Законно ли требование о возмещении морального вреда спустя 17 лет?

– Верховный Суд Республики Беларусь

Законно ли требование о возмещении морального вреда спустя 17 лет?

Постановление Пленума Верховного Суда Республики Беларусь

от 28 сентября 2000 г. № 7

Изменения и дополнения:

Постановление Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 22 декабря 2005 г. № 13 (Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь, 2006 г., № 6, 6/466)

Постановление Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 2 июня 2011 г. № 3 (Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь, 2011 г., № 69, 6/1038)

Обсудив материалы изучения судебной практики по делам о компенсации морального вреда, с учетом положений нового Гражданского кодекса Республики Беларусь Пленум Верховного Суда Республики Беларусь

постановляет:

1. Обратить внимание судов, что право гражданина на компенсацию (материальное возмещение) морального вреда гарантировано Конституцией Республики Беларусь (ст. 60) и является способом защиты гражданских прав, неприкосновенности и достоинства личности в установленном законом порядке.

2. Установленные статьей 152 Гражданского кодекса Республики Беларусь общие правила компенсации морального вреда в качестве способа защиты личных неимущественных прав и других нематериальных благ применяются с 1 июля 1999 года, то есть с момента введения в действие Гражданского кодекса Республики Беларусь.

С учетом положений, установленных статьями 60 и 142 Конституции Республики Беларусь, по правоотношениям, возникшим до 1 июля 1999 года, моральный вред компенсируется лишь в случае, если такая компенсация была предусмотрена актами законодательства (ст.ст.

 7, 456, 457 ГК 1964 года и изданными в соответствии с ними Правилами возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью гражданина, утвержденными постановлением Кабинета Министров Республики Беларусь от 9 ноября 1994 г. № 172 (с изменениями и дополнениями от 8 ноября 1995 г.

), законами Республики Беларусь «О социальной защите инвалидов в Республике Беларусь» от 11 ноября 1991 г., «О защите прав потребителей» от 19 ноября 1993 г., «Об обращениях граждан» от 6 июня 1996 г., «О рекламе» от 18 февраля 1997 г.).

В целях обеспечения правильного и своевременного разрешения возникших споров судам необходимо по каждому делу о компенсации морального вреда выяснять: характер спорного правоотношения, какими правовыми нормами оно регулируется, когда вступил в силу акт законодательства, предусматривающий условия и порядок компенсации морального вреда по данному правоотношению, а также когда были совершены действия, повлекшие его наступление.

Требования о компенсации морального вреда, причиненного до введения в действие акта законодательства, предусматривающего право потерпевшего на его компенсацию, не подлежат удовлетворению и в случае, когда истец после вступления этого акта в законную силу продолжает испытывать физические или нравственные страдания.

Если же противоправные действия (бездействие) ответчика, причиняющие истцу физические или нравственные страдания, начались до вступления в силу закона, устанавливающего ответственность за причинение морального вреда, и продолжаются после введения этого закона в действие, то моральный вред в таких случаях подлежит компенсации.

3. Моральный вред подлежит компенсации во всех случаях, когда он причинен действиями, нарушающими личные неимущественные права гражданина либо посягающими на принадлежащие ему от рождения или в силу акта законодательства иные нематериальные блага.

Примерный перечень нематериальных благ содержится в п. 1 ст. 151 ГК. К ним также относятся: право на национальную принадлежность, на свободу вероисповедания, на свободу выбора языка общения, воспитания и обучения, иные права неимущественного характера, гарантированные Конституцией Республики Беларусь.

Если компенсация морального вреда предусмотрена в нормах ГК, регулирующих отдельные виды отношений (ст.ст. 153, 968–970), а также в нормах Трудового (ст. 246), Уголовного* (ст.

 44) кодексов или в других актах законодательства, то моральный вред компенсируется в порядке и на условиях, предусмотренных этими нормами или актами законодательства.

Однако, если вытекающее из этих отношений требование о защите нематериального блага основано на общих нормах ГК, то применяются правила ответственности, установленные ст. 152 ГК.

______________________________

*Вводится в действие с 1 января 2001 г.

4. Право на компенсацию морального вреда в случаях распространения сведений, касающихся частной жизни, личной и семейной тайны, возникает при условии причинения гражданину нравственных страданий независимо от того, являются ли распространенные сведения порочащими или нет.

