Взаскание денежных средств за проданную недвижимость

Содержание
  1. Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 28 июля 2015 г. N 19-КГ15-15 Суд отменил в части апелляционное определение по делу о расторжении договора купли-продажи земельного участка, а в другой части направил дело на новое рассмотрение, поскольку при неисполнении своевременно покупателем обязательства по оплате товара в рассрочку продавец вправе требовать расторжения договора
  2. Риски приобретателей недвижимости
  3. Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 15 мая 2018 г. N 4-КГ18-27 Суд отменил апелляционное определение и направил дело о расторжении договора купли-продажи квартиры на новое апелляционное рассмотрение, поскольку суд не учел, что в случае расторжения договора продавец, не получивший оплаты по нему, вправе требовать возврата переданного покупателю имущества
  4. Основания расторжения договора купли-продажи недвижимости // Долгожданный поворот в практике коллегии по гражданским делам?

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 28 июля 2015 г. N 19-КГ15-15 Суд отменил в части апелляционное определение по делу о расторжении договора купли-продажи земельного участка, а в другой части направил дело на новое рассмотрение, поскольку при неисполнении своевременно покупателем обязательства по оплате товара в рассрочку продавец вправе требовать расторжения договора

Взаскание денежных средств за проданную недвижимость

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Асташова С.В.,

судей Романовского С.В. и Киселёва А.П.,

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску Корнева Н.С.

к обществу с ограниченной ответственностью Крестьянско-фермерское хозяйство “Сенгилей” о расторжении договора купли-продажи земельного участка и другим требованиям, по встречному иску общества с ограниченной ответственностью Крестьянско-фермерское хозяйство “Сенгилей” к Корневу Н.С. о признании недействительным договора купли-продажи земельного участка и другим требованиям

по кассационной жалобе Корнева Н.С. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ставропольского краевого суда от 28 ноября 2014 г.,

заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В., установила:

Корнев Н.С.

обратился в суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью Крестьянско-фермерское хозяйство “Сенгилей” (далее – хозяйство) о расторжении договора купли-продажи земельного участка, расположенного по адресу: …

, территория СПКк “…”, заключенного 25 июня 2012 г. между ним и хозяйством, и о возврате участка, взыскании неустойки, исключении записи из ЕГРП, признании права собственности на земельный участок.

Заочным решением Шпаковского районного суда Ставропольского края от 23 апреля 2014 г. исковые требования Корнева Н.С. удовлетворены частично.

Определением Шпаковского районного суда Ставропольского края от 24 июня 2014 г. заочное решение суда отменено, рассмотрение дела возобновлено.

В ходе рассмотрения дела Корнев Н.С. уточнил исковые требования, просил расторгнуть договор купли-продажи земельного участка с рассрочкой платежа от 25 июня 2012 г.

, заключенный между ним и хозяйством, взыскать в свою пользу неустойку за просрочку платежа, упущенную выгоду, исключить из ЕГРП запись о праве собственности ответчика земельный участок, сославшись на неоплату хозяйством … руб.

за земельный участок, который оно зарегистрировало за собой на праве собственности и за который получает арендную плату.

ООО КФХ “Сенгилей” предъявило встречный иск о признании недействительным договора купли-продажи земельного участка с рассрочкой платежа от 25 июня 2012 г., применении последствий его недействительности и взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами в размере … руб. … коп.

, указав на то, что на момент заключения между Корневым Н.С. и хозяйством договора купли- продажи земельного участка в отношении этого же земельного участка 30 января 2012 г. был заключен предварительный договор купли-продажи между Корневым Н.С. (продавцом) и Некрасовым С.Ф.

(покупателем), по которому был получен задаток.

Решением Шпаковского районного суда Ставропольского края от 5 августа 2014 г. иск Корнева Н.С. удовлетворен частично: расторгнут договор купли-продажи земельного участка от 25 июня 2012 г., заключенный между Корневым Н.С.

и хозяйством, исключена запись из ЕГРП о праве собственности хозяйства на земельный участок, с хозяйства в пользу Корнева Н.С. взыскана упущенная выгода. В остальной части исковых требований Корнева Н.С. отказано.

В удовлетворении встречного иска хозяйства отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Ставропольского краевого суда от 28 ноября 2014 г.

решение отменено в части расторжения указанного договора купли-продажи, исключении из ЕГРП записи о праве собственности хозяйства на земельный участок, взыскания в пользу Корнева Н.С.

упущенной выгоды и в этой части принято новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований. В остальной части решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе Корнев Н.С. просит отменить апелляционное определение в той части, в которой было отменено решение суда первой инстанции.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В. от 6 июля 2015 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, объяснения относительно кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

В соответствии с пунктом 1 статьи 454 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору купли-продажи одна сторона (продавец) обязуется передать вещь (товар) в собственность другой стороне (покупателю), а покупатель обязуется принять этот товар и уплатить за него определенную денежную сумму (цену).

