Возмещение материального вреда потерпевшему в результате пожара в частном доме

Дело № не определено

Возмещение материального вреда потерпевшему в результате пожара в частном доме

Дело (10)

Мотивированное решение изготовлено .

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

30 декабря 2010 года г. Екатеринбург

Кировский районный суд г. Екатеринбурга в составе: председательствующего судьи Мурашовой Ж.А.,

при секретаре Омельченко Д.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску ФИО2 к ФИО3 о взыскании ущерба, причиненного пожаром,

установил:

ФИО2 обратилась в суд с иском к ФИО3 о возмещении ущерба, причиненного пожаром. В обоснование иска указала, что являлась собственником жилого дома, общей площадью 34,9 кв. метров, в том числе жилой – 15,4 кв. метров расположенного по адресу: -а, а также земельного участка, площадью 1910 кв. метров.

Ответчик являлся собственником жилого дома, находящегося по адресу: , площадью 202,6 кв. метров, расположенного на земельном участке, также находящемся в частной собственности ответчика размером 1576 кв. метров. Дом ответчика находился по соседству с ее домом.

На месте старого дома она построила новый дом, который готовила к замерам ЕМУП БТИ Сысертского района Свердловской области и государственной регистрации. 21 февраля 2009 года произошло возгорание жилого дома принадлежащего ответчику. В процессе горения, огонь перекинулся на ее жилой дом. В результате пожара огнем уничтожены оба жилых дома.

В соответствии с постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела, объектом пожара явились два частных жилых дома, расположенных на двух смежных участках по адресу: 5-«а». Из осмотра места происшествия и опроса очевидцев стало известно, что пожар возник внутри , то есть ответчика.

По результатам проверки причиной возникновения пожара послужило короткое замыкание электропроводки внутри жилого , что повлекло воспламенение близлежащих сгораемых конструкций.

В процессе строительства жилого дома и отделочных работ ответчик грубо нарушал правила технической эксплуатации электрооборудования, которое выражается в том, что эксплуатировал приборы повышенной мощности, что и привело к пожару. Считает, что ответчик нарушил п.

57 «Правил пожарной безопасности в Российской Федерации» ППБ 01-03, а именно монтаж и эксплуатацию электрических сетей, а также контроль за их техническим состоянием необходимо осуществлять в соответствии с требованиями нормативных документов. В результате пожара было уничтожено ее имущество – дом, внутреннее убранство дома и зеленые насаждения.

В соответствии с отчетом № 104/2010 от 27.09.2010г.

рыночная стоимость объекта оценки в виде ущерба, причиненного пожаром недвижимому имуществу – жилому дому, насаждениям и движимому имуществу, находившемуся во время пожара в доме по адресу: -а составляет 4 706 300 рублей, из которых: ущерб жилому дому составляет – 3 305 150 рублей; ущерб насаждениям составляет 8 500 рублей; ущерб движимому имуществу составляет 1 392 650 рублей.

После пожара ответчик обещал восстановить сгоревший дом, обсуждал с ней проект дома, технические вопросы, связанные с восстановлением дома, подсчитывал строительные материалы, необходимые для возведения нового дома.

Однако, чем больше проходило времени после случившегося, тем менее охотно ответчик шел на разговор о строительстве, стал ограничиваться витиеватыми фразами из которых невозможно понять когда он планирует приступить к восстановительным работам. В последствии перестал выходить на связь, стал избегать встреч и прекратил всякое общение.