5. Судам надлежит иметь в виду, что в отличие от ст.

 7 ГК 1964 года, предусматривавшей право гражданина на компенсацию морального вреда лишь в случае распространения в отношении его не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию, средством массовой информации, в ст. 153 нового ГК такое право предусмотрено во всех случаях независимо от формы распространения.

6.

 Разъяснить, что граждане имеют право на компенсацию морального вреда, причиненного государственными органами, органами местного управления и самоуправления, а также их должностными лицами в случаях нарушения неимущественных прав граждан в результате незаконных действий (бездействий) этих органов и их должностных лиц, как в результате издания этими органами не соответствующих законодательству актов (ст. 938 ГК), так и в случаях нарушения прав и свобод граждан при рассмотрении их обращений.

7. Обратить внимание судов, что в сфере нарушения имущественных прав граждан моральный вред подлежит компенсации лишь в случаях, предусмотренных законодательными актами (Закон «О защите прав потребителей», Закон «О рекламе», Уголовный кодекс Республики Беларусь 1999 года).

8. Под моральным вредом следует понимать испытываемые гражданином физические и (или) нравственные страдания (ч. 1 ст. 152 ГК).

Физические страдания – это физическая боль, функциональное расстройство организма, изменения в эмоционально-волевой сфере, иные отклонения от обычного состояния здоровья, которые являются последствием действий (бездействия), посягающих на нематериальные блага или имущественные права гражданина.

Нравственные страдания, как правило, выражаются в ощущениях страха, стыда, унижения, а равно в иных неблагоприятных для человека в психологическом аспекте переживаниях, связанных с утратой близких, потерей работы, раскрытием врачебной тайны, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, с ограничением или лишением каких-либо прав граждан и т.п.

9. При решении вопроса о компенсации морального вреда судам необходимо исходить из общих оснований ответственности за причинение вреда.

В случаях, предусмотренных ст. 969 ГК, компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя.

При этом судам следует иметь в виду, что право на компенсацию морального вреда, причиненного гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ, возникает лишь по фактам совершения этих действий органами дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда после вступления в силу ГК, то есть с 1 июля 1999 г.

Компенсация морального вреда в этих случаях осуществляется за счет казны Республики Беларусь, а в случаях, предусмотренных законодательством, за счет казны административно-территориальной единицы соответствующими финансовыми органами, выступающими от имени казны (ст. 940 ГК).

10. Моральный вред, причиненный жизни и здоровью гражданина источником повышенной опасности, компенсируется владельцем источника повышенной опасности.

Владельцы источников повышенной опасности моральный вред, причиненный третьим лицам в результате взаимодействия этих источников (столкновения транспортных средств и т.п.), компенсируют солидарно (п. 2 ст. 948 ГК).

При решении вопроса о компенсации морального вреда, причиненного непосредственно владельцам транспортных средств в результате их взаимодействия (столкновения), необходимо иметь в виду следующее:

а) моральный вред, причиненный одному из владельцев по вине другого, компенсируется виновным;

б) при наличии вины лишь владельца, которому причинен моральный вред, он ему не компенсируется;

в) при наличии вины обоих владельцев размер компенсации морального вреда определяется соразмерно степени вины каждого и наступивших последствий;

г) при отсутствии вины владельцев источников повышенной опасности во взаимном причинении морального вреда (независимо от наступивших последствий) ни один из них не имеет права на его компенсацию.

11. Ответственность за моральный вред, причиненный лицом в возрасте до 14 лет, несут лица, указанные в ст. 942 ГК, в порядке и на условиях, предусмотренных данной статьей.

Если моральный вред причинен лицом в возрасте от 14 до 18 лет, то ответственность по его компенсации возлагается непосредственно на данное лицо. Родители, усыновители, попечители этого лица несут ответственность в том случае, если у несовершеннолетнего нет достаточного заработка или имущества для компенсации морального вреда и если они не докажут, что вред возник не по их вине (ст. 943 ГК).

12. Правило, изложенное в ст. 937 ГК об ответственности юридических лиц или граждан по возмещению вреда, причиненного их работниками при исполнении ими своих трудовых (служебных, должностных) обязанностей, распространяется и на случаи причинения морального вреда.

