Суд не обратил внимания на ходатайство ответчика о повторной экспертизе, можно ли полагаться на первую?

7 процессуальных ошибок при назначении судебной экспертизы

Суд не обратил внимания на ходатайство ответчика о повторной экспертизе, можно ли полагаться на первую?

Андрей Комиссаров

Руководитель коллегии адвокатов “Комиссаров и партнеры”, адвокат (адвокатская палата Санкт-Петербурга)

специально для ГАРАНТ.РУ

Заключение эксперта – один из источников сведений, на основании которых суд устанавливает факты, имеющие существенное значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Как и любое другое доказательство, оно будет иметь юридическую силу при условии, что получено с соблюдением закона.

В этой колонке я рассмотрю ошибки, которые допускаются судом при назначении экспертизы в гражданском процессе и возможности их предупреждения во избежание затягивания сроков для рассмотрения дела, признания заключения эксперта недопустимым доказательством, а также увеличения расходов по делу.

 

Порядок назначения экспертизы

Процедура назначения экспертизы в гражданском процессе регламентируется ст. 79-80 Гражданского процессуального кодекса.

Назначение судебной экспертизы осуществляется судом по собственной инициативе или по ходатайству лиц, участвующих в процессе. В ряде дел, таких как дела о признании гражданина недееспособным, проведение экспертизы является обязательным процессуальным действием (ст. 283 ГПК РФ).

Экспертиза может быть назначена как на стадии подготовки к судебному разбирательству, так в и процессе самого судебного разбирательства.

Поводом для проведения экспертизы является возникновение в деле вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, и для разрешения которых недостаточно опросить в судебном заседании специалиста. Назначение экспертизы должно быть обоснованным.

Перед вынесением определения о назначении экспертизы суд:

  • устанавливает факты, для подтверждения которых необходимо проведение экспертизы;
  • определяется с видом экспертизы;
  • выбирает судебно-экспертное учреждение или эксперта (экспертов);
  • рассматривает ходатайства об отводе экспертов, если таковые имеются;
  • формулирует круг вопросов, по которым требуется заключение эксперта;
  • обозначает дату назначения экспертизы и дату, не позднее которой заключение должно быть составлено и направлено экспертом в суд;
  • решает вопрос о предоставлении эксперту материалов и документов для сравнительного исследования, особые условия обращения с ними, если это необходимо;
  • определяет за чей счет должна быть проведена экспертиза.

Выбор эксперта и определение круга вопросов осуществляются судом с учетом мнения участников процесса. Отклоняя вопросы, предложенные стороной по делу, суд обязан мотивировать свое решение.

определения о назначении экспертизы должно соответствовать требованиям ст. 80, ст. 225 ГПК РФ.

Эксперт предупреждается судом или руководителем судебно-экспертного учреждения об ответственности, предусмотренной ст. 307 Уголовного кодекса.

Далее, суд имеет право воспользоваться правом, представленным ст. 216 ГПК РФ, и приостановить производство по делу.

Ошибки в судебной практике

Анализ правоприменительной практики в этом вопросе приведен в Обзоре судебной практики по применению законодательства, регулирующего назначение и проведение экспертизы по гражданским делам, утвержденном Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 14 декабря 2011 года (далее – Обзор). Изучение обобщений, проведенных на уровне верховных судов субъектов РФ, показывает, что Обзор сохраняет актуальность и в настоящий момент. Приведем типичные ошибки судов при назначении экспертизы.

Не указано наименование вида экспертизы. В отдельных случаях вместо названия экспертизы суды указывали ожидаемые от исследования результаты. Так, в одном определении экспертиза была названа: “судебная экспертиза по определению рыночной стоимости заложенного имущества”. Назначаются несуществующие виды экспертиз.

Перечень возможных видов судебных экспертиз содержится в Приказе Минюста России от 27 декабря 2012 г.

№ 237 “Об утверждении Перечня родов (видов) судебных экспертиз, выполняемых в федеральных бюджетных судебно-экспертных учреждениях Минюста России, и Перечня экспертных специальностей, по которым предоставляется право самостоятельного производства судебных экспертиз в федеральных бюджетных судебно-экспертных учреждениях Минюста России”.

