечеров Масалимов задушил Гаврилова.

— С помощью топора расчленил труп, голову сжег в печке, а части туловища выбросил в выгребную яму, — рассказывает Новолодская.

Если бы не соседка, которая нашла в туалете мясо, никто не узнал бы о гибели Гаврилова: Масалимов всем рассказывал, что тот «уехал калымить». Вина Анвара была полностью доказана.

Изучаю материалы уголовного дела 27-летней давности. Из документов видно, что Масалимов вину свою частично признал. Объяснял на суде: мол, Гаврилов спалил в печке его фотографии, чем сильно разозлил.

«Я ударил его в лицо, он упал, разбив голову о косяк печки». Масалимов уверяет, что пытался помочь Гаврилову, но тот уже не дышал, и пульс не прощупывался.

Ну а труп он расчленил, чтобы скрыть следы и снова не попасть в тюрьму, из которой он всего полгода назад вышел.

Судмедэксперты слова Масалимова опровергли — они обнаружили перелом подъязычной кости у жертвы, что свидетельствовало: смерть наступила от сжатия горла, а не от удара.

В общем, с учетом того, что убийство второе и совершено в состоянии алкогольного опьянения, суд пришел к выводу — цитирую: «Масалимова следует признать особо опасным рецидивистом и назначить смертную казнь». Он ждал расстрела несколько лет, и только в 1998 году президент Борис Ельцин своим указом заменил смертную казнь на пожизненный срок.

Сначала Масалимов сидел в колонии для пожизненно осужденных «Вологодский пятак», потом его перевели в «Полярную сову». Все это время он писал жалобы в суд.

В итоге из его приговора исключили указания на признание осужденного особо опасным рецидивистом и на отягчающее ответственность обстоятельство — совершение преступления в нетрезвом виде. Статья была переквалифицирована со ст. 102 на ст.

103 УК РСФСР. Но само наказание от этого не изменилось — срок так и остался пожизненным.

— Переквалифицируя действия Масалимова без смягчения наказания, суд исходил из того, что пожизненное лишение свободы было назначено не приговором, а в порядке помилования указом президента, — говорит Новолодская.

— То есть его пересмотр вроде как не относится к компетенции суда (это следовало из судебной практики, сформировавшейся на момент вынесения постановления в отношении Масалимова — 11 апреля 1998 года). Но все меняется. И вот президиум Вологодского областного суда признал: смягчить наказание можно.

Он освободил Масалимова от дальнейшего отбывания наказания с формулировкой «в связи с принятием закона, улучшающего положение осужденного».

В справке, которая проходит по делу (копия у «МК») указано, что Масалимов освобожден по УДО. Отсюда и пошли разговоры: «Первый из обреченных прощен».

Как арестант в монахи подался

За последнее время в силовых ведомствах провели несколько совещаний, где обсуждали ситуацию с Масалимовым. Мы пообщались с участниками дискуссий.

— А что, если за этой «первой ласточкой» последует целая «стая» арестантов? — рассуждает один из генералов центрального аппарата МВД (фамилию просил не указывать). — Маньяки и педофилы, так и не казненные в советское время, выйдут на волю сейчас? И чем они займутся? Они же потеряли за эти десятилетия чувство реальности!

При всем при том генерал так и не смог ответить мне на простой вопрос: а что с Масалимовым-то? Где он сейчас? Как живет-здравствует? Оказалось, никто не установил за ним административного надзора, его следы затерялись. В справке колонии есть только указание: «Выбыл по адресу: Москва, ул. Генерала Дорохова, 17».

— Он сам из Казани, — говорит бывший оперативный сотрудник «Полярной совы» Юрий Сандрыкин. — Там у него сестра осталась. Он отписал ей все имущество, отказался от наследства, ведь не думал, что когда-то увидит свободу.

Вот все и полагали, что он вернется в Казань. А он в Москву подался! А вообще всем говорил, что если когда-то освободится, то станет монахом. Но вообще многие зэки в колонии так говорят. Мы им особо не верим. И вы не верьте.