Согласно пункту 1 статьи 488 Гражданского кодекса Российской Федерации в случае, когда договором купли-продажи предусмотрена оплата товара через определенное время после его передачи покупателю (продажа товара в кредит), покупатель должен произвести оплату в срок, предусмотренный договором, а если такой срок договором не предусмотрен, в срок, определенный в соответствии со статьей 314 данного Кодекса.

Пунктом 1 статьи 489 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрена возможность включения в договор о продаже товара в кредит условия об оплате товара в рассрочку.

Судом установлено, что Корневу Н.С. на праве собственности принадлежал земельный участок, расположенный по адресу: …, территория СПКк “…”.

25 июня 2012 г. между Корневым Н.С. (продавцом) и хозяйством (покупателем) был заключен договор купли-продажи указанного выше земельного участка за … руб. … коп. с рассрочкой платежа.

Хозяйство до и после подписания договора заплатило Корневу Н.С. … руб. и … руб. соответственно.

Согласно условиям договора оставшуюся сумму в размере … руб. … коп. хозяйство должно было заплатить в следующем порядке: … руб. до 20 июля 2012 г., … руб. до 20 октября 2012 г., однако покупателем до настоящего времени указанные денежные средства не переданы.

26 октября 2012 г. за хозяйством зарегистрировано право собственности на спорный земельный участок.

Разрешая спор, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что невыплата хозяйством Корневу Н.С. стоимости названного недвижимого имущества является основанием для расторжения соответствующего договора купли-продажи, поскольку данное нарушение условий договора является существенным.

Суд апелляционной инстанции, отменяя решение суда первой инстанции и отказывая в удовлетворении искового требования о расторжении договора купли-продажи земельного участка от 25 июня 2012 г., а также исковых требований, производных от данного требования, исходил из того, что Корневым Н.С.

не представлено доказательств существенности нарушений хозяйством условий договора по смыслу пункта 2 статьи 450 Гражданского кодекса Российской Федерации, при отсутствии которых суд первой инстанции неправомерно признал существенным нарушением договора купли-продажи недвижимого имущества саму по себе невыплату в срок покупателем денег продавцу за это имущество.

Также суд указал, что ни договор купли-продажи земельного участка от 25 июня 2012 г.

, ни нормы Гражданского кодекса Российской Федерации, в которых закреплены общие положения о договоре купли-продажи, а также положения о договоре купли-продажи недвижимости, не содержат возможность расторжения продавцом договора купли-продажи при неуплате покупателем покупной цены за объект недвижимости, при том, что продавец передал, а покупатель принял недвижимое имущество, являющееся предметом договора, и зарегистрировал на него право собственности.

Кроме того, суд второй инстанции указал, что Корневым Н.С. не был соблюден досудебный порядок урегулирования спора, связанного с расторжения указанного договора купли-продажи.

С выводами суда апелляционной инстанции согласиться нельзя по следующим основаниям.

По общему правилу, предусмотренному подпунктом 1 пункта 2 статьи 450 Гражданского кодекса Российской Федерации договор может быть изменен или расторгнут по решению суда по требованию одной из сторон, в том числе при существенном нарушении договора другой стороной, под которым понимается нарушение, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора.

Относительно договора продажи товара в рассрочку пунктом 2 статьи 489 Гражданского кодекса Российской Федерации закреплена возможность отказаться от исполнения и потребовать возврата проданного товара когда покупатель не производит в установленный договором срок очередной платеж за проданный и переданный ему товар, если иное не предусмотрено договором, за исключением случаев, когда сумма платежей, полученных от покупателя, превышает половину цены товара.

Судом апелляционной инстанции не учтено, что наряду с требованием о расторжении договора Корневым Н.С. было заявлено требование о возврате спорного земельного участка в связи с неисполнением хозяйством обязательства по оплате товара, проданного в рассрочку.

По настоящему делу установлено, что оплата проданного земельного участка предполагала рассрочку платежа, а потому спор должен был быть разрешен с учетом положений пункта 2 статьи 489 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Однако суд апелляционной инстанции не применил указанную норму, в связи с чем апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ставропольского краевого суда от 28 ноября 2014 г. является незаконным и подлежащим отмене, а дело – направлению на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ставропольского краевого суда от 28 ноября 2014 г.

отменить в части отмены решения Шпаковского районного суда Ставропольского края от 5 августа 2014 г. в части расторжения договора купли-продажи земельного участка от 25 июня 2012 г.

, исключения из ЕГРП записи N …, взыскания упущенной выгоды, дело в этой части направить на новое рассмотрение.

Председательствующий Асташов С.В.

Продавец просил расторгнуть договор купли-продажи с рассрочкой платежа, взыскать неустойку, упущенную выгоду, исключить из ЕГРП запись о праве собственности покупателя на данное имущество. Это обосновывалось тем, что ответчик внес не всю оплату.

Иск был удовлетворен в части расторжения договора, исключения записи о праве собственности и взыскания упущенной выгоды. Затем апелляционная инстанция отказала в удовлетворении данных требований.

