Законна ли подача повторного иска по долгу после не предъявления ИЛ по нему приставам?

Обобщение судебной практики по вопросам, связанным с применением норм закона, регулирующих исковую давность (подготовлено Нижегородским областным судом)

Законна ли подача повторного иска по долгу после не предъявления ИЛ по нему приставам?

7. Окончание (истечение) срока исковой давности

С истечением срока исковой давности по главному требованию истекает срок исковой давности и по дополнительным требованиям (статья 207 ГК РФ).

Таким образом, при истечении срока исковой давности по требованию о возврате или уплате денежных средств истекает срок исковой давности по требованию об уплате процентов, начисляемых в соответствии со статьей 395 ГК РФ; при истечении срока исковой давности по требованию о возвращении неосновательного обогащения (статьи 1104, 1105 ГК РФ) истекает срок исковой давности по требованию о возмещении неполученных доходов (пункт 1 статьи 1107 ГК РФ). Дата вынесения решения о взыскании основного долга или дата исполнения решения о взыскании долга значения не имеет.

Исковая давность на взыскание процентов, уплачиваемых заемщиком на сумму займа в размере и в порядке, определяемых пунктом 1 статьи 809 ГК РФ, истекает в момент истечения срока исковой давности по требованию о возврате основной суммы займа (кредита).

При этом, если стороны договора займа (кредита) установили в договоре, что указанные проценты подлежат уплате позднее срока возврата основной суммы займа (кредита), срок исковой давности по требованию об уплате суммы таких процентов, начисленных до наступления срока возврата займа (кредита), исчисляется отдельно по этому обязательству и не зависит от истечения срока исковой давности по требованию о возврате основной суммы займа (кредита).

Исчисление сроков исковой давности по отдельным категориям споров

Сроки исковой давности по страховым правоотношениям

При суброгации (ст. 965 ГК РФ) страховщик занимает место страхователя (выгодоприобретателя) в отношениях с лицом, ответственным за убытки. В силу ст.

387 ГК РФ права кредитора по обязательству переходят к другому лицу на основании закона и наступления указанных в нем обстоятельств, в том числе при суброгации страховщику прав кредитора к должнику, ответственному за наступление страхового случая.

Таким образом, при суброгации не возникает нового обязательства, а происходит перемена лиц в существующем обязательстве.

Согласно ст.

201 ГК РФ перемена лиц в обязательстве не влечет изменения срока исковой давности и порядка его исчисления.

Таким образом, исчисление срока исковой давности начинается с того момента, когда у страхователя возникло право на требование к такому лицу, то есть с момента причинения вреда.

Требование о возмещении ущерба в порядке суброгации относится к требованиям о возмещении вреда, срок исковой давности по которым – 3 года.

Исчисление срока исковой давности по договору имущественного страхования (в том числе, КАСКО, ОСАГО)

Согласно ст.

966 Гражданского кодекса Российской Федерации срок исковой давности по требованиям, вытекающим из договора имущественного страхования, за исключением договора страхования риска ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц, составляет два года. Срок исковой давности по требованиям, вытекающим из договора страхования риска ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц, составляет три года (ст. 196 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Поскольку в специальной норме, регулирующей срок исковой давности по требованиям, вытекающим из договора имущественного страхования, не определен момент, с которого должен исчисляться срок исковой давности, подлежит применению общее правило о начальном моменте исчисления срока исковой давности, предусмотренное ст. 200 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Согласно указанной норме течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Изъятия из этого правила устанавливаются данным кодексом и иными законами.

По обязательствам с определенным сроком исполнения течение исковой давности начинается по окончании срока исполнения.

По обязательствам, срок исполнения которых не определен либо определен моментом востребования, течение исковой давности начинается с момента, когда у кредитора возникает право предъявить требование об исполнении обязательства, а если должнику предоставляется льготный срок для исполнения такого требования, исчисление исковой давности начинается по окончании указанного срока. По регрессным обязательствам течение исковой давности начинается с момента исполнения основного обязательства.

В соответствии со ст.

314 Гражданского кодекса Российской Федерации, если обязательство предусматривает или позволяет определить день его исполнения или период времени, в течение которого оно должно быть исполнено, обязательство подлежит исполнению в этот день или, соответственно, в любой момент в пределах такого периода.

В случаях, когда обязательство не предусматривает срок его исполнения и не содержит условий, позволяющих определить этот срок, оно должно быть исполнено в разумный срок после возникновения обязательства.

Обязательство, не исполненное в разумный срок, а равно обязательство, срок исполнения которого определен моментом востребования, должник обязан исполнить в семидневный срок со дня предъявления кредитором требования о его исполнении, если обязанность исполнения в другой срок не вытекает из закона, иных правовых актов, условий обязательства, обычаев делового оборота или существа обязательства.

Из п. 1 ст. 929 Гражданского кодекса Российской Федерации следует, что обязательство по выплате страхового возмещения возникает на основании заключенного сторонами договора страхования.

После вступления договора страхования в силу у страховщика возникает обязанность выплатить при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) определенную денежную сумму в порядке, на условиях и в сроки, которые указаны в договоре.

Таким образом, течение срока исковой давности, предусмотренного ст. 966 Гражданского кодекса Российской Федерации, начинается по истечении срока исполнения обязательства, а не с момента наступления страхового случая.

Иное толкование противоречит положениям ст. 200 указанного Кодекса об определении начального момента исчисления срока исковой давности и правилам соотношения срока исполнения обязательства, предусмотренного ст. 314 того же Кодекса, и срока исковой давности.