Едем на улицу Дорохова. Как ни странно, «монашеская версия» косвенно подтверждается: по этому адресу располагается храм Святителя Дмитрия Ростовского.

— Помню-помню его, приходил, — говорит соцработник храма. — Нелюдимый, ни с кем общаться не хотел, кроме отца Андрея. А тот с ним переписывался, когда Анвар еще в колонии был. Нам много пишут из тюрьмы для пожизненно осужденных. Мы им помогаем, пересылаем им вещи, деньги…

– Я не ожидал увидеть в нашем храме Масалимова, — признается отец Андрей. — Вот ведь провидение Господне! Я предлагал ему стать послушником, а потом монахом. Ну куда ему еще идти? Немолодой он уже, здоровье плохое.

А так поселился бы при монастыре, вел праведную жизнь и молился за души убиенных. Пища и кров всегда бы были. Но он неожиданно для меня отказался наотрез.

Сказал, что хочет нанять адвокатов, чтобы те помогли добиваться от государства жилья и компенсации за то, что «пересидел».

Я был удивлен. Сказал: «Чего воевать, справедливости искать-то сейчас? Надо с Богом примириться и о душе подумать». Мы его не могли здесь оставить: у нас тут при храме дети, да и нет спальных мест.

Так что мы дали ему немного денежек на первое время, адрес приюта для бездомных возле Николо-Перервенского монастыря, подвезли его на машине к Киевскому вокзалу, как он просил (он потом сам собирался оттуда в приют).

Я ему дал телефон, чтобы звонил, если будут какие-то проблемы. Он ни разу так и не позвонил.

До приюта в Люблине (туда направлял его священник) Масалимов так и не добрался. Дежурная учреждения сказала, что человек с такими данными к ним не поступал. Официально он не числится ни в одном из подобных заведений Москвы. Но вообще в городе сотня частных приютов, где бездомные получают кров и пищу за то, что работают.

Где же Масалимов? Что с ним? И главное — опасен ли он?

Армия смертников

В России сегодня 1940 осужденных к пожизненному сроку. Примерно четверть из них отсидели за решеткой 25 лет, а значит, имеют по закону право на УДО. Первые арестанты, чей срок достиг четверти века, появились в 2016 году. Но всем, кто подал ходатайство об УДО, суд отказал, а повторное такое прошение они могут сделать только через три года.

Но каждый год появляются все новые и новые арестанты, которым подошел тот самый 25-летний срок. Они забрасывают суды прошениями об УДО. Первое, что делают те, — запрашивают администрации колонии, где человек провел четверть жизни. Исправился? Опасен? Начальники всех ИК для пожизненно осужденных отвечают одинаково: не рекомендуется к УДО.

— Вы сами посудите! За это время, что он сидел, страна поменялась, мир поменялся, — говорит сотрудник «Полярной совы». — Появились мобильники, ноутбуки, Интернет, изменились законы, практически полностью переписан Уголовный кодекс.

Стиль одежды, профессии, привычки людей — все стало другим! А наши ведь «заморожены» во времени. Они иногда смотрят телевизор, и им многое кажется фантастикой.

Сюжеты из современных кинофильмов о реальной жизни они воспринимают, как будто это серия «Звездных войн».

— У меня и сотрудников есть твердое убеждение, что пока ничего для освобождения этих людей не готово, — говорит начальник «Вологодского пятака» Владимир Горелов. — Не прописано, при каких условиях можно освобождать осужденного, каким требованиям он должен соответствовать.

Вообще должен быть выработан (вместе с общественностью) комплекс мероприятий подготовки к УДО за пять лет до наступления срока, когда можно просить о нем суд.

Кандидата нужно перевести на облегченные условия содержания, чтобы он пожил несколько лет не в камере, а в общем отряде (как в обычных колониях), чтобы посмотреть — а как он способен контактировать с другими людьми?