Кроме того, в результате действий ответчика ей причинены нравственные страдания, которые оцениваю в размере 500 000 рублей. Нравственные страдания складываются из ее переживаний по поводу случившегося пожара, из-за трудностей, которые приходится испытывать, из-за переживаний по поводу грядущей зимы и мыслях о том, как ее пережить, из многочисленных обращений к ответчику с просьбой о решении вопроса в добровольном порядке, минуя стадию судебного разбирательства, из обращений в юридическую консультацию и судебные органы. После пожара ей приходится проживать в бане, которая не приспособлена для постоянного проживания из-за отсутствия мест пользования, элементарных удобств и мест для ночлега. Зимой в ней очень холодно и не комфортно. Денежных средств, для строительства нового дома у нее нет. Она является пенсионеркой. Сумма получаемой пенсии составляет 5165,54 рублей. В соответствии со ст.ст. 1064, 1082, 1100, 151 гк РФ просит взыскать с ответчика ФИО3 в счет компенсации материального вреда денежные средства в размере 4 706 300 рублей, за оплату отчета об оценке стоимости ущерба денежные средства в размере 12 000 рублей, в счет компенсации морального вреда 500 000 рублей, сумму госпошлины в размере 31 732 рублей.

В судебном заседании ФИО2 и представитель истца ФИО5 поддержали требования и доводы иска, настаивали на их удовлетворении. Представитель истца ФИО5 указал, что ответчик считает, что в пожаре, произошедшем 21.02.2009г. имеет место вина истца, так как истец при строительстве дома должен был учесть расстояние, обеспечивающее безопасность в случае пожара.

Однако, при строительстве дома расстояние между его домом и домом ответчика не уменьшилось, по сравнению с прежним расстоянием между домами, так как новое строение расположено по ширине имеющегося старого строения и вытянуто не в сторону дома ответчика, а в сторону имеющейся бани Истца, которая расположена в одну линию с домом. Следовательно, истец расстояния между домами не сократил.

Истец вообще не проводил каких-либо строительных работ в сторону дома ответчика. Ответчик выстроил свой дом прямо на меже с принадлежащим истцу земельным участком, существенно сократив расстояние между домами.

Выстроенный дом ответчика практически примыкал к старому дому истца, который был выстроен более 50-ти лет назад и никаким реконструкциям, кроме как обкладки кирпичом, не подвергался. Существенное уменьшение расстояния между домами явилось следствием строительных работ со стороны ответчика. С позиции современного законодательства, в силу ФЗ от 30.06.2006г.

№ 93-ФЗ « О внесении изменений в некоторые законодательные акты РФ по вопросу оформления в упрощенном порядке прав граждан на отдельные объекты недвижимого имущества », получивший неофициальное название «дачная амнистия », самовольная постройка не является административным правонарушением и подлежит легализации в декларативном порядке без судебного вмешательства и без каких-либо административных санкций. Забор, который просматривается на фотоматериалах, не является забором между земельными участками истца и ответчика. Этот забор относится к границе участка истца и соседа по участку с противоположной стороны. Данный забор установлен задолго до того, как истец приобрел принадлежащий ему на праве собственности земельный участок, то есть, прежним владельцем. Вполне возможно, что указанный забор устанавливался самим соседом. Забора между земельным участком истца и ответчика никогда не было. После постройки ФИО18 дома, функцию забора (разделительной полосы земельных участков) выполняла стена дома ответчика. Более того, со всех сторон дом ФИО3 был облицован кирпичом, а стена, « смотрящая » на дом Истца, по неизвестным причинам облицована не была. По мнению ответчика, между домами истца и ответчика находился сарай, построенный истцом. Данный сарай не находился, а находится на территории истца, так как он не пострадал от пожара, по причине того, что его место нахождения не между земельными участками сторон, а за домом, у бани, вдоль забора с другим соседом. Данный сарай не являлся объектом возгорания. Ни один довод ответчика, о том, что имеется грубая неосторожность истца, не подтверждается фактическими обстоятельствами дела. Более того, ответчик не оспаривает факта строительства жилого пристроя на общей меже земельных участков. В соответствии с возражениями на исковое заявление: « Ответчик в 2006 году производил жилой пристрой на общей меже земельных участков, который был оформлен в установленном законом порядке, а именно: получен строительный паспорт, получено разрешение на ввод в эксплуатацию, а также разрешение на строительство. Указанные разрешительные документы были выданы с грубым нарушением противопожарных и санитарных норм. Строительство дома на общей меже максимально приблизило расстояние между двумя строениями, так как старая постройка истца существовала задолго до начала строительства дома ответчиком, и находилась как раз напротив дома ответчика. Таким образом, противопожарные и санитарные и градостроительные нормы были грубо нарушены именно ответчиком. Нарушений норм градостроительного кодекса истцом не допущено в связи с тем, что вступил в силу ФЗ от 30.06.2006г. № 93-ФЗ «О внесении изменений в некоторые законодательные акты РФ по вопросу оформления в упрощенном порядке прав граждан на отдельные объекты недвижимого имущества», который внес существенные изменения в ряд законов, в том числе и нормы градостроительного кодекса. Кроме того, строительные работы истцом производились не в сторону дома ответчика.