13. Компенсация морального вреда допускается только по требованию, заявленному потерпевшим либо в его интересах иными лицами в порядке, предусмотренном процессуальным законодательством. Суд по своей инициативе не вправе решать вопрос о компенсации морального вреда.

14. Моральный вред компенсируется судом в денежной форме, если законодательством не предусмотрена иная форма компенсации морального вреда.

15. Требования о размере компенсации морального вреда должны быть основаны на конкретных обстоятельствах. Поэтому применительно к ст.

 243 ГПК истец в заявлении о компенсации морального вреда должен указать, кем, при каких обстоятельствах и какими действиями (бездействием) причинены ему физические или нравственные страдания, в чем они выражаются, в какой денежной сумме он оценивает их компенсацию.

Суд вправе рассмотреть иск о компенсации морального вреда как самостоятельно, так и совместно с требованиями имущественного характера, в том числе и при производстве по уголовному делу. Размер компенсации морального вреда не зависит от размера возмещения материального ущерба.

16. При определении размеров компенсации морального вреда суду необходимо руководствоваться ч. 2 ст. 152 и п. 2 ст. 970 ГК.

При этом с целью обеспечения требований разумности и справедливости для каждого конкретного случая суду следует учитывать степень нравственных и физических страданий потерпевшего исходя из тяжести (значимости) для него наступивших последствий и их общественной оценки.

В зависимости от характера спорного правоотношения следует учитывать обстоятельства причинения морального вреда, возраст потерпевшего, состояние его здоровья, условия жизни, материальное положение и иные индивидуальные особенности.

В случае смерти потерпевшего размер компенсации морального вреда лицам, имеющим право на его возмещение, определяется в зависимости от степени родства с погибшим, от нахождения на иждивении, характера взаимоотношений с ним, других конкретных обстоятельств, имеющих значение для оценки степени нравственных переживаний.

При определении размера компенсации морального вреда суды должны учитывать степень вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда.

Если возникновению или увеличению морального вреда содействовала неосторожность самого потерпевшего, то применительно к ст. 952 ГК размер компенсации определяется с учетом степени вины потерпевшего.

Суд вправе также учесть имущественное (финансовое) положение причинителя вреда.

17. Применительно к ст. 949 ГК лица, причинившие моральный вред совместными действиями, отвечают перед потерпевшим солидарно. Однако по заявлению потерпевшего и в его интересах суд вправе возложить на них ответственность в долях, определив доли применительно к правилам, предусмотренным п. 2 ст. 950 ГК.

18. Право требования компенсации морального вреда не наследуемое, поэтому по этим делам процессуальное правопреемство не допускается.

Лишение жизни вызывает нравственные страдания у лиц, близких к умершему, поэтому их право на компенсацию морального вреда не основано на правопреемстве и в случае заявления таких требований они подлежат рассмотрению на общих основаниях.

Защита прав несовершеннолетних, а также граждан, признанных недееспособными, по компенсации морального вреда осуществляется их законными представителями (родителями, усыновителями, опекунами).

19. Судам надлежит иметь в виду, что на требования о компенсации морального вреда, вытекающие из нарушения личных неимущественных прав и других нематериальных благ, кроме случаев, предусмотренных законодательными актами, исковая давность не распространяется (п. 1 ст. 209 ГК).

Если законодательными актами компенсация морального вреда предусмотрена в сфере нарушения имущественных прав граждан, то исковая давность подлежит применению.

20. В случаях, когда требуется составление мотивировочной части решения суда (ст. 305 ГПК), она должна содержать: ссылку на закон, которым руководствовался суд, указание на фактические обстоятельства дела, установленные судом, а также мотивы, положенные в основу определения размера компенсации морального вреда, подлежащего взысканию.

21.

 Заявление о компенсации морального вреда как требование, основанное на защите личных неимущественных прав, оплачивается государственной пошлиной в размере ставки, предусмотренной для оплаты заявлений неимущественного характера. При этом следует иметь в виду, что в предусмотренных законом случаях истцы освобождаются от уплаты государственной пошлины (например, ст.ст. 252, 257 Налогового кодекса Республики Беларусь).

