Требуется ли согласие отца ребёнка, если он остаётся в Чувашии?

Племянница из семьи Игнатьева защитит права детей Чувашии

Требуется ли согласие отца ребёнка, если он остаётся в Чувашии?

Версия для печати

Сапаркина: скажи-ка дядя, ведь недаром…

«Наши власти в очередной раз доказали, что даже не понимают сути правозащитного института, который должен быть максимально независимым от исполнительной власти, – поделился своим возмущением с «Правдой ПФО» юрист Игорь Михайлов.

– Тут дело даже не в нарушении срока для назначения нового омбудсмена. Не было даже объявления о приеме предложений на сайте Госсовета Чувашии! Келейность стала нормой для кадровой политики в регионе.

Елена Сапаркина раньше не была замечена в общественной деятельности, также у нее нет опыта работы в области защиты прав и законных интересов ребенка.

Но когда профессиональные качества имели значение в нашей республике? Игнатьев публично обещал широкую общественную дискуссию по кандидатурам на пост детского омбудсмена. Вместо этого процедура проходит без всякой огласки в СМИ».

А ведь казалось, что Чувашии удалось выпутаться из разразившегося скандала без невосполнимых потерь для репутации.

«По нашему обращению глава Республики Чувашия сдержал свое слово, отменил закон, не подписал его, – заявила на заседании Совета Федерации спикер сената Валентина Матвиенко.

– И законодательное собрание Чувашии отменило тот закон, который они приняли, о ликвидации института уполномоченного по правам ребенка». А теперь выяснилось, что правозащитный институт сохраняется ради трудоустройства родственницы.

Рафинов: где пионеры, где пенсионеры – разберемся

Вполне возможно, что Сапаркина вполне достойно справляется со своими нынешними обязанностями в качестве первого заместителя министра труда и социальной защиты. Но все-таки это несколько иной профиль.

«Неслучайно же председатель комитета Госсовета по соцполитике Вячеслав Рафинов, выдвинувший ее кандидатуру, в качества примера правозащитной деятельности сумел привести лишь тот факт, что она «защищала в судах интересы Пенсионного фонда».

Но в данном случае в этих тяжбах выдвиженка защищала интересы государства, а не гражданина, – отмечает юрист Алексей Глухов.

– Мне пришлось проинформировать Уполномоченного по правам ребенка РФ Анну Кузнецову, что в Чувашии планируют назначить главным защитником детских интересов родственницу главы республики. Аналогичного примера нет ни в одном другом регионе России».

Между тем, в высшем эшелоне власти уже продумали всю цепочку переназначений, которая должна последовать после утверждения Сапаркиной на сессии Госсовета. «Шум подняли на пустом месте. Можно подумать, что родственники главы республики и его супруги не имеют права работать на ответственных постах, – заявил «Правде ПФО» собственный источник. – Нигде нет такого запрета. Уполномоченный по правам предпринимателей Владимир Иванов тоже не имел опыта правозащитной деятельности, но сейчас вполне справляется со своими обязанностями. И Сапаркина наверняка справится. А на ее место первым заместителем министра труда и социальной защиты предполагается выдвинуть Ларису Арсентьеву, которая пока работает первым заместителем администрации главы республики. Зато на нынешнюю должность Арсентьевой в свою очередь планируется Николай Каргин, который сейчас занимает пост начальника управления муниципального контроля в городской администрации Чебоксар, а несколько ранее был помощником Михаила Игнатьева»

Арсентьева: на службу не напрашиваются, от службы не отказываются

Наблюдатели полагают, что в этой кадровой пертурбации наибольший интерес вызывает предстоящее возвышение Каргина. Сейчас он возглавляет недавно созданное подразделение горадминистрации, имеет в подчинении 21 сотрудника. Ему 46 лет, он уроженец Моргаушского района, юрист по образованию.

С конца 90-х работал в Минтруда, Минсоцполитики республики, в судебном участке Ленинского района Чебоксар; с 2003-го – в администрации главы республики (консультант-юрист, начальник орготдела, помощник главы). С 2014-го в течение двух лет возглавлял Госархив современной истории Чувашии.

Каргин: из архива тоже возвращаются

Время покажет, насколько в данном случае поменяется сумма от перемены мест слагаемых. «Конечно, в работе Уполномоченного по правам ребенка есть своя специфика, – заявил «Правде ПФО» омбудсмен по правам человека Юрий Кручинин.

– В отсутствие человека на данной должности мне приходится заниматься этими проблемами. Буквально накануне совместно с судебными приставами провели целую операцию по возращению матери ребенка, которого удерживал у себя отец.

Коллизия была очень сложная, необходимо было не допустить нарушения прав ни ребенка, ни обоих родителей».