Неверно определен вид экспертизы. Судом на разрешение эксперта поставлены вопросы, на которые не могли быть получены ответы в результате указанного в определении вида экспертизы.

Неверно указан тип экспертизы (повторная или дополнительная). Повторная экспертиза согласно ст. 87 ГПК РФ, ст. 20 Федерального закона от 31 мая 2001 г.

№ 73-ФЗ “О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации” назначается судом, когда есть основания сомневаться в объективности и обоснованности заключения эксперта.

Дополнительная экспертиза, как правило, имеет место быть при выявлении неясности, неточности, неполноте выводов эксперта. Эта ошибка может повлечь неверное решение вопроса о том, возможно ли поручение этой же экспертизы тому же эксперту.

Не определены даты проведения экспертизы и даты предоставления суду заключения эксперта.

При определении сроков судьи руководствуются Методическими рекомендациями по производству судебных экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях системы Министерства юстиции Российской федерации, утв.

приказом Минюста России от 20 декабря 2002 года № 346, а также сложившейся практикой по срокам проведенных ранее экспертиз. Отсутствие конкретной даты в определении о назначении экспертизы также приводит к неопределенности, и как следствие затягиванию процесса во времени.

Ошибочный выбор экспертного учреждения или эксперта. Не всегда предварительно выяснялась возможность конкретного экспертного учреждения провести необходимые вид экспертизы, наличие соответствующей материально-технической базы или условий для проведения экспертизы.

Не составлялся протокол судебного заседания или составлялся с нарушением ст. 228 ГПК РФ. Обязанность суда – составлять протокол при проведении каждого отдельного процессуального действия.

Применительно к назначению экспертизы в протоколе подлежат обязательному отражению: лицо, ходатайствующее о назначении экспертизы, сведения о разъяснении прав участникам процесса и последствий уклонения от экспертизы, данные о представление сторонами вопросов для исследования, обсуждений выбора эксперта, заявления отводу эксперта.

На разрешение экспертам ставились вопросы правового характера. Например, разрешение такие вопросов, как: “Соответствовали ли действия истца и ответчика перед столкновением ПДД, и если нет, то какие пункты ПДД были нарушены?” или “Нуждается ли данный гражданин в установлении опеки?” относится к компетенции суда, и ставить их перед экспертом считается недопустимым.

В большинстве из перечисленных нарушений определение о назначении судебной экспертизы и материалы для ее проведения возвращаются из экспертного учреждения без исполнения обратно в суд для уточнения соответствующих пунктов. Данное обстоятельство приводит к затягиванию сроков разрешения дела по существу.

Возможности участников процесса

Ошибкой со стороны участников процесса является пассивное поведение в процессе и предоставление решений всех вопросов, касающихся назначения экспертизы, на откуп суду и другой стороне по делу.

Важно ясно представлять возможности того или иного вида экспертизы и результаты, которые она может дать. В ходатайстве о назначении экспертизы необходимо обосновать ее назначение и указать конкретный факт, для установления которого требуется специальные знания.

Предложенные на разрешение эксперта вопросы должны быть конкретны, понятны, корректно сформулированы и последовательны. Для этого можно воспользоваться специальной литературой или проконсультироваться со специалистом.

Предлагая суду эксперта, желательно предварительно провести мониторинг уже проведенных ранее аналогичных судебных экспертиз и экспертов, работающих в нужной сфере, и предоставить суду информацию об экспертном учреждении или данные эксперта (экспертов) с указанием сведений об их компетентности, стаже эксперта, сроков, за которые он проведет экспертизу, и стоимость его услуг.

При назначении экспертизы по инициативе суда также важно активно пользоваться предоставленными сторонам процессуальными правами, контролировать внесение соответствующих замечаний в протокол судебного заседания и знакомиться с вынесенным определением о назначении экспертизы.

Последнее приобретает особое значение в связи с тем, что формально законодатель дает возможность принесения частной жалобы на определение суда о назначении экспертизы только в отношении вопросов, связанных с судебными расходами (ст. 104 ГПК РФ), а также приостановлении производства по делу (ст. 218 ГПК РФ).

Это мотивируется тем, что определение суда о назначении экспертизы само по себе не исключает возможность дальнейшего движения дела и в соответствии со ст. 331 ГПК РФ частные жалобы на определения суда такого рода не подаются. Возможность обжалования определения отсутствует и в ст. 80 ГПК РФ, касающейся непосредственно определения суда о назначении экспертизы.