22. В связи с принятием настоящего постановления признать утратившим силу постановление Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 20 сентября 1996 г. № 10 «О применении законодательства, регулирующего материальное возмещение морального вреда» с изменениями и дополнениями от 12 декабря 1996 г. и от 23 сентября 1999 г.

Председатель Верховного Суда
Республики Беларусь                                                              В.О.СУКАЛО

Секретарь Пленума, судья Верховного Суда

Республики Беларусь                                                              И.Н.МИНЕЦ

Источник: http://court.gov.by/ru/jurisprudence/post_plen/civil/moral/c3fa56a6d95a5cb2.html

Компенсация морального вреда: тенденции российской судебной практики

Законно ли требование о возмещении морального вреда спустя 17 лет?

Компенсация морального вреда – один из способов защиты гражданином его нарушенных прав (абз. 11 ст. 12 ГК РФ). Размер компенсации определяет суд. Для этого он принимает во внимание степень вины нарушителя, а также характер физических и нравственных страданий потерпевшего, и выносит решение с учетом требований разумности и справедливости (ч. 2 ст. 1101 ГК РФ).

Закон, причем не только ГК РФ, но и иные нормативные правовые акты, предусматривает следующие основания для взыскания компенсации морального вреда:

  • нарушение тайны завещания (ч. 2 ст. 1123 ГК РФ);
  • нарушение личных неимущественных прав автора (ч. 1 ст. 1251 ГК РФ);
  • нарушение изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) прав потребителя (ст. 15 Закона РФ от 7 февраля 1992 г. № 2300-I “О защите прав потребителей”);
  • нарушение прав и интересов гражданина в результате распространения ненадлежащей рекламы (ч. 2 ст. 38 Федерального закона от 13 марта 2006 г. № 38-ФЗ “О рекламе”);
  • невыполнение туроператором или турагентом условий договора о реализации туристского продукта (абз. 6 ст. 6 Федерального закона от 24 ноября 1996 г. № 132-ФЗ “Об основах туристской деятельности в Российской Федерации”);
  • нарушение прав и законных интересов гражданина в связи с разглашением информации ограниченного доступа или иным неправомерным использованием такой информации (ч. 2 ст. 17 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ “Об информации, информационных технологиях и о защите информации”);
  • нарушение прав гражданина, связанное с дискриминацией в сфере труда (ч. 4 ст. 3 ТК РФ);
  • совершение работодателем неправомерных действий или бездействия в отношении работника (ст. 237 ТК РФ);
  • увольнение без законного основания или с нарушением установленного порядка либо незаконный перевод на другую работу (ч. 9 ст. 394 ТК РФ);
  • и другие.

В штате организации числятся несколько должностей одинаковой категории, но должностные оклады у сотрудников разные. Может ли это стать основанием для обращения работника с более низким окладом в суд с требованием о компенсации ему морального вреда? Ответ на этот и другие практические вопросы – в “Базе знаний службы Правового консалтинга” интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите бесплатный доступ на 3 дня!
Получить доступ

Однако обязательство по компенсации морального вреда, напоминает адвокат, партнер Коллегии адвокатов города Москвы “Барщевский и Партнеры” Анастасия Расторгуева, возникает не во всех случаях, а только при одновременном наличии следующих признаков:

Страданий, то есть морального вреда как последствия нарушения личных неимущественных прав или посягательства на иные нематериальные блага.

Неправомерного действия/бездействия причинителя вреда.

Причинной связи между неправомерным действием и моральным вредом.

Вины причинителя вреда (ст. 151 ГК РФ).

Вне зависимости от вины причинителя вреда можно требовать компенсацию, только если:

  • источником повышенной опасности причинен вред жизни или здоровью гражданина;
  • гражданин был незаконно осужден, привлечен к уголовной ответственности либо в отношении него были незаконно применены в качестве мер пресечения заключение под стражу или подписка о невыезде, а также при незаконном наложении на него административного взыскания в виде ареста или исправительных работ;
  • в отношении гражданина были распространены сведения, порочащие его честь, достоинство и деловую репутацию (ст. 1100 ГК РФ).

