Взыскание компенсации с фирмы

Взыскание вреда, причиненного репутации компании: украинская и европейская практика

Взыскание компенсации с фирмы

Можете почувствовать физическую боль юридического лица? Сопереживаете душевным страданиям, которые оно перенесло в связи с противоправным поведением относительно себя и родственников (то есть собственников или руководства)? Представляете страдания, которым подверглась компания из-за уничтожения имущества?

Конечно, нет. Единственный шанс – доказать унижение деловой репутации юридического лица.

Шанс один, а способы – два: (1) традиционный, когда деловая репутация – это личное неимущественное благо, за нарушение которого лицо требует компенсации морального вреда (ст. 23 ГКУ); и (2) нетрадиционный, когда репутация рассматривается как имущество, потому взысканию подлежит имущественный ущерб (ст. 22 ГКУ).

Моральный вред за унижение деловой репутации как неимущественного блага

Унижением деловой репутации субъекта хозяйствования является распространение в любой форме неправдивых, неточных или неполных сведений, дискредитирующих способ ведения или результаты его предпринимательской деятельности, в связи с чем снижается стоимость его нематериальных активов.

Как правило, перед юридическим лицом возникает целый ряд трудностей:

1) как доказать факт причинения вреда, если телесных и душевных страданий юридическое лицо чувствовать не может;

2) как обосновать размер компенсации неимущественного ущерба (оценить денежный эквивалент страданий, которые якобы не могли быть);

3) как доказать, что моральный вред возник именно в результате действий нарушителя (причинно-следственная связь).

Самый очевидный способ – продемонстрировать, что вред деловой репутации компании оказывает прямое влияние на прибыль: стало меньше клиентов, партнеры отказались сотрудничать, что, в конце концов, привело к снижению экономических показателей.

Однако ВХСУ в 2006 году по делу № 4/66-1427(3/175-1790) отметил следующее: надлежащими доказательствами, которые подтверждали бы право на возмещение морального вреда, могут быть доказательства в подтверждение факта унижения деловой репутации, а не доказательства, подтверждающие факт причиненных убытков. Как же доказать факты унижения репутации, суд не рассказал.

В 2016 году ВХСУ по делу № 902/1138/15 заявил, что унижение деловой репутации и снижение престижа юридического лица являются оценочными понятиями и они не могут быть рассчитаны математически.

При распространении недостоверной информации о лице размер морального вреда не может отражаться в материальных носителях информации, в противном случае такие негативные последствия имели бы форму упущенной выгоды.

В 2018 году КХС ВС по делу № 910/19001/17 решил, что выписки из банковского счета не являются документами, которые полно отражают финансовое состояние предприятия и изменения в нем, поэтому не подтверждают доводов компании об уменьшении прибыли и причинении этим морального вреда.

Если истец просит взыскать символический моральный вред – с этим обычно проблем не возникает. Символично требование об 1 грн, и, если доказано распространение недостоверной информации ответчиком, суд не просит дополнительно аргументировать этот размер.

Существует традиционный для украинских судов способ определения размера любого вреда – заключение эксперта. Однако сейчас наблюдается неопределенность с методикой проведения такой экспертизы.

До 2016 года суды в основном применяли расчет морального вреда по методике А. М.

Эрделевского, однако, после того как Министерство юстиции Украины исключило ее из перечня, суды зачастую все же отказывают.

Образцовым могло бы стать дело № 5011-58/15308-2012, но не стало. Банк просил взыскать моральный вред за распространение недостоверной информации.

Киевский апелляционный хозяйственный суд ссылался на решение Европейского суда по правам человека “Дело компании Комингерсол С.А. против Португалии” от 06.04.2000 г. о праве юридического лица на денежную компенсацию за причиненный нематериальный ущерб.

Суд должен принять во внимание репутацию компании, неопределенность в планировании решений, препятствия в управлении компанией (для которых не существует метода подсчета) и, наконец, беспокойство и неудобства, причиненные членам руководства компании.

Истец представил расчет материального эквивалента морального вреда по авторской методике С. М. Антосика и О. М. Кокуна. Согласно приведенному расчету сумма материального эквивалента составила 1012602 грн.

Вред деловой репутации истца выразился в утрате доверия к истцу со стороны клиентов, что повлекло отток денежных средств; репутация банков зависит от общественной оценки, которая создается в том числе информационными ресурсами; негативная информация об истце оказывает непосредственное влияние на финансовую стабильность.