Второй момент: он должен владеть несколькими профессиями, чтобы, выйдя на свободу, был востребован как работник. В течение пяти лет (с 20 до 25 лет отсидки) он должен проходить что-то вроде аттестационной комиссии, в которую войдут правозащитники, медики, социологи, психологи и которая скажет, идет ли он правильной дорогой.

Третий этап — понимание, где он будет жить на воле и с кем. И уже после того, как он получит УДО, нужно несколько лет надзирать за ним. А сейчас всего этого нет. Сам осужденный не понимает, что он должен сделать, чтобы выйти по УДО. И мы, сотрудники, не понимаем.

И потому на административной комиссии никто не голосует за рекомендацию суду об УДО конкретного заключенного. Потому что никто не готов нести ответственность — в первую очередь моральную.

А что, если он выйдет и в первый же день начнет насиловать и убивать женщин и детей?!

Конечно, есть и такие, кто грабить и убивать не сможет в силу своего преклонного возраста. Самому старому «постояльцу» колонии «Вологодский пятак» Алексею Попкову 81 год.

В 1990-м он был приговорен к смертной казни за убийство жены и сына в состоянии алкогольного опьянения (сначала во время ссоры зарезал супругу, а потом — ребенка, который выбежал на крики). За решеткой он 27 лет.

Если рассуждать здраво — Попков раньше не был судим, преступление было на бытовой почве, так что к категории серийных убийц он не относится. Такого после столь долгой отсидки можно было бы отпустить. Но куда? Кому он нужен? Кто будет за ним ухаживать? Сейчас он больной старик, почти не встает с кровати.

— Лежит и лежит, иногда только я его поднимаю, чтобы вывести в туалет, — объясняет сокамерник. — Писал ли он на УДО? Вряд ли. Ему и идти-то некуда.

Самому пожилому арестанту никто не пишет. Впрочем, как и другим, кому от 70 и больше.

— А у меня есть дом, есть родные, которые ждут, — уверяет 78-летний Казбек Калоев. — Но проситься на УДО бесполезно — никому еще его не дали.

Калоев право на УДО получил еще в 2009 году. В отличие от Попкова у него до вынесения приговора была богатая криминальная история, четыре судимости. Говорят, он один из первых настоящих советских бандитов, которые грабили-убивали аж с 60-х годов.

Последний срок Калоев получил за то, что в 1978 году его банда напала на отделение Госбанка СССР. В послужном криминальном списке — вооруженное нападение на дежурную часть РОВД в Ставропольском крае, во время которого были убиты двое милиционеров.

Как сам выражается, четыре года ходил «под вышкой» (смертной казнью).

Казбек и на воле-то практически не был: все по зонам да лагерям, а в промежутках — грабежи да разбои. Как бы он адаптировался к свободной жизни сейчас? Ясно, что бандитствовать в силу возраста и физической немощи он бы уже не смог. Но что, если смог бы научить этому молодое поколение?.. В общем, много вопросов.

А вообще за проведенные в неволе годы люди действительно становятся не нужны близким, теряют с ними всякую связь. Доказательством тому служит тот факт, что, когда пожизненник умирает, его тело родные забирают в единичных случаях. И тот же Калоев признался, что сообщил домой: в случае смерти не приезжайте, труп не забирайте.

— Я не думал, что вообще доживу до таких лет, — говорит Казбек.

– Продолжительность жизни среди пожизненных очень велика, — говорит замдиректора ФСИН России Валерий Максименко. — В обычных колониях осужденные намного больше болеют и чаще умирают.

Мы долго пытались понять этот феномен. Есть несколько объяснений.

Одно из них — в колониях для пожизненно осужденных предусмотрен жесткий график, вся жизнь идет строго по расписанию, а это, видимо, благотворнее влияет на организм.

У пожизненников нет за решеткой стрессов, им не нужно думать о том, что будет после освобождения, как, где и с кем жить. За них все решено, причем до самого их конца.

Здесь надо вспомнить советских военных: зачастую, когда офицеры уходили на пенсию, почти сразу умирали, потому что менялся на всю жизнь заведенный режим, происходила разбалансировка организма.