Согласно правовой позиции, изложенной в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 09.11.2010 г.

N 1469-О-О “Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы компаний “Эссар Стил Лимитед” и “Азия Моторворкс Лимитед”, акционерного коммерческого банка “Пробизнесбанк”, открытого акционерного общества “Первое Российское страховое общество”, обществ с ограниченной ответственностью “Дон Агро” и “Цимлянское”, а также гражданина Ильющенкова Виктора Геннадьевича на нарушение конституционных прав и свобод абзацем вторым пункта 2 статьи 200 Гражданского кодекса Российской Федерации во взаимосвязи с пунктом 1 статьи 929 Гражданского кодекса Российской Федерации и статьей 246 Кодекса торгового мореплавания Российской Федерации”, условия, на которых заключается договор страхования, могут быть определены в стандартных правилах страхования соответствующего вида, принятых, одобренных или утвержденных страховщиком либо объединением страховщиков (правилах страхования) (п. 1. ст. 943 Гражданского кодекса Российской Федерации); при заключении договора страхования страхователь и страховщик могут договориться об изменении или исключении отдельных положений правил страхования и о дополнении правил (п. 3 ст. 943 указанного Кодекса).

В силу ст. 942 Гражданского кодекса Российской Федерации к существенным условиям договора страхования относится условие о страховом случае – событии, на случай наступления которого осуществляется страхование. При этом подп. 2 п. 1 ст.

942 Гражданского кодекса Российской Федерации предписывает страховщику и страхователю при заключении договора достигнуть соглашения о характере события, на случай наступления которого осуществляется страхование и с наступлением которого связывается возникновение обязанности страховщика выплатить страховое возмещение или страховую сумму.

В силу п. 1 ст. 961 Гражданского кодекса Российской Федерации страхователь обязан уведомить страховщика о наступлении страхового случая.

Неисполнение данной обязанности дает страховщику право отказать в выплате страхового возмещения, если не будет доказано, что страховщик своевременно узнал о наступлении страхового случая либо что отсутствие у страховщика сведений об этом не могло сказаться на его обязанности выплатить страховое возмещение (п. 2 ст. 961 Гражданского кодекса Российской Федерации).

При этом определение в договоре страхования или стандартных правилах страхования соответствующего порядка исполнения обязанностей участников договора страхования, в том числе установление срока уведомления страховщика о наступлении страхового случая, указание перечня документов, которые должен приложить страхователь к уведомлению, определение срока, в течение которого страховщик должен принять решение о выплате (или об отказе в выплате) и осуществить выплату, позволяет сторонам, а в случае спора – суду, исследуя возникшее между сторонами страховое правоотношение, точно установить в каждом конкретном деле не только момент возникновения соответствующей обязанности у одной стороны (страховщика), но и момент возникновения у другой стороны права требовать ее исполнения и защиты своего права в случае его нарушения страховщиком.

Если страховщик письменно известил страхователя об отказе в страховой выплате, а именно в это время страхователь узнал о нарушении своего права (ранее он рассчитывал на выплату страхового возмещения в добровольном порядке без обращения в суд), срок исковой давности следовало исчислять либо с того времени, когда истец узнал о нарушении своего права (отказ в выплате страхового возмещения), либо с того момента, когда истец должен был узнать о нарушении своего права на получение страховой выплаты, а именно с момента истечения срока исполнения страховщиком своего обязательства, предусмотренного Правилами страхования.

Сроки исковой давности при перемене лиц в обязательстве

Перемена лиц в обязательстве (уступка права требования, реорганизация юридического лица, наследование и т.д.) не влечет изменения срока исковой давности и порядка его исчисления.

Например:

Пунктом 2 статьи 181 ГК РФ установлено, что срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год.

Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (пункт 1 статьи 179), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

Согласно ст.

196 ГК РФ и п. 1 ст. 200 ГК РФ общий срок исковой давности устанавливается в три года. Течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Изъятия из этого правила устанавливаются настоящим Кодексом и иными законами.

В соответствии со ст.

1110 ГК РФ при наследовании имущество умершего (наследство, наследственное имущество) переходит к другим лицам в порядке универсального правопреемства, то есть в неизменном виде как единое целое и в один и тот же момент, если из правил настоящего Кодекса не следует иное.

По смыслу приведенных правовых норм к наследнику переходят все права и обязанности наследодателя. Универсальное наследственное правопреемство устанавливает, что все действия, совершенные до вступления правопреемника в процесс обязательны для него в той мере, в какой они были бы обязательны для лица, которое правопреемник заменил.

Это означает, что правопреемник продолжает участие в процессе правопредшественника и к нему переходят все процессуальные права и обязанности, которыми мог бы воспользоваться правопредшественник.

Это касается и заявления о применении исковой давности, и названное правопреемство не влечет изменений ни сроков исковой давности, ни порядка их исчисления.

Замена стороны в исполнительном производстве не прерывает течения срока предъявления исполнительного листа ко взысканию.

Постановлением судебного пристава-исполнителя К-го районного отдела Управления Федеральной службы судебных приставов по Нижегородской области от 18.11.2010 г. было возбуждено исполнительное производство N *** в отношении К.

Источник: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/36406035/

Взыскателям запретили «играться» с отзывом исполнительных документов

Законна ли подача повторного иска по долгу после не предъявления ИЛ по нему приставам?