Однако Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ направила дело на новое рассмотрение в части отмены решения первой инстанции. Это объясняется следующим.

Согласно ГК РФ в случае, когда договором купли-продажи предусмотрена оплата товара через определенное время после его передачи покупателю (продажа в кредит), покупатель должен произвести оплату в срок, предусмотренный договором, а если такой срок договором не предусмотрен, в срок, определенный в соответствии с ГК РФ.

Договором о продаже товара в кредит может предусматриваться оплата товара в рассрочку.

Когда покупатель не производит в установленный договором срок очередной платеж за проданный в рассрочку и переданный ему товар, продавец вправе, если иное не предусмотрено договором, отказаться от исполнения договора и потребовать возврата проданного товара. Исключение – случаи, когда сумма платежей, полученных от покупателя, превышает половину цены товара.

Оплата проданного объекта предполагала рассрочку платежа. Поэтому спор должен разрешаться с учетом приведенных положений ГК РФ.

Однако апелляционная инстанция не применила указанную норму.

Источник: http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/71087072/

Риски приобретателей недвижимости

Взаскание денежных средств за проданную недвижимость

Обстоятельства, кардинальным образом влияющие на уже совершенную сделку и влекущие неожиданные для покупателей недвижимости последствия, могут быть совершенно разные.

В том числе к ним относятся вдруг и неизвестно откуда взявшиеся наследники имущества с обязательной долей в наследстве на основании ст.

1149 Гражданского кодекса РФ, или сторона по сделке может быть признана недееспособной на момент совершения купли-продажи имущества согласно ст. 29 Гражданского кодекса РФ.

Кроме того, очень серьезные риски несут сделки, в которых тем или иным образом присутствуют интересы несовершеннолетних детей, т.к. в случае возникновения споров после совершения сделок суд будет принимать во внимание прежде всего их интересы.

Значительные риски несут сделки, где одной стороной выступает разведенный супруг, ведь не секрет, что согласно ст. 38, 39 Семейного кодекса РФ имущество, нажитое в браке, подлежит разделу между бывшими супругами.

В случае если одним из бывших супругов будет установлено, что его права нарушены, он может оспорить совершенную сделку в судебном порядке и потребовать вернуть часть имущества.

При этом срок давности по требованиям о разделе имущества бывших супругов составляет три года, и отсчет времени начинается не с момента расторжения брака, а с момента, когда супругу стало или должно было стать известно о его нарушенных правах.

Вышеперечисленные и другие обстоятельства ведут если не к признанию судом сделок недействительными на основании ст. 166–181 Гражданского кодекса РФ, то к существенным ограничениям прав новых собственников имущества при владении и распоряжении имуществом.

В подтверждение вышеуказанных доводов хотелось бы разобрать два примера о том, как добросовестные приобретатели при достаточной осмотрительности во время совершения сделок купли-продажи недвижимости всё же оказались втянутыми в судебные разбирательства.

Пример первый.

Покупатель заключил договор купли-продажи с продавцом (пенсионером) о покупке квартиры. По результатам сделки продавцом квартиры были получены денежные средства за квартиру в полном объеме.

На момент покупки квартиры не было никаких сведений о препятствиях для совершения сделки, и тем более нельзя было спрогнозировать негативные последствия, связанные с признанием договора купли-продажи недействительным.

После продажи квартиры и получения денежных средств продавец обратился в суд с заявлением о признании договора купли-продажи недействительным в связи с тем, что он (продавец) на момент совершения сделки являлся недееспособным лицом и не мог отвечать за свои действия.

Так как продавец квартиры на момент заключения договора купли-продажи был признан судом недееспособным, то, соответственно, на основании ч. 2 ст. 176 Гражданского кодекса РФ сделка была признана судом недействительной. Если сделка признана судом недействительной на основании указанной статьи, то применяются правила, предусмотренные ст. 171 Гражданского кодекса РФ.

На основании ст. 171 ГК РФ продавец недвижимости получил обратно в собственность проданную им квартиру, а добросовестному приобретателю продавец квартиры обязан был вернуть все уплаченные за квартиру денежные средства.

Обжалование судебного решения в соответствии с процедурами, установленными УПК РФ, не принесло положительного результата для покупателя квартиры.
Далее возникла проблема из-за того, что продавец отказался вернуть денежные средства, уплаченные ему покупателем квартиры, несмотря на наличие соответствующего решения суда.

Имея право на взыскание денежных средств, добросовестный приобретатель квартиры обратился с исполнительным документом в службу судебных приставов, которая в соответствии со своими полномочиями, предусмотренными Федеральным законом № 229-ФЗ от 2 октября 2007 г. «Об исполнительном производстве», провела проверку имущественного положения должника – продавца квартиры.

По результатам проведения исполнительного производства было установлено только то, что должник – продавец квартиры имеет пенсию, на которую и было обращено взыскание.