Право оспорить выбор суда в отношении эксперта и круга вопросов процессуальное законодательство не предоставляет. В случае вынесения неблагоприятного решения возможно включить свои доводы в аппеляционную жалобу, воспользовавшись правом, указанным в п. 3 ст. 331 ГПК РФ.

Источник: https://www.garant.ru/ia/opinion/author/komissarov/1228643/

Идеальная судебная экспертиза, или Как избежать ее повторного назначения

Суд не обратил внимания на ходатайство ответчика о повторной экспертизе, можно ли полагаться на первую?

Сергей Слесарев

Эксперт центра правового содействия законотворчеству “Общественная Дума”

специально для ГАРАНТ.РУ

В августе этого года арбитражный суд Московского округа рассматривал кассационную жалобу по судебному делу, в рамках которого назначалось три экспертизы с одной и той же целью – определение стоимости акций. При этом в итоге суды остановились на последней третьей экспертизе.

Так бывает довольно часто: назначают одну экспертизу, потом повторную (и порой несколько раз), но в итоге в качестве допустимого доказательства суд отбирает только одну из них.

Какими критериями руководствуются при этом суды, почему отвергается заключение одной экспертизы и выбирается другое, и по каким причинам вообще может назначаться повторная экспертиза? Предлагаю на примерах судебной практики поговорить о некоторых из них.

В упомянутом выше деле (постановление Арбитражного суда Московского округа от 3 августа 2016 г. № Ф05-3498/2013 по делу № А40-82402/12) спор зашел о взыскании убытков, причиненных ненадлежащей оценкой выкупаемых акций.

Разумеется, что для правильного разрешения дела требовалось точное определение стоимости одной акции, что сделать “на глаз”, без проведения экспертизы невозможно. И эту экспертизу провели. Стоимость акции отличалась от выкупной незначительно, в итоге в пользу истца арбитражный суд г.

Москвы решил взыскать чуть более 4 тыс. руб., а ходатайство истца о проведении повторной экспертизы отклонил.

Однако апелляционный суд посмотрел на этот вопрос под другим углом и назначил по ходатайству истца повторную экспертизу в связи с наличием обстоятельств, свидетельствующих о неполноте первоначального экспертного заключения, вызывающих сомнения в обоснованности заключения (отсутствие объективной оценки рыночной стоимости объектов недвижимости, учета реальной выручки, в том числе, от арендной платы, отсутствие договоров аренды, отсутствие описания земельного участка и методики его оценки и др) (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 28 апреля 2016 г. № 09АП-36330/14).

Но и вторая экспертиза также была отвергнута, так как экспертом вновь не был исследован вопрос о рыночной стоимости объектов недвижимости в связи с тем, что эксперт не владеет методикой ретроспективной оценки недвижимости и при определении стоимости акций рыночная стоимость объектов недвижимости не была учтена.

При проведении третьей экспертизы ошибки предыдущих были учтены, проведено полное исследование с учетом всех влияющих на стоимость акции показателей. В итоге оказалась, что выкупная стоимость была занижена более чем в 10 раз – в пользу истца взыскано 5,59 млн руб.

Как видим, суд отверг первые две экспертизы из-за их неполноты, как выполненные без учета объектов недвижимости, в том числе, по причине непредставления самим ответчиком сведений о данных объектах; эксперт же при проведении третьей экспертизы подробно описал процесс оценки объектов недвижимости в части применения подходов к оценке с приведением расчетов и с обоснованием применения подходов, что и послужило основанием для “отбора” судом именно последней экспертизы.

То есть в первом случае эксперт просто проигнорировал ряд важных показателей, которые существенно влияют на стоимость акций, хотя частично и по вине ответчика. Вторая экспертиза тоже была неполной, но уже и, в том числе, из-за недостаточной квалификации эксперта.

В другом деле (постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 23 марта 2015 г. № Ф06-12114/2013, Ф06-20923/2013 по делу № А65-7241/2013) экспертиза понадобилась для установления подлинности подписи в расписке и назначалась дважды.