Моральный вред, поясняет ВС РФ, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, физической болью и др. (абз. 2 п. 2 Постановления Пленума ВС РФ от 20 декабря 1994 г. № 10 “Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда”; далее – Постановление Пленума ВС РФ № 10).

При этом отсутствие в законодательном акте прямого указания на возможность компенсации причиненных нравственных или физических страданий не означает, что у потерпевшего нет права на возмещение морального вреда (абз. 3 п. 4 Постановления Пленума ВС РФ № 10).

Размер компенсации морального вреда

Вопрос определения судом размера компенсации морального вреда носит оценочный характер. Это связано с тем, что действующее законодательство не содержит четких критериев для его определения. По общему правилу, судьи выносят решения в рамках предоставленной им законом свободы усмотрения (Определение Конституционного Суда РФ от 15 июля 2004 г. № 276-О).

В связи с тем, что сумма компенсации морального вреда напрямую зависит от субъективной оценки суда, установить конкретные минимальные и максимальные пределы такой компенсации сложно.

МНЕНИЕ

Анастасия Расторгуева, партнер Коллегии адвокатов города Москвы “Барщевский и Партнеры”:

Источник: http://www.garant.ru/article/864733/

История о том, как белорус требовал возмещения морального вреда, причиненного сотрудником ГАИ

Законно ли требование о возмещении морального вреда спустя 17 лет?

Взыскание морального вреда в случае противоправных действий государственных органов большинству кажется логичным и в некоторых случаях даже обязательным.

 Но в нашей стране, даже если все очевидно, этот самый моральный вред нужно еще доказать.

Образно говоря, сам прецедент еще не гарантирует того, что всплески вашего кортизола потом будут компенсированы седативными препаратами, приобретенными за счет тех, кто эти всплески спровоцировал. 

Именно так закончилась история о взыскании морального вреда со служителей порядка гомельчанином Павлом. О ней ABW.BY писал в ноябре прошлого года.

Доказав через суд, что оба административных протокола, составленных в отношении него сотрудником ГАИ, содержали сведения, не соответствующие действительности, он подал на возмещение морального вреда. Запросил Павел ни много ни мало 40 тысяч долларов в эквиваленте.

Взыскать названную сумму он просил как с инспекторов, которые непосредственно “слепили” нарушения, так и с руководства ГАИ и УВД, которое сочло действия своих подчиненных законными. 

В первой половине ноября прошлого года состоялся суд, решением которого стал отказ в возмещении Павлу морального вреда. 

“Согласно постановлению пленума Верховного суда Республики Беларусь от 28.09.

2000 “О практике применения судами законодательства, регулирующего компенсацию морального вреда” я не подпадаю под возмещение морального вреда, – комментирует решение суда гомельчанин.

– Однако в этой истории внимания заслуживает другое: инспектора Кадетова, который составил в отношении меня два протокола за деяния, которых я не совершал, система еще и продвинула вверх по карьерной лестнице”.

Больше нарушений – ближе повышение?!

На некоторых аспектах этой истории и том, что было дальше, остановимся подробнее, чтобы читатели прочувствовали всю замысловатость правоохранительной системы.

Напомним: первый протокол инспектор Кадетов составил за нахождение Павла на проезжей части, когда тот покинул патрульный автомобиль после небольшой словесной перепалки и, как утверждает Павел, провокации со стороны стража порядка.

И хотя мужчина утверждал, что дело происходило не на дороге, а на парковке, что впоследствии успешно доказал в судах, инспектор настоял на том, чтобы отвезти Павла в отделение милиции для установления личности.

Свое решение он объяснил тем, что на месте не смог этого сделать, так как “Кулон” не работал. При этом у Павла забрали телефон, ключи и другие вещи.

По дороге в отдел мужчина поинтересовался у напарника Кадетова, где они, за что “схлопотал” еще один протокол: якобы отвлекал водителя (Кадетова) от управления автомобилем, тот был вынужден остановиться. Оба постановления суды отменили.

https://www.youtube.com/watch?v=Up2zfPYeba8

Об этой истории читатели могут посмотреть видеосюжет на канале Павла.

“На этом эпопея не закончилась, – рассказывает Павел. – Спустя пять месяцев после описанных событий Кадетов вновь задержал меня по статье 9.3 КоАП “Оскорбление” и доставил в Советский ОВД Гомеля, где пояснил свое решение необходимостью “пробить” меня по базе розыска.

