Велика ли вероятность отмены удо?

Какова вероятность удовлетворительного решения по ходатайству об УДО?

Велика ли вероятность отмены удо?

Добрый день! В 03.09.2014 г. в сторону моего мужа было вынесено решение суда в виде лишения свободы сроком на 4,5 года по статье 162 части 2 УК РФ.

Отсидев 1/2 от срока, мы подали на УДО, в январе 2016 года был отказ. Сейчас по истечению 6 месяцев в июле хотим попробовать снова подать документы на УДО.

Хотелось бы узнать — какова вероятность удовлетворения нашего ходатайства и стоит ли нанять адвоката?

Адвокат Антонов А.П.

Добрый день!

Согласно ч.2 ст.

162 Уголовного кодекс, разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия, совершенный группой лиц по предварительному сговору, а равно с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, —наказывается лишением свободы на срок до десяти лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.Согласно ст.15 Уголовного кодекса, в зависимости от характера и степени общественной опасности деяния, предусмотренные настоящим Кодексом, подразделяются на преступления небольшой тяжести, преступления средней тяжести, тяжкие преступления и особо тяжкие преступления.Преступлениями небольшой тяжести признаются умышленные и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное настоящим Кодексом, не превышает трех лет лишения свободы.Преступлениями средней тяжести признаются умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное настоящим Кодексом, не превышает пяти лет лишения свободы, и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное настоящим Кодексом, превышает три года лишения свободы.Тяжкими преступлениями признаются умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное настоящим Кодексом, не превышает десяти лет лишения свободы.Особо тяжкими преступлениями признаются умышленные деяния, за совершение которых настоящим Кодексом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше десяти лет или более строгое наказание.С учетом фактических обстоятельств преступления и степени его общественной опасности суд вправе при наличии смягчающих наказание обстоятельств и при отсутствии отягчающих наказание обстоятельств изменить категорию преступления на менее тяжкую, но не более чем на одну категорию преступления при условии, что за совершение преступления, указанного в части третьей настоящей статьи, осужденному назначено наказание, не превышающее трех лет лишения свободы, или другое более мягкое наказание; за совершение преступления, указанного в части четвертой настоящей статьи, осужденному назначено наказание, не превышающее пяти лет лишения свободы, или другое более мягкое наказание; за совершение преступления, указанного в части пятой настоящей статьи, осужденному назначено наказание, не превышающее семи лет лишения свободы.Согласно ст.79 Уголовного кодекса, лицо, отбывающее содержание в дисциплинарной воинской части, принудительные работы или лишение свободы, подлежит условно-досрочному освобождению, если судом будет признано, что для своего исправления оно не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания, а также возместило вред (полностью или частично), причиненный преступлением, в размере, определенном решением суда. При этом лицо может быть полностью или частично освобождено от отбывания дополнительного вида наказания.Применяя условно-досрочное освобождение, суд может возложить на осужденного обязанности, предусмотренные частью пятой статьи 73 настоящего Кодекса, которые должны им исполняться в течение оставшейся не отбытой части наказания.Об ответственности за невыполнение лицом, освобожденным из мест отбывания лишения свободы, обязанностей, установленных в отношении его судом, см. КоАП РФУсловно-досрочное освобождение может быть применено только после фактического отбытия осужденным:а) не менее одной трети срока наказания, назначенного за преступление небольшой или средней тяжести;б) не менее половины срока наказания, назначенного за тяжкое преступление;в) не менее двух третей срока наказания, назначенного за особо тяжкое преступление, а также двух третей срока наказания, назначенного лицу, ранее условно-досрочно освобождавшемуся, если условно-досрочное освобождение было отменено по основаниям, предусмотренным частью седьмой настоящей статьи;г) не менее трех четвертей срока наказания, назначенного за преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних, а равно за тяжкие и особо тяжкие преступления, связанные с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, а также за преступления, предусмотренные статьями 205, 205.1, 205.2, 205.3, 205.4, 205.5, 210 и 361 настоящего Кодекса;д) не менее четырех пятых срока наказания, назначенного за преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних, не достигших четырнадцатилетнего возраста.Фактически отбытый осужденным срок лишения свободы не может быть менее шести месяцев.При рассмотрении ходатайства осужденного об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания суд учитывает поведение осужденного, его отношение к учебе и труду в течение всего периода отбывания наказания, в том числе имеющиеся поощрения и взыскания, отношение осужденного к совершенному деянию и то, что осужденный частично или полностью возместил причиненный ущерб или иным образом загладил вред, причиненный в результате преступления, а также заключение администрации исправительного учреждения о целесообразности его условно-досрочного освобождения. В отношении осужденного, страдающего расстройством сексуального предпочтения (педофилией), не исключающим вменяемости, и совершившего в возрасте старше восемнадцати лет преступление против половой неприкосновенности несовершеннолетнего, не достигшего четырнадцатилетнего возраста, суд также учитывает применение к осужденному принудительных мер медицинского характера, его отношение к лечению и результаты судебно-психиатрической экспертизы.Лицо, отбывающее пожизненное лишение свободы, может быть освобождено условно-досрочно, если судом будет признано, что оно не нуждается в дальнейшем отбывании этого наказания и фактически отбыло не менее двадцати пяти лет лишения свободы. Условно-досрочное освобождение от дальнейшего отбывания пожизненного лишения свободы применяется только при отсутствии у осужденного злостных нарушений установленного порядка отбывания наказания в течение предшествующих трех лет. Лицо, совершившее в период отбывания пожизненного лишения свободы новое тяжкое или особо тяжкое преступление, условно-досрочному освобождению не подлежит.Контроль за поведением лица, освобожденного условно-досрочно, осуществляется уполномоченным на то специализированным государственным органом, а в отношении военнослужащих — командованием воинских частей и учреждений.Если в течение оставшейся не отбытой части наказания:а) осужденный совершил нарушение общественного порядка, за которое на него было наложено административное взыскание, или злостно уклонился от исполнения обязанностей, возложенных на него судом при применении условно-досрочного освобождения, а равно от назначенных судом принудительных мер медицинского характера, суд по представлению органов, указанных в части шестой настоящей статьи, может постановить об отмене условно-досрочного освобождения и исполнении оставшейся не отбытой части наказания;б) осужденный совершил преступление по неосторожности либо умышленное преступление небольшой или средней тяжести, вопрос об отмене либо о сохранении условно-досрочного освобождения решается судом;в) осужденный совершил тяжкое или особо тяжкое преступление, суд назначает ему наказание по правилам, предусмотренным статьей 70 настоящего Кодекса. По этим же правилам назначается наказание в случае совершения преступления по неосторожности либо умышленного преступления небольшой или средней тяжести, если суд отменяет условно-досрочное освобождение.