Сегодня. 14 февраля, состоялось заседание президиума Госсовета, на котором было решено включить вопрос о назначении Сапаркиной в повестку дня предстоящей сессии парламента республики. «Я всячески возражал, говорил о необходимости общественной дискуссии по данному вопросу, – сообщил «Правде ПФО» депутат Игорь Моляков. – Даже спикер Валерий Филимонов допустил возможность выдвижения на сессии альтернативной кандидатуры. Но товарищи по партии «Единая Россия» ему не позволили проявить непоследовательность. Было заявлено, что предварительно рабочая группа рассмотрела пять кандидатур, но их фамилии почему-то решили не разглашать. Обсудили даже нюансы семейного права и кого можно считать близкими родственниками. Юристы клятвенно заверили, что племянники к таковым не относятся. Сапаркина будет баллотироваться на должность детского омбудсмена в единственном числе»

«Правда ПФО» следит за развитием событий.

Сапаркина, Игнатьев, Михайлов, назначение детского омбудсмена в Чувашии, кумовство в Чувашии, Матвиенко, Кузнецова, Кручинин, Каргин, Арсентьева, Моляков, Чувашия

Источник: http://pravdapfo.ru/articles/84080-plemyannica-iz-semi-ignateva

Российских женщин с детьми не пускают в Германию на ПМЖ

Требуется ли согласие отца ребёнка, если он остаётся в Чувашии?

По сути, нашим соотечественницам, вышедшим замуж за граждан Германии или собирающимся это сделать в ближайшем будущем, предлагается жестокий выбор: отказаться от брака с любимым человеком или отказаться от собственного ребенка, родившегося в предыдущем, “отечественном”, браке. Дилемма не для матери.

Осторожно, двери закрываются

Женщинам, обратившимся в нашу редакцию, удалось получить от судьбы второй шанс на семейное счастье: после неудавшегося замужества и развода они встретили нового суженого.

Правда, не в России, а в Германии – они вышли замуж за граждан этой вполне цивилизованной страны с развитой демократией. У каждой есть ребенок от первого брака.

Брачные узы официально оформлены, отношения супруга с ребенком складываются замечательно, страна совместного проживания – Германия – выбрана, экзамен по немецкому, обязательный в таких случаях, успешно сдан.

Оставалось получить въездные визы. Для себя, как для законной супруги гражданина Германии, и для своего ребенка – “на воссоединение с одним из родителей”, то есть с самой собой, его мамой, уезжающей в чужую страну. Вот тут-то, на этапе сбора и подачи документов, и начали происходить вещи необъяснимые.

Первый встревоживший ее звонок, рассказывает москвичка Ольга, прозвучал летом.

В списке-памятке документов на сайте посольства ФРГ в Москве из перечня бумаг, которыми мать обязана подтвердить свое “единоличное владение родительскими правами”, неожиданно исчезло упоминание о том, что “при наличии родительских прав у невыезжающего с ребенком родителя от него требуется нотариально заверенное согласие на постоянное место жительства ребенка в Германии”.

Проще говоря, раньше папа-россиянин должен был таким образом подтвердить свое согласие на то, что его родные сын или дочь отныне будут жить с его бывшей женой в Германии.

Или не подтвердить – из искренней привязанности к ребенку и нежелания с ним расставаться, а то и из менее высокого чувства мести и стремления, воспользовавшись ситуацией, напакостить своей “бывшей” – варианты встречались разные, в том числе и самые драматические.

Теперь же “укороченный” перечень называл лишь два документа, дающих матери право получить детскую визу: решение суда о лишении родительских прав отца ребенка или свидетельство о его смерти. Третьего – с трудом, но все же добываемого у бывших мужей документа – уже не дано.

В визовом отделе посольства сотрудница подтвердила Ольге, что никакой ошибки в памятке нет. Нотариально заверенного согласия второго родителя на выезд ребенка на ПМЖ сейчас недостаточно: недавно было постановление руководства принимать документы на детские визы только с судебным решением о лишении отца-россиянина родительских прав или со свидетельством о его смерти.

– Я ей говорю, – вспоминает мама семилетней Насти, – а вы случайно не в курсе что лишить родительских прав добропорядочного человека в России практически невозможно? Да у нас свидетельство о смерти, Господи, прости, во сто крат оформить легче! И не по-человечески это – ну как лишить нормального отца прав на ребенка?! Если он его любит, платит алименты исправно, не наркоман, не хулиган, не пьет. Буквально положительный герой. И эта фрау, – возмущается Ольга, – мягко так говоря, почти мурлыкая, отвечает: “Ну-у, да, знаю, что это нереально… Но я вам ничем помочь не могу”.

Три пишем, два – в уме

Отказаться добровольно от отцовства бывший муж Ольги, как и следовало ожидать, не согласился категорически. Как, впрочем, и подавляющее большинство отцов, оказавшихся в той же нелепой ситуации. Но если кто и согласится, не факт, что отречься от родного ребенка ему удастся, как показывает история Виктории из Москвы:

– Мне 23 года, мужу, гражданину Германии, 26. Моей дочери от первого брака 2 года, – рассказывает Вика. – Ее отец оставил меня, когда я была на третьем месяце беременности. После ее рождения все-таки признал ребенка. Облегчает нашу ситуацию с получением детской визы то, что он готов отказаться от родительских прав. Я подала иск о лишении его отцовских прав в суд.