Неконституционными признаны нормы закона об исполнительном производстве, которые позволяют взыскателю фактически безлимитно продлевать трехгодичный срок предъявления к исполнению исполнительных документов, отзывая их и таким образом прерывая течение указанного срока. Конституционный суд РФ рекомендовал законодателям внести соответствующие корректировки в правовое регулирование. Однако еще до принятия поправок суды и судебные приставы-исполнители считать сроки будут уже по-новому.

Нормы Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее — Закон об исполнительном производстве), позволяющие взыскателю прервать трехгодичный срок предъявления к исполнению исполнительного документа путем его отзыва и повторного предъявления к исполнению, не соответствуют Конституции РФ.

Подобное правовое регулирование приводит к чрезмерно длительному пребыванию должника в состоянии неопределенности относительно своего правового положения. К такому выводу пришел Конституционный суд РФ в постановлении от 10.03.2016 № 7-П (далее — постановление № 7-П), вынесенному по жалобе о проверке конституционности ч. 1 ст. 21, ч.

2 ст. 22, ч. 4 ст. 46 Закона об исполнительном производстве.

Суд постановил, что срок, прошедший с момента возбуждения исполнительного производства и до отзыва исполнительного документа взыскателем, при повторном предъявлении такого документа к исполнению должен засчитываться в общий срок, отведенный для такого предъявления и составляющий три года.

Постановление № 7-П было вынесено по жалобе гражданина, однако содержащееся в этом документе толкование норм Закона об исполнительном производстве распространяется также и на правоотношения с учатием организаций.

При отзыве исполнительного листа трехгодичный срок начинает течь заново

В сентябре 2010 г. на имущество гражданина-должника было обращено взыскание. В январе 2011 г. банк-кредитор предъявил к исполнению исполнительный лист в службу судебных приставов, а спустя полгода отозвал его. В начале 2013 г.

исполнительное производство было возбуждено во второй раз в связи с предъявлением к исполнению исполнительного листа, который банк снова отозвал. В конце 2014 г.

исполнительный лист был предъявлен к исполнению в третий раз, в связи с чем судебный пристав-исполнитель вынес третье постановление о возбуждении исполнительного производства.

Должник посчитал, что установленный законом трехлетний срок для предъявления исполнительного документа к исполнению кредитором уже пропущен, и обратился в суд с заявлением о признании постановления пристава незаконным.

Однако суды трех инстанций не нашли в действиях судебного пристава-исполнителя нарушений.

Тогда должник обратился в Конституционный суд РФ с требованием о проверке конституционности норм Закона об исполнительном производстве, примененных в данном деле.

Свою позицию заявитель обосновал тем, что оспариваемые нормы нарушают баланс интересов сторон в исполнительном производстве, поскольку допускают бессрочное и ничем не ограниченное право взыскателя предъявлять исполнительный документ в службу судебных приставов для принудительного исполнения и по своему усмотрению отзывать его без исполнения. Такие действия влекут окончание исполнительного производства и позволяют взыскателю в будущем снова инициировать принудительное исполнение того же исполнительного документа.

«Недосказанность» в законе позволяет толковать его в ущерб интересам должника

Условия и порядок возбуждения, приостановления, прекращения и окончания исполнительного производства определены в Законе об исполнительном производстве. Так, возбужденное исполнительное производство может быть окончено судебным приставом-исполнителем в случаях возвращения взыскателю исполнительного документа (п. 1, 3 ч. 1 ст.

47 Закона об исполнительном производстве). Основания для такого возвращения могут быть связаны как с должником, так и со взыскателем. Ко вторым относится в том числе подача взыскателем судебному приставу-исполнителю заявления о возвращении исполнительного документа (п. 1, 5, 6 ч. 1 ст.

46 Закона об исполнительном производстве), как это произошло в упомянутом ранее споре.

При наличии такого заявления судебный пристав-исполнитель обязан вынести постановление об окончании исполнительного производства и о возвращении взыскателю исполнительного документа.

Это, однако, не является препятствием для повторного предъявления исполнительного документа к исполнению в пределах срока для предъявления исполнительных документов к исполнению (ч. 3, 4 ст. 46 Закона об исполнительном производстве).

Для исполнительных листов, которые выдаются на основании судебных актов, такой срок, по общему правилу, составляет три года со дня вступления судебного акта в законную силу (ч. 1 ст. 21 Закона об исполнительном производстве).

При пропуске трехгодичного срока взыскатель лишается возможности принудительно исполнить решение суда (п. 3 ч. 1 ст. 21 Закона об исполнительном производстве).

Но срок предъявления исполнительного документа к исполнению прерывается при предъявлении исполнительного документа к исполнению.

После перерыва течение срока возобновляется, причем время, истекшее до прерывания срока, в новый срок не засчитывается (п. 1 ч. 1, ч. 2 ст. 22 Закона об исполнительном производстве).

В случае возвращения взыскателю в связи с невозможностью его исполнения срок предъявления исполнительного документа к исполнению исчисляется со дня возвращения исполнительного документа взыскателю (ч. 3 ст. 22 Закона об исполнительном производстве).

Законодательство не раскрывает определения «невозможности исполнения исполнительного документа».

В то же время отзыв исполнительного документа взыскателем не дает приставу права продолжить исполнительное производство, поэтому данное обстоятельство делает исполнение невозможным.

Следовательно, предъявление исполнительного документа к исполнению после того, как ранее предъявленный исполнительный документ был возвращен взыскателю, влечет перерыв срока предъявления исполнительного документа к исполнению, и его течение начинается заново.