Таким образом, так как деяние, предусмотренное ч.2 ст.162 Уголовного кодекса, является тяжким преступлением, то лицо может быть освобождено условно-досрочно после отбытия на менее половины срока наказания. Однако для освобожедния необходимо доказать, что лицо больше не нуждается в наказании, то есть оно положительно характеризуется по месту отбытия наказания, имеет поощрения, трудоустроено и так далее.

Наше адвокатское бюро осуществляет защиту в суде по данной категории дел.

С уважением, адвокат Анатолий Антонов, управляющий партнер адвокатского бюро «Антонов и партнеры».

Остались вопросы к адвокату?
Задайте их прямо сейчас здесь, или позвоните нам по телефонам в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71  (круглосуточно), или приходите к нам в офис на консультацию (по предварительной записи)!

Источник: https://pravo163.ru/kakova-veroyatnost-udovletvoritelnogo-resheniya-po-xodatajstvu-ob-udo/

Игра государства с осужденными в УДО

Велика ли вероятность отмены удо?
После проведения изучения процессов прохождения условно-досрочного освобождения (УДО) у лиц  отбывающих наказание в Рязанской и Свердловской областях (в Свердловской области процесс не завершен), я пришел  к  неожиданному и печальному выводу.

Примечание: не в каждом регионе система УДО действует подобным образом.

Всё оказалось гораздо проще, чем казалось и, кажется. Система прохождения УДО лицами, отбывающими наказание в местах лишения свободы, представляет собой усложненную модель «карусели» работающей по замкнутому циклическому кругу.   «Карусельная модель» — система, при которой решаемый вопрос отфутболивается от одного органа государственной власти к другому с их взаимного согласия и при взаимной поддержке. Замкнутая круговая модель – модель, в которой решение вопроса идет строго по замкнутому кругу. Циклическая модель – модель, в которой повторное решение вопроса осуществляется по той же схеме, что и прежде. 