Суд пришел к выводу, что разумным и достаточным будет взыскать 100000 грн. Однако ВХСУ отменил решения обеих инстанций и отказал в удовлетворении иска.

Почти два года назад Верховный Суд Украины сотворил маленькое чудо – применил презумпцию причинения морального вреда по делу о нарушении права гражданина на тайну телефонных разговоров. В постановлении от 27.09.2017 г.

по делу № 369/5585/15-ц Суд отметил ошибочность указания на недоказанность причинения вреда, возложив на истца обязанность доказывать наличие у него душевных страданий, вызванных действиями ответчика, которые Суд признал незаконными.

Подход действительно прогрессивный, ведь стандарт доказывания не только размера морального вреда, но и факта унижения репутации стал настолько высоким, что абсолютно не стимулирует заявлять такое требование.

Если бремя опровержения причиненного вреда возложить на ответчика, то это может уравновесить шансы на успех с соблюдением принципа состязательности. Легко предположить возможность злоупотребления такой презумпцией, но это должно дать толчок развитию судебной практики отказа в защите права недобросовестного истца (ст. 20 ГКУ).

Имущественный ущерб за посягательство на репутацию юридического лица

Распространение недостоверной информации о юридическом лице, как правило, касается:

1) руководства и собственников компании (если эти лица ассоциируются с компанией или совершают действия либо делают заявления от ее имени);

2) работников компании (например, относительно обслуживания клиентов компании);

3) услуг или товаров компании (обычно содержит торговые марки или другие обозначения, которые компания использует для маркировки товаров или услуг).

Репутацию юридического лица и его торговые марки объединяет выполняемая ими общая функция индивидуализации компании-производителя. Носителями репутации юридического лица являются коммерческое наименование, знак для товаров и услуг, другие средства индивидуализации, собственно товары, их реклама и любая коммуникация с потребителем.

Репутация как составляющая гудвилла

Источник: //uz.ligazakon.ua/magazine_article/EA012938

Как моральный вред становится способом наживы в суде

Взыскание компенсации с фирмы

В последнее время участились случаи, когда люди обращаются в суд за возмещением морального вреда, чтобы улучшить свое материальное положение, хотя нарушения их прав на момент судебного процесса уже устранены, а требования о взыскании компенсации необоснованны.

Так, в Сысертский районный суд Свердловской области поступает много заявлений об оспаривании оказываемых гражданам услуг.

Представители Сысертского районного суда, председатель Ольга Лукьянова и судья Александр Транзалов, рассказали “РГ”, почему часть исков остается без удовлетворения.

Многие люди, как показывает судебная практика, защищают права себе в убыток и не получают компенсацию вреда. С чем это связано?

Александр Транзалов: В наш суд поступают исковые заявления с требованиями о взыскании компенсации морального вреда за надуманные или незначительные нарушения прав. При этом на судебном заседании мы устанавливаем факт отсутствия каких-либо нарушений или их устранения в добровольном порядке.

Истец же тратится на услуги только по составлению искового заявления, представлению интересов в суде. Например, в заявлении гражданка А.

указала, что управляющая компания неверно начислила ей плату за коммунальные услуги: вместо разделения на сособственников жилого помещения счет за водоотведение предъявили только ей.

Нотариат подключится к программе “Цифровой социальный юрист”

Помимо требования произвести перерасчет за один месяц (сумма иска не превышает и одной тысячи рублей), истица просила взыскать в свою пользу расходы по составлению искового заявления в размере 18,5 тысячи рублей и компенсацию морального вреда – 100 тысяч.

Однако еще до получения повестки в суд ответчик самостоятельно произвел перерасчет, но сделал это с нарушением срока, из-за чего требования подлежали частичному удовлетворению: по первому пункту – 1000 рублей, размер компенсации морального вреда суд снизил до 500 рублей.

Таким образом, чтобы защитить свои права, истица потратила 18,5 тысячи рублей, а получила только 1500 рублей.

Ольга Лукьянова: Сейчас множество юридических фирм заявляет в рекламе: мы решим вопрос с вашими долгами. Недобросовестные юристы пользуются правовой безграмотностью граждан, и человек попадает в западню.

Он выкладывает деньги за их услуги и судебные издержки, ухудшая свое материальное положение.