Источник: http://www.gcourts.ru/case/127164

Вс рф разъяснил, кто ответит за ущерб от пожара в садовом товариществе

Возмещение материального вреда потерпевшему в результате пожара в частном доме

Верховный суд пересмотрел итоги спора о возмещении ущерба за утраченное в результате пожара имущество. Суть конфликта проста: в одном из садовых товариществ Нижегородской области сгорело два дома.

От огня пострадал домик не только того дачника, с которого начался пожар. К несчастью, сгорел еще и дом соседки. Соседка в итоге и пошла в суд, требуя возмещения погибшего в огне добра.

Райсуд с ней согласился, вышестоящий ей отказал, и в итоге спор дошел до Верховного суда РФ.

Взносы в садовом товариществе будут зависеть от площади участка и дома

Высшая судебная инстанция, пересмотрев дело, разъяснила, в каких случаях гражданин отвечает рублем за утрату имущества соседа, а в каких – не отвечает.

Такое разъяснение может оказаться весьма полезным очень многим гражданам. Ведь пожары в дачных поселках не редкость и после того, как пожарные справятся с огнем, почти у всех потерпевших соседей встает неизбежный вопрос: а за сгоревшее имущество кто платить должен? Простой на первый взгляд ответ – платит тот, с чьего участка пришел огонь, оказался неправильным.

Ответственность за вред от огня наступает только при совокупности трех условий

Итак, в один из судов Нижегородской области пришла гражданка с иском к соседу по даче. У ответчика в пожаре сгорел дом, потом огонь перекинулся на соседний участок. Кроме садового домика у истицы сгорели теплицы, беседка, пострадала чаша для бассейна. Свой ущерб женщина оценила почти в три миллиона рублей.

Плюс к этой сумме за моральный ущерб гражданка попросила еще 50 тысяч рублей. Но районный суд, который встал на сторону пострадавшей соседки, посчитал сумму завышенной и рассудил так. Гражданин, с чьего дома пошел по садовому товариществу огонь, должен выплатить истице чуть меньше двух миллионов.

Нижегородский областной суд это решение отменил и принял новое: истице вообще отказать. Женщина, недовольная отказом, пошла дальше и выше. Так это дело о пожаре в СНТ дошло до Верховного суда. Верховный суд напомнил, что по статье 210 Гражданского кодекса РФ собственник несет бремя содержания своего имущества.

В другой статье того же кодекса (1064-й) говорится, что вред, причиненный личности или имуществу надо возмещать в полном объеме и делать это должен тот, кто причинил вред.

Важно подчеркнуть: о возмещении вреда его причинителем сказано в первом пункте статьи 1064 ГК, а во втором пункте говорится следующее : “лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине”.

Ответственность собственника за причинение вреда, подчеркнул ВС, наступает, только если есть совокупность трех условий. Это – сам факт причинения вреда, противоправность поведения причинителя и наличие связи между противоправными действиями человека и наступившими последствиями. Отсутствие хотя бы одного из условий, подчеркнул ВС, считается основанием для отказа в иске.