Как же система УДО работает в жизни?

После отбытия установленного законом срока, который напрямую зависит от тяжести преступления, за которое лицо было осуждено судом к лишению свободы (ст. 79 УК РФ), осужденный или его адвокат (представитель) имеют право обратиться в суд с ходатайством об условно-досрочном освобождении осужденного от отбывания наказания (ч. 1 ст. 175 УИК РФ). Если администрация исправительного учреждения не возражает о предоставлении осужденному УДО, то суды на первоначальном этапе удовлетворяют данное ходатайство. Далее, как правило, следует кассационное представление прокуратуры на постановление суда. Все бы ничего, если бы только эти самые возражения были законными и обоснованными. Но практически повсеместно в кассационных представлениях прокуратурой указываются такие доводы, которые не только человеку с юридическим образованием, но и просто здравомыслящему человеку не могли бы прийти в голову. Если бы в нашей стране не работала система «суд и прокуратура – едины», то в судебном заседании вышестоящего суда прокуратура получила бы такой разнос, который она бы запомнила на всю оставшуюся жизнь. Но жизнь, к сожалению, устроена иначе. Вышестоящий суд, несмотря на всю глупость и абсурдность доводов прокуратуры, изложенных в таких кассационных представлениях, «узаконивает» весь этот бред в решение суда. И осужденному ничего не остается делать, как вновь отсчитывать шестимесячный срок. А далее игра продолжается по новому кругу. Подача ходатайства и его удовлетворение судом, возражение прокуратуры и новая отмена решения нижестоящего суда вышестоящим судом. И вот уже «УДОкарусель» набирает всё новый  и новый оборот по замкнутому кругу. А куда деваться осужденному? Ведь НАДЕЖДА умирает последней, да и выбора, честно говоря, у него другого нет, кроме как верить и ждать. В качестве примера я возьму очередное кассационное представление прокуратуры Нижнего Тагила на Постановление Тагилстроевского районного суда Нижнего Тагила от 14 декабря 2012 года, которым было удовлетворено ходатайство осужденного Коробова А. А., против которого не возражала администрация исправительного учреждения, в котором Коробов А. А. отбывает своё наказание. Ведь любое утверждение, любой довод не воспринимается так, как ссылкой на реальную действительность, подкрепленную соответствующими процессуальными документами.

Итак, в качестве доводов возражения на решение суда прокуратура указала: Не достигнута цель наказания. Что прокуратура имеет под этим в виду? Это указано в кассационном представлении:

  1. Не достигнута социальная справедливость.
  2. Не достигнуто исправление осужденного.
  3. Есть риск совершения Коробовым А. А. новых преступлений.

А теперь, как говорится, подробнее и с доказательствами.

Первый довод прокуратуры: Не достигнута социальная справедливость.

Привожу довод дословно  «Восстановление социальной справедливости подразумевает соответствие тяжести совершенного преступления понесенного виновному наказанию».

Далее прокурор указывает, что если Коробову А. А. предоставить УДО, то он не понесет всей заслуженной кары наказания за совершенное преступление.

А как же тогда господин прокурор быть с уголовным законом, который вне зависимости от тяжести совершенного преступления устанавливает право осужденного на подачу ходатайства об УДО при отбытии им определенной части назначенного судом наказания (ст. 79 УК РФ)? Или прокуратура и вышестоящий суд не знают законов, или законы для них не писаны?

А ведь для «особо одаренных»  прокуроров и судей есть разъяснения в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 апреля 2009 г. N 8 г.

Москва «О судебной практике условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания» — Суды не вправе отказать в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания или замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания по основаниям, не указанным в законе.

Второй довод прокуратуры:  Не достигнуто исправление осужденного. При этом прокуратура указывает на то, что за большую часть времени у осужденного Коробова А. А. было семь взысканий, и он слишком поздно раскаялся.

