Возмещение услуг представителя в первой инстанции

Вопрос о взыскании судебных расходов на представителя судами общей юрисдикции

Возмещение услуг представителя в первой инстанции

К счастью ли наших доверителей либо сожалению самих адвокатов, но потребность в квалифицированной правовой помощи во многом зависит от возможности компенсации понесенных стороной по делу процессуальных издержек.

Как отмечается, например, в Обобщении практики разрешения требований сторон о взыскании судебных расходов за 1-3 квартал 2012 года, подготовленном Октябрьским районным судом г.

Белгорода, всего судом за указанный период рассмотрено 3 986 гражданских дел, практически по всем делам судом разрешался вопрос о распределении между сторонами судебных расходов.

Как правило, данный вопрос рассматривался в судебном заседании при разрешении дела по существу и находил своё отражение в решении суда.

При этом в Обобщении сделан вывод о целесообразности разрешения вопроса о судебных расходах именно в ходе рассмотрения дела в суде первой инстанции, чему приводится следующее обоснование: «В большинстве случаев рассмотрение заявления сторон о взыскании судебных расходов после принятия судом решения по существу спора происходило по причине не заявления сторонами таких требований при подаче иска и при рассмотрении его судом.

Разрешение вопроса о распределении судебных расходов после рассмотрения дела по существу влечет за собой потерю рабочего времени, а также приводит к увеличению материальных затрат, связанных с необходимостью вызова сторон в судебное заседание.

С целью уменьшения обращений сторон с отдельными заявлениями о распределении судебных расходов целесообразно указывать в определении о подготовке дела к судебному разбирательству одним из обстоятельств, подлежащих доказыванию, наличие или отсутствие у сторон судебных расходов, что уже было рекомендовано Белгородским областным судом».

Вряд ли оправдано выработанное руководство, поскольку самый вопрос о взыскании судебных расходов, которые являются институтом гражданско-процессуального законодательства, всецело лежит на заявителе.

На такие требования распространяются общие принципы движения гражданского судопроизводства, и в первую очередь принцип диспозитивности, предполагающий свободу волеизъявления участника состязательного судопроизводства относительно возбуждения перед судом того либо иного требования.

Рассмотрение заявленных требования о распределении судебных расходов после разрешения спора по существу судом первой инстанции представляет собой публичную обязанность суда, неисполнение которой вряд ли может быть оправдано идеей процессуальной экономии, затягивание процесса и другими мало имеющими к обсуждаемому вопросу предположениями.

Кроме того, необходимо отметить, что, несмотря на провозглашаемую и последовательно проводимую судебно-правовую политику обеспечения стабильности судебных актов, случаев отмены в апелляционном и более того в кассационном порядке постановлений судов предостаточно.

Стало быть, разрешение вопроса о компенсации понесенных судебных расходов после рассмотрения дела по существу и вступления его в законную силу, наиболее оправданно с точки зрения участника процесса.

Лицо, участвующее в деле, осознает себя обладателем права на взыскание понесенных расходов именно вследствие вступления судебного акта в законную силу.

При таком подходе также снижается риск поворота исполнения решения суда, а если он и обнаруживает себя, то требует тех же временных и материальных издержек, что и самый процесс по взысканию расходов (вызов сторон в судебное заседание и пр.)

Следует указать, что рассмотрение вопроса о судебных расходах после рассмотрения самого дела по существу увеличивает шансы на взыскание расходов именно в заявленном размере, поскольку гарантировано обеспечивает дополнительный объем работы представителя.

Вместе с тем, при взыскании расходов на представителя за участие в суде первой инстанции, сделает невозможным увеличение взысканной суммы на стадии апелляционного рассмотрения дела, поскольку такое решение само по себе подлежит пересмотру в апелляционном порядке.

Если же заявлять о взыскании дополнительно понесенных расходов на стадии апелляционного производства, то при обращении в суд первой инстанции с отдельным заявлением есть риск получить отказ в удовлетворении в виду ранее имевшего рассмотрения вопроса о судебных издержках, либо же вновь возникает необходимость временных и прочих затрат, нецелесообразностью которых суды обосновывают целесообразность разрешения вопроса об издержках на стадии рассмотрения дела по существу судом первой инстанции.

При этом вопрос о подлежащей удовлетворению суммы, или точнее, части понесенных судебных расходов крайне актуален и сложен сам по себе. В последнее время этому вопросу уделяется пристальное внимание, причем со стороны самого юридического сообщества.

Наиболее значительные успехи в области компенсации понесенных расходов на представителя сегодня достигаются при рассмотрении арбитражными судами дела по спорам об оспаривании незаконных действий и решений налоговых органов. Иногда можно встретить также удовлетворение требований о компенсации понесенных судебных издержек в полном или значительном размере по иным категориям дел, рассматриваемых арбитражным судом.