В довесок еще и написал на меня заявление за нарушение статей 23.3 “Вмешательство в разрешение дела об административном правонарушении” и 23.5 “Оскорбление должностного лица при исполнении им служебных полномочий” КоАП.

По всем этим пунктам впоследствии я был оправдан в силу отсутствия в моих действиях составов административных правонарушений”.

“Возвращаясь к первому инциденту, отмечу, что в ответ на мои жалобы руководству ГАИ и УВД на Кадетова мне пришли два ответа о том, что все было в рамках закона”, – продолжает Павел.

Однако суд оказался другого мнения и, установив многочисленные нарушения законодательства (в частности, п.30, 40 и 49 Приказа МВД РБ №155 и п.9 гл.2 постановления Совмина №1851 с их подпунктами), вынес в отношении Кадетова и деятельности УВД в адрес начальника УВД частное определение.

Статья 325 ГПК РБ. Частное определение суда

Суд, обнаружив при рассмотрении дела нарушения законности отдельными должностными лицами или гражданами либо существенные недостатки или нарушения в деятельности юридических лиц, выносит частное определение и направляет его соответствующим юридическим лицам или их должностным лицам, которые обязаны в месячный срок сообщить суду о принятых ими мерах.

Пока шли судебные тяжбы, 6-й отдел ГУСБ МВД провел проверку по фактам нарушений инспекторами ГАИ и их начальством процессуального законодательства. По ее результатам инспекторы ГАИ и заместители начальника УГАИ были привлечены к ответственности за нарушения законодательства, однако за какие именно – в ответе указано не было. 

Как рассказал Павел, у него не получилось ознакомиться с ответом начальника УВД на частное определение суда, так как председатель суда отказал гомельчанину в этой процедуре. 

“До сих пор неизвестно, за все ли свои деяния Кадетов понес наказание”, – сетует Павел. 

Но самое невероятное заключается в том, что, несмотря на то, что Кадетов был признан виновным в нарушении законодательства, он мало того что остался служить в органах внутренних дел, так еще и получил повышение по службе! 19 октября в ответе из ГУСБ Кадетова еще называют старшим инспектором БДПС, а за два дня до этого я лично видел бумагу, подписанную 17 октября уже заместителем начальника БДПС Кадетовым! Я даже в дежурную часть позвонил, чтобы узнать, кто же он сейчас. Получается, что в нашем правовом государстве чем больше нарушений – тем ближе повышение?!”

Отвадил ГАИ от “рыбного места”

По словам Павла, после этой истории экипажи ГАИ стали реже появляться на том самом “рыбном месте” улицы Междугородней, где все и произошло. 

“Там часто стоят и ловят на непропуск пешеходов и превышение скорости, потому что стоит знак “40”. Я считаю, что это недобросовестно, так как сотрудники милиции выжидают совершения правонарушения или преступления на пешеходном переходе.

Раньше они стояли до знака и пешеходного перехода, и это была работа на предупреждение и профилактику. А тут, получается, по аналогии с милиционером, который, вместо того чтобы упредить преступление, стоит и ждет, когда оно произойдет.

Я несколько раз подходил к экипажам и говорил об этом, в итоге отвадил их там стоять”. 

Денег не получил, но систему “прокатал”

Павел не сильно расстроился из-за того, что ему не удалось получить компенсацию морального вреда, причиненного действиями сотрудников ГАИ. Зато систему “прокатал” он знатно.

“Сейчас МВД продвигает инициативу о введении балльной системы за нарушения ПДД. Так вот, если бы какой-нибудь водитель нарушил столько, сколько нарушил по итогу отдельно взятый гомельский инспектор Кадетов, его бы точно посадили за решетку и лишили “прав” пожизненно.

Получается, что инспектор может творить все, что ему заблагорассудится, прикрываясь именем закона, и получать при этом повышение по службе и другие существенные блага! И ведь речь идет об установленных судом нарушениях, а не о каких-то там незамеченных, которые были, да и ладно”.

Источник: https://www.abw.by/novosti/rb/209597/

Как моральный вред становится способом наживы в суде

Законно ли требование о возмещении морального вреда спустя 17 лет?