В итоге суд при выборе одной из двух указал на то, что при проведении повторной экспертизы судом были уточнены обстоятельства выполнения подписи, на которые указал представитель ответчика, а именно, что при выполнении подписи в расписке человек стоял, облокотившись на капот автомобиля.

При этом были истребованы дополнительные экспериментальные образцы подписи (почерка), выполненные в положении стоя. Первая же экспертиза проведена без учета вышеуказанных обстоятельств, соответственно не в полном объеме.

В третьем деле суд отклонил первую экспертизу как проведенную без осмотра транспортного средства, в то время как при повторной такой осмотр проводился (апелляционное определение Верховного суда Республики Татарстан от 25 февраля 2016 г. по делу № 33-3421/2016).

Таким образом, первая причина, по которой экспертиза “игнорируется” и может быть назначена повторная экспертиза – экспертом не исследованы все обстоятельства и не учтены все факторы, которые могут повлиять на окончательный результат экспертизы, то есть неполнота экспертизы. Неполнота экспертизы может быть обусловлена разными причинами, например:

  • недостаточной квалификаций эксперта, когда он не владеет нужными методиками;
  • “пропуск” экспертом важных обстоятельств, игнорирование факторов, влияющих на результаты, в том числе и по вине третьих лиц (хотя в этом случае эксперт обязан просто указать на невозможность проведения экспертизы в полном объеме);
  • отсутствие у эксперта полной информации об объекте экспертизы или об обстоятельствах его возникновения.

Но только ли неполнота проведенной экспертизы служит основанием для отклонения экспертизы как доказательства в деле?

Обратимся к апелляционному определению Московского городского суда от 22 апреля 2015 г. по делу № 33-0105/15. В рамках судебного разбирательства проводилось две экспертизы, результаты которых оказались противоречивы.

Судом назначена третья экспертиза, выявившая ошибки, допущенные экспертами одной из первоначальных экспертиз, в частности дан необоснованный вывод о последовательности выполнения подписи и печатного текста, что объясняется недостаточной квалификацией экспертов, проводивших данную экспертизу.

Методики, на которые ссылались эксперты и на основании которых сделали вывод, применяются только в случае выполнения печатного текста электрофотографическим способом на лазерном принтере либо на многофункциональном устройстве в режиме “принтер”, в то время как исследуемый текст исполнен на механической пишущей машине через машинописную тканевую ленту. Такое заключение послужило основанием для того, чтобы суд отверг заключение “порочной” экспертизы.

Апелляционное определение Омского областного суда от 1 июля 2015 г. № 33-4154/2015 содержит другой пример: в рамках определения ущерба, причиненного заливом квартиры предоставлено два отчета оценщиков.

Отвергая один из них, суд указал на отсутствие сведений о том, кто именно из оценщиков проводил оценку, содержащиеся в отчете сведения о квалификации экспертов нельзя проверить из-за отсутствия в отчете подтверждающих квалификацию документов, оценщик не имеет членства в СРО вопреки требованиям закона.

Более того, отчет оценщиками, указанными в описательной части, не подписан, отчет содержит подпись помощника оценщика, в то время как к участию в исследовании и дачи заключения данное лицо привлечено не было, при этом сведения о квалификации помощника и объеме проделанной им работы в отчете не указаны; в отчете не указано, кем именно произведен расчет стоимости восстановительного ремонта.

В пояснениях, данных в судебном заседании, оценщик сообщил о расчете стоимости помощником, в то время как специалистом по данному заключению он не значится. Имелись претензии у суда и отчета в плане указания на залитые помещения, неопределенность причиненных заливом повреждений.

В тоже время в качестве допустимого доказательства суд при производстве экспертизы принял второй отчет, поскольку экспертом использовалась нормативно-техническая документация и специальная литература, выводы эксперта полные и мотивированные, что в совокупности с материалами дела позволяет установить фактические обстоятельства дела.

В другом деле (постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 12 августа 2015 г.

по делу № А14-1816/20131) при назначении повторной экспертизы и учете именно ее результатов суд руководствовался тем, что при проведении первоначальной экспертизы не был дан ответ на один из поставленных перед экспертами вопросов по причине недостаточности квалификации экспертов и отсутствия соответствующих специалистов в области инженерного оборудования теплиц; кроме того эксперт не могла мотивированно обосновать стоимость восстановительного ремонта.