Несколько иначе обстоит дело с компенсацией расходов на представителя в судах общей юрисдикции. Все дело в том, что согласно положениям ст.

100 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах.

Вот здесь-то и спотыкается взыскатель перед лицом чрезмерного, по нашему мнению, усмотрения суда.

На сегодняшний день общие рекомендации, способствующие эффективному взысканию полной суммы понесенных судебных издержек, таковы:

В разъяснениях судебной коллегии Белгородского областного суда по гражданским делам, содержащимся в Обзоре практики рассмотрения гражданских дел за июнь 2012 года указано, что при разрешении вопроса о взыскании судебных расходов следует руководствоваться принципами разумности и справедливости, учитывая количество времени, затраченного представителем стороны  на участие в судебных заседаниях, категорию спора, его сложность, средний уровень оплаты аналогичных услуг, утвержденных постановлением Совета адвокатской палаты Белгородской области.

При этом в силу правового смысла положений ст. 100 ГПК РФ во взаимосвязи с процессуальным принципом состязательности и равноправия участников гражданского судопроизводства, несоответствие размера заявленных к взысканию издержек на представителя подлежит доказыванию стороной, к которой заявлено соответствующее требование.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Определении от 17 июля 2007 года № 382-О-О, обязанность суда взыскивать расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах является одним из предусмотренных законом правовых способов, направленных против необоснованного завышения размера оплаты услуг представителя и тем самым − на реализацию требования статьи 17 (часть 3) Конституции Российской Федерации, согласно которой осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц. Именно поэтому в части первой статьи 100 ГПК Российской Федерации речь идет, по существу, об обязанности суда установить баланс между правами лиц, участвующих в деле. Вместе с тем, вынося мотивированное решение об изменении размера сумм, взыскиваемых в возмещение расходов по оплате услуг представителя, суд не вправе уменьшать его произвольно, тем более если другая сторона не заявляет возражения и не представляет доказательства чрезмерности взыскиваемых с нее расходов.

Определяя расходы, подлежащие оплате за услуги представителя, Европейский Суд обычно исходит из того, что если дело велось через представителя, то предполагается, что у стороны в связи с этим возникли определенные расходы; их необходимость,  как и размер предъявляемых к возмещению сумм,  в отсутствие обоснованных возражений другой стороны, как правило, не ставится под сомнение.

Хочется верить, что судебная практика пойдет одной дорогой с правомерными желаниями участников процесса, и пересмотрит существующие позиции о порядке взыскания судебных расходов и определении их разумного предела.

о

о

о

Источник: https://zakon.ru/Blogs/vopros_o_vzyskanii_sudebnyh_rashodov_na_predstavitelya_sudami_obschej_yurisdikcii/7119

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 17 июля 2018 г. N 26-КГ18-11 Суд отменил апелляционное определение в части отмены решения суда первой инстанции о взыскании расходов по оплате услуг представителя и направил дело в этой части на новое апелляционное рассмотрение, поскольку само по себе отсутствие документов не лишает истицу права требовать возмещения расходов на оплату услуг представителя и не может служить основанием для отказа ей во взыскании этих расходов в разумных пределах, так как адвокат, с которым заключено соглашение, принимал участие в судебном разбирательстве

Возмещение услуг представителя в первой инстанции

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Асташова С.В.,

судей Романовского С.В. и Марьина А.Н.,

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску Амхадовой Заремы Азиевны к Чахкиевой Руфие Магомедовне о возмещении материального ущерба и компенсации морального вреда, причиненного преступлением,

по кассационной жалобе Амхадовой З.А. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Ингушетия от 28 сентября 2017 г., заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В., выслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власовой Т.А., установила:

Амхадова З.А. обратилась в суд с иском к Чахкиевой Р.М. о возмещении материального ущерба, причиненного преступлением, в размере 229 500 руб., компенсации морального вреда в размере 2 000 000 руб., расходов на лечение в размере 40 000 руб.

При этом истица, указала, что вступившим в законную силу приговором мирового судьи судебного участка N 9 г. Назрани Республики Ингушетия от 21 марта 2016 г. Чахкиева Р.М. признана виновной в совершении в отношении нее преступления, предусмотренного частью 1 статьи 112 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Решением Малгобекского городского суда Республики Ингушетия от 24 июля 2017 г. исковые требования удовлетворены частично: с Чахкиевой Р.М. в пользу Амхадовой З.А.

взысканы денежные средства в размере 229 500 руб. в счет возмещения материального ущерба и 200 000 руб. в счет компенсации морального вреда. Также с Чахкиевой Р.М.