Кстати, если истцу отказывают в удовлетворении требований, то сторона, в пользу которой принято решение суда, вправе взыскать с другой все понесенные по делу судебные расходы.

Почему многие сразу идут в суд, не пытаясь решить вопрос по-другому?

Ольга Лукьянова: Организации, куда люди обращаются с претензией, органы контроля и надзора, не желающие брать на себя ответственность, разъясняют: при несогласии с ответом вы вправе обратиться в суд.

В суде человек испытывает стресс, к тому же тратит время на проблему, которую можно урегулировать до суда, еще и платит госпошлину. Ее сумма зависит от цены иска и характера правоотношений.

Чтобы понять, стоит ли идти в суд, нужно изучить судебную практику по подобным делам и способы досудебного решения конфликта.

МВД взяло под контроль расследования преступлений против пожилых людей

Александр Транзалов: Бывают случаи, когда, ознакомившись с материалами дела, приходишь к выводу: гражданин пришел в суд не с целью восстановления своих прав, а чтобы получить дополнительный доход, причинить ущерб другому лицу. Как правило, юристы помогают аргументировать позицию истца, подкрепить его доводы ссылками на нормативные акты, но нередко обещают выгоду от обращения в суд, что должно наводить на подозрения.

Поэтому необходимо тщательно выбирать исполнителя услуг: читать отзывы, после консультации сходить к другому специалисту, чтобы выслушать несколько мнений.

Можно, например, обратиться в прокуратуру по месту жительства, где ежедневно идет прием граждан. Иногда на судебном заседании сторона ответчика разъясняет истцу, как решить проблему без обращения в суд.

Прежде чем подать иск, человек должен ответить на вопрос: чего я хочу этим добиться?

Говорят, сумму компенсации морального вреда обычно завышают в несколько раз, рассчитывая выиграть в суде хотя бы половину. В делах, поступающих к вам, с ответчика всегда требуют баснословные суммы?

Александр Транзалов: Возможно, многие действительно для себя заранее определяют сумму иска, которую суд может взыскать, и указывают в иске большие суммы.

В нашей практике редко заявляют требования о компенсации морального вреда в размере более 500 тысяч рублей, разве что в случае причинения значительного вреда здоровью или смерти.

В делах о защите прав потребителей, как правило, указывают адекватные суммы компенсации, но есть исключения, когда люди требуют возместить им ущерб, в несколько раз превышающий цену неоказанной услуги.

Решение суда о размере компенсации всегда субъективно и зависит от характера причиненного вреда, обстоятельств дела, наличия вины. У нас нет прецедентного права, из-за чего в ситуациях при схожих обстоятельствах и правоотношениях суд присуждает разные суммы. При необходимости, рассматривая дело, мы назначаем проведение судебной экспертизы.

Чем заканчиваются судебные дела о взыскании морального вреда?

Ольга Лукьянова: Многие гражданские споры в нашем суде завершаются заключением мировых соглашений, после чего граждане распределяют между собой судебные расходы.

Но иногда они злоупотребляют своими правами и пытаются извлечь из их нарушения прибыль.

Проигрывая или получая незначительные суммы в качестве компенсации, люди в итоге обвиняют во всем суд, а не юристов, обещавших им золотые горы.

Ключевой вопрос

Сложно ли доказать причинение морального вреда?

Александр Транзалов: Один из главных принципов судебного процесса – состязательность. Важно занимать активную позицию, не пытаться ввести кого-либо в заблуждение, не преувеличивать и не преуменьшать важность события.

Ольга Лукьянова: Истец должен доказать, что ему причинили страдания и почему заявленная сумма иска компенсирует моральный вред. Определяя размер компенсации, суд учитывает обстоятельства, при которых нарушены права истца, его цели, а также материальное положение ответчика.

Кстати

В 2016 году в Сысертский районный суд поступило более 30 исковых заявлений к кредитным организациям с требованием о признании условий кредитных соглашений недействительными, взыскании компенсации морального вреда и штрафа. Гражданка А.

одновременно подала сразу шесть исков к разным банкам. По результатам рассмотрения дел суд отказал в удовлетворении требований, поскольку заявления не содержали никаких оснований для этого. Все они оказались составлены директором одной и той же юридической фирмы.

В 2017 и 2018 годах были аналогичные случаи.