Именно этим положением в расссматриваемом деле воспользовался кредитор, трижды предъявив исполнительный лист в службу судебных приставов до истечения трехгодичного срока с момента предыдущего возвращения исполнительного листа взыскателю по его же заявлению.

Угроза обращения взыскания на имущество должника не может длиться вечно

Установленный законом срок предъявления исполнительного документа к исполнению необходим для того, чтобы избежать неопределенности относительно того, в течение какого времени имущество, на которое было обращено взыскание, будет находиться под угрозой совершения в отношении него мер принудительного исполнения. Взыскатель и должник могут ориентироваться на этот срок, чтобы соответствующим образом планировать свое поведение относительно данного имущества.

КС РФ пришел к выводу, что допускаемая законом возможность неоднократного и неограниченного прерывания срока, установленного для предъявления исполнительного документа к исполнению, по свободному волеизъявлению взыскателя фактически приводит к выведению имущества должника из сферы гражданского оборота на неопределенный срок и ограничивает право собственности должника на это имущество. Такие действия взыскателя приведут к тому, что исполнительное производство не будет окончено исполнением содержащегося в исполнительном документе требования, а должник будет бесконечно пребывать под угрозой применения к нему и принадлежащему ему имуществу исполнительных действий и мер принудительного исполнения.

Судьи пришли к выводу, что оспариваемые положения Закона об исполнительном производстве противоречат Конституции РФ, и потому законодателю следует предусмотреть правила перерыва срока предъявления исполнительного документа к исполнению в случае, когда ранее предъявленный к исполнению тот же самый исполнительный документ был возвращен взыскателю по его заявлению. До внесения соответствующих изменений в закон суды и судебные приставы при неоднократном предъявлении к исполнению исполнительного документа (если ранее он был отозван по заявлению взыскателя) должны вычитать из трехгодичного срока периоды, в течение которых исполнительное производство по данному исполнительному документу осуществлялось.

Источник: https://www.eg-online.ru/article/307769/

У взыскателя есть возможность повторного предъявления исполнительного документа после его возврата

Законна ли подача повторного иска по долгу после не предъявления ИЛ по нему приставам?

Учитывая нюансы ук­раинского законодательства в сфе­ре исполнительного про­изводства, мож­но утверждать, что ис­полнение решения суда — достаточно сложный и долгий процесс. Поэтому взыскателю в большинстве случаев выгоднее получить определенную сумму средств от должника, нежели продолжать неэффективное принудительное взыскание.

Как правило, у последнего имеется еще не один кредитор, а его активы отягощены арестами или вообще отсутствуют. Это способствует поиску альтернативных путей исполнения решения суда.

Один из них — заключение сделки, в которой должник платит определенный процент от суммы долга, а взыскатель предоставляет гарантии окончания процесса дальнейшего принудительного взыскания.

Без гарантий

Осуществить указанную сделку можно несколькими способами, среди которых — заключение мирового соглашения на стадии исполнительного производства, что возможно на основании части 3 статьи 12 Закона Украины «Об исполнительном производстве» (Закон) и статьи 372 Гражданского процессуального кодекса Украины.

Однако более простым и часто применяемым на практике остается вариант погашения задолженности должником (в объеме, оговоренном сторонами исполнительного производства) на счет взыскателя без заключения мирового соглашения.

При этом на основании договоренностей взыскатель гарантирует возврат исполнительного листа без исполнения, руководствуясь пунктом 1 части 1 статьи 47 Закона. В данной статье остановлюсь на втором варианте погашения долга, так как указанная схема используется очень часто, но, тем не менее, имеет много подводных камней.

Во-первых, у должника нет гарантии (кроме устных договоренностей), что взыскатель исполнит свое обязательство и подаст заявление в исполнительную службу о возврате исполнительного документа без исполнения.

Во-вторых, подача такого заявления не лишает возможности взыскателя повторно обратиться в исполнительную службу и предъявить исполнительный документ к исполнению. И если первый риск для должника стоит рассматривать лишь в контексте добросовестности взыскателя, то второй  имеет сугубо юридический характер.

Так, возможность повторного предъявления исполнительного документа к исполнению (в случае его возврата без исполнения по заявлению взыскателя) стала предметом дискуссий среди адвокатов, юристов, государственных исполнителей и юридической общественности.

Действительно, многие юристы банков, факторинговых и прочих финансовых компаний, а также адвокаты должников считают, что в случае возврата исполнительного документа взыскателю (на основании пункта 1 части 1 статьи 47 Закона) его повторное предъявление в исполнительную службу невозможно.

Такая позиция объясняется положениями пункта 7 части 1 статьи 26 Закона, которыми законодатель обязал государственного исполнителя отказывать в открытии исполнительного производства в случае возврата исполнительного документа взыскателю по заявлению последнего.

Именно такие гарантии будет давать взыскатель должнику, предлагая сделку, без утверждения мирового соглашения судом. Однако следует отметить, что данная гарантия от взыскателя не основана на юридической позиции, и кредитор сможет повторно предъявить исполнительный документ к исполнению.

Так, согласно предписаниям пункта 1 части 1 статьи 47 Закона, исполнительный документ, на основании которого открыто исполнительное производство, по которому исполнительное производство не осуществлялось или осуществлялось частично, возвращается взыскателю по его заявлению.

Пунктом 7 части 1 статьи 26 Закона установлено, что государственный исполнитель отказывает в открытии исполнительного производства в случае, если исполнительный документ возвращен взыскателю по его заявлению.