в доход бюджета города Малгобек взыскана государственная пошлина в размере 7 495 руб.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Ингушетия от 28 сентября 2017 г. решение суда первой инстанции отменено в части возмещения материального ущерба в виде понесенных в рамках уголовного дела расходов на оплату услуг представителя в размере 199 500 руб., производство по делу в указанной части прекращено.

В части возмещения материального ущерба в виде понесенных в рамках рассматриваемого гражданского дела расходов по оплате услуг представителя в размере 30 000 руб. решение суда отменено с вынесением в указанной части нового решения об отказе в удовлетворении заявленного требования. Размер взыскиваемой с Чахкиевой Р.М. государственной пошлины снижен до 300 руб.

В остальной части решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе Амхадова З.А. просит отменить указанное апелляционное определение в части отказа в удовлетворении требования о возмещении расходов по оплате услуг представителя в размере 30 000 руб.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Гетман Е.С. от 8 июня 2018 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, объяснения относительно кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Как следует из материалов дела, приговором мирового судьи судебного участка N 9 г. Назрани Республики Ингушетия от 21 марта 2016 г., оставленным без изменения апелляционным определением Магасского районного суда Республики Ингушетия от 23 мая 2017 г.,

Чахкиева Р.М. признана виновной в совершении преступления, предусмотренного статьей 112 (частью 1) Уголовного кодекса Российской Федерации, ей назначено наказание в виде 6 месяцев ограничения свободы.

Этим же приговором Чахкиева Р.М. освобождена от наказания в связи с амнистией.

Амхадова З.А., признанная потерпевшей по данному уголовному делу, обратилась в суд с иском о взыскании с Чахкиевой Р.М. материального ущерба в виде понесенных в рамках уголовного дела расходов на оплату услуг представителя в размере 199 500 руб., расходов на оплату лечения в размере 40 000 руб. и компенсации морального вреда в размере 2 000 000 руб.

Впоследствии Амхадова З.А. увеличила размер исковых требований, просила взыскать с ответчицы дополнительно 30 000 руб. в связи с участием в рассмотрении гражданского дела адвоката.

Суд первой инстанции, частично удовлетворяя заявленные требования, пришел к выводу о наличии доказательств несения истицей расходов на оплату услуг представителя в заявленном размере и взыскал с ответчицы материальный ущерб в размере 229 500 руб. (199 500 руб. + 30 000 руб.).

При определении размера компенсации морального вреда суд учел характер и степень перенесенных истицей страданий, наступившие последствия, обстоятельства причинения вреда и с учетом материального положения ответчицы, а также с учетом требований разумности и справедливости взыскал компенсацию морального вреда в размере 200 000 руб. При этом, суд признал доводы Амхадовой З.А.

о понесенных расходах на лечение в размере 40 000 руб. несостоятельными, поскольку документально они не подтверждены.

На решение Малгобекского городского суда Республики Ингушетия от 24 июля 2017 г. Чахкиевой Р.М. была подана апелляционная жалоба, в которой она выражала несогласие с размером компенсации морального вреда и возмещением истице материального ущерба, посчитав наличие такого ущерба не доказанным.

На это же решение Малгобекским городским прокурором Республики Ингушетия подано апелляционное представление, в котором указано, что производство по требованию истицы о возмещении ей расходов на оплату услуг представителя должно быть прекращено, поскольку такие расходы относятся к процессуальным издержкам; подобные споры рассматриваются в порядке, предусмотренном Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, и не подлежат рассмотрению в рамках гражданского судопроизводства.

Суд апелляционной инстанции прекратил производство по делу в части требования истицы о взыскании в ее пользу расходов на оплату услуг представителя в рамках уголовного дела в размере 199 500 руб., согласившись с решением суда первой инстанции в части удовлетворения требований о компенсации морального вреда и отказа во взыскании расходов на лечение.

Кроме того, суд второй инстанции отменил решение суда в части удовлетворения требования о возмещении понесенных в рамках рассматриваемого гражданского дела расходов по оплате услуг представителя в размере 30 000 руб.

, именуемых в исковом заявлении и судебных актах материальным ущербом, сославшись на отсутствие в материалах дела ордера, соглашения между представителем Точиевым Б.Б. и Амхадовой З.А.

об оказании юридических услуг, квитанции либо иного документа, подтверждающего понесенные истицей расходы на оплату услуг представителя, указав на то, что представленные в материалы дела ксерокопии ордера и квитанции к приходному кассовому ордеру, заверенные самим представителем, являются ненадлежащими доказательствами.

С выводами суда апелляционной инстанции в части отказа в удовлетворении требований о взыскании расходов по оплате услуг представителя в размере 30 000 руб. согласиться нельзя по следующим основаниям.