Размеры дачных домов предложили ограничить

В нашем споре установлены такие факты: по техническому заключению, которое делало судебно-экспертное учреждение противопожарной службы, очаг возгорания был в коридоре и на пороге дома. Такие же выводы есть и в заключении специалистов – в пожарно-технической экспертизе.

Эта экспертиза добавила, что все электроприборы в доме, с которого начался пожар, были в порядке. Спустя неделю правоохранители причиной пожара назвали умышленный поджог и возбудили уголовное дело. Оба пострадавших соседа были признаны потерпевшими.

Но полицейские поджигателя так и не смогли найти.

Когда иск о возмещении ущерба дошел до райсуда, тот в решении записал, что вина соседа в возникновении пожара не установлена, но добро у истицы пропало. Значит, платить надо. Областной суд, отменяя это решение и принимая новое, вспомнил про 210-ю статью Гражданского кодекса, где сказано, что гражданин сам отвечает за свое добро.

После этого апелляция заявила, что хозяин дома, с которого начался пожар, ненадлежаще содержал свое имущество, не контролировал доступ чужих на свой участок, да и постройки у него на участке были слишком близко к соседским. Суд вывел процент вины соседей.

Тот, с кого начался пожар, виноват на 70 процентов, тот, до кого пожар дошел, – на 30 процентов.

Верховный суд объяснил, как защищать свою честь и достоинство

Верховный суд с таким раскладом вины не согласился. По выводам областного суда получается, что в пожаре виновен гражданин, с чьего дома он начался. Но в суде этот человек утверждал, ссылаясь на экспертизы, что электрика в его доме была в порядке, а пожар – результат поджога, о чем сказано в возбужденном уголовном деле.

Но этим доказательствам, заметил ВС, апелляция никакой оценки не дала и даже не заикнулась, почему с этими фактами не согласилась.

Интересный момент подчеркнул также Верховный суд – когда апелляция написала, что у виновного гражданина не было “контроля за доступом посторонних на его садовый участок”, она не сказала, а какие конкретно были требования к членам садового товарищества, чтобы чужие к ним не лезли. И какие из них нарушил ответчик.

Вызвал у Верховного суда удивление и еще один пассаж апелляции. Облсуд заявил, что погорелец, с дома которого начался пожар, нарушил правила застройки и слишком близко к соседке соорудил свои пристройки. Дело в том, что из бумаг суда видно, что эти правила застройки нарушила и истица.

Но почему за одно и то же одну сторону обвинили, а про другую промолчали? Вывод Верховного суда – каких-либо доказательств, подтверждающих, что ответчик является причинителем вреда и виновным в возникновении пожара, нет. Поэтому возлагать на него обязанность возмещать ущерб соседке незаконно. Дело велено пересмотреть.

Источник: https://rg.ru/2016/11/29/vs-rf-raziasnil-kto-otvetit-za-ushcherb-ot-pozhara-v-sadovom-tovarishchestve.html

Верховный суд РФ разъяснил, кто отвечает материально за пожар в доме

Возмещение материального вреда потерпевшему в результате пожара в частном доме

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ изучила дело о компенсации ущерба от пожара в многоквартирном доме. Результаты разбора спора в региональных судах не устроили ВС.

При этом самое ценное в определении Верховного суда то, что суд подробно и по пунктам разъяснил, кто и в какой мере несет ответственность не только за возгорание в своей квартире, но и за пострадавшие квартиры соседей.

Пожар в многоквартирном доме, к сожалению, явление нередкое. И это подтверждает статистика МЧС – горят квартиры в больших и малых городах с завидной регулярностью. Можно смело заявлять, что без пожаров в квартирах не проходит и дня.

Но после того, как огонь потушен, обычно выясняются дополнительные крайне неприятные вещи: речь – о пострадавших квартирах соседей.

ВС РФ разъяснил, по каким нормам можно узаконить перестроенное жилье

Зачастую бывает, что ущерб расположенных рядом квартир от огня, воды и вообще от работы пожарных, в разы превышает потери самих погорельцев.

Наш спор начался с того, что в один из районных судов Башкирии обратилась с иском такая дама – соседка погорельцев.