Прошел уже месяц, но суд не спешит назначать дату рассмотрения дела. Да и вообще говорят, что могут отказать. Он же совершенно нормальный в социальном плане человек. Время идет. Я замужем 7 месяцев, за это время мы с мужем виделись один раз – 3 недели. Так и живем: он в Германии, я с дочкой в России. Сейчас жду, что скажет суд. Дочка каждый день спрашивает, где папа.

Папой она называет моего мужа.

Надежда из Уфы, Юлия из Ярославля, Ирина из Санкт-Петербурга, Ольга из Ижевска, Вика, Ольга и Елена из Москвы – все они, как и десятки, а может, сотни других женщин попали в этот детско-визовый капкан.

И каждая пыталась выяснить: что же это за закон/постановление/инструкция (всякий раз, говорят женщины, сотрудники консульств называли этот, скажем так, циркуляр по-разному) грозит перевернуть всю их жизнь? И ни одна не получила внятного ответа, какого-либо разъяснения или хотя бы названия документа, что, помня о знаменитой немецкой обстоятельности, немало их удивляло и добавляло растерянности и неопределенности ситуации.

Есть и другая странность: на сайтах всех генконсульств Германии – в Екатеринбурге, Новосибирске, Калининграде и Санкт-Петербурге – нотариально заверенное согласие отца ребенка, выезжающего с мамой в Германию, по-прежнему присутствует в официальном перечне как достаточное основание для получения детской визы.

Правда, ситуацию это не спасает.

Ведь сотрудники консульств лишь принимают от российских гражданок документы на получение виз, а разрешить или отказать россиянкам во въезде в страну решают ведомства по делам иностранцев по месту их будущего проживания в Германии – так называемые территориальные Ауслендербихерде (АБХ).

У Людмилы из Новосибирска документы на получение виз для нее и 11-летнего сына Миши в местном генконсульстве приняли, не требуя доказательств смерти или родительской недееспособности Мишиного отца. Однако через пару месяцев позвонили: “Вы можете ехать, но на вашего ребенка пришел отказ. О причинах узнавайте в АБХ по месту жительства супруга”.

“Поехала в Германию, – рассказывает Людмила. – Первое, что с меня спросил чиновник в АБХ, – это решение суда о моих единоличных правах на ребенка. Сказал: если не предоставите свидетельства о смерти или о лишении отца прав, гарантирую вам, что вы никогда не ввезете вашего сына в Германию.

О том, на основании какого официального документа он делает такое заявление, этот чиновник также не ответил”.

Отец Миши, с которым Людмила развелась пять лет назад, лишаться прав на сына по решению суда отказывается наотрез: это, объяснил он, навредит его карьерному росту. Тупик.

Понаехали тут

Логику чиновников, его придумавших, женщины пытаются объяснить по-своему:

– Они ведь понимают, – считает Людмила, – если семью, которая еще только складывается, начать бомбардировать со всех сторон и просить документы, которые в принципе собрать невозможно, это в 50 процентах случаев приведет к тому, что семья распадется.

И не нужно будет городу платить киндергельд на “чужого” ребенка, не нужно платить маме за обучение и в будущем – социал. Получается, это такая установка: выстроить стену, ограничивающую въезд на ПМЖ иностранцев, особенно в условиях экономического кризиса.

А ярославчанка Юлия рассказала, что адвокат в Германии, которого они с мужем наняли для помощи в получении въездной визы для ее дочки, так объяснил позицию чиновников АБХ: “Слишком много вас здесь развелось”. Адвоката немедленно поменяли.

Москвичка Ольга убеждена: происходящее не имеет под собой законодательной базы. Пока.

– Та фрау в посольстве обронила тогда довольно странную фразу, смысл которой: вот мы сейчас посмотрим, какой будет российская реакция, узнаем настроение общественности, – и тогда будет понятно, что делать дальше. Понимаете? Я, когда это услышала, аж дар речи потеряла.

Самая же горькая оценка положения, в котором оказались наши соотечественницы и которое, как они справедливо считают, противоречит всем нормам морали, не говоря уж о правах человека и Конвенции о правах ребенка, прозвучала от Ирины из Санкт-Петербурга: “Вряд ли Россию в ее сегодняшней демографической ситуации заинтересует проблема вывоза российских детей за границу, а если и заинтересует, то с установкой: не вывозить! Да, наверное, и сами россиянки, рвущиеся “за бугор”, вряд ли вызовут общественную симпатию”.

Остается лишь один вопрос: как бы отнеслась Германия к подобным попыткам России препятствовать воссоединению на своей территории немецких жен с детьми от их первого брака с мужьями-россиянами?

Источник: https://rg.ru/2009/12/16/svadba.html

Ветка права
Добавить комментарий