В последнее время участились случаи, когда люди обращаются в суд за возмещением морального вреда, чтобы улучшить свое материальное положение, хотя нарушения их прав на момент судебного процесса уже устранены, а требования о взыскании компенсации необоснованны.

Так, в Сысертский районный суд Свердловской области поступает много заявлений об оспаривании оказываемых гражданам услуг.

Представители Сысертского районного суда, председатель Ольга Лукьянова и судья Александр Транзалов, рассказали “РГ”, почему часть исков остается без удовлетворения.

Многие люди, как показывает судебная практика, защищают права себе в убыток и не получают компенсацию вреда. С чем это связано?

Александр Транзалов: В наш суд поступают исковые заявления с требованиями о взыскании компенсации морального вреда за надуманные или незначительные нарушения прав. При этом на судебном заседании мы устанавливаем факт отсутствия каких-либо нарушений или их устранения в добровольном порядке.

Истец же тратится на услуги только по составлению искового заявления, представлению интересов в суде. Например, в заявлении гражданка А.

указала, что управляющая компания неверно начислила ей плату за коммунальные услуги: вместо разделения на сособственников жилого помещения счет за водоотведение предъявили только ей.

Нотариат подключится к программе “Цифровой социальный юрист”

Помимо требования произвести перерасчет за один месяц (сумма иска не превышает и одной тысячи рублей), истица просила взыскать в свою пользу расходы по составлению искового заявления в размере 18,5 тысячи рублей и компенсацию морального вреда – 100 тысяч.

Однако еще до получения повестки в суд ответчик самостоятельно произвел перерасчет, но сделал это с нарушением срока, из-за чего требования подлежали частичному удовлетворению: по первому пункту – 1000 рублей, размер компенсации морального вреда суд снизил до 500 рублей.

Таким образом, чтобы защитить свои права, истица потратила 18,5 тысячи рублей, а получила только 1500 рублей.

Ольга Лукьянова: Сейчас множество юридических фирм заявляет в рекламе: мы решим вопрос с вашими долгами. Недобросовестные юристы пользуются правовой безграмотностью граждан, и человек попадает в западню.

Он выкладывает деньги за их услуги и судебные издержки, ухудшая свое материальное положение.

Кстати, если истцу отказывают в удовлетворении требований, то сторона, в пользу которой принято решение суда, вправе взыскать с другой все понесенные по делу судебные расходы.

Почему многие сразу идут в суд, не пытаясь решить вопрос по-другому?

Ольга Лукьянова: Организации, куда люди обращаются с претензией, органы контроля и надзора, не желающие брать на себя ответственность, разъясняют: при несогласии с ответом вы вправе обратиться в суд.

В суде человек испытывает стресс, к тому же тратит время на проблему, которую можно урегулировать до суда, еще и платит госпошлину. Ее сумма зависит от цены иска и характера правоотношений.

Чтобы понять, стоит ли идти в суд, нужно изучить судебную практику по подобным делам и способы досудебного решения конфликта.

МВД взяло под контроль расследования преступлений против пожилых людей

Александр Транзалов: Бывают случаи, когда, ознакомившись с материалами дела, приходишь к выводу: гражданин пришел в суд не с целью восстановления своих прав, а чтобы получить дополнительный доход, причинить ущерб другому лицу. Как правило, юристы помогают аргументировать позицию истца, подкрепить его доводы ссылками на нормативные акты, но нередко обещают выгоду от обращения в суд, что должно наводить на подозрения.

Поэтому необходимо тщательно выбирать исполнителя услуг: читать отзывы, после консультации сходить к другому специалисту, чтобы выслушать несколько мнений.

Можно, например, обратиться в прокуратуру по месту жительства, где ежедневно идет прием граждан. Иногда на судебном заседании сторона ответчика разъясняет истцу, как решить проблему без обращения в суд.

Прежде чем подать иск, человек должен ответить на вопрос: чего я хочу этим добиться?

Говорят, сумму компенсации морального вреда обычно завышают в несколько раз, рассчитывая выиграть в суде хотя бы половину. В делах, поступающих к вам, с ответчика всегда требуют баснословные суммы?