100 тысяч за падение в “Пятерочке”

Апелляционная инстанция Челябинского областного суда поставила точку в затяжном процессе по делу о травме, полученной 78-летней пенсионеркой в магазине “Пятерочка”. В августе прошлого года пожилую покупательницу сбили с ног автоматические двери на входе в торговое заведение.

При падении она получила переломы бедренной и плечевой костей, перенесла операцию, после которой последовало долгое лечение и реабилитация. Однако в компенсации ветерану за пережитые страдания магазин отказал.

Тогда с иском к “Пятерочке” обратилась районная прокуратура, потребовавшая взыскать с супермаркета возмещение ущерба и морального вреда на сумму более полумиллиона рублей.

Как пешеходу наказать водителя за одежду, испорченную грязью из лужи

Как сообщили в прокуратуре Челябинской области, суд первой инстанции, рассмотрев обстоятельства дела, удовлетворил иск лишь частично. И, приняв во внимание доводы ответчиков о том, что травма получена пенсионеркой по собственной неосторожности, назначил компенсацию расходов на лечение в размере 40 тысяч рублей.

Однако надзорное ведомство с этим решением не согласилось и подало апелляционное представление. По мнению прокуратуры, пережитые покупательницей страдания не учтены в полном объеме.

– В результате травмы истец лишилась возможности обходиться без посторонней помощи и ограничена в передвижении, – пояснила представитель прокуратуры области Наталья Мамаева. – Кроме того, в помещении магазина не организован безопасный проход через входную группу для всех покупателей, в том числе и пожилых.

На сей раз аргументы прокуратуры возымели действие: магазин обязали выплатить пенсионерке компенсацию морального вреда в 100 тысяч рублей.

Источник: //rg.ru/2019/01/17/reg-urfo/kak-moralnyj-vred-stanovitsia-sposobom-nazhivy-v-sude.html

Вправе ли юридическое лицо требовать компенсации морального (репутационного) вреда?

Взыскание компенсации с фирмы

Павел Хлюстов

Партнер коллегии адвокатов “Барщевский и Партнеры”

специально для ГАРАНТ.РУ

Вопрос о возможности компенсации морального вреда юридическому лицу является одним из вечных вопросов современной юриспруденции.

Какой бы выбор не сделал законодатель, юридическое сообщество неизменно распадется на два лагеря – тех, кто “за”, и тех, кто “против”.

Попробую разобраться, вправе ли,с точки зрения действующего законодательства, юридическое лицо требовать денежную компенсацию за нарушение своих неимущественных прав.

Краткий экскурс в историю российского законодательства, регулирующего компенсацию морального вреда юридическому лицу

Ни законодательство Российской Империи, ни тем более классическое советское законодательство не предусматривало нормы, предоставляющей юридическому лицу право на компенсацию морального вреда. Все изменилось с принятием Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик в 1991 году (далее – Основы) и ГК РФ.

Положения п. 6 ст. 7 Основ и п. 7 ст. 152 ГК РФ установили, что правила этих статей о защите деловой репутации гражданина соответственно применяются к защите деловой репутации юридического лица.

Буквальное толкование указанных норм означало, что юридическое лицо, в отношении которого распространены сведения, порочащие его деловую репутацию, вправе наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных их распространением.

Положения этих норм были настолько удивительны для того времени, что многие юристы придерживались мнения, что в действительности законодатель не наделял юридических лиц правом на компенсацию морального вреда, а подобный вывод стал возможен лишь благодаря слабой юридической техники этих законодательных актов.

В качестве правильного толкования норм предлагали, в частности, следующий вариант: требовать компенсации морального вреда вправе только граждане – юридическое лицо вправе требовать только возмещение убытков.

Однако сомнения относительно толкования спорных норм развеялись, после того как слово взял ВС РФ. В Постановлении Пленума ВС РФ от 20 декабря 1994 г.

№ 10 “Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда” Верховный Суд разъяснил, что правила, регулирующие компенсацию морального вреда в связи с распространением сведений, порочащих деловую репутацию гражданина, применяются и в случаях распространения таких сведений в отношении организации. При этом Пленум ВС РФ не стал затрагивать правовую природу морального вреда юридического лица, ограничившись только ссылкой на положения п. 7 ст. 152 ГК РФ. В дальнейшем Пленум ВС РФ подтвердил ранее высказанную правовую позицию в п. 15 Постановления от 24 февраля 2005 г. № 3 “О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц”.