Таким образом, недостаточная квалификация эксперта или сомнения в его квалификации, а также процедурные и технические ошибки при составлении заключения по результатам экспертизы также являются основанием для того, чтобы суд отверг экспертизу в качестве допустимого доказательства.

Конечно, существуют еще и процессуальные нарушения при назначении экспертизы, но здесь их упоминать не буду, поскольку они относятся все-таки к сфере, связанной с самой экспертизой лишь косвенно, и если и заслуживают разговора, то отдельного. Сейчас же подведем итоги по нашим примерам.

Основными причинами, по которым отвергается экспертиза в качестве допустимого доказательства, являются:

  • неполнота экспертного исследования;
  • недостаточная квалификация эксперта или сомнения в его квалификации;
  • технические и процедурные ошибки в заключении эксперта, как, например, отсутствие указания на эксперта, который проводил исследование; отсутствие подписи эксперта и прочие;
  • противоречивость и немотивированность экспертного заключения, отсутствие обоснования расчетов, проведенных экспертами, или выводов по результатам экспертизы.

В связи с этим рекомендую:

При выборе эксперта(ов) обращать внимание на их опыт, квалификацию, отзывы об эксперте. Желательно проверить картотеку судебных дел (на том же kad.arbitr.

ru или в любой справочной правовой системе) на предмет участия экспертной организации в судебных спорах, при этом обратить внимание, отвергал ли суд экспертизы, проведенные данной организаций или данным экспертом, и если да, то как часто. Не советую ориентироваться только на “громкое” название организации.

Энциклопедия судебной практики интернет-версии системы ГАРАНТ представляет собой подборку правовых позиций судебных органов Российской Федерации – Конституционного Суда, судов общей юрисдикции и арбитражных судов.
Получите бесплатный
доступ!

Получить доступ

Максимально полно выяснять в рамках судебного спора все события, обстоятельства, которые могут повлиять на результат экспертизы: например, в какой позе выполнялась подпись на документе или в каких условиях, не болел ли подписывающий какими-либо заболеваниями, в том числе влияющими на моторику, каким способом выполнялся печатный текст и т. п.

В случае выявления таких обстоятельств уже после проведения экспертизы рекомендуется ходатайствовать о проведении повторной со ссылкой на вновь выявленные факты (если они, конечно, играют существенную роль). Для подкрепления своих аргументов желательно сослаться на судебную практику, когда в похожей ситуации судом назначалась повторная экспертиза.

При назначении экспертизы в суде старайтесь активнее участвовать в составлении вопросов для эксперта, чем более точны и, самое главное, грамотны будут они, тем легче проводить экспертизу и тем точнее она будет, что, возможно, позволит избежать назначения повторной экспертизы.

Если вы затрудняетесь в формулировке вопросов, лучше обратиться за помощью к соответствующему специалисту, в том числе ходатайствовать перед судом о вызове такого специалиста в суд для консультации или же приложить соответствующие заключение специалиста к ходатайству о назначении экспертизы или о включении вопросов в перечень вопросов для эксперта.

В последнее время используется такой инструмент, как рецензирование экспертизы, когда проводится анализ уже проведенной экспертизы, и в случае выявления ее недостатков делается соответствующие заключение, которое может быть приложено к ходатайству о проведении повторной экспертизы. Рецензию проводит эксперт другой экспертной организации, в ней, прежде всего, указывается на недостатки проведенной экспертизы, например, на неверно выбранный метод исследования.

При анализе экспертного заключения, опросе эксперта в судебном заседании обращайте внимание на применяемые экспертом методики, полноту проведенного им исследования (на все ли поставленные перед экспертом вопросы дан ответ), логичность и мотивированность выводов, отсутствие в заключении внутренних противоречий. В случаев выявления пороков в заключении постарайтесь привести аргументы, доказательства (через то же рецензирование или опрос эксперта), свидетельствующие о неполноте заключения экспертизы, недостатках проведенной экспертизы.

Эти рекомендации помогут вам сэкономить средства, так как проведение экспертизы “с первого раза” снижает ваши издержки. Также стоит помнить еще о том, что в случае проведения повторной экспертизы суд вправе взыскать с проигравшей стороны расходы на проведение первоначальной экспертизы, которая была отвергнута как ненадлежащее доказательство.