В том числе и поэтому многие военные стремились остаться на службе как можно дольше, потому что, бывало, даже боялись выходить на пенсию… А с пожизненно заключенными как раз наоборот: даже прилично изношенный разгульным образом бандитской жизни организм встает на прочные и стабильные рельсы, получает правильную диету и рацион питания — четко по часам, с годами притирается и адаптируется и дальше работает практически без сбоев на удивление всем.

За последние 10 лет в колониях для пожизненно осужденных умерли по болезни и старости 89 человек. Из самых известных арестантов, нашедших смерть за решеткой, — террорист Салман Радуев. Тюремные медики говорят, что по сути он умер от старых ранений, которые получил на воле.

Есть среди ПЖ-арестантов 76 инвалидов, в том числе четверо — с первой группой. Теоретически некоторые из них вполне могут попасть под постановление правительства №54, где приведен список болезней, препятствующих отбыванию наказания. Но вот, допустим, есть такой недуг у маньяка, который изнасиловал и убил больше десяти детей. Надо ли его отпускать с формулировкой «по болезни»?!

Поразительно, но число суицидов среди смертников во много раз меньше, чем среди обычных заключенных. За последние три года была всего одна удачная попытка — инцидент произошел в «Полярной сове». Все остальные пожизненники, выходит, боятся смерти.

Это еще один феномен. Ведь что может быть страшнее пустой, не заполненной радостями, новыми впечатлениями, близкими людьми жизни? Многие мне возразят: жизнь может быть абсолютно серой и пустой и на воле. Так и есть. И, наверное, это еще печальнее.

Читайте материалы: «Град обреченных: раскрыт главный мотив самых страшных преступников России»

«Битцевский маньяк Пичушкин: «Первым делом убью парочку людей, изнасилую женщину»

«Белгородский стрелок» Помазун: «Убил шестерых? Так уж вышло»

«Бесланский террорист Кулаев: «Стараюсь не вспоминать детей, зачем вы разворошили»

Источник: //www.mk.ru/incident/2018/02/07/smertnik-sredi-nas-po-moskve-razgulivaet-ubiycaraschlenitel-vypushhennyy-po-udo.html

Цена за УДО может быть любой, но она всегда делится на 3

Сможет ли мой муж претендовать на УДО в такой ситуации?

Мнения

Вот вам история Оли, за семью которой я реально боюсь

Этот материал вышел в № 27 от 13 марта 2013ЧитатьЧитать номер

Уж сколько раз твердили миру: условно-досрочное освобождение — это право осужденного, которое неизбежно наступает при отбытии им определенной части срока, и лишить зэка этого права могут только исключительные обстоятельства.

Так написано в законе, так разъясняет Верховный суд. Таковыми исключительными обстоятельствами не могут быть взыскания — это всё художественный свист, о чем тоже говорится в материалах пленума Верховного суда. Более того: УДО — это не свобода, это не отмена наказания. УДО — это изменение меры наказания.

Оно, наказание, продолжается, просто человек может вернуться в семью, устроиться на работу и прекратить тратить бюджетные деньги на свое содержание в зоне или тюрьме. Но нет. Само по себе УДО стало механизмом развращения судов, администраций и прокуратур.

Ведь именно эти три источника и три составные части беззакония и определяют судьбу осужденного.

Любой зэк знает прейскурант на УДО в регионе, где он сидит. Цена может быть любой, но она всегда удивительным образом делится на 3: например, 210 000 рублей. Постороннему человеку вот эти вот 10 тысяч кажутся какой-то накруткой. Но нет: просто 210 — это 70х3. Администрации учреждения, суду, прокуратуре.

Нет в России такого региона, где за УДО не брали бы деньги, — судя по письмам и документам, стекающимся в «Русь сидящую». Но одно из писем произвело на меня сильнейшее впечатление.

Я обычно не соглашаюсь иметь дело с людьми, кто отказывается называть свое имя и номер колонии. Здесь всё это было. И я убираю данные сознательно, хотя автор письма прислала мне все документы, включая договоры с медиками.