Из расчета размера суммы, которую добросовестный приобретатель выплатил за квартиру, и размера погашений с пенсии продавца квартиры следует, что на погашение долга продавцом квартиры перед добросовестным покупателем понадобится не один десяток лет.

Таким образом, добросовестный приобретатель остался без квартиры и без денежных средств, которые выплатил за приобретение квартиры, но зато с решением суда о возврате ему соответствующей денежной суммы – решением, исполнить которое практически невозможно в связи с отсутствием доходов и имущества у продавца квартиры, признанного недееспособным.

Пример второй.

Покупатель и продавец (мать двух несовершеннолетних детей) провели все необходимые действия и подготовили все документы для совершения сделки купли-продажи квартиры. В том числе на момент подготовки документов к продаже квартиры в объекте недвижимости не было зарегистрированных лиц. Таким образом, были соблюдены все формальности для отчуждения квартиры.

В назначенный день состоялось подписание договора купли-продажи недвижимости, в соответствии с которым покупатель получил в собственность квартиру, а продавец получил за квартиру денежные средства в полном объеме.

Позднее, после подписания договора купли-продажи, выяснилось, что продавец в день продажи квартиры в срочном порядке прописала в отчуждаемую квартиру своих несовершеннолетних детей и, вопреки требованиям нового собственника, отказалась покинуть проданную квартиру.

Мать несовершеннолетних детей мотивировала свой отказ тем, что съезжать ей с детьми некуда; естественно, деньги, полученные за продажу квартиры, она не вернула.

Таким образом, добросовестный приобретатель квартиры не только не может распорядиться квартирой (кому нужна квартира с двумя детьми в ней), но и в полном объеме не может владеть и пользоваться квартирой, т.е. добросовестный приобретатель ограничен в правах, которые ему предоставлены как собственнику ст. 209 Гражданского кодекса РФ.

Для восстановления своих прав у добросовестного приобретателя квартиры есть несколько направлений, по которым можно двигаться, но ни одно из них не дает полной гарантии достижения положительного результата.

Добросовестный приобретатель имеет право обратиться в суд с исковым заявлением о принудительном вселении его в жилое помещение, принадлежащее ему на праве собственности. Но перспектива проживания вместе с чужой семьей вряд ли может быть признана желанной для собственника объекта недвижимости.

Второй вариант – это подача искового заявления о признании договора купли-продажи квартиры недействительным на основании ст. 178, 178 Гражданского кодекса РФ.

В случае если суд примет решение о признании договора купли-продажи недействительным, то, соответственно, продавец квартиры (мать-одиночка с несовершеннолетними детьми) обязана будет отдать денежные средства, полученные за квартиру, что она вряд ли сделает, но при этом квартира будет у нее в собственности.

С учетом того что продавец квартиры является матерью-одиночкой, скорее всего без существенных доходов, взыскать долг с нее практически невозможно, что также не может устраивать добросовестного приобретателя квартиры.

Последний вариант, с помощью которого добросовестный приобретатель может восстановить свои нарушенные права, – это обратиться в суд и на основании п. 2 ст. 292 Гражданского кодекса РФ попытаться выселить прежнего собственника из квартиры.

В данном случае возникает вопрос: а как поступить с несовершеннолетними детьми, которых некуда выписать и некуда переселить?
Теоретически суд может воспользоваться указанной выше статьей Гражданского кодекса РФ и выселить продавца квартиры и его несовершеннолетних детей из жилого помещения в связи с потерей права пользования квартирой.

Но, как показывает судебная практика, решения судов о выселении несовершеннолетних детей из квартиры часто отменяются в результате обжалования решений в судах следующих инстанций.

В любом случае судебная практика по выселению несовершеннолетних детей из проданных объектов недвижимости неоднозначна и зависит от конкретных обстоятельств.

Если в судебном заседании будет установлено, что мать детей действовала вопреки законным интересам своих детей, то в выселении детей из объекта недвижимости может быть отказано.

Даже если суд удовлетворит иск о выселении несовершеннолетних детей, он же может предоставить отсрочку исполнения решения суда до момента наступления совершеннолетия детей.

При этом стоит отметить, что в договоре купли-продажи квартиры нет условия о выписке детей из жилого помещения.

Таким образом, добросовестный приобретатель получил «головную боль» на долгие годы вперед в связи с тем, что продавец прописал в квартире своих несовершеннолетних детей, отказался покинуть жилое помещение и вернуть денежные средства за квартиру.

Выводы и рекомендации

Уникальность перечисленных и им подобных примеров заключается в том, что добросовестные приобретатели по сути отдали денежные средства в чужие руки, а возврат этих денежных средств невозможен в силу «ущербности» российского законодательства.

Судебные приставы-исполнители, конечно, проведут свою работу по взысканию долгов, но, как показывает практика, добросовестным приобретателям от этого легче не станет. Других возможностей по взысканию долга у добросовестных приобретателей нет, а это как минимум несправедливо.