В своё время древнеримский философ и политик Марк Туллий Цицерон произнес свою знаменательную защитительную речь, которая вошла в мудрость тысячелетий: «Когда выступают с обвинением против кого-либо, то нет ничего несправедливее, чем останавливаться на длинном перечне фактов, говорящих против обвиняемого, и умалчивать о фактах, говорящих в его пользу». А в данном случае, мало того, что прокуратура умалчивает об этих фактах, так она при этом умалчивает и о характере наказаний, и даже лжет. Коробов А. А. четырнадцатый год находится в местах лишения свободы. А взыскания у него были в период с 2003 по 2008 года. 5 лет из 13. Оказывается, пять лет больше восьми, с половиной. К чему так нагло врать? Или прокурорские работники – неучи? Что же сказано по поводу взысканий в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 апреля 2009 г. N 8. Абз. 2 ст. 6 Постановления: «Взыскания, наложенные на осужденного за весь период отбывания наказания, с учетом характера допущенных нарушений подлежат оценке судом в совокупности с другими характеризующими его данными. При этом наличие или отсутствие у осужденного взыскания не может служить как препятствием, так и основанием к его условно-досрочному освобождению или замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания».

Для кого, интересно, писались эти строчки – «с учетом характера допущенных нарушений» и «в совокупности с другими характеризующими его данными».

Ни характера допущенных нарушений, ни других характеризующих его данных в кассационном представлении не указано. И как я считаю, прокуратура не указывает их умышленно. Ведь нарушение нарушению рознь.

Какую существенную опасность для общества или государства представляет собой, например, нарушение осужденного Коробова А. А., который зимой в тапочках вышел покурить на улицу?

В ст. 9 УИК РФ указаны критерии, под которыми следует понимать исправление осужденных — под исправлением осужденных следует понимать формирование у них уважительного отношения к человеку, обществу, труду, нормам, правилам и традициям человеческого общежития, а так же стимулирование правопослушного поведения. Вопрос в том кто и как должен оценивать эти критерии? В законе указаны субъекты, которые наделены соответствующими полномочиями. Это администрация исправительного учреждения, прокуратура, которая должна надзирать за данным исправительным учреждением и суд, который на основе заявленного ходатайства, предоставленных данных администрацией исправительного учреждения и прокуратуры, обязан оценить эти критерии и вынести соответствующее решение. То, что администрация исправительного учреждения как никто другой знает о том, встал ли осужденный на путь исправления или нет, я даже обсуждать не буду. Осужденный 24 часа в сутки находится под пристальным наблюдением сотрудников исправительного учреждения. Эти люди имеют непосредственный контакт с осужденным. И если администрация исправительного учреждения дала характеристику осужденному о том, что он встал на путь исправления, то значит, так оно и есть. Во избежание злоупотреблений со стороны администрации исправительного учреждения надзор за осужденными должна осуществлять прокуратура, как они себя именуют – «око государево». Как же работает это «око государево»? В качестве примера приведу вопрос осужденного Коробова А. А. заданный прокурору в заседании Скопинского районного суда Рязанской области, когда в суде решался вопрос о его УДО: «Администрация исправительного учреждения, которая непосредственно наблюдает за мной, поддерживает моё ходатайство о предоставлении мне УДО. Вы возражаете. Скажите, пожалуйста, сколько раз Вы были в исправительном учреждении, где нахожусь я, сколько раз Вы беседовали со мной или с кем-либо из администрации исправительного учреждения относительно моего поведения и иных данных?» Прокурор ответил: «Ни разу». Но при этом, даже не отрывая заднего места от кресла, уверенно судит о том, кто и чего достоин. Далее по поводу расскаивания, которое прокурор в соответствии с ч. 1 ст. 175 УИК оценил как наиболее важное для исправления осужденного, и которое, по его мнению, служит препятствием в предоставлении осужденному Коробову А. А. УДО. Лично я поддерживаю то мнение, которого придержался Пленум Верховного суда РФ в Постановлении от 21 апреля 2009 г. № 8, что законодатель в вопросе раскаяния осужденного допустил недоработку в норме права, т. к. помимо виновных в местах лишения свободы оказываются и те, кто не совершал тех преступлений, в которых их обвинила прокуратура, и осудил суд.

Каким образом и в чём должны каяться те осужденные, кого незаконно осудили?

Или мне специально для прокуратуры России заняться перечислением целого списка незаконно невинно убитых и осужденных, которых расстреливали или приговаривали к длительному лишению свободы с подачи прокуратуры.