Спустя девять лет, после правовой позиции, сформулированной ВС РФ, к проблеме компенсации морального вреда юридическому лицу обратился КС РФ. Поддержав позицию ВС РФ, КС РФ продемонстрировал более аргументированный подход. В своем Определении от 4 декабря 2003 г.

№ 508-О КС РФ указал, что применимость того или иного конкретного способа защиты нарушенных гражданских прав к защите деловой репутации юридических лиц должна определяться исходя именно из природы юридического лица.

При этом отсутствие прямого указания в законе на способ защиты деловой репутации юридических лиц не лишает их права предъявлять требования о компенсации убытков, в том числе нематериальных, причиненных умалением деловой репутации, или нематериального вреда, имеющего свое собственное содержание (отличное от содержания морального вреда, причиненного гражданину), которое вытекает из существа нарушенного нематериального права и характера последствий этого нарушения (п. 2 ст. 150 ГК РФ). Тем самым, суть позиции КС РФ сводится к тому, что юридическое лицо имеет право требовать так называемый “моральный вред”, однако его правовая природа отлична от одноименного института, предназначенного для защиты нематериальных благ физических лиц. Также, немаловажное значение имеет и вывод КС РФ о том, что отсутствие в законодательстве прямого способа защиты нематериальных благ юридического лица, не лишает указанных субъектов права на предъявление требований о возмещении нематериального вреда (нематериальных убытков).

Таким образом, более 20 лет российское законодательство предоставляло возможность взыскивать моральный вред в пользу юридического лица. Однако в 2013 году подход законодателя изменился. С 1 октября 2013 года в положения ст.

152 ГК РФ были внесены изменения, исключившие возможность взыскивать моральный вред за нарушение репутации юридического лица.

Тем самым законодатель встал на сторону противников морального вреда для юридического лица, видимо посчитав, что моральный вред несовместим с природой юридического лица. 

Подход ВС РФ к толкованию новелл ст. 152 ГК РФ, не предусматривающей компенсацию морального вреда юридическому лицу

Казалось, что исключение из ст. 152 ГК РФ нормы о возможности взыскания морального вреда в пользу юридических лиц должно было поставить жирный крест на исках, содержащих такие требования.

Однако, приведенная выше правовая позиция КС РФ, согласно которой отсутствие в законодательстве прямого способа защиты нематериальных благ юридического лица, не лишает указанных субъектов права на предъявление требований о возмещении нематериального вреда (нематериальных убытков), порождает определенные сомнения в безнадежности таких исковых требований. Если признать верным тезис КС РФ о том, что юридические лица вправе требовать возмещение нематериальных убытков и при отсутствии такого способа защиты в законодательстве, то следует признать, суд вправе удовлетворить иск, содержащий требование о компенсации морального вреда юридическому лицу.

Таким образом, следует признать, что в настоящее время в законодательстве и правоприменительной практике существуют противоречия, не позволяющие однозначно разрешить спор о возможности или, наоборот, невозможности взыскания морального вреда в пользу юридического лица.

В связи с этим особый интерес представляет дело № А50-21226/2014, которое недавно было рассмотрено Экономической коллегией Верховного Суда РФ (Определение ВС РФ от 17 августа 2015 г. № 309-ЭС15-8331).

[В указанном деле ВС РФ отменил судебные акты нижестоящих судов (Решение Арбитражного суда Пермского края от 17 декабря 2014 г., Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 19 февраля 2015 г.

№ 17АП-18311/2014-АК, Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 18 мая 2015 г. № Ф09-1824/15), посчитавших возможным удовлетворить требования юридического лица о компенсации морального вреда. – Ред.].

Интерес к этому делу обусловлен тем, что оно было рассмотрено арбитражными судами и ВС РФ уже после внесения изменений в ст. 152 ГК РФ, исключающих возможность компенсации морального вреда юридическому лицу.

В указанном деле арбитражные суды удовлетворили исковые требования истца о возмещении морального вреда. Тем самым, суды проигнорировали изменения, внесенные в ст. 152 ГК РФ, и, поддержав приведенную выше позицию КС РФ.

Однако Экономическая коллегия ВС РФ признала указанные выводы ошибочными, отменила принятые судебные акты и отказала в удовлетворении иска. Правовая позиция Экономической коллегии свелась к тому, что из буквального содержания ст.

152 ГК РФ следует, что компенсация морального вреда возможна в случаях причинения такого вреда гражданину действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага.

