Телеканал снял репортаж на невинных людей без доказательств

Одесская трагедия 2 мая: десять фактов, о которых нельзя забывать (колонка главного редактора)

Телеканал снял репортаж на невинных людей без доказательств

Об одесских событиях 2 мая 2014 года написано, снято и сказано столько, что впору издавать многотомник. Единого взгляда на них не было, нет и, наверное, не будет никогда. Даже если отбросить пропагандистскую шелуху российского и пророссийского происхождения, все равно трагедию оценивают по-разному.

Некоторые склонны видеть в случившемся следствие заговора (Кремля, российских спецслужб, отдельных украинских политиков и т.д.), некоторые – цепь роковых случайностей: мол, устраивать кровопролитие никто не хотел, но что-то пошло не так. Мою точку зрения вы знаете, повторяться не буду.

Просто хочу напомнить несколько абсолютно достоверных фактов, которые должен учитывать каждый, кто хочет разобраться в том, что произошло на самом деле.

Первый и главный. Еще 1 мая «Одесская дружина» и другие группы так называемых «куликовцев» (пророссийских граждан, которые стояли лагерем на Куликовом поле) не планировали нападать на «марш единства Украины».

Более того, «Одесская дружина», которая впоследствии будет в авангарде атаки на эту акцию, накануне съехала с Куликова на 411-ю батарею – говорят, не бесплатно, а за немаленькую мзду от будущего мэра Одессы Геннадия Труханова, но об этом как-нибудь в другой раз.

Планы любителей России резко поменялись в ночь на 2-е. Тогда в их группах и на страницах в соцсетях стали распространяться призывы «не пустить бандеровцев в Одессу».

В итоге утром рокового дня в центре города собралась толпа из нескольких сотен молодчиков – соответствующим образом экипированных и мотивированных. Именно они с криками «майданутых на кол» напали на участников проукраинской акции.

Второй. В марше за единую Украину тоже участвовали экипированные (в касках, со щитами и дубинками) люди, но их было не больше нескольких десятков: это 11-я сотня «Самообороны Майдана», прибывшая из Киева, и одесская «Самооборона», сформированная после побоища 19 февраля.

Тогда, напомним, евромайдановцы решили, что больше не позволят титушкам и боевикам безнаказанно нападать на мирные акции.

Собственно, 2 мая «самообороны» доказали, что были созданы не зря: не будь их, «дружинники» с большой долей вероятности смяли бы участников марша, среди которых, кстати, были и люди с детьми (еще одно доказательство того, что украинские активисты не планировали никаких агрессивных действий).

Сравните с людьми на видео

«Самооборона»

Третий.

Когда любителям России дали отпор, они укрылись за спинами работников милиции, которые во время столкновений на Преображенской, Дерибасовской и Греческой площади не дали повода сомневаться в том, за кого они: согласитесь, если милиционеры стоят лицом (и щитами) к одной стороне противостояния, прикрывая вторую, которая в это время стреляет и швыряет камни, трудно считать их беспристрастными защитниками всех граждан вне зависимости от политических взглядов, пола, расы и т.п.

А если на рукавах некоторых так называемых правоохранителей присутствуют полоски скотча того же цвета, что и аналогичные отличительные знаки антимайдановцев, то… Да, в предложенную «Группой 2 мая» версию о случайно найденном скотче, которым милиционеры крепили щитки-налокотники, лично я не верю. Таких совпадений просто не бывает.А ведь все это происходило после захвата Крыма и ряда городов на Донбассе, захвата, ставшего возможным благодаря в первую очередь массовой измене правоохранителей и военных. Совершенно очевидно, что у проукраинских активистов не было оснований считать ситуацию в Одессе чем-то отличающейся от таковой в Славянске или Горловке, отсюда и соответствующая реакция на действия Долженкова сотоварищи. Российские боевики штурмуют горловское отделение полиции. 14 апреля 2014 года


Там же в тот же день. Сотрудник ГРУ ГШ РФ Игорь Безлер проводит инструктаж горловских милиционеров. До одесской трагедии еще две недели

Четвертый. Большая часть людей, которая к моменту прихода разъяренных, переживших настоящий уличный бой евромайдановцев, находилась на Куликовом поле, не принимала участие в нападении на проукраинский марш.