Однако не стоит забывать о части 5 статьи 47 Закона, в которой указано, что возврат исполнительного документа взыскателю, на основании этой же статьи, не лишает его права повторно предъявить исполнительный документ к исполнению в пределах установленного законом срока.

Очевидна несогласованность положений пунктов 7 части 1 статьи 26 и части 5 статьи 47 Закона.

Проанализировав судебную практику, приходим к выводу о том, что суды трактуют положения пункта 7 части 1 статьи 26 Закона совместно с предписаниями пункта 1 части 1 статьи 49 указанного Закона, которыми установлено, что исполнительное производство подлежит окончанию в случае признания судом отказа взыскателя от принудительного исполнения решения.

Таким образом, возврат исполнительного документа взыскателю по его заявлению не лишает последнего права повторно обратиться в исполнительную службу для предъявления исполнительного документа к исполнению в пределах срока, установленного законом (определение Высшего специализированного суда Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел от 13 ноября 2013 года по делу № 6-32936св13, определение Апелляционного суда г. Киева от 11 декабря 2014 года по делу № 22-ц/796/15065/2014, определение Апелляционного суда Сумской области от 9 марта 2016 года по делу № 587/2820/15-ц, определение Апелляционного суда Львовской области от 19 ноября 2013 года по делу № 442/5411/13).

Исходя из вышеизложенного, отметим, что у взыскателя есть возможность повторного предъявления исполнительного документа после его возврата.

При этом даже в случае отказа государственного исполнителя в повторном открытии исполнительного производства на основании пункта 7 части 1 статьи 26 Закона его действия можно будет легко обжаловать в суде.

Должникам же в свою очередь следует посоветовать внимательно подходить к вопросу сделки с взыскателем и заключать ее лишь путем утверждения судом мирового соглашения или утверждения судом отказа взыскателя о принудительном исполнении решения.

МАСЕХА Богдан — главный юрисконсульт юридического департамента ПАО «Диамант­банк», г. Киев

http://pravo.ua/article.php?id=100113690

Источник: https://lezolaw.com/publications/podacha-zajavlenija-o-vozvrate-ispolnitelnogo-dokumenta-ne-lishaet-vozmozhnosti-vzyskatelja-povtorno-predjavit-dokument-k-ispolneniju/

Проблема двойного взыскания долга с ответчика, взысканного на основании решения суда

Законна ли подача повторного иска по долгу после не предъявления ИЛ по нему приставам?

Проект статьи

Приветстввую коллеги! Буду благодарен за дополнение , критику, обсуждение)

Тема актуальная и злободневная.

В последнее время участились случаи недобросовестного поведения взыскателей (истцов), которые пользуясь недостатками законодательства, дважды взыскивают задолженность с ответчика на основании исполнительного документа.

Один из них – отсутствие у банка или иной кредитной организации правомочий по оценке доказательств исполнения решения суда в том случае, когда банк исполняет исполнительный документ в порядке ст. 8 Закона об исполнительном производстве.

Для того чтобы возвратить неосновательно полученное взыскателем, требуется время, а в некоторых случаях очень велика вероятность того, что реально возвратить свои денежные средства не получится и вовсе (например, – взыскатель находится или будет находиться в процедуре банкротства).

Ситуации бывают различные, в зависимости от осмотрительности ответчика правовые последствия у них будут разные.

(1) Наиболее распространенная ситуация – оплата должником (ответчиком) долга по судебному акту в добровольном порядке, без возбуждения процедуры исполнительного производства

(1.1) Ответчик либо на следующий день после вступления в законную силу решения суда, либо позднее, добровольно оплачивает задолженность по судебному акту. Исполнительный документ судом взыскателю не выдавался.

Как правило, процедура получение исполнительного листа следующая – истец обращается с ходатайством о выдаче исполнительного листа в суд,  суд не назначая судебного заседания, выдает исполнительный документ  в порядке статьи 319 АПК РФ.

Таким образом, суд  при выдаче исполнительного документа не проверяет, исполнен судебный акт или нет.

Строго говоря, пунктом 1 статьи 159 АПК РФ установлено, что все ходатайства сторон разрешаются судом после заслушивания лиц, участвующих в деле, по результатам рассмотрения суд,  в виде отдельного судебного акта выносит определение (статья 184 АПК РФ).

Если долг оплачен ответчиком полностью и исполнительный лист еще не выдан судом, то в качестве контрмеры против двойного взыскания долга  ответчику можно рекомендовать обратиться в суд с ходатайством об отказе выдаче исполнительного листа, приложив к нему доказательства оплаты долга.

В данном случае, суд в порядке статьи 159 АПК РФ назначит проведения судебного заседания и разрешит вопрос о выдаче исполнительного листа по существу.

Так, в деле А81-1288/2015 Арбитражный суд Ярославской области удовлетворил ходатайство ответчика о невыдаче исполнительного листа на взыскание госпошлины с ответчика, так как ответчиком представлено платежное поручение об оплате государственной пошлины.

Отслеживать информацию о выдаче исполнительного листа можно с помощью системы кадарбитр[1].

(1.2) Долг оплачен ответчиком полностью после выдачи истцу исполнительного листа судом.В такой ситуации, взыскатель может злоупотребить своим правом и предъявить исполнительный лист не в службу судебных приставах, а в банк, где у ответчика имеется счет в порядке статьи 8  Закона об исполнительном производстве»

В отличие от судебного пристава-исполнителя, у банка отсутствуют полномочия по проверке исполнения судебного акта, и он не может отказать взыскателю в исполнении исполнительного документа, даже если должником будут представлены в банк неоспоримые доказательства исполнения судебного акта.