В суде истица рассказала, что у ее соседей по дому сгорела квартира. В итоге этого ЧП ее собственной квартире причинен значительный ущерб. Пострадавшее от соседского пожара жилье пришлось серьезно ремонтировать. Стоимость ремонта превысила сто тысяч рублей.

Уголовное дело по пожару не возбуждалось. Судя по выводам дознавателя, пожар случился по вине одного из собственников сгоревшей квартиры из-за “неосторожного обращения с огнем”.

Истица попросила суд обязать соседей возместить ей расходы на ремонт и выплатить моральный ущерб, почти равный сумме за ремонт. Районный суд с пострадавшей согласился, но – частично: деньги за ремонт вернуть, в компенсации морального ущерба – отказать.

Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине

Квартира, где случился пожар, принадлежит двум гражданам – мужчине и женщине. Каждому – по половине. Их суд солидарно и обязал погасить ущерб. Апелляция с таким подсчетом не согласилась и заявила, что закон не предусматривает солидарную ответственность собственников жилых помещений за причинение вреда “иным лицам”.

А еще апелляция уточнила – ущерб в этом случае подлежит возмещению в долевом, а не в солидарном порядке. Поэтому каждый собственник сгоревшей квартиры должен заплатить соседке по 50 тысяч и без компенсации морального ущерба.

И еще вторая инстанция отклонила доводы о том, что виновен в пожаре лишь один собственник сгоревшей квартиры, заявив, что соблюдать противопожарные правила должны все.

Верховный суд с этим мнением не согласился. И заявил, что по Гражданскому кодексу собственники содержат свое имущество.

По Жилищному кодексу хозяева также обязаны содержать квартиру в надлежащем состоянии, учитывать интересы соседей и ответственно относиться к общему имуществу.

По Закону “О пожарной безопасности”, (статья 38) ответственность за нарушение требований противопожарной безопасности несут собственники имущества.

Кто оплатит ущерб, если виновник аварии не установлен

Из всех перечисленных норм следует, что собственники содержат свое имущество, включая обязанность соблюдать противопожарные требования.

Но вот что важное подчеркнул Верховный суд – возникновение пожара само по себе не свидетельствует, что он возник именно в результате нарушения собственниками правил пожарной безопасности. Это не учли оба местных суда, сказала высокая инстанция.

Башкирские суды в нарушение 196-й статьи Гражданского процессуального кодекса не дали оценки словам хозяйки половины сгоревшей квартиры, что пожар случился из-за действий граждан, не являющихся собственниками.

То есть, судя по словам собственницы, в квартире непосредственно перед пожаром были посторонние люди – рабочие, по вине которых, возможно, и случилось несчастье. Если это подтвердится, то вины собственников нет.

Верховный суд напомнил – по статье 1064 Гражданского кодекса, вред, причиненный человеку или имуществу возмещает тот, кто причинил вред. Но в этой же статье написано, что лицо, причинившее вред, освобождается от его возмещения, если докажет, что вред причинен не по его вине. Законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда.

Особо подчеркнул Верховный суд следующую мысль – по делам о возмещении вреда суд должен установить факт причинения вреда, вину причинителя и причинно-следственную связь между незаконными действиями (бездействием) причинителя вреда и самим причиненным вредом.

В нашем случае, назначая тех, кто будет платить соседке, местные суды сослались лишь на то, что у сгоревшей квартиры два собственника. Но суды не выяснили, а совершали ли эти люди какие-нибудь “противоправные и виновные действия, находящиеся в причинно-следственной связи с возникновением пожара”.

Подводя итог рассмотрения спора, Верховный суд все принятые по этому спору решения отменил. Дело будет пересмотрено с учетом всех высказанных замечаний.

Источник: https://rg.ru/2018/02/26/verhovnyj-sud-rf-raziasnil-kto-otvechaet-materialno-za-pozhar-v-dome.html

Ветка права
Добавить комментарий