В иных случаях компенсация морального вреда может иметь место лишь при наличии прямого указания об этом в законе. Поскольку в действующем законодательстве отсутствует прямое указание на возможность взыскания морального вреда в пользу юридического лица, в связи с чем, оснований для удовлетворения заявленных требований не имелось.

Личная точка зрения

На мой взгляд, любые утверждения о том, что по своей правовой природе компенсация морального вреда является “нематериальными убытками” и самостоятельным способом защиты, не может являться оправданием для удовлетворения таких требований при отсутствии соответствующей позитивной нормы в действующем законодательстве. Если мы обратимся ст. 12 ГК РФ, то увидим, что гражданские права защищаются лишь теми способами, которые указаны в законе. Иными словами, субъекты гражданского права не вправе изобретать новые способы гражданских прав, а суды не вправе удовлетворять исковые требования, основанные на таких непоименованных способах защиты. Поскольку законодатель исключил возможность юридического лица воспользоваться таким способом защиты как компенсация морального вреда, юридические лица не вправе предъявлять такие исковые требования.

Кроме того, не следует забывать, что взыскание морального вреда по своей правовой природе является мерой юридической ответственности. В связи с этим, к требованию о компенсации морального вреда в полной мере подлежат применению положения ст.

54 Конституции РФ, устанавливающие, что юридическая ответственность может наступать только за те деяния, которые законом, действующим на момент их совершения, признаются правонарушениями.

Иной подход означал бы нарушение принципа законности и принципа правовой определенности, поскольку осуществляя ту или иную деятельность, любой субъект имеет право заранее знать, соответствует ли она закону (носит ли она противоправный характер), а также какие конкретно неблагоприятные последствия может повлечь такая деятельность. С этой точки зрения, несмотря на слабую юридическую мотивировку, решение Экономической коллегии ВС РФ по приведенному выше делу следует признать правильным.

Завершая тему, хочу остановиться еще на одной не маловажной детали.

Можно ли утверждать, что невозможность взыскания морального вреда в пользу юридических лиц, лишила их возможности защитить свои права и законные интересы, которые были нарушены в результате нанесения вреда их деловой репутации? По моему мнению, в действующем российском законодательстве все же существует механизм, позволяющий юридическому лицу получить денежное возмещение за причинение вреда деловой репутации.

Дело в том, что долгое время одним из ключевых преимуществ, которые таила в себе правая позиция о возможности компенсации морального (репутационного) вреда юридическому лицу заключалось в том, что, руководствуясь положениями параграфом 4 главы 59 ГК РФ (“Компенсация морального вреда”), пострадавшее юридическое лицо не было обязано доказывать точный размер вреда. В этом и заключалось фундаментальное практическое отличие иска о компенсации морального (репутационного) вреда от иска о взыскании убытков. Другими словами, суд, с учетом обстоятельств дела, мог “на глаз” определить разумный размер морального (репутационного) вреда, что нельзя было сделать применительно к убыткам. Возможно, еще 20 лет назад законодатель осознавал материальный (убыточный) характер требования о компенсации репутационного вреда юридическому лицу, но предоставил возможность в упрощенном порядке защитить деловую репутацию, понимая, что выиграть иск о взыскании убытков в то время будет практически невозможно.

К счастью, времена меняются и российская юриспруденция развивается. ГК РФ вслед за практикой ВАС РФ закрепил норму, запрещающую суду отказывать во взыскании убытков лишь на том основании, что невозможно точно установить размер причиненного вреда (п. 2 ст. 307.1, п. 5 ст. 393 ГК РФ).

Тем самым, и сегодня юридическое лицо не лишено возможности требовать взыскания репутационного вреда, опираясь уже не на нормы, регулирующие компенсацию морального вреда, а на нормы о причинении убытков.

Ведь каждому здравомыслящему юристу понятно, что причинение вреда деловой репутации, неизбежно влечет негативные имущественные последствия (убытки), которые должны быть возмещены их виновником. Скорее всего, по этому пути и должна пойти правоприменительная практика.

Таким образом, с точки зрения функционального подхода, положения п. 2 ст. 307.1, п. 5 ст. 393 ГК РФ во многом нивелировали практические неудобства, доставленные внесением изменений в ст. 152 ГК РФ.

Источник: //www.garant.ru/ia/opinion/author/hlyustov/702882/

Ветка права
Добавить комментарий