В данном случае надлежащим способом защиты нарушенного права будет подача заявления о прекращении исполнения исполнительного документа. Заявление подается в рамках того же дела, где рассматривался основной спор между истцом и ответчиком.

Верховный Суд РФ (далее – суд) в своем определении от 21.04.2016 N 310-ЭС15-17354 (далее – определение) сформировал правовую позицию, позволяющую бороться с подобными злоупотреблениями со стороны взыскателей.

Определением удовлетворено требование общества о прекращении взыскания по исполнительному листу, поскольку взысканная с него решением суда первой инстанции задолженность, погашена.

 Судом указано, что у ответчика отсутствовала иная возможность прекратить принудительное взыскание в связи с фактическим исполнением, кроме как путем обращения в суд с заявлением о прекращении исполнения выданного судом исполнительного документа.

Судом применена  часть 6 статьи 13 АПК РФ, согласно которой в случаях, если спорные отношения прямо не урегулированы федеральным законом и другими нормативными правовыми актами или соглашением сторон и отсутствует применимый к ним обычай делового оборота, к таким отношениям, если это не противоречит их существу, арбитражные суды применяют нормы права, регулирующие сходные отношения (аналогия закона), а при отсутствии таких норм рассматривают дела исходя из общих начал и смысла федеральных законов и иных нормативных правовых актов (аналогия права).

Судом сделан вывод о том, что  статья 43 ФЗ  «Об исполнительном производстве» (перечень оснований для прекращения исполнительного производства) хоть и не содержит такого основания, как фактическое исполнение требований, содержащихся в исполнительном документе, это не означает, что должник, полностью исполнивший судебный акт, лишен возможности обратиться в суд с требованием о прекращении обязанности по исполнению судебного акта.

Также указано, что вывод суда округа о невозможности применения к спорной ситуации положений  статьи  43 Закона об исполнительном производстве ошибочен и привел к отказу обществу в судебной защите, принимая во внимание направленность его заявления на прекращение взыскания долга, которого у общества не имеется.

Следует отметить, что ситуация осложнена тем, что банк обязан исполнить требования исполнительного документа в течение трех рабочих дней (пункт 2 статьи 15; пункт 5 статьи 70 Закона об исполнительном производстве).

Таким образом, к моменту рассмотрения заявления о прекращении исполнения исполнительного листа, права ответчика уже будут нарушены, и у него останется только один способ защиты – подача самостоятельного иска о взыскании неосновательного обогащения.

 Удастся ли реально исполнить данный судебный акт о взыскании неосновательного обогащения? Велика вероятность, что к тому времени у истца не будет денежных средств и имущества, достаточных для исполнения судебного акта.  Кроме того, взыскание повторной оплаты  с помощью иска о взыскании неосновательного обогащения длительная процедура.

Во избежание возникновения ситуации с необходимостью подачи самостоятельного иска, одновременно с подачей заявления о прекращении исполнения исполнительного документа[2], необходимо заявить ходатайство об обеспечении исполнения решения суда.

Здесь объективным препятствием для удовлетворения судом данного ходатайства, могут стать разъяснения, которые даны в пункте 18 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 N 55 “О применении арбитражными судами обеспечительных мер”.

В пункте 18 указано, что  судам не допускается применения такой меры обеспечения, как приостановление исполнения исполнительного документа.

На наш взгляд, в разъяснениях, содержащихся в пункте 18 ПВАС РФ №55, идет речь о том, что при приостановлении исполнения исполнительного документа судам следует применять нормы АПК РФ и ФЗ «Об исполнительном производстве», предусматривающие приостановление исполнение судебного акта и исполнительного производства. Как такового запрета приостанавливать исполнение исполнительного документа данные разъяснения не содержат.

Главной целью процедуры обеспечения исполнения решения суда, является обеспечение его реального будущего исполнения. Если на период рассмотрения заявления о прекращении исполнения исполнительного документа не будет вынесен обеспечительный запрет банку исполнять исполнительный документ, то утрачивается правовой смысл рассмотрения заявления ответчика.

Банк обязан будет исполнить исполнительный документ, и определение суда о прекращении исполнения исполнительного документа станет заведомо неисполнимым судебным актом.

В пункте 21 Информационного Письма ВАС РФ №99 от 22.12.

2015 даны разъяснения, что арбитражный суд вправе приостановить взыскание банком денежных средств по исполнительному листу при установлении обстоятельств, предусмотренных статьями 20,21 Закона об исполнительном производстве[3]. Таким образом, ВАС РФ в свое время допускал возможность приостановления исполнения исполнительного документа на период рассмотрения вопроса об его оспаривании.

Пример удовлетворения ходатайства об обеспечении исполнении решения суда можно найти в деле А40-152229/14 (Арбитражный суд города Москвы).

Суд посчитал, что непринятие обеспечительной меры в виде запрета банку исполнять требования исполнительного документа приведет к значительному ущербу для заявителя.

Источник: https://zakon.ru/Discussions/problema_dvojnogo_vzyskaniya_dolga_s_otvetchika_vzyskannogo_na_osnovanii_resheniya_suda/73105

BEFL | Какой долг можно признать безнадежным?

Законна ли подача повторного иска по долгу после не предъявления ИЛ по нему приставам?