Однако тогда, по понятным причинам, ни у кого и мысли не было разбираться в этом (а la guerre comme а la guerre!), а кроме того, некоторые «дружинники» до Куликова все же добежали.

Именно они забаррикадировались на крыше Дома профсоюзов, откуда обстреливали и забрасывали «коктейлями Молотова» пришедших на площадь сторонников единой Украины.

Кстати, с красными повязками

Пятый. У сторонников России (мониторинговая миссия ООН по правам человека упорно называет их «сторонниками федерализации») был как минимум час, чтобы покинуть площадь до прихода оппонентов и спастись.

Однако вместо этого они решили не просто укрыться в Доме профсоюзов, а превратить его в «Брестскую крепость» (да-да, именно так они кричали в те минуты).

Их оппоненты поняли это заявление буквально и отнеслись к зданию соответствующим образом, как к опорному пункту противника, тем более что тот не просто объявил об этом, но и вел боевые действия — стрелял (в том числе из оружия калибра 7,62 мм) и бросал «коктейли Молотова». Поэтому ДП решили взять штурмом и взяли бы, не начнись в фойе пожар, который в итоге и унес 42 человеческие жизни.

Шестой. Кто первым бросил бутылку с зажигательной смесью — защитники Дома профсоюзов или штурмующие его проукраинские активисты – доподлинно не известно. Однако факт, что швыряли их обе стороны, как и то, что первым загорелся хлам, который натащили в вестибюль здания любители России, хотевшие использовать его в качестве баррикады.

Седьмой. Большинство людей, укрывшихся в ДП, спаслось, погибла от силы пятая часть пророссийских участников событий. Евромайдановцы вели себя по отношению к ним по-разному.

Кого-то, и в самом деле, в горячке боя побили, но доказанных фактов гибели от побоев нет.

Более того, многие неформальные лидеры пророссийской тусовки, которые находились в здании на момент возникновения пожара, сумели без проблем его покинуть и скрыться. Все вы видели белую рубашку коммуниста Албу.

Многих своих оппонентов евромайдановцы спасли. Именно они, проукраинские активисты, многократно звонили на 101, упрашивая пожарных поскорее приехать и начать тушение пожара, именно они (по инициативе нашего коллеги Александра Сибирцева) подтащили к стене металлическую конструкцию сцены, чтобы доставать из окон людей, именно они в основном и оказывали первую медицинскую помощь.

Восьмой. Милиционеры и солдаты внутренних войск, которые в это время находились у Дома профсоюзов, равнодушно смотрели на происходящее и ничего не предпринимали, как долгое время ничего не предпринимали пожарные. запись переговоров ГСЧС 2 мая опубликована, и комментировать ее бессмысленно: она говорит сама за себя.

Тогдашний начальник управления службы Владимир Боделан (сын экс-мэра) не скрывает, что отдал приказ подчиненным не спешить на этот пожар. Сейчас он укрывается на оккупированной территории Крыма и даже руководит тамошним филиалом «федерального казенного учреждения «Центр стратегических исследований гражданской защиты МЧС РФ». Никаких претензий к нему со стороны российского «правосудия» нет.

Владимир Боделан — справа

Девятый. Тогдашний руководитель областной милиции Петр Луцюк за все время, что лилась кровь, так и не ввел в действие план «Волна», который предписывает действия работников милиции, военнослужащих внутренних войск, частей ГСЧС, медицинских учреждений в случае возникновения массовых беспорядков.  

Десятый и последний.

Словосочетание «Одесская Хатынь» появилось в информационном поле уже в ночь на 3 мая, причем произошло это вдруг и сразу: примерно в полночь его использовало одно центральное пророссийское издание Украины, и тут же, в течение 10-15 минут, метафору подхватили тысячи (я не преувеличиваю, именно тысячи) блогов и пользователей соцсетей. Утром она перекочевала уже в российские официальные СМИ и с тех пор активно ими используется. Это очень похоже на умышленный и хорошо продуманный вброс, но мы же не конспирологи, не так ли? Будем считать совпадением. Еще одним странным совпадением того дня. Как красные повязки.

Все перечисленные факты хорошо известны, не раз упоминались в медиа, подтверждены множеством доказательств, в том числе фото- и видеоматериалами. Не отрицают их, за редким упоротым исключением, и пророссийские деятели.