В то же время в целях возврата денежных средств добросовестному приобретателю важно знать, кем и на что были потрачены денежные средства, полученные недееспособным лицом и матерью-одиночкой за проданные квартиры.

При определенных обстоятельствах, если появится подозрение на умысел со стороны недееспособного лица (его опекуна) и матери-одиночки на получение денежных средств мошенническим путем (получить деньги и при этом оставить себе недвижимость), есть все основания для направления заявления о преступлении в правоохранительные органы по признакам состава преступления, предусмотренного ст. 159 Уголовного кодекса РФ.

Кроме того, до заключения сделки, одной из сторон которой является лицо пенсионного возраста, необходимо дополнительно изучить вопрос, насколько это лицо дееспособно в своем возрасте, не установлена ли над ним опека и т.д.

С этой целью необходимо установить состав семьи пенсионера для проведения с родственниками дополнительных консультаций о возможности сделки купли-продажи, а также следует посетить местные органы опеки и попечительства с целью установления факта отсутствия опеки над пенсионером.

Что касается регистрации несовершеннолетних детей в квартире, которая выставлена на продажу, то представляется правильным выходом внести изменения в жилищное законодательство, в т.ч. в Закон РФ № 5242-1 от 25.06.1993 г.

«О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации». В частности в результате внесения изменений в закон для регистрации граждан по месту жительства, в т.ч.

несовершеннолетних детей, может быть введен мораторий на период совершения сделки купли-продажи недвижимости.

Запрет на регистрацию в недвижимости, подлежащей продаже, должен быть введен по совместному заявлению в регистрирующие органы продавца и покупателя недвижимости на конкретный срок, по истечении которого запрет на регистрацию по месту жительства в объекте недвижимости может быть снят автоматически без каких-либо заявлений.

При всем этом следует учитывать и тот факт, что за добросовестных приобретателей могут выдавать себя и преступные элементы, желающие воспользоваться слабостью недееспособных лиц и матерей-одиночек с целью захвата их активов.

В связи с этим, принимая меры для защиты добросовестных приобретателей недвижимости, необходимо помнить и о другой стороне медали.

Источник: https://www.top-personal.ru/estatelawissue.html?503

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 15 мая 2018 г. N 4-КГ18-27 Суд отменил апелляционное определение и направил дело о расторжении договора купли-продажи квартиры на новое апелляционное рассмотрение, поскольку суд не учел, что в случае расторжения договора продавец, не получивший оплаты по нему, вправе требовать возврата переданного покупателю имущества

Взаскание денежных средств за проданную недвижимость

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Асташова С.В.,

судей Марьина А.Н. и Романовского С.В.

рассмотрела в судебном заседании гражданское дело по иску Зайцевой Татьяны Владимировны к Горгиняну Артуру Гургеновичу о расторжении договора купли-продажи квартиры, прекращении права собственности и признании права собственности на квартиру

по кассационной жалобе Зайцевой Татьяны Владимировны на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 24 мая 2017 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Марьина А.Н., выслушав объяснения Зайцевой Т.В. и ее представителя Личман М.В., поддержавших доводы кассационной жалобы, объяснения Горгиняна А.Г. и его представителя Репина И.В., возражавших против удовлетворения кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Зайцева Т.В. обратилась в суд с иском к Горгиняну А.Г. о расторжении договора купли-продажи квартиры, прекращении у ответчика и признании за истцом права собственности на квартиру, о взыскании расходов на оплату государственной пошлины и юридических услуг.

В обоснование требований Зайцева Т.В. указала, что 9 июля 2014 г. она заключила с Горгиняном А.Г. договор купли-продажи принадлежащей ей на праве собственности однокомнатной квартиры с кадастровым номером … общей площадью 37,9 кв.м, расположенной по адресу: …, по цене 4 000 000 руб.

Квартира передана по акту приёма-передачи Горгиняну А.Г.

, переход к нему права собственности на данный объект недвижимости зарегистрирован в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним (далее ЕГРП), однако ответчик свои обязательства по оплате квартиры в полном объеме не исполнил, чем существенно нарушил условия договора купли-продажи.

Решением Одинцовского городского суда Московской области от 16 февраля 2017 г. исковые требования удовлетворены: договор купли-продажи квартиры расторгнут, право собственности на квартиру за Горгиняном А.Г. прекращено и признано за Зайцевой Т.В., с ответчика в пользу истца взысканы расходы на уплату госпошлины в размере 300 руб., в удовлетворении остальной части требований отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 24 мая 2017 г. решение суда первой инстанции отменено и принято новое решение, которым в удовлетворении иска отказано.

В кассационной жалобе Зайцева Т.В. просит отменить апелляционное определение от 24 мая 2017 г., как незаконное.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Марьина А.Н. от 29 марта 2018 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

Согласно статье 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения допущены судом апелляционной инстанции при рассмотрении данного дела.