В.Д. Демидов

Заместитель директора по правовым услугам

А.В. Лаврушичев

Заместитель директора по финансовым услугам

Газета «Деловой Орел», №22,июнь 2006.
Журнал «Ваш консультант», №13,июль 2006.

До сих пор для многих налогоплательщиков остается актуальной проблема включения в состав внереализационных расходов, учитываемых при исчислении налога на прибыль организаций, убытков в виде сумм безнадежных долгов.

С одной стороны, это объясняется самим характером рыночных отношений и предпринимательскими рисками, а следовательно, неминуемым «естественным отбором», неплатежеспособностью организаций и физических лиц и их банкротствами, а с другой стороны, отсутствием однозначной правоприменительной практики по исчислению налога на прибыль организаций, и, как следствие, многочисленными спорами налогоплательщиков с налоговыми органами, в том числе разрешаемыми в суде.

В статье рассмотрен один из важных аспектов данного вопроса – какой долг в соответствии с налоговым законодательством следует считать безнадежным (долгом, нереальным ко взысканию)?

Понятие расходов в целях формирования налогооблагаемой базы по налогу на прибыль дается в ст.

252 НК РФ, в которой указано, что расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (либо приравненные к внереализационным расходам в соответствии с Налоговым кодексом РФ (п.2 ст.265) убытки).

В дополнение к данным условиям расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме. Налоговым кодексом РФ прямо не установлено требование о том, каким должно быть соотношение расходов и финансовых результатов, чтобы признать данные расходы экономически обоснованными.

Таким образом, термин «экономически оправданные затраты» является оценочным и в силу положений статей 65 и 200 Арбитражного процессуального кодекса РФ налоговый орган при предъявлении претензий в адрес налогоплательщика по вопросу правильности формирования налогооблагаемой базы по налогу на прибыль ввиду непризнания расходов как экономически неоправданные обязан подтвердить правильность своих выводов о негативных последствиях произведенных обществом расходов для его финансово-хозяйственной деятельности. В то же время и налогоплательщик обязан обосновать экономическую целесообразность своих расходов, произведенных в течение отчетного периода.

Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством РФ, либо документами, оформленными в соответствии с обычаями делового оборота, применяемыми в иностранном государстве, на территории которого были произведены соответствующие расходы, и (или) документами, косвенно подтверждающими произведенные расходы (в том числе таможенной декларацией, приказом о командировке, проездными документами, отчетом о выполненной работе в соответствии с договором). В связи с отсутствием в Налоговом законодательстве установленного требования о порядке оформления документов, по нашему мнению, в целях правильности оформления документов необходимо руководствоваться нормами статьи 9 Федерального закона от 21.11.1996г. №129-ФЗ «О бухгалтерском учете», в которой определены требования по форме и содержанию первичных учетных документов, на основании которых ведется бухгалтерский учет.

Несоблюдение одного из вышеперечисленных условий не позволяет признать затраты организации в качестве расходов, уменьшающих налогооблагаемую базу налога на прибыль.

Расходы в зависимости от их характера, а также условий осуществления и направленности деятельности организации (налогоплательщика) подразделяются на расходы, связанные с производством и реализацией, и внереализационные расходы.

В соответствии с подпунктом 2 пункта 2 ст.265 НК РФ к внереализационным расходам, уменьшающим налогооблагаемую базу налога на прибыль, относятся суммы безнадежных долгов, а в случае, если налогоплательщик принял решение о создании резерва по сомнительным долгам, суммы безнадежных долгов, не покрытые за счет резерва.

Понятие безнадежных долгов дано в п.2. ст.266 НК РФ:

«Безнадежными долгами (долгами, нереальными ко взысканию) признаются те долги перед налогоплательщиком, по которым истек установленный срок исковой давности, а также те долги, по которым в соответствии с гражданским законодательством обязательство прекращено вследствие невозможности его исполнения, на основании акта государственного органа или ликвидации организации&кaquo;.

Таким образом, в Налоговом кодексе РФ определены четыре основания по признанию долга нереальным ко взысканию:

  • истечение срока исковой давности;
  • прекращение обязательства вследствие невозможности его исполнения;
  • прекращение обязательства на основании акта государственного органа;
  • прекращение обязательства вследствие ликвидации организации должника.

При отнесении к внереализационным расходам сумм безнадежных долгов признанных таковыми в силу истечения по ним сроков исковой давности, необходимо иметь представление о сроках исковой давности, порядке их возникновения, прерывания и окончания.

Так, под исковой давностью признаются сроки для защиты прав по иску лица, права которого нарушены (ст.195 ГК РФ).

Исковая давность является сроком, в течение которого лицо, права которого нарушены, может путем заявления иска в суд и разрешения спора получить удовлетворение своих требований к обязанному по отношении к нему лицу.

При этом необходимо понимать, что срок исковой давности отличается от иных сроков: приобретательной давности (ст.234 ГК РФ), пресекательных (п.4 ст.367 ГК РФ), предъявления исполнительного документа к исполнению (ст.15 ФЗ от 21.07.1997г. №119-ФЗ «Об исполнительном производстве») с которыми его нередко сопоставляют.

ГК РФ устанавливает общий срок исковой давности в три года (ст.196 ГК РФ), однако для отдельных видов требований законом могут устанавливаться специальные сроки исковой давности, сокращенные или более продолжительные по сравнению с общим сроком. Так, п.2 ст.