Поэтому если вы читаете или смотрите что-то о втором мая и там нет ни слова о том, что я тезисно привел выше, или же говорится нечто противоположное, имейте в виду: это пропаганда, причем самая низкопробная, рассчитанная на откровенных идиотов.

Увы, как показывает практика, последних среди нас не так мало.

Автор – Олег Константинов, главный редактор «Думской»

Источник: https://dumskaya.net/news/odesskaya-tragediya-2-maya-desyat-faktov-o-kotor/

«Враг у ворот»: Как «Первый канал» рассказал о вербовке экстремистов в Кыргызстане

Телеканал снял репортаж на невинных людей без доказательств

Сюжет «Первого канала» называется «Враг у ворот» и посвящен вербовке экстремистов в Кыргызстане.

Российский «Первый канал» выпустил 15-минутный сюжет «Враг у ворот», который посвящен «исламскому подъему» в Кыргызстане. В самом Кыргызстане репортаж вызвал неоднозначную реакцию.

Сюжет был выпущен 23 апреля и показан на российском «Первом канале». Перед тем, как показать сюжет, диктор Валерий Фадеев говорит о том, что за последнюю неделю спецслужбы России «задержали и уничтожили» боевиков, которые готовили теракты и вербовали молодых людей.

Сюжет «Первого канала» о Кыргызстане.

Затем Фадеев указывает на взаимосвязь, что все задержанные — уроженцы Центральной Азии, а поток мигрантов из этих стран в Россию «огромный».

Диктор констатирует, что тысячи выходцев из Центральной Азии воюют в рядах запрещенной экстремистской группировки «Исламское государство» (ИГИЛ). Но затем Фадеев добавляет, что «отгородиться от этих стран невозможно» и предлагает странам ЕАЭС решать вместе проблемы терроризма. После этих слов диктор переходит в самому сюжету.

Репортаж журналиста Георгия Олисашвили «Враг у ворот» посвящен вербовке в радикальные группировки в Центральной Азии, но все действие сюжета идет на юге Кыргызстана. Репортаж начинается с интервью двух бывших заключенных, которых называют «бывшими членами ИГИЛ».

Первым показывают дальнобойщика Бабура — он говорит, что попал в Сирию из Турции, когда поехал туда «работать к пацанам». Следующим в кадре появляется Халил, который говорит, что был в Сирии, но не участвовал в боях, а был поваром для экстремистов.

«От администратора в интернет-форуме я узнал, что мусульманам в Сирии нужна помощь. Я туда поехал. Я не воевал, а просто готовил им еду», — говорит Халил.

Халила в сюжете называют «бывшим членом ИГИЛ».

Третий герой сюжета Исмаилжан Мамаджанов, которого представили как бывшего члена Джебхат ан-Нусры, говорит, что «никогда не был таким исламским фанатиком» и сам «по сути пацифист».

После слова «пацифист» Олисашвили добавляет «самому смешно», и что после кадров из Сирии Мамаджанов «забыл о своих пацифистских убеждениях» и его «потянуло на подвиги».

Журналист подытоживает интервью с тремя героями тем, что «таких историй в Оше сотни».

Действие сюжета переносится в мечеть, где проходит намаз. Олисашвили говорит, что ислам в Оше — «не просто часть культуры, а мода».

Затем журналист берет интервью у «осужденного за вербовку» Эмира, который объясняет, как вовлекает людей в радикальные течения после массовых молитв.

«Мы вместе ходим в мечеть, что-то рассказываем, и я рассказываю, допустим, сверх того, что рассказывает имам. Я говорю, в исламе это будет вот так, есть такой пример, есть такой хадис, при Пророке было вот так.

И, естественно, вот это неинформированность. Они [спрашивают], а где это можно узнать? [Я отвечаю:] “Да я тебе могу это преподать. Я могу тебя познакомить”»,— говорит «вербовщик» Эмир, лицо которого не показано.

Лицо «осужденного за вербовку» Эмира не показано.

Эмира сменяет видеоряд из колонии — Олисашвили говорит, что осужденных за экстремизм вынуждены держать в отдельных камерах, чтобы избежать вербовки.

Потом идет разговор с семьей Турабаевых, которые рассказывают, как их дочь Барчынай уехала в Сирию и несколько раз вышла там замуж. Дочь Барчынай, которая осталась в Кыргызстане, кивает головой в ответ на вопрос журналиста о том, скучает ли она по маме. Отец Барчынай уже не верит, что она вернется домой живой.