Вот что по этому поводу сказал все тот же Пленум: «Суды не вправе отказать в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания или замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания по основаниям, не указанным в законе, таким, как наличие прежней судимости, мягкость назначенного наказания, непризнание осужденным вины..» И такой вывод Верховного суда РФ я считаю правильным.

Третий довод прокуратуры: — дословно из речи прокурора «Есть риск совершения Коробовым А. А. новых преступлений. Обстоятельство и характер совершенных Коробовым А. А. преступлений, свидетельствуют о сложившемся у него противоправном образе жизни и поведения, велика вероятность совершения им новых преступлений в случае освобождения». 

 

Как говорится — пять балов!!! Мало того, что господин хороший врет «не зная меры», т. к. Коробов А. А. осужден только за одно единственное преступление.

О каких преступлениях может идти речь, можно только догадываться благодаря воспаленному воображению больного мозга прокурора? Или российская прокуратура действует по принципу идеолога третьего рейха Геббельса – «Чем больше ложь, тем легче в неё поверят».

Далее лично я безмерно благодарен прокурору за его откровения относительно роли нашей милиции, а теперь полиции. Цитирую ещё раз дословно то, что должно войти в мировые аналоги философской мысли: «Обстоятельство и характер совершенных Коробовым А. А. преступлений, свидетельствуют о сложившемся у него противоправном образе жизни и поведения». Коробов А. А. – бывший сотрудник органов милиции. Школу закончил с благодарственными грамотами. А, по словам прокурора, противоправный образ жизни и поведения у него сформировался в той самой милиции. Вот, оказывается, где находится она, та самая школа для взращивания преступных кадров. Спасибо, что разъяснили. Ну а дальше — больше. «Совершение преступных деяний лицом, ранее проходившим службу в правоохранительных органах государства, дискредитирует деятельность не только конкретной правоохранительной структуры, но и всю систему государственной власти».

Т. е. прокуратура Нижнего Тагила в открытую говорит о том, что для государства не существует никаких сроков исковой давности и препятствий для мести по  отношению к бывшим сотрудникам правоохранительных органов, которые посмели сами выйти из этой структуры.

Ну а то, что касается вопроса дискредитации органов государственной власти, то на сегодняшний день никто так не дискредитирует государственную власть, как действующие полицейские и прокуроры.  

А закончить статью я хочу услышанными стихами, которые не мешало бы не только выучить господам правохоронителям правоохранителям, но ещё и руководствоваться ими в повседневной жизни.

  Из чего же совесть человека, я спросил и получил ответ, даже не хватило бы и века,

изучить того, что в мире нет.

Источник: https://pravorub.ru/cases/23647.html

Цена за УДО может быть любой, но она всегда делится на 3

Велика ли вероятность отмены удо?

Мнения

Вот вам история Оли, за семью которой я реально боюсь

Этот материал вышел в № 27 от 13 марта 2013ЧитатьЧитать номер

Уж сколько раз твердили миру: условно-досрочное освобождение — это право осужденного, которое неизбежно наступает при отбытии им определенной части срока, и лишить зэка этого права могут только исключительные обстоятельства.

Так написано в законе, так разъясняет Верховный суд. Таковыми исключительными обстоятельствами не могут быть взыскания — это всё художественный свист, о чем тоже говорится в материалах пленума Верховного суда. Более того: УДО — это не свобода, это не отмена наказания. УДО — это изменение меры наказания.

Оно, наказание, продолжается, просто человек может вернуться в семью, устроиться на работу и прекратить тратить бюджетные деньги на свое содержание в зоне или тюрьме. Но нет. Само по себе УДО стало механизмом развращения судов, администраций и прокуратур.

Ведь именно эти три источника и три составные части беззакония и определяют судьбу осужденного.

Любой зэк знает прейскурант на УДО в регионе, где он сидит. Цена может быть любой, но она всегда удивительным образом делится на 3: например, 210 000 рублей. Постороннему человеку вот эти вот 10 тысяч кажутся какой-то накруткой. Но нет: просто 210 — это 70х3. Администрации учреждения, суду, прокуратуре.

Нет в России такого региона, где за УДО не брали бы деньги, — судя по письмам и документам, стекающимся в «Русь сидящую». Но одно из писем произвело на меня сильнейшее впечатление.