181 ГК РФ устанавливает сокращенный срок исковой давности в один год по требованиям о признании оспоримой сделки недействительной и применении последствий ее недействительности, а п.3 ст.78 Федерального закона от 10.01.2002г.

№7-ФЗ «Об охране окружающей среды» устанавливает более продолжительный срок исковой давности в двадцать лет, в течение которого могут быть заявлены иски о компенсации вреда окружающей среде, причиненные нарушением законодательства в области охраны окружающей среды.

Нормы законодательных актов, устанавливающих сроки исковой давности, являются императивными и не могут быть изменены соглашением сторон (ст.198 ГК РФ).

Течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своих прав.

По обязательствам с определенным сроком исполнения течение срока исковой давности начинается по окончании срока исполнения обязательства, а по обязательствам, срок исполнения которых не определен или определен моментом востребования, течение исковой давности начинается с момента, когда у кредитора возникает право предъявления требования об исполнении обязательства.

Статьей 314 ГК РФ предусмотрено, что при отсутствии сроков исполнения обязательств и условий по определению данных сроков обязательство должно быть исполнено в разумный срок.

Обязательство, не исполненное в разумный срок, а равно обязательство, срок исполнения которого определен моментом востребования, должник должен исполнить в семидневный срок со дня предъявления требования об его исполнении.

Разумность срока является оценочным понятием и при его определении необходимо исходить из характера обязательств, взаимоотношений сторон, условий исполнения обязательств.

«Течение срока исковой давности прерывается предъявлением иска в установленном порядке, а также совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга. После перерыва течение срока исковой давности начинается заново; время, истекшее до перерыва, не засчитывается в новый срок.»(ст.203 ГК РФ).

Необходимо отметить, что предъявление иска в порядке, установленном процессуальным законодательством, и рассмотрение судом дела по данному иску по существу является обстоятельством, при котором дальнейшее возобновление течения срока исковой давности происходить не может.

Данная позиция основана, в первую очередь, на самом определении срока исковой давности, в соответствии с которым данный срок установлен для целей защиты нарушенных прав подачей иска, т.е. в судебном порядке.

После вступления в законную силу судебного акта и выдачи исполнительного листа наступает заключительная стадия судебного процесса – исполнительное производство, целью которого является реализация судебного акта.

Данная стадия заканчивается исполнением судебного акта либо, в силу положений закона «Об исполнительном производстве», предусматривающих повторное предъявление исполнительного документа к исполнению в пределах установленных сроков (не нужно путать их со сроками исковой давности), может продолжаться вплоть до возбуждения против должника процедуры банкротства и его ликвидации.

Повторное предъявление иска с тем же предметом и по тому же основанию, по которому имеется вступивший в законную силу судебный акт, в силу ст.150 Арбитражного процессуального кодекса является основанием для прекращения производства по делу.

По вопросам прерывания течения сроков исковой давности в связи с совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга, Пленум Высшего Арбитражного суда и Пленумом Верховного суда РФ в своем совместном Постановлении от 12,15 ноября 2001г.

№15/18 указали, что «… при исследовании обстоятельств, связанных с совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга, суду необходимо в каждом случае устанавливать, когда конкретно были совершены должником указанные действия, имея при этом в виду, что перерыв течения срока исковой давности может иметь место лишь в пределах срока давности, а не после его истечения». Таким образом, если прерывание срока исковой давности посредством совершения должником действий, свидетельствующих о признании долга, произошло за пределами течения срока исковой давности, т.е. после его истечения, срок исковой давности считается истекшим.

Кроме того, в указанном Постановлении были даны разъяснения по поводу действий, свидетельствующих о признании долга в целях перерыва течения срока исковой давности.

Так, исходя из конкретных обстоятельств, к ним могут относиться: «…признание претензии; частичная уплата должником или с его согласия другим лицом основного долга и/или сумм санкций, равно как и частичное признание претензии об уплате основного долга, если последний имеет под собой только одно основание, а не складывается из различных оснований; уплата процентов по основному долгу; изменение договора уполномоченным лицом, из которого следует, что должник признает наличие долга, равно как и просьба должника о таком изменении договора (например, об отсрочке или рассрочке платежа); акцепт инкассового поручения. При этом в тех случаях, когда обязательство предусматривало исполнение по частям или в виде периодических платежей и должник совершил действия, свидетельствующие о признании лишь какой-то части (периодического платежа), такие действия не могут являться основанием для перерыва течения срока исковой давности по другим частям (платежам)». В добавление необходимо отметить, что подписание сторонами акта сверки расчетов (явление, часто встречающееся в практике делового оборота) является действием, свидетельствующем о признании долга и как следствие обстоятельством, прерывающем течение срока исковой давности.

Таким образом, подводя итог вышесказанному, для того, чтобы сделать вывод об истечении по долгу срока исковой давности, следует:

  • определить начало течения сроков исковой давности;
  • в зависимости от имеющихся требований определить срок исковой давности;
  • проанализировать взаимоотношения сторон на предмет наличия оснований, прерывающих срок исковой давности;
  • определить день окончания течения срока исковой давности.

Следует отметить, что зачастую налоговые органы для признания сумм долгов нереальных ко взысканию в качестве внереализационных расходов требуют представления налогоплательщиком доказательств о принятии им действий, направленных на истребование данных долгов. В противном случае данная сумма долгов, по их мнению, не может быть включена в состав внереализационных расходов.

Источник: http://www.befl.ru/press/detail.php?ID=203

Ветка права
Добавить комментарий