Как установлено судом и следует из материалов дела, 9 июля 2014 г. между Зайцевой Т.В. (продавец) и Горгиняном А.Г. (покупатель) заключён договор купли-продажи однокомнатной квартиры с кадастровым номером … общей площадью 37,9 кв.м, расположенной по адресу: … Московская область,

Право собственности ответчика на указанную квартиру зарегистрировано в ЕГРП 24 июля 2014 г.

18 апреля и 10 июля 2016 г. Зайцева Т.В. в связи с неисполнением Горгиняном А.Г. обязательства по оплате приобретенной квартиры направляла в адрес ответчика претензии с требованием об оплате в десятидневный срок задолженности по договору купли-продажи квартиры в размере 3 910 500 руб.

Указанные претензии оставлены Горгиняном А.Г. без удовлетворения.

Ссылаясь на то, что задолженность ответчика по оплате квартиры составляет 3 910 500 руб., Зайцева Т.В. обратилась в суд с настоящим иском.

Удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции исходил из того, что договор купли-продажи в части оплаты ответчиком квартиры не исполнен, денежные средства за проданное недвижимое имущество истцу полностью не переданы.

Суд также указал, что такое нарушение условий договора со стороны Горгиняна А.Г. является существенным и дает Зайцевой Т.В. право требовать расторжения договора купли-продажи квартиры и возврата переданного ответчику имущества.

Проверяя законность принятого судом первой инстанции решения, судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда пришла к выводу об отсутствии правовых оснований для расторжения договора купли-продажи квартиры и возврата ее истцу, в связи с чем отменила решение нижестоящего суда и приняла новое судебное постановление об отказе в иске.

Исходя из содержания апелляционного определения, суд второй инстанции согласился с позицией истца о том, что ответчик не выполнил свою обязанность по оплате квартиры, однако пришел к выводу о том, что неоплата приобретаемого имущества ни гражданским законодательством, ни самим договором купли-продажи квартиры не предусмотрена в качестве основания для его расторжения и возврата переданного по такому договору имущества. При этом апелляционная инстанция указала, что Зайцева Т.В. не представила суду каких-либо доказательств, подтверждающих существенный характер нарушения Горгиняном А.Г. договора, а факт невыплаты ответчиком денежных средств по договору сам по себе таковым нарушением не является.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что апелляционное определение принято с существенным нарушением норм материального права и согласиться с ним нельзя по следующим основаниям.

Согласно пункту 2 статьи 450 Гражданского кодекса Российской Федерации по требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут по решению суда только при существенном нарушении договора другой стороной, а также в иных случаях, предусмотренных указанным кодексом, другими законами или договором. Существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора.

Выводы суда апелляционной инстанции о том, что неполучение истцом денежной суммы за проданное имущество не является существенным нарушением договора, не соответствуют смыслу, придаваемому указанной выше нормой права понятию существенного нарушения договора, противоречат содержанию спорного договора и установленным по делу обстоятельствам.

В соответствии с пунктом 1 статьи 549 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору купли-продажи недвижимого имущества (договору продажи недвижимости) продавец обязуется передать в собственность покупателя земельный участок, здание, сооружение, квартиру или другое недвижимое имущество.

Пунктом 1 статьи 555 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что договор продажи недвижимости должен предусматривать цену этого имущества.

При отсутствии в договоре согласованного сторонами в письменной форме условия о цене недвижимости договор о ее продаже считается незаключенным.

При этом правила определения цены, предусмотренные пунктом 3 статьи 424 указанного кодекса, не применяются.

Суд апелляционной инстанции исходил из того, что сторонами при заключении договора купли-продажи квартиры согласованы все существенные условия договора, в том числе цена квартиры в размере 4 000 000 руб. (пункт 3 договора купли-продажи квартиры).

Таким образом, из заключенного сторонами договора у ответчика возникла обязанность уплатить истцу за квартиру 4 000 000 руб.

Зайцева Т.В. ссылалась на неуплату ей ответчиком 3 910 500 руб., суд первой инстанции наличие у Горгиняна А.Г. задолженности по договору в названной сумме установил, а суд апелляционной инстанции этот факт не опроверг и под сомнение не поставил.

При таких обстоятельствах, по смыслу приведенных норм права, недоплата покупателем практически всей цены по договору с очевидностью лишает продавца того, на что он вправе был рассчитывать при заключении договора купли-продажи квартиры.

Между тем суд апелляционной инстанции со ссылкой на пункт 3 статьи 486 Гражданского кодекса Российской Федерации указал, что неисполнение обязанности по оплате проданного товара не влечет возникновение у продавца права на расторжение договора купли-продажи, а порождает у него лишь право требовать оплаты товара и уплаты процентов за пользование чужими денежными средствами.