Александр Транзалов: Возможно, многие действительно для себя заранее определяют сумму иска, которую суд может взыскать, и указывают в иске большие суммы.

В нашей практике редко заявляют требования о компенсации морального вреда в размере более 500 тысяч рублей, разве что в случае причинения значительного вреда здоровью или смерти.

В делах о защите прав потребителей, как правило, указывают адекватные суммы компенсации, но есть исключения, когда люди требуют возместить им ущерб, в несколько раз превышающий цену неоказанной услуги.

Решение суда о размере компенсации всегда субъективно и зависит от характера причиненного вреда, обстоятельств дела, наличия вины. У нас нет прецедентного права, из-за чего в ситуациях при схожих обстоятельствах и правоотношениях суд присуждает разные суммы. При необходимости, рассматривая дело, мы назначаем проведение судебной экспертизы.

Чем заканчиваются судебные дела о взыскании морального вреда?

Ольга Лукьянова: Многие гражданские споры в нашем суде завершаются заключением мировых соглашений, после чего граждане распределяют между собой судебные расходы.

Но иногда они злоупотребляют своими правами и пытаются извлечь из их нарушения прибыль.

Проигрывая или получая незначительные суммы в качестве компенсации, люди в итоге обвиняют во всем суд, а не юристов, обещавших им золотые горы.

Ключевой вопрос

Сложно ли доказать причинение морального вреда?

Александр Транзалов: Один из главных принципов судебного процесса – состязательность. Важно занимать активную позицию, не пытаться ввести кого-либо в заблуждение, не преувеличивать и не преуменьшать важность события.

Ольга Лукьянова: Истец должен доказать, что ему причинили страдания и почему заявленная сумма иска компенсирует моральный вред. Определяя размер компенсации, суд учитывает обстоятельства, при которых нарушены права истца, его цели, а также материальное положение ответчика.

Кстати

В 2016 году в Сысертский районный суд поступило более 30 исковых заявлений к кредитным организациям с требованием о признании условий кредитных соглашений недействительными, взыскании компенсации морального вреда и штрафа. Гражданка А.

одновременно подала сразу шесть исков к разным банкам. По результатам рассмотрения дел суд отказал в удовлетворении требований, поскольку заявления не содержали никаких оснований для этого. Все они оказались составлены директором одной и той же юридической фирмы.

В 2017 и 2018 годах были аналогичные случаи.

100 тысяч за падение в “Пятерочке”

Апелляционная инстанция Челябинского областного суда поставила точку в затяжном процессе по делу о травме, полученной 78-летней пенсионеркой в магазине “Пятерочка”. В августе прошлого года пожилую покупательницу сбили с ног автоматические двери на входе в торговое заведение.

При падении она получила переломы бедренной и плечевой костей, перенесла операцию, после которой последовало долгое лечение и реабилитация. Однако в компенсации ветерану за пережитые страдания магазин отказал.

Тогда с иском к “Пятерочке” обратилась районная прокуратура, потребовавшая взыскать с супермаркета возмещение ущерба и морального вреда на сумму более полумиллиона рублей.

Как пешеходу наказать водителя за одежду, испорченную грязью из лужи

Как сообщили в прокуратуре Челябинской области, суд первой инстанции, рассмотрев обстоятельства дела, удовлетворил иск лишь частично. И, приняв во внимание доводы ответчиков о том, что травма получена пенсионеркой по собственной неосторожности, назначил компенсацию расходов на лечение в размере 40 тысяч рублей.

Однако надзорное ведомство с этим решением не согласилось и подало апелляционное представление. По мнению прокуратуры, пережитые покупательницей страдания не учтены в полном объеме.

– В результате травмы истец лишилась возможности обходиться без посторонней помощи и ограничена в передвижении, – пояснила представитель прокуратуры области Наталья Мамаева. – Кроме того, в помещении магазина не организован безопасный проход через входную группу для всех покупателей, в том числе и пожилых.

На сей раз аргументы прокуратуры возымели действие: магазин обязали выплатить пенсионерке компенсацию морального вреда в 100 тысяч рублей.

Источник: https://rg.ru/2019/01/17/reg-urfo/kak-moralnyj-vred-stanovitsia-sposobom-nazhivy-v-sude.html

Ветка права
Добавить комментарий