Я боюсь за эту семью, реально боюсь.

«Оля, здравствуйте. За что сидит мой муж — отдельная история (ст. 159 ч. 4.). Но я не об этом. А о жгучем желании выйти по УДО без взяток.

Срок нам определили 7 лет 11 месяцев. Сидим 6 лет 7 месяцев. Казалось бы, на УДО сам Бог велел. Но нет. В июле мужа сажают в карцер за найденный телефон и быстро отпускают под условие: ты нам проводишь кабельное телевидение в колонии, и мы тебе не зачитываем карцер, выписываем поощрения и делаем хорошую характеристику.

Я в ожидании 3-го ребенка занимаю деньги и бегаю в закупках кабеля и усилителей, доставляю всё это в колонию. Муж мой (золотые руки) проводит за месяц кабельное ТВ по всей колонии. Приезжает московская комиссия.

Комиссии показывают: видите, мол, у нас кабельное ТВ, мы с его помощью перевоспитываем контингент. Москва уезжает довольная. И так несколько комиссий подряд.

 Мы ждем, достаем просьбами начальников: когда же характеристика будет готова? И к Новому году выясняется, что карцер зачли, потому что их поругали, какая-то комиссия обнаружила отсутствие карцера у нас в деле.

 Потерпели до января, когда через полгода гасится карцер, и опять к начальству с вопросом о хорошей характеристике. Сделайте, будьте добры, нам рожать в марте 3-го ребенка. Я хоть и в декрете, а хожу на работу: долги ведь отдавать надо.

Уже к Самому Главному подходила, неся свой живот впереди себя на полметра, просила: посодействуйте, ведь я одна, а кабельное ТВ давно работает. Сказал: молодцы, что на третьего решились, посодействуем… А воз наш поныне там.

Накипело. Это, наверное, стандартная ситуация. Ни на что уже не надеемся, детей жаль, а с третьим на работу ходить придется.

Нужны ли суду наши дети, если год назад суд при рассмотрении очередного УДО не пожалел мою семью — это при представлении всех справок из детского онкодиспансера, в котором мы лежали с сыном около года.

Конечно же: зачем нам папина поддержка — колонии он нужнее, чем семье!

Сейчас я подписала договор о заборе стволовых клеток из пуповинной крови при рождении моего третьего ребенка. Вы можете подумать, что это какая-то прихоть, но я придаю этому большое значение после лечения моего сына в онкодиспансере от острого лимфобластного лейкоза.

Я буду молиться, чтобы эти клеточки никогда не пригодились моим детям ни при тяжелых болезнях, ни при (не дай Бог) рецидиве, но я не могу не использовать этот шанс, который дается раз в жизни при рождении.

Есть большая вероятность, что клетки могут подойти как самому ребенку, так его братьям и сестрам. Я встречалась с представителем Гемабанка, получила чемоданчик с набором для забора и договор на рассрочку от 6 марта 2013 г. Первый взнос 14 950 руб.

, который я должна была перевести по реквизитам того же числа, но не сделала этого по причине того, что не смогла занять денег».

Я не прошу финансовой помощи через газету: по опыту знаю, что это не слишком эффективно. Даже не в смысле сбора денег, а в смысле гражданского участия. В городе, откуда пришло это письмо, у меня есть пара знакомых предпринимателей, — буду их просить оказать постоянную материальную подпитку, и общаться с этой семьей сидящего коллеги-бизнесмена.

Здесь нужно видеть глаза женщин, нужно видеть детей, договоры, проблемы, болезни — своими глазами. Именно поэтому еще и не называю город. Мы сами справимся. Просто хочу снять шляпу перед этой женщиной — ее тоже зовут Оля, — мне кажется, что она каждый день в своей ситуации совершает свой большой гражданский подвиг.

Вот такая она сегодня — Родина-мать.

Google ChromeFirefoxOpera

Источник: //novayagazeta.ru/columns/57143.html

Ветка права
Добавить комментарий