Я обычно не соглашаюсь иметь дело с людьми, кто отказывается называть свое имя и номер колонии. Здесь всё это было. И я убираю данные сознательно, хотя автор письма прислала мне все документы, включая договоры с медиками.

Я боюсь за эту семью, реально боюсь.

«Оля, здравствуйте. За что сидит мой муж — отдельная история (ст. 159 ч. 4.). Но я не об этом. А о жгучем желании выйти по УДО без взяток.

Срок нам определили 7 лет 11 месяцев. Сидим 6 лет 7 месяцев. Казалось бы, на УДО сам Бог велел. Но нет. В июле мужа сажают в карцер за найденный телефон и быстро отпускают под условие: ты нам проводишь кабельное телевидение в колонии, и мы тебе не зачитываем карцер, выписываем поощрения и делаем хорошую характеристику.

Я в ожидании 3-го ребенка занимаю деньги и бегаю в закупках кабеля и усилителей, доставляю всё это в колонию. Муж мой (золотые руки) проводит за месяц кабельное ТВ по всей колонии. Приезжает московская комиссия.

Комиссии показывают: видите, мол, у нас кабельное ТВ, мы с его помощью перевоспитываем контингент. Москва уезжает довольная. И так несколько комиссий подряд.

 Мы ждем, достаем просьбами начальников: когда же характеристика будет готова? И к Новому году выясняется, что карцер зачли, потому что их поругали, какая-то комиссия обнаружила отсутствие карцера у нас в деле.

 Потерпели до января, когда через полгода гасится карцер, и опять к начальству с вопросом о хорошей характеристике. Сделайте, будьте добры, нам рожать в марте 3-го ребенка. Я хоть и в декрете, а хожу на работу: долги ведь отдавать надо.

Уже к Самому Главному подходила, неся свой живот впереди себя на полметра, просила: посодействуйте, ведь я одна, а кабельное ТВ давно работает. Сказал: молодцы, что на третьего решились, посодействуем… А воз наш поныне там.

Накипело. Это, наверное, стандартная ситуация. Ни на что уже не надеемся, детей жаль, а с третьим на работу ходить придется.

Нужны ли суду наши дети, если год назад суд при рассмотрении очередного УДО не пожалел мою семью — это при представлении всех справок из детского онкодиспансера, в котором мы лежали с сыном около года.

Конечно же: зачем нам папина поддержка — колонии он нужнее, чем семье!

Сейчас я подписала договор о заборе стволовых клеток из пуповинной крови при рождении моего третьего ребенка. Вы можете подумать, что это какая-то прихоть, но я придаю этому большое значение после лечения моего сына в онкодиспансере от острого лимфобластного лейкоза.

Я буду молиться, чтобы эти клеточки никогда не пригодились моим детям ни при тяжелых болезнях, ни при (не дай Бог) рецидиве, но я не могу не использовать этот шанс, который дается раз в жизни при рождении.

Есть большая вероятность, что клетки могут подойти как самому ребенку, так его братьям и сестрам. Я встречалась с представителем Гемабанка, получила чемоданчик с набором для забора и договор на рассрочку от 6 марта 2013 г. Первый взнос 14 950 руб.

, который я должна была перевести по реквизитам того же числа, но не сделала этого по причине того, что не смогла занять денег».

Я не прошу финансовой помощи через газету: по опыту знаю, что это не слишком эффективно. Даже не в смысле сбора денег, а в смысле гражданского участия. В городе, откуда пришло это письмо, у меня есть пара знакомых предпринимателей, — буду их просить оказать постоянную материальную подпитку, и общаться с этой семьей сидящего коллеги-бизнесмена.

Здесь нужно видеть глаза женщин, нужно видеть детей, договоры, проблемы, болезни — своими глазами. Именно поэтому еще и не называю город. Мы сами справимся. Просто хочу снять шляпу перед этой женщиной — ее тоже зовут Оля, — мне кажется, что она каждый день в своей ситуации совершает свой большой гражданский подвиг.

Вот такая она сегодня — Родина-мать.

Google ChromeFirefoxOpera

Источник: https://novayagazeta.ru/columns/57143.html

Ветка права
Добавить комментарий