Такой вывод основан на неправильном толковании пункта 3 статьи 486 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Согласно данной правовой норме, если покупатель своевременно не оплачивает переданный в соответствии с договором купли-продажи товар, продавец вправе потребовать оплаты товара и уплаты процентов в соответствии со статьей 395 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Однако из буквального толкования этой правовой нормы не следует, что в случае несвоевременной оплаты покупателем переданного в соответствии с договором купли-продажи товара продавец не имеет права требовать расторжения такого договора на основании подпункта 1 пункта 2 статьи 450 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Также судом апелляционной инстанции при применении положений пункта 4 статьи 453 Гражданского кодекса Российской Федерации не были учтены разъяснения, содержащиеся в абзаце четвертом пункта 65 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29 апреля 2010 г.

N 10/22 “О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав”, согласно которым в случае расторжения договора продавец, не получивший оплаты по нему, вправе требовать возврата переданного покупателю имущества на основании статей 1102, 1104 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Таким образом, в случае существенного нарушения покупателем условий договора купли-продажи, которым является неоплата покупателем приобретенного имущества, этот договор может быть расторгнут по требованию продавца с возвратом ему переданного покупателю имущества.

С учетом изложенного апелляционное определение нельзя признать отвечающим требованиям статей 195 и 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Допущенные судом апелляционной инстанции нарушения норм материального права, являясь существенными, повлияли на исход дела, и без их устранения невозможна защита охраняемых законом интересов заявителя.

На основании изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации полагает необходимым апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 24 мая 2017 года отменить и направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

При новом рассмотрении дела суду апелляционной инстанции следует учесть изложенное и разрешить спор в соответствии с требованиями закона.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 24 мая 2017 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Председательствующий Асташов С.В.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ указала, что неоплата покупателем приобретенной недвижимости является существенным нарушением договора купли-продажи. В этом случае сделка может быть расторгнута по требованию продавца с возвратом ему недвижимости.

Это относится и к ситуациям, когда внесена небольшая сумма (не оплачена практически вся цена).

По ГК РФ, если покупатель своевременно не оплачивает переданный товар, продавец вправе потребовать оплату и проценты за пользование чужими денежными средствами. Из этой нормы, однако, не следует, что в таком случае продавец не вправе требовать расторжения договора.

Источник: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/71863398/

Основания расторжения договора купли-продажи недвижимости // Долгожданный поворот в практике коллегии по гражданским делам?

Взаскание денежных средств за проданную недвижимость

Я по инерции внимательно слежу за судебной практикой высшей судебной инстанции. Не очень понятно, правда, почему я это делаю, ведь как нас учит один большой начальник: “Россия – не страна прецедентного права” (с), а нижестоящие суды все свободнее и свободнее эту практику игнорируют.

Но тем не менее, видимо, это уже настолько стало частью “профессионального я”, что я не могу заставить себя перестать читать определения коллегий верховного суда.

Все любят критиковать гражданскую коллегию этого суда, а я хочу её сегодня похвалить.

Точнее, не все коллегию, а судью Романовского, который только и радует, например, лично меня как интересными делами, так и правильными и внятно написанными правовыми позициями (последнее время к нему еще добавился судья Киселев с двумя хорошими делами про юридическую невозможность предъявления иска и исковую давность и споров сопоручителей, но об этом как-нибудь в другой раз). 

В деле № 78-КГ17-21 обсуждался довольно старый вопрос об основаниях расторжения договора купли-продажи недвижимости.

Сюжет очень простой: один гражданин продал другому недвижимость (дом с участком), покупатель не заплатил цену, хотя право собственности было передано покупателю путем внесения соответствующих записей в реестр.

Продавец предъявляет иск о расторжении договора в связи с тем, что покупатель не заплатил причитающуюся с него сумму. Цель иска понятна – расторжение договора нужно для того, чтобы потребовать возврата проданной вещи. 

Суд первой инстанции вынес решение о расторжении договора, сославшись на не исполнение покупателем обязанности уплатить цену.

Апелляционный суд отменил решение, в иске отказал. Суд пришел к выводу, что даже полное неисполнение обязательства по уплате цены не является существенным (!) и каких-либо доказательств подтверждающих именно такой характер нарушения договора истицей не представлено.

Внимательный читатель скажет: может быть суд апелляционной инстанции шутит?! Как такое может быть?! То, что покупатель не заплатил ни копейки, как может не быть существенным нарушением договора купли-продажи?!!

Спешу успокоить взбудораженную публику. Шутник – не суд апелляционной инстанции, а прежний верховный суд – его прежняя гражданская коллегия последовательно проводила такую позицию (например, в деле № 5-В11-27).

И основывалась она на … законе. Точнее – на грамматическом его толковании. 

Давайте откроем и внимательно прочитаем статью 451 ГК РФ:

“Существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора”

Теперь представьте себя на месте судьи и начинайте рассуждать:

(1) чтобы расторгнуть договор, надо чтобы было существенное нарушение;

(2) чтобы нарушения было существенным, надо чтобы сторона лишилась того, на что она рассчитывала при заключении договора;

(3) продавец по договору купли-продажи рассчитывает получить деньги;

(4) если покупатель не заплатит, продавец всегда может деньги с него взыскать;

(5) поэтому при неплатеже продавец права получить деньги не лишился;

(6) значит,  неуплата цены (даже полная) – это не существенное нарушение;

(7) следовательно, в иске о расторжении надо отказать. 