Источник: http://www.garant.ru/ia/opinion/author/slesarev/928359/

Вс подчеркнул, что суды должны анализировать результаты судебной экспертизы, а не просто принимать их

Суд не обратил внимания на ходатайство ответчика о повторной экспертизе, можно ли полагаться на первую?

19 августа Верховный Суд вынес Определение № 301-ЭС17-18814 по спору между ООО и его участником относительно компенсации последнему действительной стоимости его доли в уставном капитале общества в связи с отсутствием согласия на ее отчуждение третьему лицу.

30 июня 2016 г. участник ООО «Промтех-НН» Анатолий Тютьнев направил обществу извещение о намерении продать принадлежащие ему 25% уставного капитала третьему лицу.

В конце следующего месяца другой участник общества – ООО «Промышленные технологии и поставки» – воспротивился продаже. Поскольку п. 7.

3 устава общества предусматривал необходимость получения согласия на отчуждение доли третьему лицу от других участников, у «Промтех-НН» появилась обязанность выплатить Анатолию Тютьневу действительную стоимость его доли в уставном капитале.

После выхода гражданина из состава участников общества в отношении последнего была инициирована процедура банкротства. В апреле 2018 г. «Промтех-НН» был признан банкротом по решению суда (дело № А43-24954/2017).

В рамках дела о банкротстве суд признал обоснованными требования, которые возникли и должны были быть погашены до появления у общества обязанности выплатить действительную стоимость доли истцу.

Конкурсное производство в отношении общества было завершено в июне 2019 г.

Еще до возбуждения банкротной процедуры в отношении «Промтех-НН» Анатолий Тютьнев обратился в суд иском о взыскании действительной стоимости принадлежащей ему доли в уставном капитале общества на сумму свыше 96 млн руб.

По мнению истца, момент возникновения обязанности по приобретению доли в уставном капитале законодательство связывает с датой отказа общества от предоставления согласия на продажу доли участника третьему лицу. Он посчитал, что последним отчетным периодом в данном случае являлся первый квартал 2016 г.

, следовательно, действительную стоимость доли нужно было определить по состоянию на 31 марта 2016 г.

Ответчик полагал, что действительная стоимость доли истца подлежала определению по состоянию на 30 октября 2016 г.

на основании данных бухгалтерской отчетности общества за последний отчетный период, предшествующий дню обращения участника общества с соответствующим требованием, т.е. за октябрь 2016 г.

По предварительному расчету действительная стоимость доли на указанную дату составляла 0 руб.

В ходе судебного разбирательства в целях определения действительной стоимости спорной доли суд по ходатайству сторон назначил судебную экспертизу. В своем заключении эксперт ООО «Приволжский центр финансового консалтинга и оценки» установил действительную стоимость доли по состоянию на 31 марта 2016 г. в размере 126 млн руб. и по состоянию на 31 октября 2016 г. – 96,6 млн руб.

Руководствуясь экспертным заключением, суд первой инстанции удовлетворил требования истца в полном объеме. Впоследствии апелляция и кассация поддержали выводы суда первой инстанции.

Они также отметили, что иск о взыскании действительной стоимости доли подан до возбуждения дела о банкротстве общества, поэтому закон не исключает возможности рассмотрения этого иска судом и принятия по нему решения.

Впоследствии ООО «Промтех-НН» обратилось с кассационной жалобой в Верховный Суд РФ, ссылаясь на допущенные нарушения норм материального права. Сначала судья ВС отказалась принимать жалобу заявителя, но затем заместитель председатель Суда принял ее к производству.

Изучив обстоятельства дела № А43-1397/2017, Верховный Суд РФ напомнил, что финансовое положение общества является тем объективным и ключевым фактором, который, в первую очередь, влияет на стоимость долей участников такого общества в уставном капитале.

«Чем больше в структуре баланса (исходя из его рыночных показателей) разница между имуществом (активами) общества и его обязательствами перед третьими лицами (пассивами), тем выше стоимость доли участника.

И, напротив, при сокращении названной разности, составляющей чистые активы общества, предполагается, что стоимость доли должна пропорционально уменьшаться», – говорится в определении ВС.