Согласно части 1 статьи 98 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренных частью 2 статьи 96 указанного кодекса. В случае, если иск удовлетворен частично, указанные в данной статье судебные расходы присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований, а ответчику пропорционально той части исковых требований, в которой истцу отказано.

В силу части 1 статьи 100 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах.

Как следует из апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Ингушетия от 28 сентября 2017 г., суд апелляционной инстанции оставил без изменения решение суда первой инстанции в той части, в которой в пользу Амхадовой З.А. была взыскана компенсация морального вреда в размере 200 000 руб.

Таким образом, требования Амхадовой З.А. о возмещении расходов на оплату услуг представителя являлись обоснованными.

В соответствии со статьей 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом (часть 1). Суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались (часть 2).

При этом, процессуальное законодательство не ограничивает права суда на оценку представленных сторонами доказательств в рамках требований о возмещении судебных издержек в соответствии с частью 1 статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

Амхадова З.А. воспользовалась помощью представителя при рассмотрении спора в судебном заседании суда первой инстанции 16 июня 2017 г. и в судебном заседании суда апелляционной инстанции 28 сентября 2017 г., и обстоятельства оказания ей юридической помощи не оспаривались ответчицей.

В соответствии с пунктом 15 статьи 22, статьей 25 Федерального закона от 31 мая 2002 г.

N 63-ФЗ “Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации” адвокатская деятельность осуществляется на основе соглашения об оказании юридической помощи, заключенного между адвокатом и доверителем.

Вознаграждение, выплачиваемое адвокату доверителем, подлежит обязательному внесению в кассу соответствующего адвокатского образования либо перечислению на расчетный счет адвокатского образования в порядке и сроки, которые предусмотрены соглашением.

В материалах дела имеются копия ордера от 18 мая 2017 г., в соответствии с которым адвокату Точиеву Б.Б. поручается защита Амхадовой З.А. в Малгобекском городском суде Республики Ингушетия и Верховном Суде Республики Ингушетия, и копия квитанции к приходному кассовому ордеру об оплате Амхадовой З.А. денежной суммы в размере 30 000 руб. на основании соглашения.

Признавая названные документы ненадлежащими доказательствами оплаты услуг представителя, суд апелляционной инстанции не принял во внимание, что согласно части 2 статьи 71 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации письменные доказательства представляются в подлиннике или в форме надлежащим образом заверенной копии.

Подлинные документы представляются тогда, когда обстоятельства дела согласно законам или иным нормативным правовым актам подлежат подтверждению только такими документами, когда дело невозможно разрешить без подлинных документов или когда представлены копии документа, различные по своему содержанию.

Если копии документов представлены в суд в электронном виде, суд может потребовать представления подлинников этих документов.

Также суд не учел, что само по себе отсутствие документов не лишает истицу права требовать возмещения расходов на оплату услуг представителя и не может служить основанием для отказа ей во взыскании этих расходов в разумных пределах, поскольку адвокат Точиев Б.Б., с которым заключено соглашение, принимал участие в судебном разбирательстве.

Допущенные судом второй инстанции нарушения норм права являются существенными, в связи с чем апелляционное определение в части отмены решения суда первой инстанции о взыскании расходов по оплате услуг представителя в размере 30 000 руб. и вынесенное по этим требованиям новое решение подлежит отмене с направлением дела в этой части на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Ингушетия от 28 сентября 2017 г.

в части отмены решения Малгобекского городского суда Республики Ингушетия от 24 июля 2017 г. о взыскании расходов по оплате услуг представителя в размере 30 000 руб.

и вынесенное по этим требованиям новое решение отменить и в этой части направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Председательствующий Асташов С.В.

Апелляционная инстанция сочла заверенные адвокатом ксерокопии ордера и квитанции к приходному кассовому ордеру ненадлежащими доказательствами расходов на услуги адвоката, поэтому отказала истице в их возмещении.

Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ признала жалобу на отказ обоснованной.

В силу ГПК РФ письменные доказательства можно представлять в подлиннике или в виде надлежаще заверенной копии.

Подлинники представляются в следующих случаях: обстоятельства согласно законам или иным нормативным правовым актам подлежат подтверждению только такими документами; дело невозможно разрешить без подлинников; представлены копии, различные по своему содержанию. Суд может потребовать подлинники и в случае поступления копий в электронном виде.

Отсутствие документов само по себе не может быть поводом для отказа во взыскании расходов в разумных пределах, ведь адвокат, с которым заключено соглашение, участвовал в разбирательстве.

Источник: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/71900208/

Ветка права
Добавить комментарий