Вот такой вот ахаляй-махаляй получается. В общем, коллегия довольно строго пишет в том деле 2011 года:

Вместе с тем в п. 3 ст. 486 ГК РФ (глава 30, § 1 “Общие положения о купле-продаже”) содержится специальная норма, определяющая правовые последствия несвоевременной оплаты покупателем переданного ему продавцом товара по договору купли-продажи. Они заключаются в следующем: продавец имеет право потребовать оплаты товара и дополнительно уплаты процентов в соответствии со ст. 395 ГК РФ. 

Это смешно, нелепо, это против здравого смысла, но попробуйте опровергнуть изложенную выше цепочку формальных рассуждений!

Совсем иначе к интерпретации существенного нарушения подходил Президиум ВАС РФ. 

В деле «Якутжилстрой» № 12295/06 и дело «Нефтегаз-Сталь-ЭВНК» № 4651/09 была сформулирована следующая позиция: продавец при заключении договора купли-продажи рассчитывает на одномоментный (с тем или иным допущением) обмен передаваемого покупателю блага на деньги.

Именно тот факт, что продавец рассчитывал на встречное предоставление, но не получил его и составляет существенное нарушение договора – продажа без уплаты цены – это уже не продажа, а дарение какое-то, продавец намерения передать вещь без встречного предоставления не имел!

В общем, это расхождение в практике двух высших судебных инстанций мирно существовало вплоть до трагических событий августа 2014 г. В практике арбитражных судов господствовал здравый смысл, в практике общих судов – грамматическое толкование.

 (Хотя, наверное, это будет слишком сильно сказать, что общие суды придерживались взгляда гражданской коллегии – есть всего 5 (!) дел, в которых общие суды ссылались на это определение; возможно, есть больше дел, где позиция воспроизведена, но нет ссылки на определение, я не стал их искать). 

После ликвидации ВАСа подход, который заняла коллегия верховного суда медленно, но верно пополз в арбитражные суды: я нашел три дела окружных судов 2015-2016 гг., где они этот подход  восприняли. Это были ФАС ПО, ФАС ЦО, ФАС УО.

Разумеется, это неправильно, так как пересмотра позиции Президиума “новым” верховным судом не состоялось и арбитражные суды должны быть связаны ею. Моральную оценку подобной юридической “гибкости” судов я оставлю при себе (кстати, недавнее дело про юридическую “гибкость” в делах о поручительстве и чем она заканчивается – № 308-ЭС16-131232, полюбопытствуйте, крайне интересно).

Но вот  вопрос о существенности такого нарушения как неплатеж цены опять попадает на рассмотрение гражданской коллегии ВС в обсуждаемом деле.

Как видим, первая инстанция в этом деле разрешила его в соответствии с позицией Президиума ВАС и здравым смыслом; апелляционная инстанция – в соответствии с позицией ВС и грамматическим толкованием нормы.

И – честь и хвала тройке судей гражданской коллегии (кстати, любопытно, что в этом деле в составе тройки судей была судья Гетман, которая участвовала в том деле 2011 г.

; интересно, как она ала по делу), что они нашли в себе силы отказаться от прежнего формального подхода коллегии, заняв позицию, ранее сформулированную Президиумом ВАС РФ.

 Это очень и очень здорово: это соответствует смыслу закона!

Таким образом, неуплата цены по договору купли-продажи недвижимости признана существенным нарушением договора. Это позволяет продавцу требовать расторжения договора; если переход права собственности уже был зарегистрирован в реестре, то в соответствии с п. 65 постановления пленумов ВС и ВАС 10/22 является основанием для возвращения права собственности на вещь продавцу.

В общем, такой вот, на мой вкус, довольно легкий вопрос, но имевший интересную историю в современном российском праве, ушел (я надеюсь) в прошлое.

PS. Почему я написал – “я надеюсь”. Да потому что это лишь определение, вынесенное тремя судьями ВС. Это не позиция всего ВС, увы. И строго говоря, у судей общей юрисдикции нет формальной обязанности следовать ей. У арбитражных судов – есть, потому что есть дела Президиума ВАС, которыми они – арбитражные суды – связаны.

На этом простом примере хорошо заметно, что то действо, которое называлось “судебная реформа 2014 г.” вместо того, чтобы действительно улучшить предсказуемость судебных актов и правовую определенность, только всё ухудшила. Надеюсь, что мы все доживем до времен, когда её дурные последствия будут исправлены.

Источник: https://zakon.ru/Blogs/osnovaniya_rastorzheniya_dogovora_kupli-prodazhi_nedvizhimosti__dolgozhdannyj_povorot_v_praktike_kol/60037

Ветка права
Добавить комментарий