Затем действие переносится в одну ошскую махаллю, где живут этнические узбеки. По словам репортера Олисашвили, кыргызские узбеки «исторически более религиозны» — живут по своим правилам и строят собственные мечети.

«И потому за молодежь из махалли экстремисты разных мастей ведут настоящую войну. Акбар Жалилов, смертник из петербургского метро — как раз отсюда», — говорит журналист.

Автор сюжета также поговорил с семьей уроженцев Кыргызстана Аброра и Акрама Азимовых, задержанных по подозрению в причастности к теракту в петербургском метро.

Младший брат Билол Азимов объясняет журналисту, что его брат Акрам летал в Турцию и продавал там товар, но какой именно — неизвестно. Олисашвили считает, что родственники «могли многого не знать про Акрама».

Мать братьев говорит, что Акрам находился в ошской больнице на лечении, откуда его забрали кыргызские спецслужб. Затем она увидела своего сына только по телевизору после того, как его задержали в России.

В качестве подтверждения своих слов мать Азимова показывает журналисту выписку из больницы, в которой написано, в какие даты Акрам находился на лечении. О самой выписке ничего в сюжете не говорят.

Олисашвили уверен, что братья Азимовы и предполагаемый террорист-смертник Акбаржон Жалилов, получили российское гражданство, «предоставив ложные документы».

Далее журналисты показывают интервью с «бывшим боевиком ИГИЛа», который купил себе поддельный паспорт в Стамбуле, прилетел в Украину и оттуда приехал в Россию.

Олисашвили уверен, что «с документами у тех, кто сотрудничает с ИГИЛ, проблем не возникает».

Семья Турабаевых показывает фото Барчынай с дочкой.

Последний респондент в сюжете — руководитель Антитеррористического центра государств-участников СНГ Андрей Новиков. Он говорит, что боевики представляют опасность, потому что обладают навыками «мини-взрывной войны».

«Кто-то, так сказать, приезжает с чистым намерениями, разочаровавшись в идеологии и остальных вещах, кто-то приезжает с другими намерениями совершенно, с борьбой против неверных, с совершением терактов», — заключает он.

Сюжет «Враг у ворот» заканчивается выводами Олисашвили — журналист говорит, что теракт в Петербурге можно было избежать, если бы Кыргызстан и Турция прилагали больше усилий.

«Петербургского теракта могло и не быть, если бы в Бишкеке знали, с кем из земляков общается Жалилов за границей. Если бы Москве сообщили о его турецких делах. Если бы Анкара закрыла, наконец, дыру на границе с Сирией», — считает репортер.

Депутат кыргызского парламента Мыктыбек Абдылдаев считает, что сюжет «приносит негатив» в адрес Кыргызстана. Он потребовал, чтобы МИД Кыргызстана «оперативно реагировал» на такие передачи.

Министр иностранных дел Эрлан Абдылдаев ответил, что официальные лица России «не поддерживают политику», которая озвучена в сюжете.

Опрошенные изданием «Заноза» эксперты разошлись во мнениях.

Политолог Игорь Шестаков считает, что делать обобщающие выводы в отношении региона по нескольким людям — необъективно. «От некоторых российских СМИ меня начинает коробить. То, что сейчас они делают, смахивает на истерию по одному человеку», — говорит он.

Шеф-редактор по Кыргызстану издания «Регнум» Григорий Михайлов говорит, что сюжеты по телевидению можно проигнорировать и списать на попытки найти внешнего врага, но он добавляет, что, как минимум, большая часть озвученного — правда. «Угроза налицо, и с ней нужно бороться», — считает он.

Политолог Эдиль Осмонбетов считает, что российские СМИ ведут «обычную медиа-войну» против Кыргызстана тогда, как сами власти России ищут союзников в геополитике.

«Но [СМИ] не задаются вопросами, почему некоторые получают так быстро российское гражданство? Стоит ли всех грести под одну гребенку? При этом доказано, что большинство людей вербуются ИГИЛ именно в России. Страны должны объединяться в борьбе с общим врагом», — говорит Осмонбетов.

Источник: https://kloop.kg/blog/2017/04/26/vrag-u-vorot-kak-pervyj-kanal-rasskazal-o-verbovke-ekstremistov-v-kyrgyzstane/

Ветка права
Добавить комментарий