Высшая судебная инстанция отметила, что последовавшие за выходом Анатолия Тютьнева из общества события убедительным образом ставят под сомнение финансовое благополучие должника, наличие у него чистых активов и существование положительной структуры баланса (с точки зрения рыночных цен).

Подобные сомнения, как пояснил ВС РФ, могли быть опровергнуты, например, указанием на то, что в промежуток времени после выхода участника из общества и до возбуждения дела о банкротства в деятельности должника произошли какие-либо экстраординарные обстоятельства, спровоцировавшие существенное ухудшение его платежеспособности.

Однако нижестоящие суды не исследовали соответствующий вопрос и не устанавливали наличие подобных обстоятельств. «Вместо этого суды при принятии решения фактически ограничились выводами эксперта, не сопоставив с ними объективные данные об обществе.

В то же время подобное сопоставление ставит под сомнение выводы эксперта, что свидетельствует о необходимости более детального исследования обстоятельств дела с целью устранения возникших противоречий», – указал Суд.

Верховный Суд также отметил, что ответчик обращал внимание на то, что эксперт, определяя рыночную стоимость доли, фактически в основу своих выводов положил балансовую стоимость принадлежащего обществу имущества, не осматривая запасы пообъектно.

Кроме того, как пояснил Суд, эксперт, в нарушение правовой позиции Президиума ВС РФ, изложенной в Постановлении от 9 ноября 2016 г. № 338-ПЭК16, не применил понижающие коэффициенты (так называемые скидки) на неконтрольный характер доли истца и недостаточную ликвидность.

«Приведенные доводы в совокупности с вышеперечисленными противоречиями указывают на необходимость назначения дополнительной или повторной экспертизы (ст. 87 АПК РФ), о чем заявлял ответчик в суде первой инстанции (однако Определением от 2 апреля 2018 г. в назначении повторной экспертизы отказано).

Поэтому выводы судов о том, что действительная стоимость доли Анатолия Тютьнева составляла 96 693 000 руб., сделаны преждевременно», – указал ВС, отменив судебные акты нижестоящих инстанций и отправив дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Адвокат АК «Бородин и Партнеры» Олеся Спиричева отметила, что выводы ВС РФ в связи с неверной оценкой нижестоящими судебными инстанциями доказательств, неполным исследованием обстоятельств дела, игнорированием существенных доказательств необходимости назначения повторной экспертизы носят типовой характер.

«С другой стороны, в данном определении Верховный Суд, рассматривая общеисковой судебный спор, применяет подход, характерный для рассмотрения судами дел о банкротстве. Так, он обращает внимание арбитражных судов на необходимость более детально анализировать сущность обстоятельств дела, причинно-следственные связи событий.

Наряду с этим Суд указывает на то, что экспертиза не является неприкосновенной для судьи областью специальных познаний, экспертное заключение нужно соотносить с другими доказательствами, его нужно анализировать.

В этой части комментируемое определение окажет существенное положительное влияние на дальнейшую судебную практику», – полагает адвокат.

Старший юрист корпоративной и арбитражной практики АБ «Качкин и Партнеры» Ольга Дученко отметила, что по закону доказательства оцениваются судом в совокупности, никакие из них не могут иметь для суда заранее установленной силы, заключение эксперта должно оцениваться судом наряду с другими доказательствами. В частности, следует учитывать финансовое положение общества, которое является объективным и ключевым фактором, в первую очередь влияющим на стоимость долей участников общества.

«Однако в силу специфики дел о взыскании действительной стоимости доли в уставном капитале общества, зачастую по таким спорам основным и, как правило, единственным доказательством, подтверждающим стоимость доли, является заключение эксперта, которым суды и руководствуются», – пояснила юрист.

По словам эксперта, в комментируемом определении Верховный Суд РФ обращает внимание нижестоящих судов на то, что нужно внимательнее относится к выводам, сделанным в заключении эксперта, оценивать их в совокупности с иными доказательствами по делу. «Хотя идея об определении стоимости доли исходя из финансового положения должника не нова, выводы Суда однозначно будут использоваться при разрешении дел со схожими обстоятельствами», – заключила Ольга Дученко.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/vs-podcherknul-chto-sudy-dolzhny-analizirovat-rezultaty-sudebnoy-ekspertizy-a-ne-prosto-prinimat-ikh/

Ветка права
Добавить комментарий